Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

Наказаны любовью/глава 25

Наказаны любовью/глава 25
Пролог https://www.asienda.ru/post/28326/
Глава 1 https://www.asienda.ru/post/28362/
Глава 2 https://www.asienda.ru/post/28464/
Глава 3 https://www.asienda.ru/post/28464/
Глава 4 https://www.asienda.ru/post/28500/
Глава 5 https://www.asienda.ru/post/28560/
Глава 6 https://www.asienda.ru/post/28593/
Глава 7 https://www.asienda.ru/post/28651/
Глава 8 https://www.asienda.ru/post/28663/
Глава 9 https://www.asienda.ru/post/28710/
Глава 10 https://www.asienda.ru/post/28736/
Глава 11 https://www.asienda.ru/post/28791/
Глава 12 https://www.asienda.ru/post/28803/
Глава 13 https://www.asienda.ru/post/28836/
Глава 14 https://www.asienda.ru/post/28849/
Глава 15 https://www.asienda.ru/post/28876/
Глава 16 https://www.asienda.ru/post/29002/
Глава 17 https://www.asienda.ru/post/29079/
Глава 18 https://www.asienda.ru/post/29093/
Глава 19 https://www.asienda.ru/post/29183/
Глава 20 https://www.asienda.ru/post/29196/
Глава 21 https://www.asienda.ru/post/29239/
Глава 22 https://www.asienda.ru/post/29512/
Глава 23 https://www.asienda.ru/post/29570/
Глава 24 https://www.asienda.ru/post/29633/


Глава 25

Рамона торжествовала, видя изумление Виктории и Даниэля. Она не даст Кристине жить спокойно. Пусть дети знают, что собой представляла их мать.

- Что вы говорите? – Даниэль не верил ее словам.

- Правду, - Рамона развела руки в стороны. - Роберто и Кристина были любовниками. Хотя возможно, что они не только были, - она покачала головой, - скорее всего они возобновили свои отношения. Твоя мать, - она посмотрела на Даниэля, - всегда вела распутный образ жизни.

- Бабушка, - Виктория, шатаясь, спустилась по лестнице. – Перестань. Хватит, оставь нас в покое, - попросила она. – Хватит оговаривать людей.

- Ошибаешься, милая, - Рамона покачал пальцем, - на этот раз я говорю правду. Кристина всегда хотела попасть в высшее общество. Она всегда была двуличной.

Даниэль молчал, он никак не мог поверить в то, что слышал, чтобы мама и сеньор Роберто, чтобы у них были отношения. Да, их взаимоотношения были не просты, но чтобы они были близки.

- Даниэль, - Виктория тронула его руку, - не слушай ее, - попросила она, - У нее есть привычка все видеть в скверном свете.

- На этот раз я говорю правду, - громко объявила Рамона. - Они даже хотели пожениться, - сообщила она, - назначили день свадьбы, но твоя мать сбежала с очередным любовником, - обвинила она Кристину. - Думала, что там все удастся, но видимо не получилось. Тогда она и связалась с докторишкой. Сегодня один мужчина, завтра другой. Такова ее натура, - усмехнулась Рамона.

- Не смейте так говорить о моей матери, - подал голос Даниэль.

- Ты многое не знаешь о своей маме, - улыбнулась Рамона. – Попроси ее рассказать о себе, - предложила она ему, - увидишь, сколько тебе откроется.

- Бабушка, лучше уходи, - взмолилась Виктория.

- Конечно, я уйду, - кивнула Рамона. - Мне здесь больше нечего делать, - она направилась к двери. – Не понимаю твоего отца - чем она его так к себе привязала, что стоило ей только появиться вновь, и он забыл обо всем на свете, но они никогда не будут вместе. Этому не бывать.

Рамона ушла с гордо поднятой головой. Она сделала свое дело. Она сказала правду – Роберто и Кристина были любовниками.

- Я не верю, - Даниэль сел на диван. – Я не верю. Мама и сеньор Роберто? Как такое возможно? – он взглянул на Викторию.

- Даниэль, не надо. Скорее всего бабушка сказала это нарочно, чтобы только позлить тебя. Ну сам посуди, они с Херардо сегодня итак хотели.., - Виктория запнулась. – У них не получилось, так она решила действовать другим методом, - предположила она.

- Виктория, а если это правда? – Даниэль был очень задумчивым. - То, что сказала твоя бабушка, это может быть правдой. Тогда это многое бы объясняло, их поведение, нападки твоего отца на меня.

- Нет. Неправда. Если они хотели пожениться, - Виктория присела с ним рядом, - мы просто предполагаем, - объяснила она. - Тогда почему они этого не сделали? – спросила она. – Почему они скрыли от нас свое знакомство? Это ведь глупо, - покачал она головой.

- Она же сказала, что мама встретила другого, - напомнил ей Даниэль.

- Кого? – спросила Виктория.

- Моего отца. Вышла за него замуж, - растерянно произнес Даниэль.

- Что-то не складывается, - Виктория прислонилась к нему. – Неужели бабушка сказала правду? Что же теперь нам делать? Как быть? – она действительно не понимала.

Даниэль взял руки Виктории:

- Поведение твоего отца и мамы подтверждают слова твоей бабушки, но почему мне так сложно в это поверить, я не знаю, - признался он. – Вспомни, - он кашлянул, - тогда в кабинете, - они вели себя, как будто бы знали, как будто бы, - он замолчал, - и сегодня, - он показал в сторону лестницы и замолчал, не в силах договорить.

- А если бабушка вмешалась в их отношения? – побледнела Виктория, предположив. – Если она точно также, как сегодня, помешала папе и Кристине?

Даниэль похолодел. Если она пыталась усыпить собственную внучку. То что тогда она могла предпринять по отношению к его матери. Виктория думала об этом же.

- Я даже боюсь подумать, - проговорил Даниэль, он обнял девушку и замолчал, понимая на сколько все было зыбко, каким хрупким могла оказаться жизнь…


… главное живи, молилась про себя Кристина, стоя около палаты. Она пыталась успокоить Сабрину, хотя и сама держалась с трудом. Роберто находился рядом. Кристина не понимала, почему Карлосу так легко и просто удалось проникнуть в ее сердце. Почему она относилась к нему, как к родному сыну.

Возможно потому, что сочувствовала ему, что он родился в семье Алехандро, потому что Августе пришлось играть роль матери, ту роль, которую она не хотела и не желала играть. Почему в жизни происходило такое, что не поддавалось объяснению, если Августе не суждено было стать настоящей матерью, почему тогда Господь позволил им иметь ребенка.

Конечно, против Алехандро сложно было выступать, и Августа не могла противостоять своему мужу. Кристина покачала головой. Как же все было неправильно и несправедливо.

- С ним все будет в порядке, - Роберто положил руку на ее плечо. – Ты слышишь меня? – он заглянул в ее глаза. – Им занимаются лучшие врачи. Постарайся успокоиться, - попросил он, желая е обнять, чтобы утешить, но не мог себе этого позволить в присутствии Сабрины.

Сабрина встрепенулась, услышав его голос.

- Почему меня не пускают к нему? – спросила она. - Я ведь могу помочь.

- Сабрина, тебя пустят, как только будет можно, - спокойно ответил Роберто. - Позволь врачам заниматься Карлосом. Ты хороший врач, но сейчас ты не в состоянии трезво мыслить.

- Почему так долго? – Кристина смотрела на закрытую дверь палаты.

- Все будет хорошо, - Роберто старался говорить убедительно, хотя признаться, он сам уже начал нервничать, ведь прошло уже достаточно времени, пора было врачам уже что-нибудь им сказать.

- Сеньор Роберто, - к ним подошел пожилой мужчина в халате. – Мы стабилизировали молодого человека.

- С ним все будет в порядке? – Кристина и Сабрина спросили в один голос. – Можно к нему?

- Если вы позволите, - попросил Роберто. – Пусть они пройдут к нему.

- Да конечно, правда он еще не совсем пришел в себя, но с ним все будет хорошо, - успокоил их доктор, - мы понаблюдаем за ним несколько дней, ему придется остаться в больнице. Да, конечно, вы можете пройти к нему, - кивнул он. - Вы его мать? – спросил мужчина. - Он вас звал.

Кристина покачала головой:

- Нет, но он мне как сын. Мы пройдем к нему, - она с благодарностью посмотрела на Роберто, мысленно говоря ему спасибо, за то, что он был с ней рядом в такой момент.

Они с Сабриной зашли к Карлосу. Только дверь за ними закрылась, как в коридоре послышался стук трости, и появился Херардо.

- Как мой внук? – сразу же спросил он доктора.

- Ваш внук? – переспросил он. - С ним все будет в порядке, - успокоил его врач, - извините, меня ждут больные. Я вас оставлю.

