Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

Наказаны любовью/глава 17

Наказаны любовью/глава 17
Пролог https://www.asienda.ru/post/28326/
Глава 1 https://www.asienda.ru/post/28362/
Глава 2 https://www.asienda.ru/post/28464/
Глава 3 https://www.asienda.ru/post/28464/
Глава 4 https://www.asienda.ru/post/28500/
Глава 5 https://www.asienda.ru/post/28560/
Глава 6 https://www.asienda.ru/post/28593/
Глава 7 https://www.asienda.ru/post/28651/
Глава 8 https://www.asienda.ru/post/28663/
Глава 9 https://www.asienda.ru/post/28710/
Глава 10 https://www.asienda.ru/post/28736/
Глава 11 https://www.asienda.ru/post/28791/
Глава 12 https://www.asienda.ru/post/28803/
Глава 13 https://www.asienda.ru/post/28836/
Глава 14 https://www.asienda.ru/post/28849/
Глава 15 https://www.asienda.ru/post/28876/
Глава 16 https://www.asienda.ru/post/29002/

Глава 17

- О чем вы хотите поговорить? – спросила Кристина Херардо, не зная, чего от него можно было ожидать.

- О Карлосе, - Херардо опирался на трость.

Ему было необходимо поговорить с этой женщиной. Узнать всю правду, разобраться во всем.

- Я же вам сказала, что Карлоса здесь нет, я тоже собираюсь уходить, - она скрестила руки.

- Мне надо поговорить с вами о Карлосе, - настаивал он. - Задержитесь не на долго, - попросил Херардо. – Это очень важно.

Кристина не хотела с ним разговаривать.

- В прошлый раз нам не удалось поговорить, - начал разговор Херардо.

- Я считаю, что нам с вами абсолютно не о чем разговаривать, - Кристина смотрела ему прямо в глаза, не предлагая присесть.

Херардо понимал, что сейчас не до учтивости:

- Я понимаю ваше отношение, но мне хотелось бы узнать..., - начал он.

- Я не собираюсь вам ничего объяснять, - перебила его Кристина.

Херардо оглянулся, казалось, хотел удостовериться, что их никто не подслушивал, что они одни:

- Августа и Алехандро…, - снова попытался он сказать.

- Это ваши дети, разбирайтесь с ними сами, пожалуйста. Оставьте меня в покое, - женщина совершенно не желала ничего слушать, ей неприятно было его видеть. – Как вы могли породить такое чудовище? – все таки у нее сорвался этот вопрос. – Я так понимаю, что вы в курсе произошедшего, иначе бы сюда не пришли, - покачала она головой.

Херардо опустил глаза, не зная, что ей ответить. Кристина закусила губу.

- Я понимаю ваше негодование, но нам надо о многом поговорить. Как быть дальше? – Херардо опирался на трость.

- Никак, - резко ответила Кристина, - я вообще не собираюсь обсуждать эту тему с кем либо, тем более с вами.

- Даниэль, Карлос. Они..., - Херардо не понимал ее категоричного отказа.

- Они ничего не узнают, - перебила его Кристина. – Ничего, - на шагнула к нему ближе. - И не вздумайте им что-либо говорить, - она смотрела ему прямо в глаза. – Я буду их защищать, я убью вашего сына, если это потребуется, но он не сможет навредить моим детям.

- Я понимаю ваше намерение, я, - Херардо старался подобрать слова. – У меня нет слов, чтобы выразить вам свое…

- Мне абсолютно ничего от вас не нужно, ни сочувствия, ни помощи, ни угроз. Я не допущу, чтобы с моими детьми что-либо случилось, - Кристина была очень взволнована и возмущена, его приходом.

- Значит вы в курсе, - обреченно проговорил Херардо, не понимая ее. – Но как же так? Почему вы столько лет молчали, почему не заявили? Оставили..., - Херардо в замешательстве замолчал.

Кристина в недоумении посмотрела на него:

- Вы серьезно? – чуть ли не закричала она. - Я что должна была на каждом углу кричать о том, как со мной поступил ваш сын? Не смешите меня, - она покачала головой. - Где были вы, когда ваш сын творил, что хотел? И он продолжает поступать так, как ему хочется, не считаясь ни с чьим мнением, - Кристина прошла мимо Херардо и открыла входную дверь. - Я вас не знаю, и знать не желаю. Не смейте приближаться к моему сыну, он только мой. Мне все равно, что вы приходитесь дедом Даниэлю. Он никогда не должен об этом узнать. Ваш сын, - Кристина отвела взгляд, - он никогда не получит уважение своего сына.

- Вы готовы выступить против моего сына? – удивился Херардо.

- Я его не боюсь. Прошу вас уйдите. Не приходите сюда больше, - попросила она его.

- Вы сблизились с Карлосом, - задумчиво сказал Херардо. - Думаете, что все можно изменить? – спросил он.

- Поздно вы спохватились, - Кристина отвернулась. – Уже ничего нельзя изменить. Мне жаль Карлоса, - она покачала головой, - что они с ним сделали?

- Вы же сами так решили, - вырвалось у Херардо. – Хотя кто я такой, чтобы вас осуждать.

- Вы правы - вы никто, чтобы осуждать меня, - резко ответила Кристина, она была возмущена – за что ее можно было осуждать. - За то, что я скрыла, кто отец? Боюсь, Даниэлю не понравится правда, дай бог, чтобы он никогда ее не узнал, я не хочу, чтобы мой сын страдал.

Херардо не понимал эту женщину, как она могла защищать одного сына, и совершенно не думать о другом. Как она могла бросить одного, отказаться от попытки вернуть второго ребенка? Почему она вернулась только спустя столько лет, почему позволила Карлосу войти в ее жизнь? Он не понимал ее поведения, совершенно не понимал.

- Я вас не понимаю, честно, не понимаю, - покачал он головой. - Я пришел сюда не ругаться, но и понять вас не получается, извините. Ваш муж…, - начал Херардо.

- Оставьте в покое моего мужа, пусть покоится с миром, - перебила его Кристина.

- Покоится с миром, - Херардо отшатнулся, услышав ее слова.

- Да, мой муж умер. Оставьте меня в покое, моих детей, - Кристина устало оперлась о косяк двери. – Пожалуйста, уйдите.

- Я бы очень этого хотел, но Сабрина и Карлос. Они…, я вас не понимаю, защищая одно, вы совершенно забываете о другом, - Херардо пытался вразумить ее.

Кристина осознала, о чем говорит Херардо:

- Карлос и Сабрина, - она даже охнула. – Господи, но…, - неужели он тоже был против их отношений? Она не могла в это поверить. Хотя, что можно было ожидать от человека, породившее такое чудовище.

- Вот именно, это самое главное, они не должны пострадать из-за ошибок прошлого, - согласился с ней Херардо.

Лучше бы он не говорил этих слов, Кристина изменилась в лице:

- Ошибок, - выкрикнула Кристина, - Господи, да что вы за люди? О каких ошибках вы можете говорить? Ваш сын изнасиловал меня. Закрыл в комнате. И вы мне говорите об ошибках? - ее голос звенел от гнева. - Вон из моего дома. Никогда больше не приходите сюда, - Кристина распахнула дверь шире, - уйдите, ради бога, - Кристина была разгневана, о каких ошибках он говорил.

Херардо пришлось подойти к двери, уже выходя из нее, он остановился:

- Карлос, Даниэль и Сабрина, напоминаю вам, решите этот вопрос, - попросил он, - или я все расскажу Карлосу.

- Вы не посмеете, - Кристина схватила его за руку. – Вы не посмеете вмешиваться в их отношения.

- Что вы за мать? Как вы можете такое допускать? – Херардо убрал руку, в его голосе послышались жесткие нотки.

- Я мать, и до последней капли крови буду биться, но мои дети не пострадают. – Кристина захлопнула дверь с такой силой, что посыпалась штукатурка.

Херардо не понимал эту женщину. Как она могла отказаться от сына. Как могла допускать отношения между братом и сестрой? Если она не примет меры, то он сам должен будет рассказать Карлосу правду.

Господи, как же это все было трудно. Сможет ли Карлос выдержать сообщение, что его мать бросила его, оставила, пусть и в доме отца. Как она могла любить одного сына, при этом совершенно не думала о благополучии второго. Она все знала, она сама подтвердила.

Херардо смотрел в окно машины, отъезжая от дома Кристины. Карлос привязался к ней, как же ему будет больно, когда он узнает, что она его мать. Женщина, которая его бросила. Херардо устало закрыл глаза – как же все запуталось: Кристина, Августа, Карлос. Алехандро, он их отец…

… У Карлоса и Даниэля один отец. Кристина металась по комнате. Карлос и Даниэль братья по отцу, при чем здесь Сабрина? Что хотел сказать этот человек? Почему они все против нее?

Алехандро хотел забрать сына. Его отец настроен решительно, он тоже хочет разрушить жизнь Сабрины. Господи, а ее дочь так увлечена Карлосом. Как же быть? Ситуация снова повторялась: как и в свое время мать Роберто была против их отношений, так и сейчас все против ее детей.

