Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

Наказаны любовью/глава 31

Наказаны любовью/глава 31
Пролог https://www.asienda.ru/post/28326/
Глава 1 https://www.asienda.ru/post/28362/
Глава 2 https://www.asienda.ru/post/28464/
Глава 3 https://www.asienda.ru/post/28464/
Глава 4 https://www.asienda.ru/post/28500/
Глава 5 https://www.asienda.ru/post/28560/
Глава 6 https://www.asienda.ru/post/28593/
Глава 7 https://www.asienda.ru/post/28651/
Глава 8 https://www.asienda.ru/post/28663/
Глава 9 https://www.asienda.ru/post/28710/
Глава 10 https://www.asienda.ru/post/28736/
Глава 11 https://www.asienda.ru/post/28791/
Глава 12 https://www.asienda.ru/post/28803/
Глава 13 https://www.asienda.ru/post/28836/
Глава 14 https://www.asienda.ru/post/28849/
Глава 15 https://www.asienda.ru/post/28876/
Глава 16 https://www.asienda.ru/post/29002/
Глава 17 https://www.asienda.ru/post/29079/
Глава 18 https://www.asienda.ru/post/29093/
Глава 19 https://www.asienda.ru/post/29183/
Глава 20 https://www.asienda.ru/post/29196/
Глава 21 https://www.asienda.ru/post/29239/
Глава 22 https://www.asienda.ru/post/29512/
Глава 23 https://www.asienda.ru/post/29570/
Глава 24 https://www.asienda.ru/post/29633/
Глава 25 https://www.asienda.ru/post/29649/
Глава 26 https://www.asienda.ru/post/29671/
Глава 27 https://www.asienda.ru/post/29747/
Глава 28 https://www.asienda.ru/post/29753/
Глава 29 https://www.asienda.ru/post/29760/
Глава 30 https://www.asienda.ru/post/29777/



Глава 31

- О какой правде вы говорите? – спросила Сабрина, глядя на Алехандро и Августу.

- Ну что? – язвительно начал Алехандро. – Говори, что ты меня пугаешь? Я давно уже хочу все…

- Хватит, - перебил его Карлос и подошел к отцу ближе. – Это наши проблемы. Сабрина, - он повернулся к девушке, - прошу тебя, пожалуйста, дай нам поговорить, - попросил он.

Сабрина посмотрела на Карлоса. Она очень хотела услышать то, что хотел сказать Алехандро, но почему-то Карлос его остановил. Подумав всего мгновение, она поднялась наверх - у Карлоса было право поговорить со своими родителями наедине. Она понимала, что у них довольно не простые отношения, и скорее всего Карлосу неудобно было перед ней.

- Испугался? – спросил Алехандро. – Боишься, что я скажу правду твоей сестре? Сестре, с которой ты спишь? – он с усмешкой смотрел на него. - И ты еще можешь мне говорить о том, что Кристина святая?

Карлос размахнулся и ударил отца в скулу. Алехандро отступил назад, он совсем не ожида этого.

- Это не твое дело. Это касается только меня, - прошептал Карлос, сжимая кулаки от злости.

- И твоей мамочки, - воскликнул Алехандро. - Где она кстати? Почему не выходит, не защищает своего сынка, которого она бросила, - он унижал и оскорблял ее, вымещая свое зло на нем.

- Она его не бросала, - вмешалась Августа. – Ты это прекрасно знаешь.

- У кого-то прорезался голос, - рассмеялся Алехандро.

- Мне все равно, что ты думаешь, что собираешься делать. Я уже подала документы на развод – так что это вопрос времени. Я ничем тебе не обязана, - заявила Августа, посмотрев на Алехандро, она направилась к выходу.

- Смотрю, вы тут все спелись, - он кипел от злости. - Куда ты собралась? - спросил он.

Августа обернулась у двери:

- Я ухожу. Я не хочу слушать весь этот бред, - пожала она плечами, словно все это ее не касалось.

- Бред? – возмутился Карлос. – Да вы посмотрите на себя? Вы не умеете общаться друг с другом – скажите мне – зачем вам вообще был нужен ребенок? – он едва сдержался, чтобы не закричать, понимая, что его может услышать Сабрина, - вы не способны ни о ком заботиться. А всех денег вам не получить.

- Спроси у Алехандро, это он так захотел, - Августа вышла на улицу, закрыв за собой дверь.

Как же она устала от этих проблем. Хотелось по скорее получить развод и забыть все, как кошмарный сон. Она не хотела их видеть, никого, кто бы напоминал ей обо всем этом.

- Даже приемная мать отказалась от тебя, - рассмеялся Алехандро.

- Она мне не мать, - вскинулся Карлос. - Ты меня ей навязал. Она не способна кого-либо любить.

- Да, а Кристина в состоянии стать твоей матерью, - в его голосе было полно злорадства.

- Ты ее изнасиловал, - тихо сказал Карлос. – Я все знаю. Я ненавижу тебя, хотя ты и являешься моим биологическим отцом. Я никогда тебе этого не прошу, ее страдания, они не пройдут тебе даром.

- Это она так сказала тебе, - усмехнулся Алехандро. - Притворилась жертвой. Никто никого не насиловал. Она согласилась за деньги и потом просто бросила тебя.

- Никто меня не бросал, - Карлос старался быть спокойным, хотя его трясло.

- Ты ничтожество, держишься за женскую юбку, - с пренебрежением произнес он. – Даниэль совсем другой. Он мой сын, - Алехандро ударил себя в грудь, - ты же жалкое подобие.

- Ты так низок пал, - покачал головой Карлос. - Вон из моего дома, - потребовал он.

- Этот дом твой? – удивился Алехандро.

- Это дом моей матери, - ответил Карлос. - Мне ничего от тебя не нужно, можешь упиваться своим превосходством, можешь восхвалять кого угодно. Даниэль не примет тебя, узнав всю правду, - прошептал он.

- Я сомневаюсь, - улыбнулся Алехандро. - Ты отказался от моей жены, которая считается твоей матерью. Ты отказался от меня. Ты точно также откажешься и от своего деда? – спросил он, усмехнувшись.

Карлос смотрел на отца с такой ненавистью, готовый наброситься на него с кулаками.

- Хочешь ударить? Ты меня удивляешь, - покачал головой Алехандро, - возможно в тебе есть кое что от меня, по крайней мере начинает проявляться.

- Нет! – тут же отказался от него Карлос. – Во мне нет ничего от тебя. Ты сделал так, чтобы я родился. Больше ничего нет, кроме твоей крови

Алехандро стало не по себе. Одно дело, когда он отказывался от сына, и совсем другое – когда сын отказывается от него.

- Посмотрим, что ты будешь говорить, когда поймешь всю суть Кристины, когда до тебя дойдет, что она тебя бросила, - сухо заметил он. - Она 25 лет не вспоминала о тебе. А сейчас, она раскрыла тебе свои объятия, и ты готов ей поверить? Смешно. Ты совсем не знаешь жизни. Ты не знаешь людей.

- О, у меня был хороший учитель, благодарю, - Карлос сжал кулаки. - Большего мне не надо. Тебе не нужен был такой сын, как я. Теперь я понимаю, что ты всегда жаждал Даниэля, но с ним убежала мама. Да. Кристина моя мать, - признался он. - Именно она меня родила. Ты лишил меня моей матери. Она ничего обо мне не знала.

- Не знала? – выкрикнул Алехандро. – Как может женщина родить и не знать?

- Ты сам все знаешь, - голос Карлоса дрожал от гнева и злости. - Ты хотел ее смерти. Вы не позаботились о ней. Винсенте не врач, он просто ублюдок.

- Ты слишком хорошо осведомлен о тех событиях, - заметил Алехандро.

- Ты сам это сказал, чем подтверждаешь все, - покачал головой Карлос. - И ты думаешь, что Даниэль тебе поверит? Он знает Кристину, он поймет, что она никогда так бы не поступила.

Алехандро замолчал, доля правды была в словах Карлоса, но Алехандро даже не хотел об этом думать. Он столько лет искал Даниэля. Теперь же, в двух шагах от победы он не хотел даже слышать о том, что Даниэль его не примет.

- Даниэль мой сын. Мой! В его жилах течет моя кровь. Ему придется это признать, - заявил Алехандро. - Я не хочу больше об этом говорить. Тебя хочет увидеть отец. Твой дед, - напомнил он.

- Что с ним? – забеспокоился Карлос. – Я не могу до него дозвониться.

- Он сказал, что приедет сегодня ко мне и хочет тебя увидеть. Ты поедешь? – спросил Алехандро

- Где он был? – Карлос не верил ему.