- Спасибо вам еще раз, - поблагодарил его Роберто.

- Всегда к вашим услугам, но я конечно же желаю вам здоровья и вашим близким, - попрощавшись, он ушел.

- Карлос в этой палате? – спросил Херардо.

- Здесь, - Роберто преградил ему путь в палату, - но туда вам заходить не следует. Вы уже достаточно натворили дел. Оставьте Карлоса в покое. Перестаньте вмешиваться в жизнь детей.

Херардо молчал, понимая, что совершил ужасную оплошность, пойдя на поводу у Рамоны, в угоду своим принципам, желания оградить его от Кристины.

- Вам не следовало сюда приезжать после всего, что вы сделали. Вы хоть осознаете, что если бы мы не появились во время, то Карлос мог умереть? – Роберто говорил жестко. – Вы виноваты в том, что Карлос сейчас находится в больнице, как и моя мать. Чья была идея? – спросил он.

- Вам не понять, - отмахнулся от него Херардо, сейчас его беспокоило состояние Карлоса.

- Что мне не понять? – переспросил Роберто. - Что вы позволили моей матери манипулировать вами? Она вбила себе в голову, что Виктория должна выйти замуж за Карлоса, но наши дети сами вправе распоряжаться своей жизнью и выбирать, с кем им общаться.

- Вы правы, но есть обстоятельства, - вздохнул Херардо, опираясь на трость.

- Какие? – нахмурился Роберто.

Херардо молчал, понимая, что он не мог сказать, о том, что Кристина являлась матерью Карлоса, что она допускала отношения Карлоса с его сестрой.

- Вам нечего сказать, - покачал головой Роберто. - Одни пустые слова, нелепые предположения. Я вас предупреждаю, - он чуть понизил голос, - чтобы вы больше не смели приближаться к Виктории, указывать Карлосу, с кем встречаться, а также вмешиваться в их жизнь.

- Я позвоню Алехандро, - Херардо не хотел продолжать разговор, оправдываться не было никакого смысла.

- Не стоит этого делать, - остановил его Роберто. - Пусть Карлос сам решает, он уже достаточно взрослый, чтобы принимать решения. И насколько мне известно, он в данный момент не желает общаться со своим отцом, или я не прав? – спросил Робертою

- А с кем ему общаться? С Кристиной? – с упреком спросил Херардо.

- Почему бы и нет, - Роберто нахмурился. – Вы что-то имеете против Кристины? – нахмурился он.

- Я сожалею, что все так получилось, но Алехандро его отец и имеет право находиться здесь, - противоречил ему Херардо.

- Вы хотите, чтобы он узнал, что повлекло госпитализацию Карлоса? – уточнил Роберто, чувствуя, что этот старик что-то знал, знал то, что Кристина упорно оказывалась ему рассказывать, как же его это бесило и выводило из себя.

Как ей помочь, если он не владел всей ситуацией? Роберто не понимал, он уже хотел было устроить допрос отцу Алехандро, но сдержался, понимая, что сейчас совсем не подходящий момент.

Херардо молчал. Он понимал, что Роберто был прав, Алехандро будет очень зол. И еще его просто бесило то, что в данный момент с его внуком находилась Кристина. Он не уйдет из больницы, пока не увидит внука и не поговорит с ним. Карлос должен был знать правду, он имел право. Так больше не могло продолжаться.

Роберто смотрел на пожилого мужчину и думал о том, что тот скрывал. Почему он в последнее время стал таким подозрительным. Он не доверял Кристине. Чувствовал, что та очень многое скрывала. Херардо присел в кресло. Роберто прислонился спиной к стене, понимая, что Херардо не нравилась Кристина. Он был против ее общения с Карлосом. Почему? В свою очередь Херардо страшно раздражал Кристину. Что их связывало? Новые вопросы, но как всегда ни на один не было ответа.

Ответ могла бы дать она. Роберто взглянул на Кристину, когда она вышла из палаты. Она сразу подошла к нему и сообщила, что Карлосу лучше. Роберто кивнул, вздохнув.

- Я очень рад, - он сжал ее руку.

- Спасибо, что ты был с нами, - поблагодарила его Кристина. - Ты очень нам помог, хотя и не обязан был этого делать.

- Никогда мне не говори таких слов, - попросил он. – Я не хочу оставлять вас одних, но мне надо кое с кем поговорить. Я так просто это не оставлю, - сухо произнес он, нахмурившись.

- Твоя мама никогда не перестанет вмешиваться, - покачала головой Кристина. – Она не изменилась за эти годы.

- Я с ней поговорю, - кивнул Роберто. - Это последний раз, когда она причинила вред. Ты не останешься здесь одна, - он так хотел ее обнять, но сдержался.

Он уже сам не понимал, кому больше требовалось это объятие ей или ему, объятие, на которое он так и не решился, чувствуя пропасть между ними, холод в словах.

- Со мной Сабрина, - напомнила ему Кристина.

- Нет, я позвонил Энрике и попросил его приехать. Вы не будете одни, - решительно произнес Роберто.

- Роб, ну зачем еще беспокоить Энрике? – удивилась Кристина. - Уже так поздно.

- Все в порядке, здесь Херардо, - он кивнул в сторону отца Алехандро. - Я так понимаю, что Карлос не хочет его видеть, если я уеду, то Херардо уже никто не сможет помешать, - заметил он.

- Спасибо, что заботишься о нас, - Кристина вздохнула и прислонилась к нему всего лишь на мгновение, миг, Роберто даже не успел обнять ее, как она отстранилась.

Он посмотрел на нее с такой теплотой, что у Кристины защемило сердце.

- Я не могу иначе, - сказал он.

Эти простые слова шли от самого сердца. Кристина чуть не заплакала, она не заслуживала всего этого. Роберто увидел печаль в ее глазах.

- Спасибо за Карлоса, я пойду к нему, - она сжала его руку и тут же отпустила.

- Я понимаю, что сейчас не время, - он задержал ее, - но все же, хотелось бы и мне получить хотя бы небольшой кусочек того внимания, что ты уделяешь ему, - прошептал Роберто.

- Роберто…, - Кристина покачнулась.

- Мне на мгновение показалось, что я ревную к нему, - признался она, - и я даже захотел оказаться на его месте, чтобы ты точно также прикасалась ко мне, беспокоилась, но ты права, выдался тяжелый день. Мы все устали. Я говорю ерунду. Иди и будь спокойна.

Кристина кивнула и зашла в палату. Слишком откровенные слова сказали они друг другу. Ее сердце сжалось от тоски и печали, что же с ними стало, что с ними будет, она не знала. Сабрина подняла голову.

- Ты выглядишь такой усталой, моя девочка, - Кристина попыталась улыбнуться.

- Как и ты, мама, - вздохнула девушка.

- Тебе тоже надо немного отдохнуть. Может, я попрошу Роберто отвезти тебя домой, - предложила она.

- Нет. Я останусь здесь, - категорично заявила Сабрина.

- Может тебе стоит все таки поехать домой? Ты выспишься, и завтра с утра приедешь сюда. А сегодня я побуду здесь, - Кристина обняла Сабрину.

- Нет. Я только пойду выпью кофе и приду, - она поцеловала Карлоса в щеку и вышла.

- Мама, - Карлос пошевелился.

Кристина подошла к постели и присела рядом на стул.

- Карлос, все в порядке, - она положила руку на его лоб.

Он открыл глаза, пытаясь сконцентрировать взгляд, то открывал глаза, то закрывал. Медицинские аппараты издавали монотонные звуки.

- Карлос, - у нее защемило сердце от той тоски в голосе Карлоса, которую она услышала, - с тобой все будет хорошо.

- Почему она меня бросила? – у Карлоса не было сил, он устало закрыл глаза. – Почему меня бросила мама?

Кристина молчала, ее сердце сжалось от боли за этого молодого человека.

- Вы ничего не хотите сказать? – за спиной Кристины раздался голос Херардо.

Кристина резко обернулась:

- Кто вас впустил? Что вы хотите этим сказать? – спросила она.

- Мне не требуется разрешение, - он подошел к постели и посмотрел на внука, но тот вновь погрузился в сон. – Прости меня, - обратился он к Карлосу.

- Не поздно ли вы просите прощение? – шепотом спросила Кристина.

- Вы ничего не хотите сказать? Что вы за женщина? – вновь ее спросил Херардо, покачал головой и вышел из палаты.

Кристина недоуменно смотрела на закрытую дверь. Встав, она направилась за Херардо.

- Что вы имеете в виду? – она подошла к нему.