Кристина на полном автомате взяла свою сумочку, погруженная в свои мысли, она собиралась выйти из дома и столкнулась нос с носом с Даниэлем, который заходил в дом.

- Сынок, - Кристина споткнулась и чуть не упала, Даниэль поддержал мать. – Ты так рано пришел, - она растерялась, - я еще не успела решить вопрос с работой. Подожди меня, - она смотрела на него взглядом, полным вины.

- Подожди, - Даниэль тронул ее руку, не давая ей уйти. – Подожди, - снова повторил он, не зная, как начать разговор. – Мама, - он посмотрел на нее.

В глазах Кристины стояли слезы. Она не была готова снова слушать от сына обвинения, не могла видеть его осуждающий взгляд. Кристина опустила голову и всхлипнула, едва сдерживаясь. Ее жизнь буквально разваливалась на кусочки, все что-то хотели от нее, требовали. Она уже с трудом понимала, кто она, что она, как ей быть, что говорить и кому.

- Даниэль, - прошептала Кристина, как же ей хотелось, чтобы ее сын обнял ее, ей так нужна была его поддержка. Еще один разговор с обвинениями – она просто не выдержит. - Даниэль, сынок, послушай меня, - она заломила руки, не решаясь его коснуться - я не знаю, как объяснить свое поведение, но…, - она замолчала, не знала, что сказать, - тебе не надо злиться на меня, я...

- Я все объяснил, вашему сыну, - из-за угла вышел Роберто в темных очках.

Кристина резко обернулась на звук голоса. Ее сердце забилось сильнее, дыхание перехватило. Господи, ну почему она так реагировала на него. Роберто тут же снял очки и посмотрел ей прямо в глаза. Без насмешки, без угроз, без обещаний, без надежды, без вопросов. Простой внимательный взгляд.

Кристина с облегчением вздохнула, сколько же в нем было силы. Вот только один взгляд на него, и она черпнула энергию, вдохнула жизнь.

- Я объяснил, что все в порядке, - Роберто, не отрываясь, смотрел на нее, понимая, как ей тяжело.

Кристина понимала, что нужно отвести взгляд, но не могла. Что-то изменилось в этот момент, незримо для окружающих, но оба вздрогнули. Кристина первая отвела взгляд и посмотрела на Даниэля.

- Можно пройти? - спросил Роберто.

Господи, какой знакомый до боли голос, с хрипотцой, такой родной, дорогой ее сердцу. Тепло, волной пробежало по ее телу, словно дуновение летнего ветерка, обняло, согревая. И это всего лишь голос, в котором не слышались обвинения, но в нем так не хватало теплоты.

Пустота, как ушат холодной воды обрушился на Кристину. На ее глазах выступили слезы, она отвернулась, вздрогнув. Все что угодно, но только не эта пугающая тишина, наполненная неопределенностью, страхами. Она остро почувствовала свое одиночество, никто не мог ее поддержать, понять. Все требовали от нее ответов, обвиняли.

Роберто едва сдержался, чтобы не шагнуть к ней, едва сдержался, чтобы не заключить ее в свои объятия. Он видел, как ей плохо, видел, как ей больно. Господи, почему он до сих пор, мог чувствовать ее, видеть ее эмоции.

Вот и сейчас они оба осознали, что подошли к грани, за которой образовалась ужасающая пустота, гонимые мыслями о прошлом, не понимающие, что делать с настоящим, и не видящие будущего. Это было страшное ощущение.

Он думал, что очень больно от того, что он переживал все эти годы, но только сейчас осознал, как невыносимо окунуться, опуститься, погрузиться с головой в эту ужасающую пустоту вместе с ней и в то же время по отдельности, не зная, что делать и как быть, видя и ощущая друг друга. Они уже были не те, молодые влюбленные, они уже не одни, у них были семьи, за которые они несли ответственность.

Кристина шагнула в гостиную, понимая, что не в состоянии вынести этого затянувшегося молчания, этой пугающей тишины, за которой маячила пустота. Она схватилась за стенку, идя вперед, боялась упасть. Рыдания душили ее.

Зачем они пришли? Снова мучить ее, задавать вопросы, на которые у нее просто не было ответов. Роберто стиснул руки в кулаки. Господи, он едва сдерживался, чтобы не отодвинуть Даниэля в сторону и не догнать ее, так велико было его желание сжать ее в объятиях. Он готов был просто держать ее, крепко обнимая, чтобы дать хоть немного сил, которые ей так были необходимы.

Сердце отдавалось каждым ударом в висках, он смотрел и видел слабую женщину, которая едва держалась на ногах, пытаясь скрыться в полумраке комнаты. Роберто стиснул зубы и тронул Даниэля за плечо, слегка повернув голову, показывая, что нельзя медлить.

Кристина едва не упала, споткнувшись о ковер. Слезы душили ее. Что хотел Даниэль, приведя с собой Роберто? Зачем пришел Роберто? Кристина не успела схватиться за спинку дивана, как Даниэль коснулся ее руку, придержал, повернул к себе и обнял.


- Мама, прости меня, - прошептал Даниэль, уткнувшись в ее волосы, - пожалуйста, прости, - просил он.

Кристина бы упала, если бы ее не держал Даниэль. Она взглянула за плечо сына, и встретила взгляд Роберто. Он слегка кивнул ей.

- Почему ты молчишь? – спросил Даниэль, слегка отодвигаясь от матери и заглядывая в ее глаза. – Скажи хоть что-нибудь, пожалуйста, - он был очень взволнован.

Кристина вздрогнула, воспоминания о вчерашнем нахлынули с новой силой. Она схватилась за руки Даниэля, боясь упасть, боясь, что ей все показалось, что ее сын извинился. Она бросила взгляд на Роберто, не понимая, что такого он мог сказать ее сыну, чтобы Даниэль попросил у нее прощения, ведь она тоже была виновата, она виновата во всем, что случилось вчера.

- Извините, я немного не в себе, - она опустила глаза, ей было ужасно стыдно. Стыдно за произошедшее, стыдно перед всеми, теперь они знали о насилии, но мало того, она целовалась с женатым мужчиной, отцом Виктории.

Все трое молчали. Конечно, Даниэль понимал абсурдность этой ситуации. Теперь он увидел все с другой стороны. Как же его матери сейчас было неловко, ведь они вынесли из дома очень личное, о чем должны были молчать, хранить в секрете.

- Мама, - он усадил Кристину на диван и присел рядом с ней на колени, взял ее руки в свои, попытался улыбнуться, но почему-то так трудно было начать разговор.

Кристина со слезами на глазах смотрела на своего сына, закусив губу, чтобы только снова не расплакаться, она с трудом сдерживала всхлипы, что так душили ее.

- Прости меня, - он снова попросил у нее прощения, не стесняясь, что позади него стоял Роберто и смотрел на них. – Ничего не надо объяснять. Все в порядке, - Даниэль обнял Кристину.

Женщина расплакалась. Она не могла больше сдерживаться. Столько всего произошло. Она была в постоянном напряжении эти дни, сейчас же ее нервы просто не выдержали, она еще не до конца верила в то, что Даниэль снова верил ей.

Она подняла глаза на Роберто, и одним взглядом поблагодарила его. Роберто кивнул в ответ. Он смотрел на сцену их примирения и думал о том, что же в действительности побудило его остановить Даниэля. Только ли обещанное слово Виктории или все таки он не хотел выпускать Кристину из виду. Тяжело вздохнув, повернулся, осматриваясь.

- Я принесу воды, - непринужденно сказал он и вышел по направлению к кухне.

Откуда он мог знать, где она находится, удивилась Кристина. Даниэль обернулся, увидев, что Роберто скрылся за дверью, сказал:

- Мама, ты прости меня за все слова, не хотел тебя обижать, - он опустил голову, как нашкодивший подросток, в этом был весь Даниэль, - просто ну ты же понимаешь, мы все увидели, у нас создалось ощущение, что…

Кристина положила пальцы ему на губы, заставляя его замолчать:

- Не хотела бы я, чтобы вы узнали о том, что произошло столько лет назад, - едва слышно прошептала она. - Мы с отцом это скрывали от вас, - кивнула она.

Роберто остановился у порога в комнату, они не видели его, поэтому он затаился, с жадностью вслушиваясь в их разговор. Он хотел знать правду, она была ему необходима, чтобы ему самому сделать вывод, чтобы что-то принять для себя.

- Мне так стыдно, - продолжила Кристина, пряча глаза. – Мне так стыдно.

- Мама, не надо, - попросил Даниэль.

- Кофточка порвалась, она зацепилась…, - Кристина замолчала, - просто тот человек, он порвал тогда на мне одежду, - объяснила Кристина и прижала руку ко рту, господи, зачем она говорила это сыну.

Роберто наклонил голову, порвалась значит, зацепилась, хорошее объяснение, он даже усмехнулся про себя, но вновь стал серьезным. Порвал одежду. Роберто стиснул кулак. С каким бы удовольствием он размазал того насильника о стенку.