- Откуда мне знать? – Алехандро направился к выходу, даже не оборачиваясь, считая, что Карлос должен был следовать за ним.

Карлос посмотрел наверх, на лестницу. Хотелось бы предупредить Сабрину, чтобы она не волновалась, ладно, он позвонит ей по дороге. Ему срочно надо было встретиться с Херардо…


…Кристина хотела встретиться с Карлосом. Она безумно хотела с ним поговорить. У нее был еще один сын, сын о котором узнала всего несколько дней назад. Сын, с которым она так мало провела времени.

Кристина остановилась у фонтана. Грусть и тоска захватили все ее. Карлос их сын. Сын, о котором она должна молчать, и просить о молчании Карлоса. Как же это было несправедливо. Она присела на краешек оградки и поправила камушки. Слеза скатилась по ее щеке.

- Ты плачешь? Что случилось? – к ней подошел Роберто.

Кристина встала и обняла его, пряча свои глаза.

- С тобой все в порядке? – заволновался он.

- Да, прости. Я ужасно соскучилась по всем, - призналась она.

- Понимаю, я тоже хочу их всех увидеть, - согласился с ней Роберто. - Особенно Даниэля. Нашего сына.

Кристина вновь уткнулась в его плечо. Ей было больно слышать о том, что Роберто говорил лишь о Даниэле, как и Алехандро, словно выбирал из двух. Только Роберто ничего не знал о втором сыне.

- Ты так привязалась к Карлосу, - заметил он, гладя ее волосы. – Ты пугаешь меня.

- Со мной все хорошо. Нам пора возвращаться, - грустно вздохнула она.

- Да, это были прекрасные дни, - Роберто крепче прижал ее к себе, давая ей понять, что она не одна. – Время так быстро пролетело, что я не успел оглянуться. Пообещай, что ты в плотную займешься нашим домом, - попросил он. Хочу, чтобы мы поскорее сюда перебрались. Все вместе, - улыбнулся он.

- Я постараюсь, - пообещала Кристина.

Здесь так спокойно, - Кристина закрыла глаза.

- Со мной ты в безопасности, - Роберто чувствовал, что ее что-то сильно беспокоило, но что именно, он не знал, а она молчала, не решаясь ему открыться, боясь в чем-то признаться.

- Я знаю, - Кристина чуть отстранилась. - Теперь мы со всем справимся. Нам предстоит серьезный разговор с детьми, - она стала очень серьезной.

- Зато, - Роберто улыбнулся, - все тайны будут раскрыты, - про себя же подумал о том, что не все – еще осталась одна – он не знал, кто был тем насильником. – Ну что? Поедем? Виктория и Даниэль уже наверное вернулись. Не будем заставлять их ждать. Наконец-то, состоится наш первый семейный ужин, - Роберто был счастлив.

Кристина улыбнулась, и они пошли к машине…


…Виктория и Даниэль зашли в дом.

- Мы дома, - крикнул Даниэль. – Есть кто-нибудь? – спросил он.

- Даниэль, ну что ты кричишь, - покачала головой Виктория.

- Почему нас никто не встречает? – он был удивлен. – Мы выехали так рано, чтобы провести вечер всем вместе. А дома никого нет, - в его голосе слышалась обида.

- Вы приехали, - Сабрина спустилась вниз. – Слава богу, - она бросилась в объятия брата. – Виктория.

- Как у вас дела? Где мама? – спросил Даниэль.

- Она, - Сабрина посмотрела на Викторию и поправилась, - они еще не вернулись.

- Мамы еще нет дома? Она работает? – удивился Даниэль.

- Нет, они отдыхают, - ответила Кристина.

- Не понял, - Даниэль внимательно посмотрел на сестру. – Где мама? Что случилось?

- Она уехала с отцом, - Виктория сжала руку мужа. – Они провели вместе целую неделю, - сообщила она. - Любимый, не устраивай скандал, пожалуйста, - попросила Виктория. – Мы же обо всем договорились – не мешать.

- Да, я понимаю, - он присел на диван. – Только все так быстро происходит. Я, мне надо привыкнуть, - он был очень серьезен.

- Лучше расскажите, как вы отдохнули? – попросила Сабрина и присела рядом с братом. – Как ваш медовый месяц в нашем доме? Я так соскучилась по нему. Приехав сюда, словно окуналась в новую жизнь.

- Ты права, - согласился с ней Даниэль. – Я тоже скучал, понял это, когда приехал туда.

- Там так красиво. Мы каждый вечер гуляли по вашему саду, - начала Виктория. – Кристина сделала все с такой любовью, что я ни на минуту не почувствовала себя там чужой.

- Мама будет рада это услышать, - повернулась к ней Сабрина.

- Да, а я бы хотел, чтобы она мне рассказала..., - начал Даниэль.

- Даниэль, - Сабрина и Виктория перебили его.

- Ладно, с вами не поспоришь, - Даниэль смиренно поднял руки.

- И не делай такой обиженный вид, - попросила его Сабрина.

- Какой? – не понял он.

- Что тебя обидели, словно ребенка, - улыбнулась Сабрина.

- Не обидели, но знаешь, мне было неприятно, когда мама хотела остановить нашу свадьбу, - напомнил он.

- Дорогой, - Виктория присела с ним рядом с другой стороны, - мы же с тобой поженились. Все хорошо.

- Так, я понимаю, что среди вас не найду поддержку. Можете говорить мне все что угодно, но я все равно поговорю с мамой, - заявил он и встал.

- Боюсь, что папа тебе не позволит, - робко заметила Виктория.

Даниэль обернулся:

- Мне Роберто тоже придется папой называть, - он склонил голову.

- Не будь ребенком, - Сабрина встала. – Он не будет тебя об этом просить. У нас есть отец.

- Не ругайтесь, - попросила Виктория. – Ну что вы в самом деле-то? Где Карлос?

- Он поехал домой поговорить с дедом, тот наконец-то объявился. Сегодня у нас день посещений, - Сабрина обернулась, услышав звонок в дверь. – Кто бы это мог быть?

- Надеюсь, что мама, - сказал Даниэль и пошел открывать дверь. – Вы?

Рамона прошла мимо него, словно имела право находиться здесь, не обращая внимания на его удивленный вид.

- Бабушка? – Виктория не ожидала ее увидеть.

- Где они? – спросила Рамона, даже не поздоровавшись.

Сабрина покачала головой. Она опять пришла скандалить. Как в прошлый раз, про который рассказывали Виктория и Даниэль.

- Бабушка, не надо, - попросила Виктория. – Это не твой дом. Я теперь здесь живу, и ты решила не давать мне спокойствия? – спросила она.

- Где она и Роберто? – казалось, что Рамона ничего не слышала.

Она столько всего передумала за эту неделю, находясь одна в доме. Она не допустит, чтобы Роберто и Кристина были вместе.


- Они еще не вернулись, - сказал Даниэль. – Не думаю, что они обрадуются, увидев вас здесь.

- Они были любовниками, когда были молоды, - с неприязнью заявила она. - Они вновь стали любовниками, и вам все равно. Вам все равно, что рушится семья?

- Бабушка, о чем ты говоришь? - Виктория подошла к ней. - Сколько можно? Какая семья? За что ты держишься? Мама и папа – им давно надо было развестись.

- Виктория, вот ты вышла замуж, ты бы позволила своему мужу путаться с другой? – она не слышала, что говорила Виктория. – Твой отец женат. У него есть жена, однако это не останавливает вашу мать, которая недавно овдовела. У нее есть совесть?

- Прекрати, - услышали они голос Роберто

Все в то же мгновение повернулись к двери. На пороге стояли Кристина и Роберто. Они услышали слова Рамоны, когда открыли дверь.

- Я тебя предупреждал, чтобы ты не вмешивалась в мои дела, - разозлился Роберто, увидев мать. - Зачем ты сюда пришла?

- Напомнить тебе о том и всем тоже, что ты еще женат, - заявила она. - Однако вы наплевали на правила приличия. Твоя жена спит с другим мужчиной. Ты вновь связался с ней. Посмеешь ли ты отрицать, что вы уже были любовниками? – спросила она

Дети молчали. Кристина побледнела и повернулась к Роберто. Она ведь не знала, что Рамона уже приходила сюда, что дети уже были в курсе их прошлых отношений. Роберто хмуро взглянул на Кристину – он уже готов был сказать правду, но поняв, что это не лучший момент.

