Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

Наказаны любовью/глава 14

Наказаны любовью/глава 14
Пролог https://www.asienda.ru/post/28326/
Глава 1 https://www.asienda.ru/post/28362/
Глава 2 https://www.asienda.ru/post/28464/
Глава 3 https://www.asienda.ru/post/28464/
Глава 4 https://www.asienda.ru/post/28500/
Глава 5 https://www.asienda.ru/post/28560/
Глава 6 https://www.asienda.ru/post/28593/
Глава 7 https://www.asienda.ru/post/28651/
Глава 8 https://www.asienda.ru/post/28663/
Глава 9 https://www.asienda.ru/post/28710/
Глава 10 https://www.asienda.ru/post/28736/
Глава 11 https://www.asienda.ru/post/28791/
Глава 12 https://www.asienda.ru/post/28803/
Глава 13 https://www.asienda.ru/post/28836/

Глава 14

... Кристина кричала, зовя кого-нибудь на помощь, пыталась привести мужа в сознание, но дома никого не было. Она в отчаянии трясла Рафаэля. Понимая, что это не поможет, она выбежала из комнаты.

Лихорадочно перебирая лекарства, Кристина нашла нашатырный спирт. Разливая на пол, она промокнула ватку и побежала наверх. Там, на полу лежал Рафаэль, он так и не пришел в сознание все это время. Женщина с усилием перевернула его на спину, поднесла ватку со спиртом к носу.

Рафаэль приоткрыл веки и зажмурился, в глаза ударил яркий свет.

- Господи. Слава богу. Как же я испугалась, - Кристина положила голову Рафаэля себе на колени. – Как же ты меня напугал, - она слегка раскачивалась, сидя на полу, гладила его волосы. - Я сейчас вызову врача, только помогу тебе лечь в постель.

Стон готов был уже сорваться с губ Рафаэля, как же ему не хотелось возвращаться в этот мир, жить, чувствовать боль. Кристина помогла ему подняться. Его растерянность пугала ее. Пустой взгляд, бессмысленный настораживал, она покачала головой.

- Пожалуйста, не молчи, скажи что-нибудь, - Кристина поправила одеяло и встала, чтобы взять телефон.

- Не надо. Мне уже лучше. Видимо произошел перепад давления, я резко встал с постели, - объяснил Рафаэль.

- Но, я все равно вызову врача. Сабрине пока не буду говорить, - она держала телефон в руке.

- Не надо. Все будет хорошо, - Рафаэль был очень бледен. - Дай мне лучше мои таблетки, я наверное сегодня не выпил, - попросил он.

- Не упрямься. Так нельзя, - Кристина подала ему таблетки от сердца. - Тебе становится хуже. Почему ты это отрицаешь. Ты понимаешь, что должен беречь себя?

- Я стараюсь, - вздохнул Рафаэль. - Сейчас немного полежу и поеду в больницу. Мне просто необходимо решить вопрос, - он принял из ее рук стакан с водой.

- О чем ты говоришь? – Кристина не понимала его. – Ты никуда не поедешь, сейчас я вызову врача, если надо будет, мы положим тебя в больницу. Так больше не может продолжаться. Ты не можешь лечить самого себя, - возразила Кристина.

- Кристина, успокойся, - Рафаэль поставил стакан на тумбочку, - вчера мы с тобой разговаривали и пришли к выводу, что любой ценой должны помочь нашим детям.

- Да, да ты прав, но не забывай о своем здоровье, - Кристина была очень напряжена.

- Все в порядке, это просто минутная слабость, ты же знаешь, неужели я бы стал рисковать своим здоровьем, когда тебе так необходима моя помощь и поддержка? - спросил он
Кристина покачала головой. Ей жизненно необходимо было его участие, но не ценой его жизни.

- Подумай о нас всех, я тебя очень прошу. Нельзя махнуть рукой на сегодняшний обморок и тут же куда-то бежать. А если тебя парализует, если вдруг у тебя случится инфаркт? У тебя уже был один, - Кристина не знала, как поступить, она хотела вызвать врача, но ее муж не хотел.

- Это всего был всего лишь микро и потом, я достаточно быстро встал на ноги, - напомнил Рафаэль.

- Рафаэль, прошу тебя, пожалуйста, береги себя, - Кристина присела на кровать рядом с ним. – Мне так страшно. Я не знаю, что еще ожидать. С каждым днем становится все хуже и хуже. Вчера, - она замолчала, не зная продолжать или нет…

- Что случилось вчера? – он взял ее за руку. – Скажи, не скрывай от меня.

Кристина встала с его постели и нервно заходила по комнате.

- Я не знаю, вчера Роберто сорвался на Даниэля. Я уже не знаю, хочу ли, чтобы он шел к нему на работу, - она обхватила себя руками, - что если он постоянно будет его третировать, вымещая свою злость на нем?