Херардо сидел в кресле. Он посмотрел на женщину, не понимая, почему та до сих пор отказывалась признать Карлоса своим сыном. Почему? Что должно еще было произойти, чтобы она наконец-то призналась в том, что бросила ребенка. Или? Он похолодел от пришедшей мысли. Нет, такое просто не могло быть. Она могла не знать? Но как такое было возможно?

- Присядьте, - попросил Херардо, мысль о том, что эта женщина скорее всего не знала о Карлосе заставила его похолодеть, сердце тревожно забилось.

Кристина была настолько измотана, что молча согласилась с ним и присела. Она устала от нападок с его стороны. У него не было никаких прав на это.

- Я понимаю, что сейчас не время и не место, но прошу вас – расскажите все, что произошло с вами много лет назад, то, что связано с Алехандро, - попросил Херардо, взглянув на нее, словно пытался увидеть правду в ее глазах.

Кристина опустила голову. Он был третьим человеком за сегодняшний день, который просил ее рассказать о прошлом. Что же день-то такой?

- Зачем вам это? Зачем вспоминать? – в ее голосе была такая боль.

- Я хочу понять, - Херардо говорил тихо, пытаясь расположить ее к себе, чтобы только она доверилась ему.

- Что понять? – Кристина посмотрела на него. - Что ваш сын чудовище? Что он сбил меня? Привез в свой дом и изнасиловал. А потом потребовал, чтобы я родила ему ребенка. Вот и вся правда.

Херардо стало жутко от ее слов, но он хотел знать подробности.

- А где вы рожали? Кто принимал роды? Кто вас наблюдал? В какой больнице? – допытывался он.

- Не было никакой больницы, - Кристина закрыла глаза и откинулась на спинку стула. - Почему вам так важно это знать? – спросила она, не смотря на него.

- Алехандро совершил много ужасных деяний, я пытаюсь исправить хотя бы некоторые из них, - пояснил он.

- То, что произошло со мной – вам никак не исправить, - Кристина покачала головой, благодаря бога, что Роберто уже уехал и не видел, как она разговаривала с Херардо.

- Еще можно попытаться, - он коснулся ее руки. - Я понимаю, как вам неприятна вся эта история, но прошу вас, расскажите все, как было.

Кристина посмотрела на него, и сама не понимая как, она стала говорить – о долгих и трудных месяцах беременности. О том, что ее заперли. О том дне, когда она поняла, что Августа не сможет стать матерью. О своих страхах. О своих попытках – убежать. О дне, когда у нее начались роды. Как долго они длились, как родился Даниэль.

- Вы родили сына? – переспросил Херардо.

- Да, Даниэля, - кивнула она, - а потом я потеряла сознание, когда пришла в себя – в комнате никого не было. Я очень удивилась. Решение пришло сразу. Убежать – была единственная мысль. Спасти сына.

Херардо встал, не опираясь на трость. Она не знала, она ничего не знала о Карлосе. О том, что у нее в тот день родился еще один ребенок, Кристина не знала.

- Вы потеряли сознание, - он тихо повторил ее слова. – Вы потеряли сознание. Господи.

- Я не позволю вам забрать у меня Даниэля, - Кристина горько вздохнула. - И почему вас так поразило, что я потеряла сознание? Больше вас ничего не беспокоит в моей истории? – спросила она, уже жалея, что открылась ему, она не заметила, что слезы бегут по ее щекам.

- Я никогда не хотел этого,- вымолвил Херардо.

Он был очень бледен. Он не знал, как сказать ей о Карлосе. Как произнести то, что у нее есть еще сын, о котором она ничего не знала, не имела представления. Как сказать ей, что Карлос считал, что она его бросила. Как объяснить Карлосу, что его мать ни в чем не виновата.

- Вы ошибаетесь, - он снова присел в кресло и посмотрел на нее, - я просто в ужасе от всего, что вы мне сейчас рассказали. Но есть…, - начал он и не договорил.

- Кристина, - к ним подошел Энрике. – Почему ты плачешь? – спросил он, заволновавшись.

Херардо замолчал, он чуть было не сказал, что у нее есть еще один сын. Карлос.

- Мама, с Карлосом все в порядке? – испугалась Сабрина, увидев слезы матери.

- Да, да, он уснул, - Кристина вытерла слезы. – Я просто устала.

- Мы были внизу. Выпили кофе, - пояснил Энрике, внимательно смотря на нее.

Херардо отошел в сторону. Он все еще никак не мог прийти в себя от услышанного. Что же натворил его сын…


.. его сын с ней. Он с ней, а с ним не хочет общаться, избегает его. Алехандро сидел в кабинете. В доме было темно и тихо. Он так и не смог найти место, где отец прятал Августу. Еще и Карлос стал нападать на него. Даниэль отдалялся. Роберто мешал ему общаться с сыном.

- Роберто, - Алехандро произнес его имя в слух. – Не надо было тебе становиться на моем пути, - он слегка раскачивался в кресле.

Алехандро налил себе виски и выпил. Сейчас для него был важен Даниэль. Надо было устранить Роберто, чтобы Даниэль стал нуждаться в нем, в своем родном отце. Именно так он и должен был поступить. Алехандро улыбнулся, только вместо улыбки, на его лице появился оскал…


… она улыбалась, была довольна собой. Стоило Роберто зайти в дом, как ее лицо превратилось в непроницаемую маску.

Роберто смотрел на мать. Рамона сидела в гостиной, она как будто бы ждала его, понимая, что он обязательно захочет с ней поговорить.

- Я тебя ждала, - она первая начала разговор.

- Как ты посмела решиться на такое? – Роберто был очень серьезен.

Рамона пожала плечами, делая вид, что она ничего такого и не совершала:

- Ты знаешь, что Карлос попал в больницу, - Роберто включил свет, - вы чуть было не угробили его. А если бы и с Викторией случилось что-то? Да и вообще, как тебе такое в голову взбрело? – он смотрел на нее, играя желваками.

- Карлос в больнице? Не знаю, - Рамона отмахнулась. – Что ты отчитываешь меня как ребенка. Лучше занимайся своей жизнью, - посоветовала она.

- Что ты за человек? – не понимал Роберто. – Что тебе нужно от меня? За что ты меня проклинаешь?

- Я твоя мать. И если ты не можешь решить свои проблемы, то за них берусь я, - спокойно заявила Рамона. – Ты позволил своей дочери…, - она не договорила.

- Хватит! – перебил ее Роберто. - Это просто смешно. Ты несешь какой-то бред. Оставь молодых людей в покое, - потребовал он. - Виктория моя дочь, и у тебя нет никакого права вмешиваться в ее жизнь, указывать, как ей быть.

- Конечно, а что твоя дочь видит? Как отец вновь возобновил свои отношения со своей бывшей любовницей, - улыбнулась Рамона. – Думаю, что тебе стоит подумать о том, что ты скажешь своей дочери об этом, - кивнула она, взглянув на сына.

Роберто нахмурился, он не понимал, о чем говорила Рамона. Он повернулся и увидел Палому.

- О, вся семья в сборе, - обрадовалась Рамона. - Прошу прощения, - она демонстративно покачала головой, сокрушаясь, - не хватает Виктории и твоей нынешней любовницы. Кстати, матери Даниэля, с которым в свою очередь встречается ваша дочь. Я ничего не забыла? – спросила Рамона. - Как вы со всем этим разбираетесь? Не путаетесь? – она смотрела то на Роберто, то на Палому.

Палома уже не была удивлена. Она в очередной раз убедилась в том, что Кристина все таки та женщина, которую когда-то любил Роберто.

- Ты зашла слишком далеко, - сухо констатировал Роберто.

- Я только начала, - оборвала она его. – Чтобы разбираться со мной, тебе следует подумать о том, что ты скажешь своей дочери о своей прошлой жизни, - она улыбнулась.

- Что ты еще натворила? – медленно спросил Роберто.

- Просто сказала правду, - Рамона развела руки в стороны, - что ты и Кристина любовники, были и есть. Виктория в курсе. Даниэль тоже. Твоя жена все слышала. Я не права?- она смотрела на Роберто.

Роберто усмехнулся и покачал головой. Он был ужасно зол, но сдерживался.

- Ты заставляешь меня пойти на крайние меры, - он сел на диван.

Рамона была обескуражена поведением Роберто. Она рассчитывала на скандал, на то, что он станет кричать на нее, она даже приготовилась к этому.

- Ты что не слышал, что я сказала? – повысив голос, спросила Рамона. - Палома? – она обернулась к ней. - Что ты скажешь?

- У Роберто своя жизнь, - спокойно ответила Палома и присела напротив Роберто.

Она копировала его поведение. Была спокойной и рассудительной. Именно это и выводило Рамону из себя.

- Вы что с ума сошли? Оба? – закричала Рамона и подскочила с дивана.