- Мы не только были любовниками, мы собирались пожениться, - напомнил он. - Может ты не помнишь этого? – Роберто подошел к матери. – Тебе напомнить, что тогда произошло? Может мне стоить спросить кое о чем? – его тон не предвещал ничего хорошего.

Даниэль вдруг понял, что совершенно не хотел ничего выяснять с Роберто, слишком он его настораживал в гневе.

- Роберто, пожалуйста, - Кристина тронула его за руку.

Он повернулся к ней, в ее глазах была мольба – не надо, ни при всех, молча просили ее глаза.

Роберто стиснул зубы и, взяв мать под руку, вывел ее из дома, не сказав больше ни слова. Рамона не посмела сопротивляться, слишком грозный вид был у ее сына. Он был взбешен ее поступком, ее словами.

Кристина посмотрела на детей. Ей было ужасно стыдно. Рамона была права – она вела себя неподобающим образом.

- Мама, - Сабрина подошла к Кристине и обняла. – Мы так не думаем, - она попыталась ее обнять, но Кристина отвернулась.

- Кристина, не принимайте слова бабушки близко к сердцу, - Виктория старалась поймать взгляд Кристины. – Мама и папа, они на грани развода, но не вы в этом виноваты, - она пыталась ее успокоить.

- Мама, с приездом, - к ней подошел Даниэль, он постарался сменить тему.

А ведь минуту назад жаждал расспросить ее, теперь же у него не было такого желания, особенно он понял, что не хотел ничего расспрашивать при Роберто.

Кристина опустила голову. Она не могла смотреть детям в глаза. Она совсем недавно стала вдовой. Роберто женатый человек. У них полно неразрешенных проблем, а они создавали новые. Господи, как же хорошо было в их доме, она уже называла его их домом, но от проблем не убежать и не скрыться.

- Почему ты не спрашиваешь, как мы съездили? – Даниэль постарался перевести разговор. – Виктория в восторге от нашего сада, - сообщил он.

- Кристина, я не хотела уезжать, дом такой уютный, тишина, спокойствие, - Виктория подхватила тему Даниэля.

- Простите меня, - Кристина обняла детей.

Она не имела право раскисать. Дети не спрашивали, поддерживали, как могли. Кристина оглянулась на дверь – Роберто только что ушел, а ей уже его не хватало, как же он ей был нужен.

- Предлагаю всем выпить кофе, - Сабрина направилась в кухню. – Даниэль, ты пока отнеси чемоданы, а мы все приготовим и будем ждать тебя внизу.

Кристина была благодарна детям за их понимание…


…Карлос не понимал и был удивлен, что Алехандро привез его домой.

- Ты же говорил, что не знаешь где дедушка, - сказал он.

- Не знал, - сухо произнес Алехандро. - Сегодня он приехал и попросил встречи с тобой. Он не очень хорошо себя чувствует. Разве мог я ему отказать?

- И где он? – спросил Карлос, повернувшись к отцу.

- У себя в комнате. Он решил пожить здесь. Я сам удивлен. Чего ты ждешь? Иди к нему. Ты же знаешь, где находится его комната. Конечно, ты помнишь, чтобы он когда-либо останавливался в ней, вернее в этом доме. Но этот дом его, и ты прекрасно знаешь его комнату.

Алехандро подошел к лестнице. Он устроит Херардо сюрприз. Бруно уже должен был открыть замок, чтобы Карлос не увидел, что Херардо держали взаперти.

- Папа, у меня для тебя сюрприз, - Алехандро открыл дверь, - к тебе пришел внук.

Херардо стоял у окна. Повернувшись, он увидел, что в комнату зашел Карлос. Он вздохнул с облегчением, он уже думал увидеть здесь Даниэля. Значит, его сын не успел ничего рассказать. Не успел вмешаться в его жизнь.

- Дедушка? – Карлос зашел в комнату. – С тобой все в порядке?

- Да. У меня все хорошо, - сказав, Херардо отвернулся к окну, чтобы скрыть слезы радости оттого, что с Карлосом все было в порядке.

- Ты просил, чтобы я приехал. Зачем? – спросил Карлос.

Алехандро, как хищник внимательно наблюдал за поведением отца и крайне был удивлен его холодностью. Ведь все эти годы только Херардо проявлял участие в жизни Карлоса. Только он был к нему дружелюбен, понимал его, успокаивал. Теперь же отец вел себя так, как он сам, Алехандро, все эти годы. Как будто бы Карлос ему был никто, как будто бы внезапно появилось равнодушие и разочарование в нем.

- Папа, пришел мой сын. Ты даже не обнимешь его? – спросил Алехандро.

- Алехандро, не разыгрывай комедию. Ты все прекрасно знаешь. Ты слышал мои условия. Карлос, - Херардо повернулся к нему, - ты рожден вне брака. Я признаю, что Алехандро твой биологический отец, однако, я не удивлю тебя, сказав о том, что Августа не твоя мать. Ты сам уже все знаешь.

- Ты когда об этом узнал? – спросил Карлос.

Он не понимал, почему Херардо так холоден с ним. Он даже не смотрел в его глаза.

- Он всегда это знал, - ответил Алехандро, решая побольнее уколоть Карлоса за то, что он принял версию Кристины, за то, что отказался от него.

- Я хочу это услышать от тебя, повернись ко мне и скажи, что ты знал всегда, - попросил Карлос. – Зачем ты просил меня приехать? Если даже не смотришь на меня, - не понимал он.

Херардо сглотнул комок, вставший в горле, и постарался справиться со своими эмоциями. Он понял, что задумал его сын. Решил проверить его. Ничего у него не получится. Он мысленно попросил у Карлоса прощение.

- Карлос, - Херардо взглянул на него. - Я просил тебя приехать, чтобы сказать, что я все знал. Алехандро тешил себя иллюзиями. Он не верит, что я отказываюсь от вас, что лишаю вас наследства.

Карлос побледнел и отшатнулся от Херардо. Он не ожидал от него это услышать. Нет, ему не нужны были его деньги. Всегда, все эти годы только Херардо был для него хорошим другом. У него он искал защиты, ответы на свои вопросы. Херардо оказывал ему всяческую поддержку. Он не верил в то, что его дедушка, ласковый добрый, в одно мгновение мог стать таким жестоким.

- Я тебе не верю, - медленно произнес Карлос.

- Вот видишь, - улыбнулся Алехандро. – Все меняется, как только вопрос заходит о деньгах. Власть – это упоительное чувство. А деньги дают такую возможность.

- Мне не нужны деньги. Я просто не верю тебе. А ты, - он повернулся к отцу, - можешь упиваться ими. Мне ничего от тебя не нужно, - повторил он, отказываясь от наследства.

- Это правда, - продолжил Херардо. - Алехандро знал об этом условии в завещании, что должен быть ребенок, рожденный в браке.

- Какие проблемы, - спросил Алехандро, - я могу жениться на Кристине, - он улыбнулся собственной мысли. - Карлос, ты же так ее любишь. Подумаешь, теперь у тебя станет настоящая семья. Ты же так этого хотел.

- Ты забываешь об Августе, - напомнил Херардо, поражаясь цинизму сына.

- Августа, - пожал плечами Алехандро. - Она просит развод – одно твое слово – и у меня будет новая жена. Два сына. Как тебе брат? Он обрадуется, узнав, что у него такой отец, - Алехандро ухмылялся. – Смотри отец, ты же просил у меня семью – так она у меня будет. Законные дети, мои.

- Даниэль никогда тебя не примет, узнав всю правду, - произнес Карлос с разочарованием в голосе.

Он всегда верил Херардо. Сейчас же не осталось ничего, что могло его держать в этом доме. Отца интересовали только деньги. Именно жажда денег заставила его поступить так с матерью, разрушив ее жизнь.

- Какую правду он примет? – улыбнулся Алехандро. – Все зависит от того, как я преподнесу, - заметил он.

- Он не поверит тебе, - Карлос бросил эти слова прямо ему в лицо. - Он знает Кристину. Даниэль любит нашу маму.

- Ты уже зовешь ее мамой, - поразился Алехандро.

Херардо хотелось заставить замолчать Алехандро, чтобы он больше не мог говорить гадости, но сделав это, он показал бы свою заинтересованность, он бы дал ему возможность манипулировать им, а этого нельзя было делать.

- Да, - ответил Карлос. – Я рад, что именно Кристина моя мать. Ты ошибаешься, Даниэль тебя не примет. Я зря сюда приехал, - с сожалением произнес он. - Поверь, Даниэль возненавидит тебя. Ты разрушил жизнь моей матери. Не смей больше к ней приближаться.

- Иначе что? – спросил Алехандро. – Что ты сделаешь? На что ты способен?