- Мама, не надо, сеньор Роберто сказал, что он пытался тебя успокоить, так как началась истерика. Все в порядке, - прошептал Даниэль.

Кристина моргнула глазами, значит, он так пытался ее успокоить, потом, быстро спохватившись, продолжила.

-Да, я была очень нервная и…, - Кристина вздохнула, замолчав.

- Мама, оставим эту тему, - Даниэль обнимал Кристину. – Поэтому вы с отцом и жили в разных комнатах, - кивнул он, объясняя причину их раздельного проживания. – Теперь я понимаю, - вздохнул Даниэль.

Роберто уже хотел зайти, но остановился, эти слова заставила его сердце биться сильнее – у нее с мужем ничего не было, да нет – не могло этого быть. Абсурд.

- Я так и не смогла забыть, прости меня, - Кристина уткнулась в плечо сына.

- Мама, мамочка, - Даниэль крепко прижал ее к себе, - кто же посмел тебя так обидеть?

Роберто облокотился спиной о стену, он чуть не раздавил стакан с водой, что нес ей, хотел бы он знать, кто был тем подонком. Справившись со своими эмоциями, он зашел в комнату. Даниэль отстранился от матери. Роберто подал ей бокал. Их пальцы соприкоснулись, когда она брала бокал, задержавшись на миг.

- Спасибо, - хрипло поблагодарила его Кристина.

Роберто вздрогнул, как же знакома ему эта хрипотца, она всегда была по утрам, когда Кристина просыпалась. Сколько воспоминаний, и все связаны были только с ней, словно он остановился в том дне.

- Вы помирились, - Роберто не знал, то ли ему присаживаться, то уходить.

- Да, - Даниэль встал, признавая, что Роберто не хотел ему ничего плохого. Он стал виновником их ссоры с матерью, он же их и помирил. – Мама, ты не все еще знаешь, - Даниэль повернулся к Кристине.

- Что еще произошло? - женщина напряглась, изменившись в лице.

- Я снова работаю на сеньора Роберто, - улыбнулся Даниэль.

Кристина побледнела. Она не знала, радоваться ей или нет.

- Мы не уезжаем? – осторожно спросила она.

- Думаю, что нет, - ответил за Даниэля Роберто. – У него подписан со мной контракт.

- Контракт? – Кристина переспросила, не понимая.

Она прекрасно помнила, что Роберто попросил взамен возвращения Даниэлю работы.

- Да, у меня контракт, мама, - Даниэль развел руки в сторону. – Я вновь работаю с сеньором Роберто.

- А Алехандро? – у нее случайно вырвался этот вопрос.

Роберто нахмурился. Он видел их в кафе. Видел ее обеспокоенность, когда Даниэль перешел работать к Алехандро. Все это было неспроста, она боялась его компаньона, или ему это показалось?

- Я заключил договор с Алехандро, вернее наши фирмы, - пояснил Роберто, он обязательно разберется – причем тут Алехандро. – У Даниэля нет никаких обязательств перед ним.

Кристина вздохнула с облегчением или ему это только показалось. Роберто не нравилось все это, что-то здесь было не так.

- Спасибо, - очень тихо прошептала Кристина.

Роберто чуть приподнял бровь. Она покраснела, вспомнив о его ультиматуме, хорошо, что сейчас не надо было его выполнять.

- Всегда к вашим услугам, - Роберто чуть склонил голову, - наши дети, я думаю, свяжут нас навсегда, поэтому лишние ссоры и недоразумения нам не к чему. Будем вести себя как цивилизованные люди, - предложил он.

Кристина улыбнулась, Роберто по инерции не удержался и тоже улыбнулся в ответ. Даниэль смотрел на них и не понимал, о чем они говорили, такое ощущение, что эти двое говорили о чем-то своем.

Наверное, как все родители просто беспокоились и заботились, а он напридумывал себе бог знает чего. Хотелось ему начать отнекиваться, что еще неизвестно, получится ли у них с Викторией, но не стал, ведь ему этого очень хотелось, зачем было кривить душой, тем более сейчас, когда все вроде бы все утряслось.

- Может чай, кофе, - предложила Кристина.

- Извините, сеньор Роберто, - Даниэль встал, - давайте, я сделаю? Что вы хотите? Мама? – спросил он.

Кристина улыбнулась и покачала головой. Она встала с дивана и поцеловала сына в щеку.

- Я сама приготовлю, твой кофе пить невозможно, извини, - она взъерошила его волосы.

Роберто с жадностью смотрел на эту непринужденную ласку. Кристина поймала его взгляд, и опустила глаза.

- Кофе, я буду кофе, но мы не можем долго задерживаться, - напомнил он.

- Я тоже немного опаздываю, - она пошла по направлению к кухне. – Энрике наверное уже заждался меня.

Роберто чуть прищурил глаз, приподняв бровь. Энрике ждал ее? Подождет. Роберто присел на диван и положил нога на ногу. Кристина уловила его желание задержать ее и усмехнулась про себя.

Пусть между ними образовалась эта пугающая пустота, но то, что они так же остро реагировали друг на друга, придавало сил и возможности жить дальше, двигаться вперед, всего лишь это одно маленькое ощущение, что он немного ревновал.

Ревновал? Как и она его ревновала к Пауле. Паула. А ей ведь надо было сегодня идти на квартиру и продолжать проект. Кристина улыбнулась. Она остается. Только сейчас она поняла, что они остаются. Не надо было возвращаться назад, там, где уже никогда не будет с ней рядом Рафаэля. Кристина просто не представляла, как смогла бы жить в том доме, где они уже никогда не будет Рафаэля..

Роберто посмотрел на Даниэля, чувствуя, что тот успокоился. Даниэль присел на против Роберто. Ему было легко с этим человеком. Хотелось учиться у него. Правда порой он не понимал его поступков, не мог соединить все в одном человеке, то, что рассказывала Виктория и то, что он видел и узнавал, когда общался с ним. Даниэль признал факт, что все таки рад, что он не уволился, что будет работать именно с Роберто, ведь это была мечта его жизни. Строить, придумывать и воплощать в жизнь. И Роберто именно тот человек, который мог помочь ему в этом.

- Ты рад? – Роберто откинулся на диване, сейчас, когда он понимал, что Рафаэля больше нет, что он с ним даже не был знаком и уже никогда не познакомиться, почувствовал некоторую уверенность и спокойствие, находясь в этом доме.

Даниэль вздохнул:

- Да, я рад, что снова с вами работаю, - он посмотрел на свои руки. – Хотелось бы мне знать, за что вы меня уволили в прошлый раз.

- Можно сказать, что я тебя вообще не увольнял, просто перевел в другой отдел, - он потер висок, как будто успокаивая головную боль, - временно, - добавил чуть позже. – Давай оставим эту тему, я же попросил тебя об этом. Все совершают ошибки. Главное уметь их осознавать и исправлять. Скажи, что ты предлагаешь по поводу новой конструкции левого блока, - Роберто умело перевел тему.

- А, - Даниэль улыбнулся, говорить о работе, да еще и с Роберто, который всегда внимательно и терпеливо его слушал, всегда добавлял или поправлял, но был рад его предложениям, - вот если мы перенесем лестничный пролет и изменим его конструкцию, - начал объяснять Даниэль, мгновенно разложив на небольшом столике проект.

Кристина зашла с подносом и остановилась. Сердце сладко защемило, как же приятно ей было видеть Роберто и Даниэля, мирно беседующих и обсуждающих свои дела. Она даже не верила в то, что видела. Обратив на себя внимание, она попросила их не останавливаться и продолжать решать свои вопросы, пока она подавала кофе. Роберто же хотел, чтобы Кристина участвовала в разговоре, в то время как Даниэль жаждал высказать свои предложения и услышать мнение Роберто.

Кристина тихо присела рядом с сыном. Она улыбалась, еще не веря своему счастью. Разве могла она надеяться на такое, что Роберто станет опорой ее сыну. Порой Роберто кидал на нее взгляды, давая ей понять, что он помнил о ее присутствии, хоть та и не участвовала в их беседе. Кристина же мило улыбалась в ответ, благодаря его за все.

Именно сейчас она поняла, что Роберто поможет Даниэлю, несмотря на все их разногласия. Также она осознавала, что наступит такой момент, когда они должны будут объясниться, и от этого ей становилось грустно и страшно, потому что не знала, что ее ждало потом.

Что он скажет в свое оправдание, почему он сразу же женился? Что она скажет, почему не пришла к нему? Слишком сложно было все объяснить и понять поступки друг друга. Да и что сейчас можно изменить, когда он женат и у него была любовницы. А она? Что она могла дать ему?

Кристина понимала, что уже ничего нельзя было изменить. То, что сейчас происходило – самое лучше, что вообще могло было бы быть, пусть так и останется. Они не смогут стать друзьями, но будут поддерживать своих детей во всем, это их обязанность, и в этом они найдут поддержку друг друга.