- Думаю, что у тебя не все в порядке с головой, - Роберто откинулся на спинку дивана.

Не хватало ему старых проблем, как свалилась новая - теперь дети были в курсе их прошлого, что у него были отношения с Кристиной. Это не очень обрадует ее, понимал Роберто.

Рамона покраснела от гнева. Она не понимала, почему Роберто был так спокоен, почему Палома никак не реагировала.

- Палома, ты что не слышала? – она обратилась к ней. - У твоего мужа есть любовница. Она реальная, это не те женщины, с которыми он путался все это время.

- Как же ты осведомлена о моей жизни, - заметил Роберто, он был спокоен, хотя внутри него все кипело, но он не показывал этого.

- Почему меня это должно волновать? – удивленно спросила Палома. – Мы давно…, - начала она.

- Это не важно, - перебил ее Роберто. – Мануэль, проводи Палому наверх, пожалуйста, - попросил Роберто и подождал, пока они уйдут.

Рамона в изумлении смотрела им в след.

- У тебя нет своих проблем? – резко спросил Роберто. - Своей жизни? Ты так рьяно вмешиваешься в нашу, строишь козни Виктории. Что с тобой? Кто ты?

Рамона осеклась. Она не узнавала сына. Она видела его всяким, но не таким, каким он был сейчас.

- Ты осталась одна. Сегодня из дома ушла Виктория, завтра я. Потом уйдет Палома, - перечислил Роберто. - С кем ты останешься? Чего ты добиваешься?

- Куда ты уйдешь? – Рамона без сил опустила на диван. - Куда уйдет Палома. Это ваш дом. Вы опустили руки. Позволяете своей дочери губить свою жизнь. Я не позволю…, - она осеклась.

- Успокойся, - голос Роберто был очень холоден. - Жизнь Виктории тебя не касается. У тебя нет никаких прав на мою жизнь и на жизнь Паломы.

- Ты так говоришь, как будто бы вы уже все решили, - она испугалась собственной мысли. - Ты уходишь к ней? Забыл, что она променяла тебя на другого, - она ударила его в самое больное место.

- Нет, как же я могу забыть, - он встал с дивана и раскинул руки, - ты же мне постоянно об этом напоминаешь.

- Опять побежишь из дома? – заметила она. – Ты всегда убегаешь от проблем.

- Ошибаешься, - Роберто покачал пальцем. - Я никогда он них не бежал. Я всегда смотрю жизни в лицо, в отличие от тебя. Это ты прячешься за своими предрассудками.

- Предрассудки? Теперь это так называется? – Рамона оперлась о спинку дивана. – Теперь измена имеет новое название?

- О какой измене ты говоришь? – уточнил Роберто.

- Кристина тебе изменила. Те фотографии, - напомнила ему Рамона.

- Почему тебя это так волнует? – он не понимал. – Это должно волновать меня. И только меня. И потом, это было так давно, что уже не имеет никакого значения.

- Ты готов забыть о предательстве? – Рамона изменилась в лице.

- Господи, да оставь ты всех в покое, - его тон заставил ее вздрогнуть. - Ты не понимаешь, что говоришь, что делаешь. Однако, я хочу тебя предупредить, - Роберто подошел к матери, - я больше не намерен терпеть все это. Не стоит тебе вмешиваться, иначе пострадаешь ты сама.

- Что ты сделаешь? – она посмотрела ему прямо в глаза.

- Я заявлю на тебя в полицию, - ответил ей Роберто, - сообщу, что ты угрожала жизни моей дочери. Свидетелей полно, - Роберто чуть приподнял бровь.

- Ты не посмеешь, - осеклась Рамона.

- Ты в этом так уверена? – спросил Роберто, слегка наклонившись к ней, он словно навис над ней.

Рамона замолчала. Неужели у него хватит смелости – она не была уверена, ведь Роберто всегда старался оградить свою жизнь от сплетен.

- Я тебя предупредил. Еще хоть раз, хоть маленький намек, и ты окажешься за решеткой, - он выпрямился, - либо в больнице. Последнее время я сомневаюсь в твоем психическом состояние.

- Роберто, - прошептала Рамона, его слова пугали е.

Ее сын не шутил. Сейчас, когда он вот так спокойно, и в то же время жестко говорил, она поняла всю серьезность ситуации.

Роберто посмотрел на мать и поднялся наверх. Он хотел переодеться, и ему нужно было уехать, проверить состояние Виктории.

Рамона осталась одна. В гостиной горел свет, было тепло, но Рамоне стало ужасно холодно, горько. Ее жизнь разваливалась, и виновата в этом была одна Кристина. Все пошло не так, как только она вошла в их жизнь, все изменилось с того самого дня, когда Роберто с ней познакомился. Впервые в жизни Рамона испугалась, она поняла, что теряла все, за что боролась всю свою жизнь. У нее ничего не оставалось. Все уходили, а она не в состоянии была этому помешать, у нее не было сил подняться с дивана…


… они поднялись наверх. Даниэль уговорил Викторию прилечь, сам же присел рядом.

- Даниэль, что же нам делать? – спросила Виктория.

- Все так сложно и непонятно, - согласился с ней Даниэль. - Если твоя бабушка права, то.. о Боже, - он замолчал.

- Что? – Виктория села.

- Сеньор Роберто как-то рассказывал, что очень любил, - он посмотрел на Викторию, - а если он это говорил о маме?

- Кристина, - Виктория побледнела. – Тогда это объясняет его поведение, когда помнишь, после банкета, когда они встретились. Папа, он разбил бокал, порезал руку. Мы быстро уехали. А потом, он был в таком гневе, что разнес весь свой кабинет. Я никогда его таким не видела, - она покачала головой. - Что же с ними случилось? Почему они расстались?

- Все не просто, - Даниэль был очень задумчивым. - Мама, она никогда не позволяла себе никаких вольностей в отношении мужчин. Даже с папой была, - он запнулся, потом продолжил, - ну как бы это правильно сказать – холодна. А с твоим отцом, их что-то связывает, - кивнул он. - Это же видно невооруженным глазом. После того случая, когда на нее напали, она прекратила все интимные отношения с отцом. Они жили в разных комнатах как друзья.

- Мы об этом уже говорили, - вспомнила Виктория. – Неужели это могла подстроить бабушка? – ужаснулась она.

- Да нет, - нахмурился Даниэль, - она же уже была замужем за папой. Этого просто не может быть.

- Да, ты прав, - Виктория выдохнула с облегчением. - Бабушка бы на такое не решилась. Это же такая низость.

- Виктория, если мама и сеньор Роберто..., - запнулся он. - Если они действительно что-то чувствуют к друг другу, - Даниэль крепче обнял Викторию. – Давай просто не будем мешать, ничего не будем говорить, - предложил он.

Виктория была настолько удивлена, что ничего не могла произнести.

- Мама, она заслуживает счастья, - продолжил Даниэль. - Я правда не очень уверен, что твой отец…, - он замолчал.

- Папа хороший, - чуть не плача прошептала она, - только он несчастен. Может Кристина именно та женщина, которая сможет дать ему счастье?

- Пусть будет так, что будет, - согласился с ней Даниэль. – Лучше постарайся уснуть. Утром мы уже на все взглянем по другому.

- Кристины до сих пор нет, - вздохнула Виктория. - Они не звонили?

- Нет, - покачал головой Даниэль. - Надеюсь, что с Карлосом все в порядке. Все, спи.

Виктория легла, Даниэль обнял ее и задумался…


… он столько всего передумал пока ехал. У него дико разболелась голова, но Херардо зашел в дом. Столько раз он переступал порог этого дома. Столько лет он не жил в нем.

Бежать от своих воспоминаний было очень сложно. Они все равно догоняли, врывались в сознание, разрывали душу на части. Херардо был просто опустошен. Одно дело предполагать, другое дело знать.

Слова Кристины, как ножи впивались в него. Ему не нужны были доказательства. Он сразу же поверил этой женщине. Женщине, которой его сын причинил столько боли и страданий. Он винил Алехандро в том, что тот натворил, но сейчас перед ним была другая цель – защитить Кристину и ее детей от Алехандро. Никто не может сказать, на что был способен Алехандро. А сейчас он как раненный зверь, загнанный в ловушку, мог совершить что угодно.

Дом встретил его непривычной тишиной. В холле было темно, лишь тонкая полоска света пробивалась из под двери кабинета. Алехандро еще не спал. Херардо тяжело вздохнул и зашел. Сын сидел в кресле за столом. У него был пустой взгляд. Равнодушие в его глазах пугало Херардо.

- В такой поздний час? С чего бы это, отец? – он даже не удивился его визиту.

- Даниэль – твой сын? – спросил Херардо с порога.