- Я могу убить тебя, - ответил Карлос. – Я смогу, можешь в этом не сомневаться. Мне нечего терять.

- Что? Нечего терять? – усмехнулся Алехандро. - А как же твой мальчишеский максимализм? Вера во все хорошее? У тебя действительно многое от матери. Она всегда была такой, пыталась до меня достучаться. Просила ее отпустить, - сказал Алехандро, не понимая, что тем самым признавался в своем преступлении против нее. – Ты влюблен в свою собственную сестру, - напомнил он.

- О чем ты говоришь? – Карлос был поражен цинизмом отца. - Ты же прекрасно знаешь, что она мне не сестра.

Херардо вздохнул с облегчением. Сабрина не была сестрой Карлоса, а он так переживал.

- Ты уже и это знаешь, - поразился Алехандро.

- Я знаю больше, но не мне тебе рассказывать, - произнес Карлос и направился к двери. - Мне нечего здесь больше делать. Ты лишил меня детства, ты лишил меня матери. Тебе не разрушить мою новую жизнь.

- Что ты знаешь такого, о чем неизвестно мне? – спросил Алехандро, заинтересовавшись его словами.

Херардо хотелось окрикнуть внука, остановить его и попросить забрать с собой, но Бруно уже закрыл дверь. Херардо посмотрел на потрет своей жены и присел на кровать. Сил у него не осталось. Алехандро страшный человек. Кого же он породил? Сейчас он смог показать, что Карлос ему безразличен. Завтра Алехандро может привести Даниэля. Как посмотреть ему в глаза?

- Карлос, - позвал его Алехандро.

Карлос остановился и посмотрел на отца.

- Я просил тебя остановиться, я просил тебя рассказать мне всю правду. Ты это сделал. Я тебе благодарен за это. Я ругал себя за ненависть к тебе, теперь же она оправдана. Ты считаешь, что Даниэль тебя примет? – спросил он. - Ошибаешься. Сначала он будет растерян. Потом будет зол. Он возможно даже поругается с матерью, - кивнул Карлос, зная характер своего брата. - Но ты проиграешь, так как он все поймет. И кроме того, что ты потерял меня, взрастив во мне ненависть к себе, ты точно также утратишь все, что имеешь сейчас. Боишься потерять деньги? Посмел вмешаться в жизнь матери. Кто ты? Кем ты себя возомнил?

Алехандро просто слушал и был удивлен тем, кем стал Карлос.

- Наступит такой день, когда ты за все заплатишь, - продолжил Карлос. - Лучше тебе не становиться на нашем пути. Оставь и забудь про нас, - попросил он. – Живи своей жизнью.

- Ты знаешь, ты начинаешь меня удивлять. В тебе проявляется моя кровь, - Алехандро улыбнулся, кивая головой. - Ты мой сын.

- Поздно ты об этом вспомнил, - вздохнул Карлос. - Я жалею о том, что ты мой отец. Я бы хотел себе другого отца, - он сказал ему это, посмотрев в его глаза.

Карлос повернулся и вышел из дома. Алехандро же смотрел на закрытую дверь. Он проиграл этот раунд. Отец остался непреклонен. Карлос возмужал. Сумел дать ему отпор, может быть он был не так безнадежен? Только время покажет.

У него не оставалось другого выхода, как поговорить с Даниэлем. Больше нельзя было откладывать. Если и от Даниэля откажется отец. Тогда не остается другого выхода – как начать колоть лекарство, чтобы лишить Херардо разума. Тогда можно будет составить новое завещание. Алехандро улыбнулся. Никто его не остановит, когда он так близко к своей цели. Он даже готов жениться на Кристине. А что, прекрасная идея, она всегда будет в его полной власти. Он заставит ее выйти за него…


… он заставил ее сесть в машину и привез ее домой. Внутри у него все кипело, но усилием воли сдерживался.

- У тебя есть еще шанс, - тихим голосом произнес Роберто. - Не потеряй его. Прекрати вмешиваться в мою жизнь. Постарайся подумать над всем, что произошло. Я знаю, что ты тогда подставила Кристину. Не было тех фотографий. Ты заставила меня сомневаться в ней.

Рамона вышла из машины и хлопнула дверью:

- Она тебе не пара, - Рамона твердила свою навязчивую идею. - Неужели ты этого не поймешь? Твоя семья….

- Они моя семья, - Роберто повернулся к ней. – Кристина, Даниэль, Виктория и Сабрина – они моя семья. Ты можешь быть с нами, радоваться, - Роберто смотрел на мать. - А можешь лишиться всего. Остаться одной. Никто не будет о тебе вспоминать. Подумай – этого ли ты хочешь? Не видеть, как растут твои внуки? – спросил он.

- Виктория моя внучка, - сказала Рамона.

- Знаешь, - Роберто завел машину, - я много совершил в своей жизни из-за злости. Сейчас же не позволю своей злости руководить мною. У нас состоится разговор, долгий, - кивнул он. - На многое у тебя раскроются глаза. К сожалению, не могу тебе пока ничего сказать, так как судьбы других людей зависят от моих слов, сначала они должны узнать.

- О чем ты говоришь? – Рамона была напугана, слишком серьезным был Роберто.

- О том, что ты когда-то своей прихотью лишила меня моей семьи. Больше я тебе этого не позволю. Я просто предупреждаю, в последний раз, - попросил он, - оставь меня и мою семью в покое. Ту семью, что ты мне выбрала – я так и не смог принять. Хватит указывать с кем и как мне жить. Оставь детей в покое. Не приходи в наш дом.

- Он уже стал твоим домом? – удивилась Рамона.

- Там где Кристина, там мой дом, - Роберто смотрел ей прямо в глаза. – Они - моя семья – тебе либо придется принять это, либо отречься от нас.

Роберто закрыл дверь и уехал. Рамона осталось стоять около дома. Что имел ввиду ее сын, говоря о том, что она навязала ему другую семью? Усталость навалилась на нее. Она повернулась и пошла в дом, где ее никто не ждал. Открыв входную дверь, дом встретил ее тишиной и молчанием. Не включая свет, она прошла к дивану и присела. Роберто был прав – у нее ничего не осталось. Все ушли от нее. Еще немного и все от нее откажутся. Разве к этому она стремилась? Разве этого хотела от жизни?...



…новая жизнь. Сабрина привыкала жить по новому, без отца, но с другими людьми, которые стали частью ее семьи.

Сабрина налила кофе Карлосу. Она хотела спросить его, что хотел Херардо, но его опередила Кристина.

- Карлос, у тебя все хорошо? – спросила она и присела с ним рядом.

- Да, - он постарался улыбнуться. – В очередной раз я удостоверился, что меня ничего не связывает с моим отцом, дедом.

Кристина опустила голову, как же он сейчас был прав. Его действительно ничего с ними не связывало. Его отцом был Роберто.

- Мы поговорили и все выяснили, - он взял и поцеловал руку Кристины. - Не переживай. Все будет хорошо.

Сабрина чувствовала, что они говорят о чем-то очень личном, известном только им. Она хотела уже спросить их об этом, но в этот момент спустились Виктория и Даниэль.

- Как съездили? – спросил Карлос.

- Замечательно, - ответил Даниэль и попросил кофе. – Приехали, а дома никого. Как будто бы вы не рады нашему приезду и не ждали нас, - в его голосе звучала обида.

- То есть меня вы не берете в расчет? – спросила Сабрина.

- Не переживайте, - Виктория хлопнула его по плечу. – Он просто капризничает, как маленький ребенок.

Кристина рассмеялась. Ее дети. Как же она была рада быть с ними, они никогда не перестанут ее удивлять.

- Вы моя семья, я вас всех очень люблю. Сегодня наконец-то соберемся все за нашим столом и поужинаем все вместе, - сказала она и подумала, что им нужно было подождать Роберто, когда он приедет, тогда вся семья будет в сборе. – Дома все в порядке?

- Да, - ответил Даниэль. – Как будто никто никуда не уезжал.

- Мне очень понравилось, - улыбнулась Виктория, казалось что уже все забыли о приходе Рамоны.

В дверь позвонили. Все сразу замолчали и посмотрели друг на друга. Никто не хотел идти открывать дверь. Сегодня итак было много посетителей и никто не пришел с доброй вестью. Кристина встала и пошла открывать дверь, понимая, что дети не хотели никого не видеть.

- Добрый вечер, - поздоровалась Палома. – Я пришла к Виктории. Они вернулись?

- Добрый вечер, - поздоровалась Кристина и запустила ее, чувствуя себя неловко.