Выпив кофе, Роберто предложил довезти Кристину до офиса Энрике, и она согласилась…


… он согласился встретиться с ним на стоянке. Винсенте подъехал к машине Алехандро. Бруно стоял у машины и курил. Как верный пес, всегда подле хозяина. Он открыл дверь машины, приглашая, присесть, бросая окурок на асфальт и туша его ногой.

Винсенте сел на заднее сиденье, где уже сидел Алехандро.

- К чему такая таинственность? – спросил Винсенте. – Мы могли бы поговорить у меня в кабинете.

- Нет, - Алехандро даже не смотрел на него. – Нам нужно избавиться от Кристины. Она должна исчезнуть. Хватит ей вмешивается в мои дела, нарушать мои планы, - резко ответил тот.

- Не понимаю, что вы хотите от меня, боюсь, что в этом я вам не помощник, - его глаза забегали.

Алехандро медленно повернулся к нему:

- Ты забыл о своем участии? Я тебе напомню. Ты со мной в одной лодке. Я не позволю тебе самоустраниться, - грубо ответил Алехандро, возвращая того на землю.

- Что вы хотите от меня? – Винсенте нервничал, из них он был в самом невыгодном положении.

- Даже не пытайся сбежать, - предупредил его Алехандро. - Во-первых, тебе нужно лечить Августу, во-вторых, ты должен мне помочь избавиться от Кристины. И уволь Сабрину, надоела мне эта девчонка, вертится около моего сына, - распорядился он.

- Не могу ее уволить, я связан по рукам, - прошептал Винсенте, нервно вздрагивая.

- Что? – Алехандро был искренне удивлен. – О чем ты говоришь?

- Далась вам эта девчонка? – Винсенте не хотел рассказывать о своих делах, у Алехандро и так было достаточно компромата на него.

- Ты действительно настолько глуп или прикидываешься? – искренне удивился Алехандро. – Они с Карлосом встречаются, а я не собираюсь посвящать Кристину в то, что она родила двух мальчиков.

- А, вы об этом, - он даже выдохнул с облегчением. – Можете не переживать. Пусть встречаются сколько им угодно, они неродные, - ответил он.

- Нет, тебе наверно отшибло память, - Алехнадро пытался заглянуть ему в глаза. – У них одна мать, - он щелкнул пальцами у лица Винсенте.

- Нет, - тот покачал головой, - у них разные матери, как и отцы тоже, они не брат с сестрой. Она только дочь Рафаэля, - махнул он рукой.

- Что? О чем ты говоришь? – нахмурился Алехандро.

- У Рафаэля была жена, и она умерла, родив девочку. Сабрину, - он решил не вдаваться в некоторые подробности, - примерно в одно время вместе с Кристиной. Рафаэль уволился и…, - он замолчал.

- Уволился, говоришь, - Алехандро повернулся к нему сильнее, - на этом месте поподробнее. Рафаэль был врачом, насколько мне известно. Можно один маленький вопрос, - Алехандро выставил палец, - где работал Рафаэль и какую должность он занимал? – спросил он. - Лучше тебе не врать – я докопаюсь до истины, и тогда тебе не поздоровиться, - Алехандро почувствовал, что Винсенте пытается что-то скрыть от него.

- Он работал врачом, вам это известно, - уклончиво ответил Винсенте, чувствуя, как пропасть разверзлась под ним.

- Почему у него умерла жена? – требовал ответа Алехандро. - Видишь ли, в последнее время я не верю в трудные роды со смертельным исходом, в которых ты меня ранее убеждал. Кристина выжила, как и ребенок, - он развел руки в стороны. - Мой сын, смелюсь тебе напомнить. Ты получил очень щедрое вознаграждение, которое заметь, не отработал.

- Она попала в аварию, превратилась в растение. Мы решили сохранить ей жизнь, чтобы она выносила ребенка, так как была беременна, - быстро отчеканил Винсенте.

- Хорошо, соглашусь, а дальше, каково твое участие во всей этой истории? Чем ты связан по рукам? – Алехандро смотрел на него, не мигая.

Винсенте корил себя за то, что сболтнул лишнее, ведь не скажи он этих слов, этого разговора можно было бы избежать.

- Я скрыл снимки, реальные, на которых было видно, что ее можно было спасти, - он сказал это, он впервые произнес это вслух.

Алехандро усмехнулся и откинулся на спинку сиденья:

- Как тесен мир, ты оказывается, приложил руку к смерти матери Сабрины. Интересная картина получается. Ну так, я слушаю, - он слегка барабанил пальцами по спинке сиденья.

- Рафаэлю пришлось отключить аппараты жизнедеятельности. Он не выдержал и уволился. И уехал соответственно. Как он встретил Кристину – я не знаю, - Винсенте развел руки.

- Но ты косвенно способствовал их встречи, - сделал вывод Алехандро. – Я так и не услышал, чем ты связан? – спросил он.

- Настоящие снимки у Кристины, - признался Винсенте.

Алехандро опешил, такого он точно не ожидал:

- Каким образом они к ней попали? Они что все в курсе? – тряхнул он головой.

- Нет, знает только она и Сабрина, но девчонка не в курсе, кто ее настоящая мать, - Винсенте нервничал.

Алехандро замолчал, задумавшись. Да, одна проблема отпала, но появилась другая, намного серьезнее предыдущей.

- Вот ты наследил, - наконец-то ответил он. - Где могут находиться снимки? Их нельзя скопировать?

- Можно сделать копию на хорошем сканере, но не думаю, что она до этого додумается, - вздохнул Винсенте и достал платочек, чтобы вытереть пот со лба. - Скорее всего они хранятся у нее дома, я не знаю, просто она мне пригрозила, что если с ней или детьми что-нибудь случиться – снимки попадут в нужные руки, а вы сами понимаете, что следом за мной на свет выплывет и ваша история, так что мы связаны, - прошептал Винсенте

- Даже не хочу знать, каким образом они попали к ней, - он повернулся и, открыв окно, кивнул Бруно.

Он в двух словах объяснил ситуацию, что нужно было найти в доме Кристины.

- Хорошо, - ответил Бруно, понимая, что ему нужно было выполнить.

- На том и остановимся, - Алехандро совсем не нравилась эта ситуация.

- Кстати, - Винсенте решил напомнить про Августу, - надо куда-нибудь перевезти вашу жену, чтобы никто не заходил к ней. Вчера у нее был ваш отец, - сообщил он.

- Мой отец, - насторожился Алехандро, – и что?

- Все в порядке, она спала, так мне сказали сотрудники, - Винсенте и сам не знал о том, что в действительности произошло в палате.

- Согласен, - он задумался, - я знаю, куда мы перевезем Августу, и ты сможешь ее навещать. Это недалеко. Оставим пока Сабрину в покое, как и Кристину, пока снимки не будут у нас, мы ничего сделать не сможем, к Даниэля я все равно найду подход, - Алехандро понимал, что теперь ему будет гораздо сложнее настроить Даниэля против Кристины.

Винсенте с облегчением вышел из машины и направился к своему автомобилю. Он был даже рад, что сообщил Алехандро о снимках, теперь это была не только его проблема…


… он знал, что эта проблема решиться. Энрике рассмеялся и чуть не обнял Кристину, когда она с радостью сообщила, что они никуда не уезжают. Карлос тут обнял ее на зависть Энрике.

Кристина поняла, что Энрике доволен Карлосом. Теперь главное, чтобы он доказал это своей работой, что у него есть способности. Обсудив некоторые детали, Кристина решила поехать на квартиру, Карлос тоже хотел присоединиться к ней, но Кристина отказала ему.

Энрике поддержал Кристину, они оба понимали, что он там мог столкнуться с Роберто, что совсем было нежелательно. Карлосу пришлось остаться в офисе, он вздохнул, смотря в след Кристине.

Уже у порога Энрике остановил ее.

- Кристина, подожди, мне надо поговорить с тобой, - Энрике взял ее под руку, и они вместе вышли на улицу.

- Что-то случилось? – встревожилась она.

- Нет, все в порядке, но разговор долгий, поэтому предлагаю поужинать и поговорить, - предложил мужчина.

Женщина нахмурилась. Ей совершенно сейчас не нужно было ухаживание Энрике. Она была ему благодарна за все. Его внимание ей было приятно, он стал ей хорошим другом. Кристина чувствовала, что Энрике заинтересован в ней, а она не хотела давать ему какую либо надежду.

Да и о чем сейчас вообще можно было говорить, когда она только что похоронила Рафаэля, пусть они были друг другу лишь хорошими друзьями, но об этом никто не знал, хотя дети уже частично осведомлены об их отношениях, как и Роберто. Только они все знали лишь малую долю правды, и остальное готово было пролиться на свет в любую минуту.

- Не понимаю? – покачала она головой.

- Это на счет работы, - попытался ее успокоить Энрике.

- Ты против Карлоса? – насторожилась она, мысленно застонав.

- Нет что ты. Все в порядке, - тут же успокоил он ее, - он мне понравился, понравилось его стремление к работе, желание научиться. Думаю, что у него все получиться, тем более под твоим руководством он быстро все освоит, - Энрике улыбнулся.