Алехандро встал:

- Кто тебе сказал? – спросил он.

- Его мать. Она рассказала все. Как и то, что ты с ней сделал, - Херардо смотрел прямо на сына.

- И ты ей поверил? – усмехнулся Алехандро.

- Они рождены вне брака, - сухо заметил Херардо. - Для меня это факт. Тем более ты сам только что признался, что именно Кристина мать Карлоса и Даниэля.

- Это ничего не меняет, - засмеялся Алехандро.

- Ты прекрасно осведомлен о моем завещании, - сухим тоном продолжил Херардо. - Только дети, рожденные в браке, являются прямыми наследниками и вправе получить наследство. Ни Карлос, ни Даниэль не могут на него претендовать.

- Ты их признаешь, - хмыкнул Алехандро. - Тебе придется это сделать.

- Нет. Этого никогда не будет, - покачал головой Херардо. - Твои попытки будут тщетными, бесполезными.

- Даниэль, он твой наследник, твой внук. У него те же стремления, есть талант, как и у тебя. Неужели ты этого не видишь? – спросил Алехандро.

- Мне понятно одно. Они не мои внуки, - отрезал Херардо.

- Ты признаешь внуком сына Николаса, когда он даже не твой сын, - Алехандро смотрел на отца с вызовом. - Что с тобой отец?

- Неважно, что я его не родил, - спокойно ответил он.

- Раз это так неважно тебе, тогда какая тебе разница – кто мать моих детей? – спросил Алехандро.

- Это было мое условие, - напомнил ему Херардо.

- Я закажу генетическую экспертизу, - усмехнулся Алехандро. - Ты не сможешь отрицать моего отцовства.

- Ты не слышишь меня, мне абсолютно все равно, - покачал головой Херардо.

- Я не понимаю тебя, - растерялся Алехандро. – Как ты можешь считать чужого ребенка – родным, а от своей крови отказываться?

- Я отказался от тебя. Гнилое дерево, гнилые плоды, - Херардо оперся на трость.

- Хорошо, я согласен с тобой. Карлос – не тот, кто смог бы всем управлять, но у Даниэля есть все для этого, - он улыбнулся, стараясь расположить к себе отца.

У Херардо кольнуло сердце при этих словах. Даже сейчас Алехандро поступал отвратительно, отказываясь легко и просто от одного из своих сыновей.

- Это не важно. Я никогда этого не признаю, - стоял на своем Херардо.

- Тебе придется это сделать, - прошептал Алехандро, - когда у меня на руках будут результаты экспертизы. Я завтра же займусь этим. Я посажу Кристину за то, что она украла у меня сына, - со злостью произнес он.

- Ты этого не сделаешь, - спокойно заявил Херардо. - Если ты попробуешь предать дело огласки, то я в тот же день лишу тебя всего, - предупредил он его. - Не думаю, что ты в состоянии отказаться от того, что ты имеешь.

- Я твой сын, - чуть не закричал Алехандро.

- Да, я твой отец, - согласился с ним Херардо. - В твоих жилах течет моя кровь, о чем я очень сожалею, - признался он.

- Вот видишь, - рассмеялся Алехандро, - ты точно также отказываешься от меня, и в то же время презираешь меня за мое поведение с Карлосом. Мы обо стоим друг друга.

- Возможно ты прав, - согласился с ним Херардо, взглянув на портрет своей жены.

- Возвращайся домой, и ты будешь с ней всегда, - Алехандро увидел его взгляд.

- Этого никогда не будет, - покачал головой Херардо. - Уже слишком поздно.

- Никогда не поздно начать все с начала, - Алехандро подошел к отцу ближе.

- У нас его нет и не будет, - Херардо повернулся к нему. - Ты сам все испортил.

- В чем ты меня обвиняешь? – спросил Алехандро. - В том, что я не принял твою жену?

- Ты не просто ее не принял. Ты ее..., - Херардо не мог произнести в слух убил, только мысленно, так как сказать не было сил.

- Что я ее? – переспросил Алехандро, смотря на отца и не понимая его.

- Ты ее ненавидел, - договорил Херардо.

- Всей душой, - кивнул Алехандро. – Это не новость. Я до сих пор ее ненавижу, - признался он.

- Можешь жить со своей ненавистью, - Херардо направился к двери. – Ничего нельзя изменить. Ты меня слышал. Пока у тебя есть еще какие-то права, но все очень шатко, один твой шаг, и ты это все потеряешь, - предупредил он его.

- Они твои внуки, кровные, - закричал ему в след Алехандро.

- У меня один внук, сын Николаса, - Херардо вышел на улицу.

Он только что отказался от Карлоса, но это только для вида, чтобы Алехандро не смог им навредить. Ни Кристине, ни Даниэлю, ни Карлосу. Он просто обязан был их защитить. Он не смог уберечь свою жену, может быть сможет помочь им. Они действительно были его семьей. Херардо набрал номер телефона детектива.

- Я извиняюсь, что беспокою вас так поздно, но мне срочно нужно с вами увидеться, - попросил он.

Алехандро остановился в холле. Бежать за отцом не было никакого смысла. Впервые в жизни он растерялся. Какое-то время он стоял неподвижно, но потом подошел к телефону и набрал номер юристов.

- Я хочу, чтобы вы сейчас же приехали ко мне, - попросил он.

Ему было все равно, что было уже практически за полночь. Главное выяснить, что скрывалось за словами отца. Неужели он действительно в состоянии лишить его наследства? Ему срочно требовалось это узнать, может быть были какие-нибудь лозейки, чтобы избежать этого и заставить отца признать Даниэля и Карлоса...


… Роберто заставил ее уйти. Палома не стала включать свет. Остановившись у окна, взяла телефон, и тот в тот же миг зазвонил. Это был Даниэль.

- Сеньора Палома, с Викторией все в порядке. Она уснула, - сообщил он.

- Она просыпалась? – спросила Палома.

- Да, мы поговорили. Сейчас она спит. Вы не волнуйтесь. С ней все будет хорошо. Отдыхайте. Спокойной ночи, - попрощался Даниэль.

Палома положила телефон и посмотрела на Мануэля.

- Вам надо успокоиться. С вашей дочерью все в порядке, - сказал он.

- Я не понимаю, как Рамона решилась на такое, - прошептала Палома.

- Она сложный человек, - согласился с ней Мануэль. - Самое главное, что теперь сеньор Роберто в курсе того, на что способна его мать. Он будет присматривать за ней и не допустит, чтобы подобное повторилось.

- Роберто самому бы разобраться со своей жизнью не мешало, - вздохнула Палома.

- Он разберется, как и вы, - улыбнулся Мануэль.

- Почему мы с тобой до сих пор не перешли на «ты»? – спросила она. - Называй меня просто Паломой, - попросила она. - Ты относишься ко мне с такой теплотой, что я уже забыла что это такое.

- Это моя работа, - пожал плечами Мануэль.

- Да конечно, я понимаю, - кивнула она.

- Нет, вы… ты не правильно меня поняла, - Мануэль подошел к ней ближе. – Это не просто работа, - он посмотрел в ее глаза.

- Тогда что? – спросила она.

Мануэль бережно обнял ее, Палома вздрогнула, чем смутила его. Он хотел отойти, но она не отпустила его руку.

- Я уже забыла, что это такое – быть в объятии мужчины, - призналась она. - Спасибо.

- Я хочу быть не просто мужчиной, - тихо проговорил Мануэль.

- Я не знаю, - покачала она головой.

- Я тебя не тороплю. Я буду рядом. Буду ждать, пока ты не оттаешь, пока не позволишь себе снова быть счастливой, - признался Мануэль в своих чувствах.

- Возможно ли такое? – спросила Палома, не веря в его слова.

- Все возможно, нужно просто захотеть, - кивнул он.

- Когда сегодня, Рамона сказала, что Кристина любовница Роберто, - Палома отвернулась от него. - Мне стало как-то легко, - призналась она. - Я столько слышала о ней. А увидеть, признать – ты знаешь, сразу все встает на свои места. У тебя не остается никаких иллюзий.

- Кто тебе говорил о ней? – спросил Мануэль, стоя за ее спиной.

- Пока мы жили в одной комнате, Роберто часто шептал ее имя во сне. Это было так тяжело слышать, - вздохнув, произнесла она. - Я понимала только одно, что он безумно любил эту девушку. Сейчас она стала женщиной, я не знаю, что у них произошло, почему они расстались, но они просто сходили с ума друг по другу. По крайней мере Роберто точно. Он тяжело переживал ее утрату.

- Утрату? – не понял Мануэль ее слов.

- Я точно не знаю, но по моему он считал ее мертвой, - Палома повернулась к нему.

- Мертвой? – ее слова еще больше удивили его.