- Мама, - Виктория была рада видеть Палому.

- Я вас оставлю, - сказала Кристина и хотела подняться к себе в комнату.

- Кристина, тебе не нужно уходить, останься, - попросила Палома. - Нам не удалось познакомиться поближе, теперь в твоем доме живет моя дочь.

- Я не хочу вам мешать, - Кристина хотела уйти, она не была готова становиться подругой жены Роберто, ей хватило его любовницы.

- Ты нам не помешаешь, - Палома пыталась ее уговорить.

- Кристина, останься, - попросила Виктория.

Из кухни вышли Даниэль, Сабрина и Карлос. Они поздоровались, но были напряжены, понимая сложившуюся ситуацию: сначала пришла Рамона, теперь сама Палома. Вроде бы они с Роберто расстались, но последнее время постоянно что-то происходило не так, как хотелось бы.

- Палома, - Даниэль подошел к ней.

- Вы не волнуйтесь. Извините, что я вас побеспокоила. Я знала, что вы должны вернуться – пришла узнать, как вы отдохнули, - Палома пыталась всех успокоить, но ей это удавалось с трудом.

- Палома, вы что-нибудь будете? – спросила Сабрина.

Карлос подошел к Кристине. Он чувствовал, что Кристине было очень неловко.

- Я наверное пойду, - Палома встала с дивана. – Извините. Надо было предупредить.

Она хотела как лучше, хотела побыть немного с дочерью. Ей ужасно не хватало Мануэля. Он смог бы сейчас разрядить обстановку, но он работал.

- Мама, все в порядке. Просто сегодня здесь была бабушка. Поэтому мы немного напряжены, - пояснила Виктория и подошла к матери. – Нам надо решить все раз и навсегда, чтобы больше не было никаких недоразумений, - попросила она.

- Дорогие мои, - Кристина обратилась к Даниэлю, Карлосу и Сабрине, - давайте оставим их одних, - она не хотела участвовать в этом разговоре.

- Кристина, пожалуйста, не уходи, – попросила ее Виктория. – Это касается всех нас. То, что я скажу, никоим образом никого не обидит. Все понимают, что пора что-то менять. Мама, я рада, что ты нашла в себе силы изменить себя, отказаться от своей привычки, начать новую жизнь. Я очень тебя прошу – позволь это же сделать папе. Дай ему развод.

Звук шагов заставил всех повернуться, в гостиную зашел Роберто. Он услышал то, что сказала Виктория. Кристина побледнела. Она совсем не хотела, чтобы в доме разгорелся скандал или спор. Палома встала. Роберто посмотрел на нее. Все молчали.

Даниэль первым решил нарушить молчание:

- Виктория, нам надо оставить твоих родителей и маму, им нужно поговорить, - сказал он.

Карлос и Сабрина были с ним согласны, они встали и направились к лестнице.

- Нет. Виктория, - Роберто подошел к дочери, - я прошу тебя остаться. И вас тоже, - он посмотрел на Карлоса и Сабрину.

Кристина побледнела, если Роберто решился сейчас объявить всем, что Виктория не родная дочь, то он мог сказать и о том, что Даниэль его сын. Если это произойдет назад пути не будет, ей придется сказать и о Карлосе, Сабрине. Она с мольбой взглянула на Роберто, побледнев.

- Виктория, я тебя очень люблю. Я всегда буду с тобой рядом, - начал Роберто.

- Я знаю, папа, - Виктория улыбнулась, уже предполагая о чем пойдет речь, но как же она ошибалась.

- Никогда не сомневайся во мне, - попросил он, сжимая ее руку. - Ты можешь обижаться, можешь считать, что я поступаю неправильно. Я давно мог уйти из семьи, - признался он, - давно мог разрушить все, что так пыталась создать моя мать. Только ты и твое счастье останавливало меня. Так как я знал, если я заговорю, все будет кончено. Твой мир рухнет.

Палома подошла к ним. Кристина в этот момент испытывала жалость к Виктории, понимая, что Роберто пытался ей сказать.

- Когда-то, принимая решение жениться на Паломе, я считал, что тем самым наказываю свою мать, - продолжил он. - Мать, которая хотела видеть меня в идеальном браке, в котором не было лжи и обмана.

- Папа, ты о чем говоришь? – забеспокоилась Виктория, ей совершенно не нравились слова отца.

- Мы с Паломой заключили договор, - сообщил он. - Договор о браке со свободными отношениями. Никто ничем другому не был бы обязан. Я ей давал свою фамилию. Она – мне свободу, которая так была мне необходима после определенных событий, - он взглянул на Кристину. - Моя свобода оказалась моей же тюрьмой, - с горечью произнес он. - Когда ты родилась – я сразу же полюбил тебя. Только ради тебя я возвращался домой, только ты меня там держала. Я знал, что когда ты выйдешь замуж, я должен буду открыть тебе правду. Я не могу дальше это скрывать, прости меня пожалуйста, - он обнял Викторию.

- Папа? – Виктория не понимала.

- Мы с Паломой давно в разводе, - признался Роберто, чем удивил всех, кто находился в комнате.

- Что? – Виктория отошла от родителей, ей казалось, что они смеялись над ней.

Она столько раз просила их об этом, а они скрыли от нее такое важное известие. Как такое могло быть? Зачем им все это было нужно, не понимала она.

Кристина побледнела и взялась за спинку дивана. Роберто разведен, почему он ничего не сказал ей, но разве было у нее право обвинять его, ведь она сама молчала о их втором сыне.

- Да, дорогая, - Палома пыталась улыбнуться. – Мы развелись десять лет назад, когда поняли, что из нашего брака ничего не вышло. Вернее никогда ничего не было. Роберто спас меня от позора и спас от банкротства моего отца.

- Что вы говорите? – Виктория подошла к Кристине, ища у нее защиты

- Мы развелись, но молчали только из-за тебя, - повторил слова Паломы Роберто.

- О чем вы говорите? – выкрикнула Виктория. – Почему вы молчали? Я вас просила? Я просила вас разойтись, но вы и тогда ничего не сказали. Что с вами? Что вы скрываете?

- Правду о том, что Роберто, - Палома оглянулась на него.

- Виктория, ты должна нас понять, - попросил он. - Я все делал только во благо тебе. Ради тебя.

- Папа? – сомнение закралось в ее душу, она покачала головой, на ее глаза навернулись слезы.

- Я всегда буду твоим отцом, - Роберто подошел к Виктории и Кристине. – Всегда буду твоим отцом. Я люблю тебя, как родную. Я пошел на развод, понимая, что Паломе надо дать свободу, но это только усугубило ситуацию, она, вы сами все знаете. А тебе, - она взял е за плечи, - я просто не смог признаться. Я понимал, что семьи нет, что все разрушено, но отказаться от тебя – было выше моих сил. Отпустить тебя и Палому? – спросил он. - Забрать тебя у Паломы, когда ты так страстно защищала ее, ты любила ее? Я не смог, - Роберто смотрел дочери в глаза.

- Папа? – в глазах у Виктории стояли слезы. – Папа? – не верила она, но понимала, что они ее не обманывали.

- Виктория, не вини Роберто, - Палома подошла к ним. – Я уже была беременна, когда выходила за него замуж. Он это знал. Он всегда знал об этом.

Палома сама сказала правду. Сабрина прислонилась к Карлосу. Она прекрасно понимала, что чувствовала сейчас Виктория. Ведь сама недавно узнала всю правду о своем рождении.

- Нет, нет, вы обманываете меня, - она заплакала и прижалась к Кристине, отталкивая Роберто.

- Доченька, - Роберто попытался прикоснуться к ней, но Виктория не позволила.

- За что вы так со мной? Я столько раз вас просила? А вы молчали? Вы посмеялись надо мной? – плакала она.

- Я бы продолжал молчать, если бы…, - начал он, но остановился.

- Роберто, - перебил его Даниэль. – Думаю, что на сегодня уже достаточно, - попросил он.

Роберто взглянул на сына. Если бы он знал, на чем остановил его, он чуть было не сказал, что Даниэль его сын.

- Пойдем, дорогая, - Даниэль пытался увезти Викторию.

- Нет, я хочу все знать. Почему вы столько лет молчали? – спросила она.

- Это из-за Рамоны, - вздохнул Роберто. - Она хотела идеальную семью, родных детей. Я хотел ее наказать.

- А наказал меня? – набросилась на него Виктория. – Ты думал о ней. А обо мне подумал?

- Я всегда думал только о тебе, по этому молчал. - Я наказал самого себя, - признался он.

- Не обвиняй Роберто. Виновата я, - вмешалась Палома.