- Тогда о чем? – настойчиво спросила его Кристина. Она не хотела двусмысленных ситуаций, и если что-то подобное будет, то это надо сразу же оборвать – раз и навсегда дать понять, что между ними ничего не может быть, решила она.

- Кристина, - Энрике взял ее руку, но она осторожно высвободила ее, - не волнуйся, у тебя были сложные дни. Ты немного отдохнешь, и я расскажу тебе об одном деле, связанным с работой, но не здесь, не на улице, а в более приятной обстановке, - предложил он.

- Энрике, честно, не понимаю – если я что-то делаю не так, скажи мне прямо, а не ходи вокруг да около, - попросила она его.

- Нет, ты хорошо работаешь, просто есть одно новое предложение, - Энрике остановил ее вопросы, - все вечером, не на спех, потому что мне многое нужно тебе рассказать, объяснить и тому подобное, подожди до вечера и все узнаешь, - сказал он.

- Ты меня заинтриговал, - Кристина улыбнулась. – Хорошо, - согласилась она, вздохнув.

- Я за тобой заеду около шести, - он повернулся, пресекая ее очередной вопрос, - все потом. Увидимся.

Кристина смотрела ему в след. Что он хотел сказать? Сегодня она многое не понимала из того, что происходило в ее жизни. Много встреч, разговоров. Когда же этот день закончится?...


… только закончился обед, а он уже устал. Даниэль потер глаза. Он очень многое сделал сегодня. По приезду в офис, они еще обсудили детали проекта, внесли обговоренные изменения в документы, посмотрели, как все должно будет выглядеть в объемной проекции.

Роберто утвердил проект, похвалил и вышел из кабинета. Даниэль был немного растерян, вроде бы они работали как раньше, ничего не менялось в его поведении, но все равно Даниэль по другому смотрел на Роберто.

Он видел, что тот был порядочным человеком, но совсем не понимал его жизни, не воспринимал его поступков, о которых рассказывала Виктория. Нет, конечно, он понимал, что идеальных людей не существовало, у каждого были свои как положительные черты, так и отрицательные, но что со всем этим делать Даниэлю.

Может стоило ограничиться только рабочими отношениями? А Виктория? Как держать свою личную жизнь подальше от Роберто, ее отца. Разве это возможно?

- Привет, - Виктория зашла к нему в кабинет. – Папа сказал, что ты снова тут работаешь.

Даниэль обернулся, девушка стояла у двери.

- Да, я снова работаю у твоего отца. Странно, но факт, - кивнул он. - Мы хотим одного, получаем совсем другое, а выходит в реальности третье, - Даниэль присел на краешек стола.

Виктория не знала, как начать разговор:

- Папа сказал, что он поговорил с тобой о произошедшем, и вы все решили, - осторожно начала она.

Даниэль хмыкнул:

- Ну да, поговорили, - он повернулся к окну, - правда я так до конца не понял его мотива, но думаю, что стоит забыть о том, что произошло, этого ведь не повторится. Они поговорили с мамой, - он снова смотрел на девушку

- Папа разговаривал с Кристиной? - Виктория подошла чуть ближе к молодому человеку.

- Да, мы даже выпили все вместе кофе. Все в порядке, - Даниэль слегка улыбнулся.

Виктория немного задумалась. Она еще помнила то, чему стала свидетельницей:

- А когда вы все разговаривали? – она даже немного испугалась, неужели отец ездил к Кристине, и они все таки договорились? Неужели Роберто потребовал выполнения условия? Хотя почему она так волновалась, отец обещал же все исправить.

- С твоим отцом – утром в офисе Алехандро, - пояснил Даниэль. - Потом мы работали там, обсуждали детали, и уже после этого заехали домой, чтобы поговорить с мамой.

- Так вы все вместе поехали и работали вместе? – удивилась Виктория.

- Ты так досконально меня обо всем расспрашиваешь, - Даниэль стал сомневаться, - ты что-то знаешь такого, о чем не знаю я? – спросил он.

- Нет что ты, - Виктория подошла еще ближе. – Что я могу знать? – она про себя молила бога, чтобы Даниэль простил ее, что она сейчас не договаривала ему. – Просто мне все интересно, что связано с тобой, - она сделала еще один шаг ему на встречу. – Как ты? – она хотела поправить его волосы, но остановилась в нерешительности.

Даниэль взял ее руку в свою и поднес к губам, целуя:

- Стараюсь забыться, мне так не хватает отца, - он притянул девушку к себе ближе, приобняв, уткнулся носом в ее плечо, вдыхая аромат ее волос, - не верю до сих пор, что его больше нет. Не верю в то, что он больше не будет с нами. Его комната – она пуста, но он навсегда останется там. Я сегодня заходил, побыл там немного, - Даниэль вздохнул. - Папа многое для меня сделал, я оправдаю его доверие. Хочу, чтобы он гордился мной.

- Твой отец гордился бы тобой, - Виктория была рада переменам в Даниэле.

- Спасибо, что ты рядом, спасибо, что поддерживаешь меня, - он заглянул в ее глаза. – Не знаю, что будет дальше, но благодарю бога, что ты есть.

Виктория хотела наклониться к нему и поцеловать, но Даниэль остановил ее:

- Что-то не так? - спросила Виктория.

- Не знаю, - Даниэль был искренним.

Эти слова заставили Виктория отшатнуться, но она не смогла этого сделать, так как Даниэль крепко ее держал.

- Что ты хочешь этим сказать? – она пыталась высвободиться из его объятий.

- Тише, - Даниэль сжал ее в своих объятиях, - успокойся, - попросил он.

Виктория замерла, она не понимала его.

- Ты очень дорога мне, - Даниэль поцеловал ее в шею. – Никогда не сомневайся во мне, - попросил он.

Улыбка появилась на ее лице, он вздохнула с облегчением, чуть наклонив голову, давая ему простор для поцелуев.

- Что бы не случилось, будь со мной всегда, - Даниэль прокладывал тропинку из поцелуев по ее шее в сторону губ.

Девушка легко засмеялась, наконец-то напряжение последних дней стало отступать. Даниэль откинул голову назад, наблюдая за ней, радуясь, что она наконец-то в его объятиях. Замерев на мгновение, он запечатлел на ее губах страстный поцелуй, их дыхание смешалось…


… она ровно дышала. Рамона смотрела на Палому. Та была совершенно спокойна, но отрешенна. Мануэль сидел в кресле. Она попросила его оставить их одних. Подождав, пока он выйдет из комнаты, она сказала Паломе:

- Я больше не позволю тебе пить. Хватит, - Рамона была строга и сдержана.

- Почему ты решила именно сейчас вмешиваться в мою жизнь и изменить ее? До этого тебя все устраивало, - женщина откинулась на подушки, она лежала под капельницей.

- Ты станешь женой моему сыну, - отрезала Рамона.

- Не поздно ли ты спохватилась? – горько усмехнулась Палома.

- Не дерзи мне, Палома. Я устроила твою свадьбу. Твой отец был на краю банкротства и только мой сын спал вас от разорения, благодаря ему, твой отец еще несколько лет продержался, - напомнила ей Рамона.

- Что с того? – она была равнодушна. – Моего отца уже давно нет, а ты все вспоминаешь.

- Подумай о дочери, - Рамона смотрела на нее очень строго.

- Она уже выросла, мать ей не нужна, - отмахнулась Палома. – Кстати, как и жена твоему сыну. Он прекрасно проводит время на стороне, о чем ты и без меня прекрасно знаешь. Какие могут быть ко мне претензии? Может ты спросишь у Роберто? – предложила она. – Хочет ли он что-то изменить в своей жизни? Может его тоже все устраивает.

Рамона нервно ходила по комнате:

- Ты его жена, - напомнила она ей. – И пока это так, никто ничего не сможет сделать.

- Кого ты боишься? – Палома прищурилась.
Рамона остановилась и резко повернулась к ней:

- Я никого не боюсь. О чем ты? – с возмущением спросила она.

- Ты стала нервной, раздражительной. Может это из-за того, что объявилась та, чье имя во сне шептал твой сын, - Палома внимательно смотрела на свою свекровь. – Я не глуха и не слепа, пила, чтобы забыть и не вспоминать, что твой муж, лежа в постели с тобой, думал и мечтал о другой. Каково это? Ты ничего не знаешь, - покачала она головой. - Привыкла помыкать всеми.

- Палома, я не узнаю тебя? – Рамона искренне удивилась. – У тебя оказывается есть зубки. Ты еще не до конца пропила свой разум.

- Не дождешься, - Палома села на постели, она с удовольствием бы встала, но мешала капельница. – Я пью, но спиваться не собираюсь. Всегда знаю грань.

- О какой грани ты говоришь? – Рамона шагнула к ней.

- О той, когда можно говорить и делать все, не задумываясь, я еще ни разу не допилась до этого, при всей моей зависимости, - заметила женщина.

- А тебе разве есть, что скрывать? – насторожилась Рамона.

- У каждого есть свои секреты, - Палома отвернулась. – Но не мне тебе рассказывать о своих, как и ты не собираешься делиться со мной своими.