- Да. Все так запутанно, ему было очень тяжело, - она снова вздохнула.

- Почему вы тогда поженились? Если вы не любили друг друга? – не понимал Мануэль.

- Мы оба были потеряны, нам казалось, что так будет лучше, но лучше не стало, - Палома смотрела сквозь него. - С каждым днем нам становилось все тяжелее и тяжелее, как будто бы мы стали напоминанием друг другу о том, что могли бы иметь, но не удалось, не получилось.

Палома замолчала, воспоминания давались очень тяжело.

- Вот тогда я и пристрастилась к алкоголю, - продолжила она. - Роберто же полностью погрузился в работу. Рамона стала третировать его тем, что у него семья, а он просто работал. Конечно, у него стали появляться женщины, но мне было все равно, - она взглянула на Мануэля. - Я выпивала, и проблемы отступали, не было никаких мыслей, не стало желаний, я как бы погружалась в забытье, - объяснила она. - Спасибо, что помог мне понять, что есть еще возможность изменить жизнь. Я практически потеряла дочь, но ты дал мне шанс участвовать в ее жизни. Я не очень хорошо помню ее детство, но я надеюсь на то, что буду видеть, как растут мои внуки. Надеюсь на то, что она позволит мне присутствовать в ее жизни.

Мануэль обнял ее:

- У нас все будет хорошо. Мы справимся. Виктория – замечательная девушка, и поверь, она будет только рада, если ты откроешь ей свое сердце, - посоветовал он.

Ему стало легче от того, что Палома совершенно ничего не испытывала к мужу. Осталась всего лишь формальность, которая в скором времени разрешится. Роберто явно дал понять, что их с Паломой ничего не связывало, оставалось лишь оформить документы. Он очень надеялся на это, что кто-нибудь из них: Палома или Роберто решится на этот шаг, о котором просила их дочь...


… он попросил, чтобы он приехал. Херардо терпеливо ждал в машине, пока к нему приедет детектив. Он понимал, что уже очень поздно, но его вопрос не мог ждать до завтра, так как могло было быть уже поздно.

- Добрый вечер, - дверь его машины открылась, и незнакомый мужчина сел в автомобиль.

- Доброй ночи, - поздоровался с ним Херардо. – Извините еще раз за поздний звонок, но мне крайне необходимо, чтобы уже завтра с самого утра вы приступили к своей работе, - сообщил он. - Вам придется стать тенью моего сына. Мне очень важно, чтобы вы следили за каждым его шагом. И любом, на ваш взгляд, подозрительном действии, которое он вдруг задумает, вы сразу же должны сообщить мне. Особенно вам нужно уделить внимание моему внуку Карлосу, донье Кристине Фернандез и ее сыну Даниэлю. Вот их адрес, - он передал мужчине бумажку с адресом. - Вы должны будете меня предупредить, если вдруг Алехандро решится к ним поехать. И должны постараться помешать ему приблизиться к ним. Их жизнь в ваших руках.

- Хорошо, - мужчина говорил коротко. Он уже давно выполнял подобные поручения, такого рода распоряжения он слышал не впервые. – Если он захочет увидеть своего сына? – спросил он.

- Какого? – непроизвольно вырвалось у Херардо. – Карлоса, – это уже он сказал скорее для себя, чем для детектива. – Он в данный момент находится в больнице. Конечно, Алехандро может к нему поехать. Думаю, что с Карлосом он ничего не сможет сделать. Не сможет ему навредить, но все равно, сообщайте мне обо всем, - попросил Херардо.

- То есть ваш сын может общаться с Карлосом? – уточнил детектив.

- Да, в присутствии других людей, - кивнул Херардо.

- Хорошо, - ответил мужчина.

- Завтра я предоставлю вам необходимую информацию, фотографии, - предупредил его Херардо.

- Да, конечно, - мужчина вышел из машины.

Херардо смотрел ему в след. На его душе было тревожно, хоть он и предпринял кое-какие, и завтра Кристина, Даниэль и Карлос будут находиться под наблюдением, но он все равно волновался. Ему нужно было поехать к Августе. Он хотел утром поговорить с ней. Хотя, что она еще могла добавить?...



…он ничего не мог сделать. Алехандро был просто в бешенстве, когда адвокат подтвердил слова отца – он все потеряет. Одно его неверное действие – ведь именно так выразился отец – и он останется ни с чем.

Алехандро нервно ходил по гостиной. Он остался один. Не знал, где находилась его жена. Его сын жил в доме своей матери, но не знал об этом. Второй его сын ничего не знал о нем самом, и отцом считал какого-то докторишку.

Необходимо было что-нибудь предпринять. Если отец считал, что он ничего не сможет сделать, то он очень сильно ошибался. Сейчас у него были две проблемы: это Роберто и Херардо.

Первого он уже знал, как отстранить от дел – небольшой несчастный случай на объекте, и Роберто временно отстранен, а значит у Алехандро появится возможность спокойно общаться со своим сыном, а с Херардо, Алехандро усмехнулся – у него уже появилась маленькая идея.

Нужно было просто заманить отца в дом, то тогда он сможет закрыть его в нем. А дальше с помощью Винсенте и подбора необходимых лекарств, он сможет заставить отца переписать завещание, рассказать, где находилась Августа, и его жизнь снова наладится. Все его проблемы будут решены. Останется одна Кристина, но она ничего не сможет сделать. Он вновь сделает ее своей игрушкой, она навсегда исчезнет для всех…


… как бы ему хотелось навсегда отбросить все сомнения, что так терзали его душу. Роберто вышел из машины и посмотрел на окна дома. Они были темны. Скорее всего все уже спали. Вернее Даниэль и Виктория. Сабрина и Кристина до сих пор в больнице. Может это было и хорошо. Ему не придется что-то объяснять и оправдываться перед детьми. По крайней мере, сейчас надо взглянуть на Викторию и поехать в больницу. Кристине должна узнать о том, что дети узнали о прошлом.

Роберто вздохнул и прошел в дом. Там было тихо, спокойно. Ему даже стало немного легче, все таки в своем доме ему было тяжело находиться, тогда как здесь чувствовался уют. Роберто поднялся наверх, остановившись перед комнатой Даниэля, он чуть слышно постучал в дверь, но никто ему не ответил, тогда приоткрыв ее, он осторожно заглянул.

Виктория и Даниэль спали, обнявшись. Роберто тихо подошел к кровати, улыбнулся, настолько безмятежный был их сон. Также отметил, что Даниэль был одет и спал поверх одеяла. Роберто покачал головой. Все таки, он был неплохим парнем, ему придется принять то, что Виктория стала взрослой и вскоре покинет его дом.

Сын Кристины, кто бы мог подумать и предположить что такое возможно? Разве мог у Кристины быть другой сын? Она его хорошо воспитала. Роберто осторожно вышел из комнаты и закрыл дверь. Даниэль сразу открыл глаза и пошевелился. Он слышал, что в комнату заходил Роберто. Это был он. Он узнал его по звуку шагов.

Как и предполагал Даниэль, Роберто приехал и просто зашел в дом, чтобы удостовериться, что с Викторией все в порядке. Даниэль поправил одеяло и закрыл глаза, теперь можно было спать спокойно.

Роберто остановился около комнаты Кристины, не удержавшись, он открыл дверь и зашел. Полумрак ее спальни манил, Роберто закрыл за собой дверь. Запах ее духов, окутывал. На Роберто навалилась такая усталость, что у него не осталось сил. Он хотел немного посидеть в кресле, подумать, отдохнуть, всего лишь несколько минут, а потом сразу же ехать в больницу.

Опустившись в кресло, он ослабил галстук и расстегнул верхние пуговицы на рубашке. Закрыв всего лишь на минуту глаза, он мгновенно провалился в сон...


…Карлос спал. Сабрина позвала Кристину за собой, и они вышли из палаты.

- Мама, я прошу тебя, пожалуйста, езжай домой, - попросила она. - Зачем нам двоим здесь находиться? Я останусь с Карлосом, мне есть, где прилечь. Пусть Энрике отвезет тебя, -она взглянула на мужчину. - Сеньор Роберто преувеличивает. Мне кажется, что сеньор Херардо осознал, что сделал и очень раскаивается. Не думаю, что он предпримет еще что-нибудь. Тем более он тоже уехал.

- Сабрина права, - Энрике повернулся к Кристине. – Давай я отвезу тебя домой. Тебе надо отдохнуть. Завтра утром приедешь сюда. Карлос все равно спит. Сабрина сможет прилечь в его палате. Не вижу смысла тебе находиться здесь.

- Я не могу, - покачала головой Кристина. - Я обещала Карлосу, что не оставлю его. Он нуждается во мне.