- А ты хоть знаешь, кто мой отец? Или вы об этом тоже будете молчать? – спросила Виктория.

Роберто не знал, что сказать. Это была не его тайна, не его история.

- Я знаю, - ответила Палома, - понимаю твои обвинении, но я не настолько плоха, какой кажусь тебе. Я была очень молода. Мой отец, твой дедушка, и, Рамона, твоя бабушка, очень хотели, чтобы я и Роберто поженились, но я слышала, что Роберто был увлечен кем-то, любил кого-то, в то время как я по уши влюбилась в негодяя, который просто поигрался со мной бросил, узнав, что я беременна, - она запнулась и продолжила. - Сейчас я понимаю, что этой женщиной была Кристина, - она посмотрела на нее. – Извини, я не хотела вставать на вашем пути.

- Ты не вставала, - покачал головой Роберто. – Когда я принял решение жениться на тебе, я считал, что Кристина умерла.

Даниэль, Карлос и Сабрина не верили в то, что слышали, понимая, что может быть вообще не стоило все это им знать, но Роберто попросил их остаться.

- Мама, - Сабрина подошла к Кристине и обняла ее.

- Все в порядке, - прошептала Кристина, она прекрасно понимала, почему Роберто затеял весь этот разговор.

- Ты знала про Викторию? – спросила она.

Кристина кивнула. Сабрина покачала головой, сколько же с ними всего произошло.

- Он никогда не интересовался мной? – спросила Виктория. – Или ты его запугал? – она повернулась к Роберто.

- Роберто тут ни при чем, - ответила Палома. - Твой отец попал в аварию и умер. Он даже не узнал, что ты родилась, - сказала она. – Твой дедушка был известным политиком – если бы о моей беременности узнали, то его карьера была бы разрушена. Я была в отчаянии. Мы были знакомы с Робберто. Потом нас пригласила Рамона в гости. Когда я увидела Роберто вновь, я его не узнала, это были два разных человека, - вздохнула она. - Он сразу же понял мое положение и предложил мне брак, свободный от обязательств, таким образом он спас меня, тебя и дедушку. Роберто стал тебе настоящим отцом, в то время, как я погрузилась в полное отчаяние. Тогда я и пристрастилась в алкоголю, жалея себя, - призналась Палома. - Мы с Роберто привыкли к такой жизни. Он полюбил тебя, ты не можешь обвинять его в том, что он не уделял тебе внимания.

Виктория смотрела на мать. Она все еще не могла прийти в себя от услышанного. Она безумно любила Роберто, принять то, что он не ее отец, было огромным ударом для нее.

- Простишь ли ты меня когда-нибудь за молчание? – спросил Роберто. - Я не идеален, но я старался быть хорошим отцом.

Кристине хотелось подойти и обнять Роберто. Ей было очень жаль его. На какую жизнь он себя обрек? Он воспитывал чужого ребенка, как и она сама. Дети были не виноваты в этом. Они всегда будут их любить, чтобы не случилось. Словно судьба устраивала им проверку, позволив узнать о собственных детях так поздно, предоставив на воспитание других детей.

Виктория подошла к Роберто. Она провела по его щеке. Он взял ее ладонь и поцеловал.

- Ты мой папа? - она бросилась в его объятия. – Я другого не знаю и не хочу даже знать, - плакала она. - Ты лучший на свете. Никогда не говори мне такого, что я не твоя дочь. Я всегда буду ей, ты сам меня выбрал.

- Ты моя девочка, - Роберто с облегчением улыбнулся и обнял дочь. – Я люблю тебя. Надеюсь, что сейчас тебе станет спокойно от того, что мы с Паломой в разводе? – спросил он.

- Да. Вы меня очень удивили, но я действительно рада за вас, - сквозь слезы сказала она. - Вы ради меня пошли на такое. А сейчас, я рада, что у мамы есть Мануэль. Я очень надеюсь на то, что и у тебя с Кристиной все получится, - она поцеловала его в щеку, потом подошла к Паломе, обняла ее. – Теперь мне многое становится понятным. Вы огорошили меня, но одно я могу сказать точно, что мой папа, - она посмотрела на Роберто, - всегда будет моим папой.

Роберто улыбнулся и обнял дочь:

- Я так боялся тебе сказать. Я так переживал все эти годы, понимая, что когда-нибудь мне придется это сделать, - с горечью сказал он.

- Почему сейчас? – спросил Даниэль. – Вы могли это сделать в любой момент или молчать всегда, - не понимал он. - Никто ничего не узнал бы, я не понимаю. Ну сказали бы просто о разводе, - пожал он плечами, обвиняя их в том, что они причинили боль Виктории.

Роберто взглянул на сына:

- Ты поймешь почему, - ответил он. – У нас итак слишком много секретов, они приносят разочарование.

- Не только, - сказал Карлос. – Иногда они приносят облегчение, радость.

- Но в основном становится больно, - добавила Сабрина. – И понимаешь, что такое благодарность, что такое просто любовь. Когда любят не за что-то, а просто так.

Кристине хотелось убежать и спрятаться. Роберто мгновенно почувствовал в ней перемену. Он подошел к ней и обнял ее. Кристина уткнулась ему в плечо и расплакалась. Палома извинилась и ушла, она потом спокойно поговорит с дочерью. Надо было дать ей немного времени все осмыслить.

- За что, Роб? – прошептала она. – За что все это нам? – спросила Кристина, всхлипнув.

Дети чувствовали себя неловко, словно увидели что-то интимное между Роберто и Кристиной. Виктория, Даниэль, Карлос и Сабрина поднялись наверх, оставляя их наедине.

- Мы со всем справимся, - ответил Роберто. – Справимся. Мне было сегодня очень тяжело сказать Виктории правду, - вздохнул он. - Еще тяжелее будет, когда придется объясниться с Даниэлем.

- Я даже не могу представить, когда наступит этот день. Как все рассказать? – в ужасе прошептала Кристина.

- Мы сможем, - Роберто обнял ее. - Вдвоем. Теперь мы вместе. Ни что не в силах нас разлучить, - произнес Роб.

Слишком долго он был один. Слишком долго она отказывалась от того, что может быть с ним. Простишь ли ты меня когда-нибудь, подумала Кристина, о том, что я не сказала тебе о Карлосе.

Роберто и Кристина стояли обнявшись, словно черпали силу друг у друга. Они не знали, что их ждало впереди. Слишком многое нужно было понять, многое простить.

- Теперь я смогу поговорить с матерью. Теперь я могу сказать ей о Виктории, - сказал он. - Она должна понять, либо мы все откажемся от нее.

- Она твоя мать, - Кристина взглянула на него.

- Мать, которая причинила мне столько боли, - с горечью произнес Роберто.

- Она любит тебя, Роб, - Кристина коснулась его щеки. - Любит по своему. Вот такая у нее любовь.

- Ей придется принять тебя, - жестко ответил он, - либо пусть любит в одиночестве. Не нужна мне такая любовь.

В доме наконец-то воцарилась тишина. Роберто наклонился к Кристине и поцеловал ее, пользуясь маленьким затишьем…


…затишье… затишье перед бурей. Алехандро закурил сигару. Он сидел в темноте в своем кабинете. Осознавая, что проиграл с приездом Карлоса, отец действительно от него отказался. Неужели ему настолько важен был ребенок в браке. Неужели не хватило того, что он являлся их отцом?

Пусть их мать не Августа. А ведь он здорово придумал – жениться на Кристине, хоть и Херардо опроверг все его доводы, но это было замечательное решение. Он женится на ней, признает детей. Отец ничего не сможет сделать.

Алехандро срочно требовалась новая семья, и он ее получит. Алехандро взял телефон – другого выхода у него не было…


…было какое-то опустошение у всех. Молодые люди находились в одной комнате. Казалось, что Виктория должна переживать, плакать, но она держалась.

- Я ожидала многое. Даже не знаю, что мне делать – радоваться или плакать, - сказала Виктория.

- Мне интересно одно – почему они ждали столько времени,- спросил Даниэль.

- Разве это так важно? – спросила Сабрина. – Если честно, мне почему-то вообще не хочется знать больше ничего, - призналась она. - Мы так старались узнать, что произошло в прошлом, но чем больше мы узнаем, тем страшнее становится от того, что случилось с нашими родителями.

Даниэль нахмурился:

- Меня что-то беспокоит, но что именно – не могу понять, - сказал он, хмурясь.

- Даниэль, поверь, думаю, что лучше нам не знать некоторые факты, - вздохнул Карлос.