Нахмурившись, Рамона присела на кровать:

- Палома, - она чуть поддалась вперед, - о каких секретах ты говоришь?

- Я ничего не скажу, - она повернулась к ней, - порой люди не замечают того, что творится у них под носом. А жить в тени, - Палома чуть наклонилась к ней, - знаешь, многое можно узнать, понять.

- И, - Рамона улыбнулась, подражая ей, тоже поддалась вперед, - расскажи мне свои секреты, - она понизила голос.

- Всему свое время, - тихо прошептала женщина, впервые почувствовав, что одерживает вверх над Рамоной, - ты думаешь, что скрыла от всех свой секрет?

Рамона со всей силы залепила той пощечину:

- Ты жена моего сына, - она выпрямилась и встала с кровати. - Ты обязана вести себя подобающим образом. Хочешь ты этого или нет, но с этого дня ты везде будешь сопровождать Роберто.

Палома откинулась на подушки:

- С удовольствием, у меня будет повод выпить, здесь же ты мне запрещаешь, - усмехнулась она. - А Роберто позволит – ему же все равно. Главное, чтобы я ничего не говорила, когда он увильнет за очередной.

Рамона подошла к двери:

- Посмотрим, но ты его жена, ты ею и останешься, - она вышла из комнаты и хлопнула дверью.
Мануэль сидел в коридоре на кресле. Он встал, когда Рамона покинула комнату Паломы. Проводя ее взглядом, он зашел.

Палома стояла и окна и смотрела на улицу, она уже вытащила капельницу.

- У вас все в порядке? – поинтересовался мужчина.

Палома кивнула:

- Да, у меня все хорошо, - она не хотела сейчас разговаривать.

Впервые она решилась дать отпор этой женщине. Палома поняла, что лечение начинало действовать. Нельзя сказать, что у нее пропала зависимость к алкоголю, но то, что она смогла ответить этой женщине, уже говорило о многом, и впервые за эти годы, Палома поняла, что могла что-то изменить в своей жизни, другое дело, хотела ли она этого…


… она страстно хотела, чтобы ее квартиру по быстрее закончили. Паула была обрадована, что Кристина вновь приступила к работе. Кристина разговаривала с рабочими, давая им указания.

Паула наблюдала за ней со стороны. Взрослая женщина, красивая, милая. Все было при ней. Изящность, привлекательность, грация, шарм. Она очаровывала. Про таких женщин можно сказать, что увидел и влюбился. Повезло ей в жизни, все доставалось ей легко легко и просто. Семья, дети, да конечно муж умер, но она не показывала своего горя. Работала, улыбалась, только взгляд был очень грустным. Пауле захотелось с ней поговорить, просто, без наигранности и своих капризов.

- Как вы можете вот легко со всеми общаться? – спросила Паула, когда рабочие ушли.

Кристина обернулась, она так была увлечена работой, что не заметила, когда пришла Паула.

- Я вас не заметила, извините, - Кристина вытерла руки полотенцем, она делала в ванной декоративную вазу, макет, в котором планировала разместить красивые цветы, икебану. Перегородка между комнатой и ванной уже была обозначена. – Хочу украсить ванную, мне нужно закончить до укладывания плитки, - пояснила Кристина.

- Вы так легко со всеми общаетесь, - Паула говорила без своего обычного капризного тона.

- Не знаю, - Кристина была немного озадачена переменой в поведении Паулы – куда делась избалованная девчонка. – Просто стараюсь понять людей, - пожала она плечами.

- Как у вас это получается? – не понимала Паула.

- Может перейдем на ты, - предложила Кристина, она сама не понимала, как у нее это вырвалось.

Эта молодая девушка была его любовницей. Ревность волной накатила ее, но женщина постаралась отбросить свои мысли, стараясь не думать о ней и Роберто, о том, что было между ними, когда они оставались наедине.

Паула пожала плечами:

- Почему бы и нет, мой котик, - она запнулась на слове «котик», - забываюсь порой, Роберто с вами уже на ты, почему бы и нам этого не сделать. Хорошо.

Кристина постаралась улыбнуться, хотя это было сделать трудно, она вспомнила, как они перешли на ты, до сих пор ей было обидно, что Роберто тогда не поцеловал ее, но с другой стороны понимала, абсурдность своего желания, когда она вообще была против этого ритуала.

- Почему люди тянутся к вам? – Паула стояла чуть позади Кристины, наблюдая, как она вытягивала линию будущей вазы.

- Паула, вы, - извини, ты преувеличиваешь, - отозвалась Кристина.

- Да нет, Энрике вами, ой, тобой очарован. Это видно невооруженным глазом, - сообщила Паула.

Кристина нахмурилась. Вот этого ей было совершенно не нужно. Надо срочно поговорить с Энрике и дать ему понять, что он не мог ни на что рассчитывать

- Думаю, что ты ошибаешься, - вздохнула Кристина.

- Да нет, - Паула была серьезной и задумчивой. – Скажи, я нравлюсь Роберто? – спросила она.

Кристина резко повернулась к ней, бросив свою работу:

- Что? – переспросила она.

- Мне кажется, что Роберто скоро бросит меня, - Паула закрыла глаза, решаясь на дальнейшие слова, - я так устала искать. Приехала из деревни. Как может девушка устроиться в большом городе, не имея хорошей работы и образования? У нас у всех один выход – найти того, кто будет за тебя платить.

Кристина вытирала руки полотенцем. Она молчала, слушая Паулу.

- Мы познакомились с ним на улице, - продолжила Паула, - он такой видный, красивый, импозантный, я даже не думала, что заинтересую его. А я споткнулась, у меня подвернулась нога, когда он налетел на меня совершенно случайно, - она улыбнулась, - как ураган, практически сбил меня с ног, но во время успел подхватить.

Кристина побледнела. Паула говорила о своей встрече с Роберто, но как будто бы пересказывала их с Роберто знакомство, которое было столько лет назад.

- Помню, как он прижал меня к себе, не давая упасть, мне кажется, что он даже прошептал что-то, какое-то имя, - она слегка нахмурилась, - только я его не запомнила, так поражена была им. Это был первый мой день в этом городе. У меня не было друзей, мой бывший бросил меня, как только я приехала сюда к нему, - Паула горько усмехнулась. - Видимо я была очень наивна, если верила, что он любит меня. Вот Роберто другой. Он так странно на меня смотрел в тот день. Не отпустил, предложил пройти в кафе, разговорил меня. Спрашивал о доме, таким, как в тот день, я его больше не видела. Он был растерянным и в то же время таким внимательным, как будто что-то пытался понять, сопоставить. Снял мне номер в гостинице, - Паула опустила голову.

Кристина ничего не говорила, просто слушала.

- Я тогда вела себя очень глупо, изображала капризную девчонку, и это как-то вошло в привычку. Жизнь меня не баловала, - призналась она, - а Роберто, он принял меня такой, неприспособленной к жизни, в принципе это так и есть, просто ему в какой-то мере было проще со мной общаться, когда я вела себя наивно, капризно, - она передернула плечиками. - Ему не приходилось разговаривать на серьезные темы, он отдыхал что ли от всего, от своей жизни. Не знаю, но мне всегда казалось, что он так устал, - Паула замолчала, вздохнув, потом продолжила, - а теперь все изменилось. Если раньше я его понимала, то сейчас не знаю, как быть. Энрике говорит, чтобы я не притворялась, что я очень нужна ему, так как он решил изменить свою жизнь. Как ты думаешь, что это значит? Он хочет развестись? – Паула посмотрела на Кристину.

Кристина сжала полотенце в руках. Развестись, Роберто решил развестись с женой ради Паулы. Значит он что-то чувствовал к ней. Ей стало больно от одной только этой мысли, ну а что она ждала? Если он практически сразу же женился, то о чем можно было говорить сейчас.

- Я не знаю, - Кристина впервые не знала, что сказать, тем более обсуждать поступки Роберто. - Энрике мне ничего не говорил. А с Роберто, - она пожала плечами, - я не знаю.

- Просто ты, как опытная женщина, можешь мне подсказать, - она просила у нее совета.

- Будь собой, - точно также как и Энрике, посоветовала ей Кристина, - если Роберто решил изменить свою жизнь, то ему явно не нужны будут игры. Он взрослый мужчина и не потерпит лжи, - это она точно знала.

- Энрике тоже мне об этом сказал, - Паула слегка улыбнулась, но улыбка получилась очень грустной, - но как я смогу себя повести с Роберто по другому, если он знает меня совсем другой. Я запуталась, и мне так страшно все потерять.

Кристина действительно не знала, как ей быть – рассказывать, что нравится Роберто, хотя о чем это она, она знала, что ему нравилось ранее, сейчас же они оба изменились, как и их привычки.

- Как ты к нему относишься? – осторожно спросила Кристина.

- Мне кажется, что я его люблю, хотя я не знаю, что такое любовь, - Паула коснулась ноготочком стены.