- Мама, ты просто поедешь домой, немного отдохнешь, примешь душ, и завтра утром вернешься сюда, - Сабрина сжала руку матери.

- Кристина, послушай Сабрину, - поддержал Сабрину Энрике. - Я считаю, что ночью уже ничего не произойдет. Карлос спит. Завтра утром ты вернешься сюда.

Женщина колебалась, но понимала, что действительно всем находиться в больнице – не было никакого смысла.

- Хорошо, - согласилась она с ними. - Только рано утром я вернусь.

Сабрина поцеловала ее в щеку, попрощалась с Энрике, и зашла в палату.

Энрике взял Кристину под руку, и они спустились вниз. Подойдя к машине, он помог ей сесть, закрыл за ней дверь. Кристина устало откинулась на спинку сиденья. У нее выдался очень длинный день.

- Ты очень устала, хоть и держалась перед дочерью, - заметил Энрике, завел машину и выехал со стоянки.

- Спасибо, что приехал, - поблагодарила его Кристина. - Извини, что мы потревожили тебя ночью.

- Все в порядке, для этого и существуют друзья, чтобы помогать, - улыбнулся он.

- Ты хороший друг, - кивнула Кристина.

- Просто друг. Ничего более, - он взглянул на нее.

- Извини, - прошептала Кристина.

- Тебе не за что просить прощения. Извини меня, но скажи, что тебя связывает с Роберто? – Энрике все таки решился задать ей этот вопрос.

- О чем ты? – в ее голосе послышалось напряжение.

- Я не слепой, я же вижу, как вы смотрите друг на друга. Это не просто интерес, - Энрике снова взглянул на нее.

Кристина молчала. Она отвернулась и посмотрела в окно, на мелькающие огни ночного города. Она думала, что сказать Энрике. Промолчать, значит дать ему шанс, но она не могла этого позволить, чтобы Энрике на что-то мог рассчитывать.

- Я его любила, - призналась она. - Очень сильно. Очень давно.

- Как и он тебя. Очень сильно. Очень давно, - повторил Энрике.

- Прости меня, - попросила она прощения.

- Нет. Это ты прости меня. Теперь мне многое стало понятно, - Энрике кашлянул. - Поведение Роберто.

- Между нами ничего не может быть, - грустно отозвалась она.

- Не думаю, что ты сейчас говоришь правду, - Энрике тронул ее за руку. - Не надо. У вас очень много проблем, но вас тянет друг к другу. Не отрицай, - он смотрел на дорогу.

- Я ничего не знаю, не хочу думать. Все так сложно и запутанно, - она вздохнула. - Для меня главное – это мои дети. Их счастье. Все остальное неважно.

- Счастье. Это такое непонятное слово. Что это? – спросил он.

- Для каждого оно свое, - пожала плечами Кристина.

- А твое? Какое оно? – не успокаивался Энрике.

- Мои дети, - Кристина посмотрела на него.

- Нет. Дети – это главное в жизни, они дополняют ее. Без тебя самой – твоя жизнь пуста, - Энрике мельком взглянул на нее.

- Ты странно говоришь Энрике, - нахмурилась Кристина.

- Ты еще сама не знаешь, но все уже предопределено. – странно ответил Энрике. - Я знаю Роберто, если он еще любит тебя, то он вернет то, что потерял. Он перевернет весь мир, но добьется того, чего хочет.

- Не все так просто, - Кристина скрестила руки. - Да и потом о какой любви идет речь? Он женатый человек, - напомнила она ему.

- Мы сами создаем себе проблемы. Вопрос его статуса, - он пожал плечами, - я не считаю уж такой большой проблемой, тем более. Что его отношения с женой…, - он не успел закончить

- Мы не в праве вмешиваться в их отношения, - перебила его Кристина.

- А кто вмешивается? – спросил ее Энрике. - Я говорю то, что вижу. Они чужие друг другу люди.

- Не нам об этом судить, - заметила она.

- Кристина, позволь себе стать счастливой, - Энрике повернулся к ней.

- Я никогда не смогу изменить свою жизнь. Свое прошлое, - в ее голосе звучала такая печаль, что Энрике покачал головой.

- То, что было – ты права, - согласился он с ней, – невозможно изменить. Но можно изменить свое отношение к произошедшему, свое восприятие и постараться жить с новым чувствами, новыми эмоциями, - он просил ее стать счастливой, просил позволить стать счастливым Роберто, понимая, что терял.

- Ты не знаешь, о чем говоришь, - покачала головой Кристина.

- Знаю, поверь, все можно изменить, - Энрике остановился около дома Кристины. – Я же говорил, что Роберто добьется того, что хочет.

- Ты о чем? – Кристина не поняла его.

Энрике показал на стоящую у ее дома машину Роберто.

- Он приехал скорее всего проведать Викторию. Она у нас. Даниэль ее привез, - спокойно пояснила Кристина.

- Да, скорее всего ты права, - улыбнулся Энрике, он не стал ей говорить, что в ее доме не горел свет. – Не буду больше тебя задерживать.

- Спасибо, что подвез, - Кристина вышла из машины.

Энрике тут же уехал, принимая для себя, что Кристина никогда не станет его.

Она еще раз посмотрела на машину Роберто. Он приехал к Виктории, другого объяснения просто не могло быть. Кристина зашла в дом. Поднялась наверх. Приоткрыв комнату Даниэля, она заглянула. Дети спали. Все было в порядке. Тогда где находился Роберто?

Она заглянула в комнату Сабрины, Карлоса, его нигде не было. Она зашла в свою комнату. Роберто спал в кресле. Кристине стало его жалко. У него был такой измотанный вид. Она подошла к нему и расслабила галстук еще сильнее. Осторожно его сняла. Взяв подушку с дивана, она постаралась пристроить ее под его голову. Роберто проснулся.

- Что случилось? – он не сразу понял, где находится. – Где я? – он потянулся. – Кристина?

- Ты уснул, - тихо ответила она. – Уже поздно. Ложись в кровать, - попросила она, намереваясь постелить ему в комнате Карлоса.

- Прости, я заехал проведать Викторию и собирался потом поехать в больницу. Присел немного отдохнуть и уснул, - у него не было сил встать, он смотрел на нее в полумраке комнаты. – Спасибо за приглашение, - он чуть прищурил глаза, в которых загорелся веселый огонек.

- Комната Карлоса свободна, - твердо сказала Кристина. - Я постелю тебе там, - она хотела выйти, но он остановил ее.

- Перестань. Хватит, - он сказал небрежно, вставая с кресла. – Как Карлос? – спросил Роберто.

- С ним осталась Сабрина. Он спит, - грустно ответила Кристина.

- Значит и нам надо немного отдохнуть, - он снял пиджак.

- Что ты делаешь? – возмутилась Кристина.

- Раздеваюсь. Спать в одежде не очень-то удобно, - пояснил он.

- Ты же не собираешься спать в этой комнате? – переспросила она.

- Ты сама сказала, что уже поздно, - напомнил он. - Я собираюсь лечь в постель, через несколько часов наступит утро. Хватит со мной препираться, ложись, - попросил он.

- Тогда я пойду в комнату к Сабрине. Она все равно осталась в больнице, - у Кристины не было сил с ним спорить.

- Ты никуда не пойдешь, - тут же воспротивился Роберто. - Не веди себя, как подросток, - попросил он. - Я дошел до того, что моя дочь ночует в твоем доме. Причем в постели твоего сына. Может, не будем выяснять отношения. Ты же не хочешь разбудить детей?

- Господи, что ты творишь? Что они скажут утром? – изумилась Кристина.

- Вот об этом подумаем уже утром, - Роберто снял рубашку и брюки и посмотрел на нее. - Тебе помочь снять одежду? Или ты справишься сама? – спросил он.

Кристина молчала, у не хватало сил на спор с ним. Она прошла в ванную и переоделась. Зайдя в комнату, она увидела, что Роберто уже лег. Кристина немного помедлила, она понимала, что он не позволит ей уйти в другую комнату. Он устроит скандал, если потребуется, разбудит детей. Кристина смирилась с его упрямством и легла рядом, он тут же повернулся к ней и обнял ее, укрыв одеялом.

- Закрывай глаза и спи, - прошептал Роб ей на ухо, уткнувшись в ее волосы, вдыхая их запах.

Как давно это было. Сколько лет он мечтал об этом. Так спокойно. Кристина уютно устроилась в его объятиях, таких родных, знакомых. Уже вторую ночь подряд они проводили вместе.

Практически весь вечер они были вместе, решая проблемы, словно муж и жена. Она думала, что не сможет уснуть, но стоило ей только закрыть глаза, как она мгновенно провалилась в сон…

… она не могла спать. Рамона металась в комнате, не понимая, что ей предпринять, что сделать, чтобы жизнь снова вернулась на круги своя. Стала такой, какой была.