- Вы знаете, а мне стало лучше, - призналась Виктория. - Вы тоже должны радоваться. Ведь папа не женат. Значит у них с Кристиной все может получится, - улыбнулась она. – Не смотрите на меня так, как будто бы я сошла с ума. Сегодня все слышали, что папа считал Кристину мертвой. Поэтому он женился на маме.

- Когда-то Роберто говорил мне о предательстве, - Даниэль подошел к окну. – Что он имел ввиду? Что такого могла сделать мама, чтобы он посчитал ее мертвой? – спросил он, в его голосе звучало недоверие.

- Даниэль, ты слишком много надумываешь, - сказал Карлос и закашлялся.

- С тобой все в порядке? – спросила его Сабрина.

Даниэль взял телефон:

- Я вас слушаю, - ответил он на звонок. – Да, мы уже приехали, в городе. Встретиться с вами? Что-то срочное? Хорошо, - он положил телефон.

- Кто звонил? – спросила Виктория.

- Сеньор Алехандро. Просил о встрече, - у Даниэля испортилось настроение.

- Не надо тебе ехать, - Карлос встал, чувствуя неладное.

- Почему? – удивился Даниэль.

- Он уже приходил сюда сегодня. Ничего хорошего из этого не вышло, - Карлос лихорадочно пытался придумать что-нибудь, чтобы не пустить к отцу брата.

- Знаешь, - Даниэль встал, - меня сегодня уже ничем не удивить. Виктория чувствует себя хорошо. Прости, любимая, я съежу к нему, - внутри него начался протест, почему ему указывали, что делать, а что нет.

- Сейчас? – удивилась Виктория, она не хотела, чтобы Даниэль уезжал.

- Все в порядке. Я немного проветрюсь. Что ты так заволновался? – удивленно спросил у него Даниэль.

Поцеловав Викторию, Даниэль вышел. Карлос пошел за ним следом.

- Ты куда? – обернулся Даниэль.

- Я поеду с тобой, - заявил он.

- Зачем? – не понимал Даниэль.

- Это мой отец, - напомнил Карлос.

- Но он же приглашал только меня, - нахмурился Даниэль.

- Поговори сначала с Кристиной, - попросил его Карлос, пытаясь оградить брата от отца.

Но чем больше он просил, тем сильнее упрямился Даниэль.

- Я что – маменькин сынок? Почему я должен спрашивать у нее разрешения? – взорвался Даниэль.

- Я не говорю о разрешении – я прошу просто поговорить с ней, - настаивал на своем Карлос.

Он огляделся, ища Кристину, но ее не было в гостиной. Даниэль же уже шел к машине. Карлосу ничего не оставалось, как поехать за ним.

Кристина вышла из подвала с фотографиями Луз. Она ведь обещала дочери показать их. Мысленно прося прощение у Рафаэля, она подошла к входной двери и обернулась.

Кристина увидела, как от дома отъехали две машины: сначала Даниэль, потом Карлос. Куда это они так спешили?...


…она не спешил. Теперь ему уже не надо было бежать по кругу, все было кончено. Роберто включил свет и увидел мать, сидящей на двиване. Она была в гостиной все это время, с того самого момента, как он привез ее.

- Ты что-то слишком рано вернулся, - сухо сказала Рамона, она даже не смотрела на сына.

Роберто подошел к барной стойке и налил себе немного виски. Предстоял очень трудный разговор.

- Ты решил выпить? – заметила Рамона. – Может и мне предложишь? – спросила она.

Роберто обернулся и посмотрел на мать: она никогда не просила ей налить. Она не любила все, что связано с алкоголем.

- Ты хочешь выпить? – спросил он. – Что тебе предложить? – он даже не удивлялся.

- Тоже, что и сам пьешь, - Рамона облокотилась на спинку дивана.

Роберто налил ей коньяк и подал бокал. Рамона залпом выпила. Роберто налил еще и подал снова. Сел напротив нее, закрыв глаза, откинулся на спинку дивана.

- Ты пришел уничтожить меня? – спросила Рамона.

Роберто приоктрыл глаза:

- Почему ты считаешь, что я готов нанести тебе удар в спину? – спросил он. - Почему ты этого ожидаешь от меня? Скажи мне правду? – попросил Роберто.

- Потому что когда-то я нанесла его тебе, - призналась Рамона. – Мне уже нет смысла скрывать. Все бессмысленно. Я столько старалась, я так верила, что не повторишь моей судьбы, что ты не поддашься соблазну любить, но как в омут с головой окунулся в нее, когда познакомился с Кристиной.

- Ты наконец-то смогла произнести ее имя, - покачал он головой. - Что должно еще произойти, чтобы ты смогла ее принять? – спросил Роберто и выпрямился, облокотившись руками на колени, словно так сильно устал.- Ты признаешь, что разрушила мою жизнь? – задал он свой вопрос.

- Ты смог вновь все вернуть, - с горечью в голосе ответила она. - Я не верила. Тебе удалось сделать то, что боялась сделать я. Всю жизнь прожив с твоим отцом, я так и не смогла его полюбить.

- И ты решила, что я тоже должен жить так, как хочется тебе? – спросил он.

- Я не хотела, чтобы ты страдал, - вздохнула Рамона. – Я этого не хотела.

- О чем ты говоришь? Признайся, что ты сделала, - Роберто встал и прошел в свой кабинет, вернее то, что он него осталось. Через какое-то время он вернулся, держа снимки в руках. – Ты ведь знаешь, что это за фотографии? Кто на них изображен?

- Она не изменяла тебя, - проговорила Рамона, опустив голову.

Роберто кинул снимки на пол:

- Это мне уже известно, - печально произнес он. – За что? Я не буду спрашивать – как ты могла, я просто хочу знать – за что ты так поступила со мной? Со своим единственным сыном?

- Я хотела тебе только счастья, - прошептала она.

- Какого? – спросил Роберто. - Я так тебя боготворил. Ты сама все разрушила. Ты решила, что я должен жениться на Паломе. Я это сделал – думаешь в угоду тебе? – он посмотрел на не. - Ошибаешься. Я был так зол на тебя. Ты кричала об измене – и знаешь что, говорила, что не сможешь воспитывать чужого ребенка. Так вот – Виктория не моя дочь. Палома была беременна, когда выходила замуж.

Рамона уронила бокал с коньяком на пол?

- Что? – прошептала она.

- Ты разбила мое сердце. Ты заставила меня рано повзрослеть. Но не это страшно, - Роберто запнулся, - страшно то, что я не знал своего сына. Я не видел, как он растет, как учился ходить, как сказал первое слово. Ты мне этого никогда не вернешь. Ты это понимаешь? – спросил он.

- Что ты говоришь? Как Виктория не твоя дочь? Какой сын? – не понимала она.

- Виктория не моя дочь. Вернее я не родной ее отец, - повторил Роберто, - но она навсегда останется моей дочерью. Ты решила, что у меня должна быть моя семья, но у меня ее не было, ты лишила меня моей семьи, моего сына.

Роберто тяжело вздохнул и продолжил:

- Я давно развелся, но ничего не говорил только из-за Виктории. А потом наступил момент, когда она стала просить, а я просто не мог признаться.

- Ты не стал признаваться из-за Кристины, - поняла Рамона.

- Да, - Роберто отвернулся от матери. – Я решил наказать ее за измену. За то, что так жестоко со мной поступила. Ты не представляешь, сколько я ее мучил. А она…, - Роберто замолчал и сел на диван. – Она ведь ни в чем не виновата, - он посмотрел на мать, - кроме одного, того, что полюбила меня.

- Когда я узнала, что она жива. Честное слово – я испытала облегчение, я думала, что виновата в ее смерти, - прошептала Рамона.

- Ты виновата в том, что решила вмешаться в нашу жизнь, считая себя правой. Ты заставила меня сомневаться в ней. Ты позволила мне считать ее мертвой. В то время, как она нуждалась во мне. В моей помощи, - его голос сорвался. – Я должен был ей помочь!

- У нее же все в порядке, - не поняла его Рамона. - Она вышла замуж родила сына, дочь. Ты обвиняешь меня в том, что твоя жизнь не удалась.

Роберто покачал головой:

- Ты так легко признала факт, что Виктория не моя дочь. Моя жизнь, - он откинулся назад на спинку дивана, – она вся впереди. Моя жизнь остановилась, когда Кристина исчезла, и вновь началась с ее появлением.

- Я не думаю, что это правда. Это просто твои слова, - стояла на своем Рамона. - Ты прав – я проиграла, не надо сейчас придумывать того, чего нет. Виктория – твоя дочь. Да, это я заказала те фотографии, - призналась она. - Я хотела, чтобы возненавидел ее, расстался с ней.