- Любовь, - Кристина запнулась, - ты сразу поймешь, что это она. Она приходит, не спрашивая. Врывается в твою жизнь, обрушиваясь, как ливень - она отвернулась к стене и стала продолжать делать вазу. – Ты не сразу понимаешь, что попалась в ее сети, что вся твоя жизнь обрела новый смысл, расцвела всеми красками. Если любишь, жизнь становится полной, яркой, - Кристина поправила изгиб, делая его более видимым, - столько слов написано о любви, но ощутив ее, ты понимаешь, что все меркнет, когда ты по настоящему влюблена, когда твоя любовь взаимна, это такое счастье, - улыбнулась Кристина. - Хочется кричать о ней. Ты понимаешь, что больше никогда не будешь такой, как прежде. Любовь меняет человека, пути назад нет и любовь, она, это когда дрожь по всему телу, это когда тепло, только от одной мысли о нем, когда одно дыхание на двоих. Если это так, то не потеряй то, что имеешь. Потому, как вернуть будет невозможно, - Кристина закрыла глаза.

- А ты когда-нибудь любила? По настоящему? До дрожи? - его голос прервал поток ее слов.

Кристина сжала руку и сломала стенку вазы, обернувшись, она увидела Роберто, стоящего у окна. Когда он пришел и что успел услышать?

- Роберто, котик, - Паула мгновенно преобразилась, она заулыбалась, грациозной походкой направилась к нему. – Какой сюрприз, - она поцеловала его, Роберто приобнял молодую женщину, ответив на ее поцелуй.

- Решил приехать и посмотреть, как у вас тут дела, - он смотрел на Кристину. – А ты теряла любовь? – спросил он прямо, обнимая другую на ее глазах.

Кристина чуть не пошатнулась от увиденного, как же неприятно ей было видеть его, когда он обнимал другую, целовал ее. Одно дело знать, другое видеть своими глазами, она отвернулась к стене, делая вид, что очень занята своей работой.

- Роби, мы тут просто разговаривали, - Паула гладила его по щеке, она как кошка терлась об него.

Роберто чуть отстранил ее:

- Хочу посмотреть, извини - он подошел к Кристине, встал у нее за спиной. – Не получается? – спросил он.

Кристина чувствовала его дыхание, он заглядывал за ее плечо, развернись она сейчас, то оказалась бы нос к носу с ним. Так близко. Ее сердце заколотилось, дыхание сбилось.

- Нет, просто немного надавила, - она пыталась исправить, но руки дрожали и не слушались ее. Почему он так действовал на нее?

Роберто стоял так близко, что мог вдыхать аромат ее духов. Сделай он шаг вперед, то прижался бы к ее спине. Хотелось нежно развернуть ее, обнять, запустить руку в ее волосы, распустить их, почувствовать их шелковистость, они наверное остались такими же, как волнующее они рассыпались у него на груди, как накрывали их, когда она его целовала.

Кристине показалось или она услышала его еле слышный стон. Хотелось повернуться и посмотреть, но она не могла себе этого позволить, потому что понимала, что тогда окажется в его объятиях.

- Что вы там рассматриваете, - голос Паулы так внезапно разрушил эту иллюзия взаимного притяжения.

Роберто пришлось сделать шаг назад. Кристина наконец-то смогла сосредоточиться на работе, но руки дрожали, у нее ничего не получалось. Гипсовое вещество падало на пол. Роб нахмурился, посмотрев на куски, падающие вниз.

Он, не боясь замарать обувь, подошел к женщине, встал за ее спиной, как бы обхватывая ее, протянул руки, придерживая ее кисти, успокаивая ее дрожь в руках, придавая ей силы. Что он делал? У Кристины перехватило дыхание, когда она оказалась в кольце его рук.

- Роби, ты же испачкаешься, - Паула отошла назад, боясь замарать свои туфельки, не забыв при этом обиженно надуть губки.

- Я только помогу, - ответил Роберто, волосы на затылке зашевелились от его дыхания.

Тепло его рук. Его дыхание, аромат его парфюма. Кристине оказалась полностью в его власти. Она с трудом понимала, что ей нужо было делать, но он уверенно придерживал ее пальцы. Вдвоем они справились с задачей. Кристине с облегчением вздохнула, его руки еще касались ее, чуть отступи она назад, то уперлась бы в него, но Роберто тут же отступил.

Паула недовольно стояла в стороне. Кристина повернулась к ним.

- Кристина, ты так и не ответила на вопрос – ты любила? – напомнил ей Роберто свой вопрос.

Паула вновь прижалась к нему, подавая ему полотенце, чтобы он вытер руки.

- Я бы тоже хотела знать? – Паула смотрела на Кристину.

- Да, я любила, - ответила Кристина, - своего мужа, и потеряла его, извините, - женщина направилась к выходу. – На сегодня все, я переоденусь и оставлю вас, - она обернулась и улыбнулась, правда глаза были очень грустными и печальными.

Роберто внимательно наблюдал за ней. Он был предельно осторожен, не провоцировал ее, но и не мог не прикоснуться хотя бы на миг, на одно мгновение. Он чуть склонил голову, прощаясь с ней…


… она могла бы попрощаться, если бы Винсенте не вколол ей приличную дозу лекарств, притупляющих ее сознание. Винсенте наблюдал, как Августе помогают сесть в кресло-каталку, подготавливая к транспортировке.

Он сообщил своим сотрудникам, что ее переводят в новую лечебницу, специализированную. На улице в машине их ожидали Алехандро и Бруно. Они должны были увезти Августу, чтобы больше никто не смог к ней прийти и попытаться разузнать правду. Слишком опасная была ситуация, и нестабильность Августы могла повлечь за собой печальные события, этого следовало избежать.

Больше всего Винсенте страшило то, что Херардо заинтересовался состоянием Августы, он уже приходил к нему и предложил пригласить специалистов для консультации.

Винсенте вышел на улицу, наблюдая, как Августе помогают сесть в машине, он сказал Алехандро, что поедет за ними с двумя сотрудниками, которых выбрал для присмотра за его женой.

- Мне не нужны никакие сюрпризы, - оборвал его Алехандро. – Последнее время у тебя постоянные промахи. Надеюсь, что они наконец-то закончатся, - он сел в машину рядом со своей женой. Она сидела молча, смотрела прямо вперед, не реагируя на происходящее.

Винсенте подождал, пока машина скроется за углом, и только потом направился к своей машине, у которой его ждали мужчина и женщина, семейная пара, та самая, что за определенную плата согласилась присматривать за Августой.

Он открыл им багажник, чтобы они погрузили свои вещи. Уже садясь в машину, Винсенте подумал, как он мог в свое время иметь какие либо отношения с Августой, зачем, почему он тогда не сдержался, теперь же, расплачивался за ошибки молодости, погружался в пучину лжи, обмана и преступности, да он совершил преступление много лет назад, так неопытно сделав ей аборт, лишив ее возможности иметь детей.

Это было первое его преступление, которое повлекло за собой другие, почувствовав возможность легких денег, не задумываясь о последствиях, он творил свои делишки, не думая, что когда-нибудь придется заплатить за это…


… она не думала, что они окажутся в такой интимной обстановке в полумраке ресторана. Кристина нервничала. Энрике сказал, что им надо поговорить о работе, но она не думала, что для этого он выберет такой ресторан с приглушенным светом.

Она вздохнула и посмотрела на него. Энрике предложил Кристине бокал белого вина:

- У нас есть повод выпить, - он слегка распустил галстук.

- Какой? – Кристина немного напряглась.

- Я заключил новый контракт, и ты будешь им заниматься, - сообщил он.

- Я? – удивилась Кристина. – Я же еще не закончила квартиру Паулы, - напомнила она ему.

- Ничего страшного, ты справишься. Карлос будет тебе помогать, - ответил он.

- Энрике, я не понимаю – почему для этого следовало приглашать меня в ресторан? Мы же могли это обсудить в офисе, - Кристина взволновано дышала.

- Не могли, потому что клиент высказал особые условия выполнения договора, - тут же сообщил ей Энрике. – Я не хотел, чтобы кто-то в офисе знал об этом.

- Что именно? – любопытство взяло вверх. – И к чему вся эта таинственность?

- Он не может согласовывать проект лично, но готов работать с тобой по электронной почте. Ты будешь высылать ему все свои предложения, - Энрике старался говорить быстро, чтобы Кристина как можно меньше задавала вопросы.

- Странно все это, - задумалась она. – Первый раз такое.

- Ничего странного,- Энрике отпил немного вина. - Клиент находится заграницей и хочет, чтобы его дом был закончен к его приезду.

- Но я так не умею, мне надо видеть человека, общаться с ним. Почувствовать его настрой, понять, чего он хочет. Не получится, - вздохнув, она покачала головой.

- Не отказывайся, - Энрике протянул руку и сжал ее ладонь.

За другим столом, в другом конце зала, Паула коснулась руки Роберто, который куда-то отвлеченно смотрел. Он сразу же увидел их, как только они пришли, благо Паула ничего не заметила, что позволило ему свободно наблюдать за ними. Почему они в ресторане? Пили вино? Что они обсуждали?