- По этому тебе и надо с ним поговорить, объяснить, - предложил Рафаэль. - Вы взрослые люди, все ваши эмоции - это лишь амбиции, предложи, нет - он покачал головой, - попроси его выслушать тебя.

- О чем ты говоришь? - Кристина резко повернулась к нему. - Что будет потом? Я столкну его с Алехандро. У них бизнес. Общие дела. А еще Карлос и Сабрина. Господи, - она опустила голову и закрыла лицо руками. - Я так запуталась, - она всхлипнула. - И я не уверена, что Роберто поверит мне. Столько времени прошло, он слишком озлоблен на меня, - Кристина выпрямилась, - почему нельзя жить сегодняшним днем, почему нельзя смотреть вперед, почему мы все время оборачиваемся назад? - спросила она.

- Потому что нас оборвали, не дали закончить то, что мы жаждали познать, - он тяжело вздохнул и сел на кровати, свешивая ноги на пол. - Теперь я понимаю, что пока мы не завершим начатое, прошлое не оставит нас в покое, - Рафаэль осознавал, что ему просто необходимо посетить больницу и посмотреть в глаза Винсенте, дать понять, что он все знает.

- О чем ты говоришь? – Кристина не понимала его. – Что мы должны закончить?

- Все, что начали тогда, 25 лет назад, - Рафаэль встал с кровати. - Мы должны вернуться в те дни, завершить свои дела, объяснить свои поступки, чтобы отпустить прошлое и позволить себе жить настоящим. Сейчас же мы так погрязли в нем, тонем. И что самое страшное, мы утягиваем за собой детей, - Рафаэль посмотрел на Кристину.

Кристина смотрела на Рафаэля и не верила в то, что он говорил. От возмущения она даже не обратила внимания на то, что он стал одеваться.

- Ты предлагаешь мне вернуться в дом Алехандро? - повысив голос произнесла она. - Пойти к Роберто и все ему рассказать? И каким образом я изменю свою жизнь? Я тебя совершенно не понимаю, Рафаэль. Что ты делаешь? - она увидела, что он снял халат.

- Одеваюсь. Я поеду в больницу. Довезешь меня туда? - спросил он.

- Даже не думай, - категорично отрезала Кристина. - Ты не прав. Ты готов всем все рассказать - рассказывай, - кивнула она со слезами на глазах, - расскажи детям, что меня насиловали, держали взаперти, расскажи, кто отец Даниэля, скажи Сабрине, что я не ее мама, расскажи все это, - она всхлипнула.

Рафаэль остановился и посмотрел на свою жену... жена... женой она ему так и не стала, как и он ее мужем. И она в чем-то была права - как рассказать все то, что с ними произошло.

- Господи, - Кристина отвернулась от мужа, скрывая свои слезы.

- Кристина, - Рафаэль шагнул к ней, - не плачь, я не хотел тебя так расстроить.

Кристина повернулась к нему:

- Ты просишь все рассказать, хорошо, - кивнула она, - я расскажу и что будет дальше со всеми нами? Ты хоть на миг себе это представил? - спросила она. - Что будет чувствовать Даниэль, узнав, кто его отец на самом деле?

- Что будет думать Сабрина обо мне, узнав, что я отключил Луз от аппаратов? - он опустил голову и тяжко вздохнул.

Да, сейчас он знал, что мог бы спасти Луз, мог, если бы снимки во время попали к нему, к нейрохирургу, если бы их не подменили, если бы провели дополнительные анализы... если бы... как много бы, но все было именно так, как случилось. Они не могли изменить прошлого.

- Будущее наших детей - в наших руках, - снова повторил Рафаэль. - И ты прекрасно понимаешь, что поговорив с Роберто и объяснив ему, он примет Даниэля, не будет нападок, я разговаривал с сыном, он очень уважительно отзывался о нем, - Рафаэль внимательно смотрел на Кристину.

Кристина вздохнула, сложив руку в немой молитве, приложила их к губам. Она кивнула:

- Он примет его, конечно примет, - она горько усмехнулась, - если я проведу с ним ночь, - Кристина отвернулась от Рафаэля, признавшись в требовании, которое выставил ей Роберто.

Рафаэль молчал, глядя на ее спину, понимая, как тяжело ей было в этом признаться. Молчала и Кристина, ей было так стыдно за то, что они обсуждали. Да, Рафаэль ее муж, пусть и номинальный, но все же муж, мужчина. Она его жена, не его женщина, но они прожили вместе 25 лет, создали семью на осколках разбитых сердец.

- Я поговорю с ним, - наконец-то что-то ответил Рафаэль, - я объясню ему и, - он замолчал.