- Тебе было этого мало, - Роберто подводил ее к правде, он хотел, чтобы она сама рассказала обо всем.

- Да, - кивнула Рамона. - Я подожгла ее дом, вернее по моей указке.

- Кто-то погиб в том доме, - напомнил ей Роберто. - Ты виновата в этой смерти. Слава богу это была не Кристина.

- Я уже наказала себя, - отозвалась она. - Все эти годы я постоянно думала об этом. Я жалела, что пошла на поджог.

- Ты будешь жить с этим осознанием всю свою жизнь, - сказал Роберто. – В этом я ничем тебе не могу помочь.

- Ты все забрал у меня, - она взглянула на сына. - Палома ушла к другому мужчине. Я ее считала такой тихой, скромной.

- Никогда бы не подумала, что она способна родить от другого? – горько усмехнулся Роберто

- Ты же спал с ней. Я знаю, - она все еще не верила в слова сына.

- Я никогда к ней не прикасался, наш брак так и не был свершен, таково было мое решение. Это была видимость, только для тебя, - Роберто отвернулся к окну. - Спать в одной постели – это еще не значить заниматься любовью. Ты так хотела, чтобы она забеременела побыстрее, была так рада этой новости, что ни на что не обращала внимания, - ему неприятно было это все говорить матери. - Когда же родилась Виктория – эта маленькая девочка, я впервые после стольких дней понял, что должен о ней позаботиться, так как понимал, что Палома не сможет это сделать. Я полюбил свою девочку. Она стала смыслом моей жизни. Пусть я утратил вкус, но мне было для чего жить.

- Я все равно не верю тебе, - Рамона встала.

- Мне искренне жаль тебя, - он развел руки в стороны, взглянув на мать. - Я последний раз предупреждаю тебя – прекрати вмешиваться в мою жизнь, иначе я за себя не ручаюсь.

- Виктория твоя дочь, - Рамона не верила в то, что слышала. Она не восприняла его слова о разводе.

Роберто встал с дивана:

- Я долго ждал, когда наступит этот момент – когда скажу тебе правду о Виктории. Хотел увидеть твою реакцию, но теперь понимаю, что это неправильно – ведь этим становлюсь на тебя похожим – причинить боль родному человеку. Мне это не нужно, - признался Роберто. - Мне нужна моя семья и мой сын. И я иду к ним, к моей семье, которую буду защищать до самой смерти.

Роберто направился к выходу:

- Виктория твоя дочь, - вновь повторила Рамона.

- Да, Виктория моя приемная дочь, - согласился с ней Роберто. - Она всегда будет моей дочерью. Только у меня вопрос, - он обернулся и взглянул на нее, - позволил бы я своему родному сыну жениться на моей родной дочери? Даниэль - мой сын. Ты лишила меня его своим безумным поступком.

- Даниэль твой сын? – побледнела Рамона. – Что ты такое говоришь? Это ложь.

Роберто покачал головой:

- Ты способна лгать. Он мой сын. Мой и Кристины, наш! Это твой дом, - кивнул Роберто. - Ты так за него билась. Теперь ты осталась одна в своем доме. У нас есть свой. Я построил его для своей семьи. И я иду домой, у меня была очень длинная дорога домой, но теперь я нашел свой путь.

Роберто вышел и закрыл за собой дверь. Рамона опустилась на диван. Она была как громом поверженная. Даниэль – сын Роберто и Кристины. Слезы выступила на ее глазах.

Она осталась одна. Она чуть было не убила собственного внука. Она уже растоптала жизнь сына. Что с ней такое? Как она могла быть такой слепой? Как она, полюбив в молодости и лишившись любви, позволила своим обидам взять вверх над человечностью? В камине не горел огонь. Словно с уходом всех, дом погрузился в темноту…


… они уже в темноте подошли к дверям дома. Даниэль злился на Карлоса. Почему он не хотел, чтобы он ехал к Алехандро.

- Даниэль остановись, прошу тебя, - просил его Карлос. – Не надо. Все будет неправильно. Ты сначала должен поговорить с мамой. Прошу тебя, остановись.

- Хватит, Карлос, - рассердился Даниэль. - Твой отец сказал, что хочет поговорить о чем-то важном.

- Ты сам подумай, - Карлос схватил его за руку, - ты его не долюбливал все это время. Почему сейчас решил сразу поехать по первому его зову? Это так непохоже на тебя.

- Возможно ты прав, - согласился с ним Даниэль. – Но что-то подсказывает мне, что я должен с ним поговорить.

- Не с ним, - покачал головой Карлос. - Сначала ты должен выслушать маму.

Даниэль отвернулся от Карлоса и позвонил в дверь.

- Я хочу знать то, что знаешь ты, - сквозь зубы произнес Даниэль.

Алехандро распахнул дверь:

- Добрый вечер, какая радость. Вы оба пришли домой, - Алехандро улыбнулся.

Даниэля начало раздражать то, что и Карлос, и Алехандро знали что-то такое, о чем он даже не догадывался.

- Вы хотели со мной поговорить? – спросил он.

- О да. Что-нибудь выпьешь? – предложил ему Алехандро.

- Нет, - отказался Даниэль.

- Не слушай его, - попросил Карлос. – Он все вывернет наизнанку.

- Для чего я здесь? – Даниэль повернулся к Алехандро.

- Ты у себя дома, дорогой, - Алехандро взмахнул руками, словно приглашал его войти. – Ты вернулся домой, из которого тебя похитили.

- Это ложь, - закричал Карлос. – Скажи, как все было на самом деле. Даниэль, он обманывает. Мама не похищала тебя. Это все он.

- Кто меня похитил? О чем вы говорите? – нахмурился Даниэль.

- О том, что Кристина украла тебя, - грустно вздохнул Алехандро, играя свою роль. - Ты здесь родился. Я твой настоящий отец, - сообщил он. - Вот, что она скрывала от тебя все эти годы. Вот, почему держала тебя на расстоянии от меня. Мы с ней заключили сделку – она должна была родить мне ребенка, но она украла и тебя, и деньги.

- Что? – Даниэль не верил в то, что услышал. – Мой отец Рафаэль. Вы лжете, - повысив голос, сказал он.

- Это неправда, - закричал Карлос.

- Даниэль – я твой настоящий отец, - повторил Алехандро свою новость. - Я, а не Рафаэль, за которого, одурачив его, выскочила Кристина, сбежав от меня. Я все эти годы искал тебя.

- Она не крала тебя. Мама пыталась спасти тебя, - Карлос пытался заставить Даниэля не слушать Алехандро. – Я же просил тебя – поговори сначала с мамой.

- Мамой? – Даниэль отшатнулся от него. – Почему ты зовешь ее мамой?

- Потому что, Даниэль, - Алехандро подошел к Карлосу и обнял его, – это твой родной брат, единокровный. Брат, которого Кристина бросила здесь, так как он был болен. Она выбрала тебя, здорового. Ты мой сын. Карлос твой брат, я ваш отец.

Даиэль отшатнулся от них. Ему казалось, что весь мир рухнул на него. Виктория узнала о том, что Роберто не ее отец. Алехандро сообщил ему, что он его отец Что вообще происходило? Неужели это была правда? Правда, которую скрывала мать, прося его уехать из этого города.

- Это правда, - подтвердил его мысли Алехандро. - Мы – твоя настоящая семья.

Алехандро улыбался. Карлос сбросил его руку с плеч и подошел к Даниэлю.

- Не слушай его. Пойдем. Поговоришь с мамой, - попросил он. – Он все исковеркал в своей манере. Он все портит, к чему прикасается, не слушай его.

- Мамой? – медленно произнес Даниэль. – Значит, он сказал правду? Он мой отец?

- Да, он наш отец, - признался Карлос. – Ты мой брат. Кристина – наша мама, мы двойняшки...


... продолжение тут https://www.asienda.ru/post/29835/

Рейтинг поста:  +11 Не понравилось Понравилось
natalia_lari
Садовод 3 уровня
Новороссийск
23 февраля 2016 года
219




Комментарии:

Написать комментарий

23 февраля 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
23 февраля 2016 года
+1  

Нижневартовск
23 февраля 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
23 февраля 2016 года
 

Москва
23 февраля 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
23 февраля 2016 года
 

Ларнака
23 февраля 2016 года
+1  
Как всегда, написано красиво!

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
23 февраля 2016 года
 
благодарю

Воронеж
16 марта 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 марта 2016 года
+1  


Оставить свой комментарий

B i "
Отправить