Ему не нравилось, как Энрике вел себя с Кристиной. Роберто стиснул зубы. Он с неохотой согласился пойти в ресторан с Паулой, и совсем не был готов к тому, что увидел. Раздражение волной поднялось в нем, вызвав негодование. Почему Кристина позволяла Энрике такие вольности.

О чем они мило беседовали, почему Кристина ему улыбалась своей мягкой улыбкой, слегка смущаясь. Паула нахмурилась и уже хотела было повернуться, чтобы посмотреть, что там такого интересно увидел Роберто, но он успел ее остановить, поцеловав ее руку, не хотел, чтобы она увидела Кристину и Энрике.

- Ты уже решила, что будешь, - он смотрел, как она изучает меню, в зале играла приглушенная музыка.

- Вы уже определились с выбором? - спросил официант, подойдя к ним.

- Да, - Паула капризно надула губки, не могла она вот сразу отбросить эту привычку, да и Роберто не поймет ее, если она вдруг резко станет другой. Хотя какой смысл меняться, все вроде бы и так уже налаживалось. Роберто спокоен, правда иногда казалось, что он мыслями где-то далеко, но это ведь можно потерпеть. – Почему у вас сегодня нет живой музыки? – спросила Паула у официанта, ей не терпелось потанцевать с Роберто.

- Будет чуть позже, музыкант уже пришел, - сообщил официант.

- Дорогая, - Роберто накрыл ее руку своей, - давай закажем, - он опять посмотрел через ее плечо, просто, но с каким-то напряжением.

Паула встала:

- Я в дамскую комнату, - она взяла сумочку, - Роби, закажи, пожалуйста сам.

Ей не нравилось, что Роберто напряжен, хоть и говорил с ней, а мыслями как всегда где-то далеко. Пауло это немного раздражало, но не могла же она ему об этом сказать.

Кристина осторожно высвободила свою руку:

- Я не знаю, - покачала она головой. - Конечно, твое предложение заманчиво, ты говоришь, что дом очень большой. Мне бы хотелось на него взглянуть, - призналась она, - чтобы определиться, но если честно – я никогда не работала так, не общавшись напрямую с клиентом.

Энрике улыбнулся, откинувшись на спинку, он отпил немного вина. Кристина притягивала его взор, была волнующее привлекательна. Давно его так не завораживала женщина, не заставляла его кровь бежать быстрее.

Он хотел, чтобы поскорее заиграла музыка, он жаждал пригласить ее на танец. Почувствовать ее в своих объятиях, пусть всего лишь в танце, но вот так по чуть-чуть, он сможет расположить ее к себе, тем более сейчас, когда она стала вдовой, их отношениям ничего не могло помешать.

- Ты справишься, я это чувствую, - он пил вино маленькими глотками.

Кристина нервничала, слишком романтичная обстановка складывалась, приглушенный свет, а тут еще и полилась приятная музыка и зазвучала прекрасная песня о любви и разлуке. Она закрыла глаза, давая музыке проникнуть в себя.

- Разреши пригласить тебя, - она вздрогнула, открыв глаза, не веря в то, что видела перед собой Роберто, протягивающего ей руку.

Как в тумане, поддавшись очарованию звучавший музыки, окутывающему полумраку ресторана, она потерялась во времени, забыла обо всем, видела только его. Роберто.

Тепло его руки, обожгло ее, помогая ей встать, он отодвинул стул. Вывел в круг танцующих. Кристина пропала, оказавшись в его объятиях. Роберто, не контролирующий свои желания, прижимал ее все ближе к себе, чувствуя ее тело, они двигались в такт звучавшей музыки.

Время остановилось. Глаза в глаза, как раньше, без обид и без упреков, началась новая глава их жизни, сердца застучали в унисон. Желание обдало его волной, как и ее, она испугалась своих чувств, своих желаний. Она снова хотела мужчину, после всего, что с ней произошло, она все еще жаждала вновь познать это.

Роберто же с такой осторожностью, крепко прижимал ее к себе, обретая уверенность, всматриваясь в ее лицо, боясь увидеть тот испуг. Он прислонился к ней щекой, поглощенные музыкой, они растворились в танце, наслаждаясь каждым мгновением так случайно им подаренным.

Энрике задумчиво наблюдал за ними, осознавая, что Паула не та женщина, ради которой Роберто решился закончить проект. Совсем не та. Как бы горько ему не было, но он понимал, что Роберто увлечен Кристиной и не отступится от нее. И откуда он только взялся здесь? Хотя вот и причина, Паула стояла у другого стола и глазами искала Роберто, увиденное ей совсем не понравилось.

- Есть повод отметить, - в ресторан зашли Даниэль, Виктория, Сабрина и Карлос, - мы с Викторией помирились, и самое главное, что мы никуда не уезжаем, - произнес Даниэль и остановился.

- Даниэль, что с тобой, - Сабрина уперлась ему в спину.

Карлос посмотрел туда, куда смотрел Даниэль и побледнел

Виктория замерла, она не верила своим глазам, все таки отец добился своего, по этому он взял Даниэля назад.

Сабрина не понимала, что всех так заинтересовало, она выглянула из-за Даниэля и увидела танцующих Роберто и Кристину. Ее поразило то, с какой теплотой они смотрели друг на друга. Она покачала головой, не зная как реагировать.

- Давай уйдем, - Роберто склонился к уху Кристины, - прошу тебя, Крис…, - молил он хриплым шепотом.

- Роб, милый, - вырвалось у Кристины, она потерлась щекой о его так привычно, так знакомо.

Роберто вздрогнул, как мальчишка. Как же он реагировал на нее. Он чуть повернул голову, желая поцеловать, крепче сжал ее в своих объятиях. Кристина смотрела на него, слегка приоткрыв губы.

Ее глаза, ее губы такие манящие. Он забыл обо всем и стал наклоняться, мечтая лишь об одном, слиться с ней в поцелуе…

... продолжение тут https://www.asienda.ru/post/29093/

Рейтинг поста:  +15 Не понравилось Понравилось
natalia_lari
Садовод 3 уровня
Новороссийск
9 февраля 2016 года
169






Комментарии:

Написать комментарий

Нижневартовск
9 февраля 2016 года
+2  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
9 февраля 2016 года
+1  

9 февраля 2016 года
+1  
А это только середина романа

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
9 февраля 2016 года
 

да, только добрались до середины

Ларнака
9 февраля 2016 года
+1  
Наконец-то мой комментарий первый. Я влюбилась в героев книги. Наташа, спасибо за передышку, я так люблю, когда у людей всё тихо, спокойно, любовь как луч солнца пробивается из-за туч. А ещё я люблю, когда зло наказано.

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
9 февраля 2016 года
 

я рада, что герои нравятся
люблю свой огород пишет:
спасибо за передышку
да, настрой героев будет помаленьку меняться
люблю свой огород пишет:
А ещё я люблю, когда зло наказано
обязательно будет наказано

Одесса
9 февраля 2016 года
+1  
Хеппи энд? И почему мы ,женщины,так упиваемся романами о любви? А существует ли такая любовь вообще? Да, я понимаю, что можно встретить через много лет свою первую любовь и снова окунуться в те , счастливые мгновения или не счастливые и думать что вот может сейчас, если все начать сначала, то все получится. Но это же невозможно, а тем более, если муж с женой проживают вместе уже много лет. Да, существует между ними связь, может даже крепче, чем юношеская любовь, но не та , которая когда-то скрывала голову.

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
9 февраля 2016 года
 
возможно, но раз мы так упиваемся любовными романами, значит во что-то верим, потому как хотим таких вот эмоций, да прекрасно понимаю, что ярдом с мужем намного надежнее и комфортнее, чем со своей первой любовью
магония пишет:
Хеппи энд?
до него еще очень далеко

Ракитное
9 февраля 2016 года
 
Ответ для магония
Может это не просто первая любовь,а единственная.Можно верить или не верить,но если не переживешь подобное понять трудно.Если я читаю раман о любви,значит мне он нравиться.

Одесса
9 февраля 2016 года
 
Я тоже читаю и жду продолжения

Ракитное
9 февраля 2016 года
+1  
Так мало.Глава в день,понимаю,очень большой труд: целая глава. Читать быстрее и хочется еще.

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
9 февраля 2016 года
 
сегодня две главы
очень хочется быстрее - но не всегда удается

Ракитное
10 февраля 2016 года
+1  
Ура.побыстрее управиться с делами ,сесть и насладиться чтением. Спасибо за подарок.

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
10 февраля 2016 года
+1  

Мы только перешагнули середину романа. Будет ещё много всего впереди

Ракитное
15 февраля 2016 года
+1  
Это очень хорошо,что еще половина впереди.Я как то не научилась спокойно прощаться с интересной книгой.С таким сожалением дочитываю последние страницы.

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 февраля 2016 года
 

да, всегда приходится прощаться с героями

Воронеж
10 марта 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
10 марта 2016 года
+1  


Оставить свой комментарий

B i "
Отправить