Ей хотелось поговорить с Роберто, Викторией и Паломой. Она хотела убедит их, что они одна семья. Женщина вышла из комнаты, заглянув в комнату Роберто, она обнаружила ее пустой. Виктории тоже не было дома.

Открыв дверь спальни Паломы, Рамона резко спросила:

- Ты знаешь, где находятся твой муж и дочь? – она холодно смотрела на нее.

- Рамона, оставь всех нас в покое, - попросила Палома. - Ты не видишь, что ничего нет. Нет того, за что ты цепляешься. Перестань вмешиваться в нашу жизнь.

- Что ты говоришь? – возмутилась Рамона. - Ночь на дворе, а твоего мужа и дочери нет дома. Тебя это не смущает?

- Когда тебя это волновало, что Роберто не ночует дома, - Палома подошла поближе к Рамоне. – Столько лет он жил так, как хотел. Тебя это устраивало. Что же такого сейчас произошло, что ты сама не своя? – спросила она.

- Она вернулась. Ты не понимаешь? Роберто уйдет к ней, - тихо прошептала Рамона.

- Да ради бога, пусть идет, - ответила Палома. - Может он сможет стать счастливым, хоть кто-то из нас. Ты же его мать, так позволь ему это.

- Никогда он не будет с ней, - категорично заявила Рамона.

- Она, кто-то другой? Разве это важно? – спросила Палома. - Важно то, чтобы было желание жить, радоваться, наслаждаться. Что ждет его дома? Он и домом-то это не считает. Я впервые за все эти годы увидела его другим, каким он был в молодости, - призналась она. - Я увидела в его глазах надежду. Я так счастлива за него. Дай бог, чтобы ему удалось вернуть то, что он потерял.

- Что ты говоришь? Это наш дом, - голос Рамоны сорвался.

- Это твой дом, но никто из нас не желает здесь находиться, - воспротивилась Палома.

- Что ты хочешь этим сказать? – не поняла ее Рамона.

- Ты сама знаешь. Я решаю вопрос о переезде, - сообщила она.

- Ты переедешь? Чтобы спиться? – Рамона чуть не расхохоталась.

- Нет. Больше я не вернусь к своей слабости. Я поняла, что мимо меня прошла целая жизнь. Я с трудом помню детство своей дочери. Спасибо за то, что ты помогла мне это осознать, - поблагодарила она.

Рамона задумалась, а ведь действительно, Палома права, это ведь благодаря тому, что она наняла Мануэля, Палома смогла избавиться от своей зависимости. А ведь она думала о другом, как же она просчиталась. Рамона покачала головой и вышла. Она стала осознавать, что проигрывала, раунд за раундом. На что бы она не ставила, она оказывалась в проигрыше.

Палома вздохнула. Она смогла дать отпор Рамоне, той которую боялась и сторонилась. Может быть Мануэль был прав, и она сможет изменить свою жизнь…


… жизнь Карлоса была в опасности. Он сразу же приехал, как только узнал. Винсенте зашел в палату. Он являлся лечащим врачом Карлоса. Сабрина открыла глаза.

- Что вы здесь делаете? – удивилась она.

- Это мой пациент, - сообщил Винсенте.

- Вы не можете его лечить, - воспротивилась она.

- Ошибаешься, я могу, и планирую его перевезти в свою клинику, - заявил Винсенте.

- Вы этого не сделаете, - она запаниковала. – Вы не можете.

- У меня есть все права, да и его отец уже едет сюда, - спокойно заявил он.

- Кто вам сообщил? Как вы узнали? – Сабрина чуть не плакала.

- Это не так важно. Главное, что мы знаем, - ответил Винсенте.

Алехандро буквально ворвался в палату. Он был очень бледен, раздражен.

- Что с ним? – он спросил это с такой злостью, что Сабрина сделала шаг назад. – Во что он опять вляпался?

- У него аллергическая реакция, - начал Винсенте.

Алехандро поморщился. До чего же слаб его сын. Даниэль был совсем другим.

- Лучше бы вы спросили, кто в этом виноват, - вмешалась Сбарина.

Алехандро взглянул на нее:

- Я считаю, что тебе следует уйти отсюда. Ты никто, так что оставаться здесь не можешь, - категорично сказал он.

- Но сеньор Роберто, - начала Сабрина.

- Сеньор Роберто не является его родственником, - отрезал Алехандро. - Он не имеет никакого права распоряжаться, где следует находиться моему сыну, и соответственно, как и кому его лечить. У нас есть свой собственный лечащий врач.

- Я бы не советовал его перевозить, - вмешался подошедший доктор.

Ему пришлось сообщить Винсенте о его пациенте, что он находился в больнице.

- Оставьте свое мнение при себе, - Алехандро было все равно, он жаждал поскорее убраться из этой больницы. - Винсенте, подготовь моего сына к поездке. Мы везем его домой, - распорядился он.

- Я бы посоветовал вам оставить его под наблюдением, - доктор все еще пытался помешать им.

- Я обеспечу сына достаточным уровнем обслуживания и лечения, - ответил Алехандро. - Вам нет нужды беспокоиться, тем более беспокоить сеньора Роберто, - сухо заметил он.

Алехандро попросил выйти Сабрину, сказав, что ей здесь больше нечего было делать. Девушка вышла из палаты, она чуть не плакала. Стоило уехать сеньору Роберто, Энрике и маме, как все пошло не так.

Она не в состоянии было что-либо предпринять. Сабрина молча смотрела, как Карлоса уложили на носилки и выкатили из палаты. Она шла следом на расстоянии. Наблюдала, как его положили в карету скорой помощи. Сабрина еще постояла несколько минут и поехала за ними следом. Алехандро привез Карлоса домой.

Сабрина не могла зайти. Не могла позвонить Кристине, потому что понимала, что та ничего не сможет сделать. Сабрина поехала домой, но не стала ложиться спать, она не смогла бы уснуть. Все ее мысли были заняты Карлосом. Что с ним? Как он там? Алехандро не оставил его в больнице, отвез его домой.

Конечно Винсенте врач, но сможет ли он оказать квалифицированную помощь? Одно ее немного успокаивало – то, что Винсенте зависел Алехандро, а значит не мог причинить вред Карлосу.

Сабрина выпила кофе и посмотрела на лестницу, хотелось пойти к Кристине, прижаться к ней, но не могла себе этого позволить. Еще было слишком рано, пусть хоть немного поспит. Ночь выдалась трудная.

Девушка прилегла на диван, рассматривая тени на потолке, она задумалась о своей матери, о той женщине, что родила ее, ту, которую она не знала. Хотелось бы посмотреть ее фотографии. Надо будет спросить у Кристины, может быть сохранились какие-нибудь снимки.

Сабрина встала и прошла в кабинет. По крайней мере, пока все спали, она могла посмотреть в ящиках стола отца. Сабрина перебирала бумаги, открывала новые дверцы шкафов, но ничего не смогла найти. Ей попадались разные бумаги, какие-то документы, врачебная литература с пометками отца, его записи, никаких фотографий она не нашла. Родители постарались, все скрыли от нее.

Даниэль даже не догадывался о своем происхождении. Она задумалась – удастся ли ей создать семью с Карлосом, смогут ли они противостоять его отцу? Получится ли у них стать счастливыми? Так в раздумьях наступил новый день.

Сабрина посмотрела на часы, было около семи. Сабрина вздохнула и поднялась по лестнице. Приоткрыла дверь, шагнув в комнату, она остановилась. На кровати в объятиях друг друга спали Роберто и Кристина. Сабрина была настолько ошеломлена, что не могла пошевелиться…

... продолжение тут https://www.asienda.ru/post/29671/

Рейтинг поста:  +13 Не понравилось Понравилось
Новороссийск
20 февраля 2016 года
146






Комментарии:

Написать комментарий

Нижневартовск
20 февраля 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
20 февраля 2016 года
 

Москва
20 февраля 2016 года
+1  
УФФФФ!!!

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
20 февраля 2016 года
 

Ларнака
20 февраля 2016 года
+1  
Вот это да! Бедные дети! Несчастная Кристина! Скорее бы уже кончилась у них черная полоса и наступила светлая. Наталочка, я надеюсь, что мы немного порадуемся за них, а не так, как некоторые в эпилоге пишут, что герои обрели счастье.

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
20 февраля 2016 года
 
Да, им всем не сладко. Мы обязательно порадуемся за героев. Будет эпилог, наполненный счастьем

20 февраля 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
21 февраля 2016 года
+1  

Воронеж
14 марта 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
14 марта 2016 года
+1  


Оставить свой комментарий

B i "
Отправить