- Что? - Кристина повернулась к нему, - что ты ему объяснишь? Ты не понимаешь, это совсем не тот Роберто, которого я знала, которого любила когда-то.

- Мы поговорим как мужчина с мужчиной, - Рафаэль присел на стул, чувствуя слабость.

Кристина покачала головой:

- Нет, - прошептала она, - ты никуда не пойдешь, спасибо дорогой, - она почти улыбнулась, - спасибо, что хочешь защитить меня, но это мой бой, и я не уверена, что Даниэлю будет комфортно работать с Роберто.

- Но и с Алехандро он не может работать, так выбери то, где ему будет лучше, - Рафаэль устало смотрел на Кристину.

Он понимал, что это очень трудный выбор для Кристины, да и невыполнимое условия поставил Роберто, неуважительное по отношению к ней. Кристина закрыла глаза и снова всхлипнула. Как же давно они вот так не разговаривали с ним, по дружески, участливо, но ей было так тяжело, тяжело от всего, что происходило.

- Мы поговорим еще, - Кристина сглотнула ком, стоявший в горле, - поговорим, обязательно что-нибудь придумаем. Ложись, никуда не ходи, ты очень слаб.

- Кристина, не спорь со мной. Я поеду, - Рафаэль встал со стула. - Сабрина отведет меня на осмотр. Сделаем кардиограмму, Узи, сдам анализы. Ты же сама мне об этом говорила, - он открыл дверь своей спальни. - Не переживай, мы обязательно решим этот вопрос ив се остальные.

- Хорошо, - согласилась Кристина. – Я буду с тобой, я сейчачс позвоню Энрике и предупрежу его, что задержусь.

- Не надо. Со мной будет Сабрина. Да и у тебя полно своих дел, - Рафаэль протянул ей руку, и она сжала его ладонь. - Не будь так категорична к Роберто, может тебе стоило бы просто с ним поговорить, пригласи его к нам домой, и мы поговорим все вместе, ты, я и он, - предложил Рафаэль.

Кристина покачала головой, сжимая руку мужа:

- Он мне не поверит, он не поверит нам, это все только осложнит, и что мы скажем детям? - спросила она его. - Что? Я не знаю, как поведет себя Роберто, услышав мои историю, и потом, - она взялась за поручень лестницы, - я не уверена, что он захочет ее слушать.

- Время, время все расставит на свои места, - кивнул Рафаэль.

- Но у нас его нет, - кивнула Кристина. - Сейчас оно играет против нас.

- Посмотрим, Кристина, все сразу не охватить, - тихо произнес Рафаэль, - но по порядку мы со всем справимся.

- Хотелось бы мне в это верить, - тихо ответила она...



... в его кабинете было так тихо, ни звонков, ни сотрудников. Его никто не беспокоил. Роберто стоял у окна в своем кабинете. Работать не получалось. Мысли разрывали его на части.

Даниэль ему нравился, он сорвался на нем только из-за злости на Кристину, за то, что она не хотела и не шла ему на уступки. Не желала с ним говорить, отказывалась с ним видеться. Он чувствовал, что небезразличен ей, видел, как она реагировала на него, даже ревновала, тогда почему так упорно противилась встретиться с ним наедине. Странно все это. Непонятно.

Неужели она думала, что он мог причинить ей вред? Он сам себе не верил и не знал, понимая только одно - он хотел ее вернуть любым способом. угрозами или лаской, он жаждал обладать ею. Чувствовал, что сам того не желая, вновь превращается в того мальчишку, который мог себе позволить быть романтиком.

Все эти годы он держал себя в руках, чувствуя невыносимую боль от разлуки и потери. Только одно ее появление… Ждал ли он ее? Верил ли в то, что она когда-нибудь вернется? Понимал ли, что с ее смертью, эти все надежды бессмысленны, но где-то там, в самом дальнем уголке сердца жила крохотная надежда, что она вновь предстанет перед его глазами.

И о да, чудо свершилось, горькая усмешка скользнула по его губам, превратившись в неслышимый стон. Разве это можно было назвать чудом, когда ее предательство было налицо. О чем он только думал?

Он отомстит ей за все свои страдания и муки, которые она ему причинила. Вопрос времени, но как же тяжело было ждать. Столько лет, а он все еще ее надеялся. От этих мыслей стало – горько, дико. Как же так?

Роберто оглядел свой кабинет, как будто видел его впервые. Захотелось вырваться из этих стен, вдохнуть свежего воздуха, почувствовать ветерок, ворошивший волосы, обдувающий, дарящий свежесть. Выйдя на улицу, он отпустил водителя, сел в машину и открыл окна. Оглянувшись на свой офис, он нажал на педаль газа, желая поскорее отсюда уехать.

Виктория опоздала. Она не застала отца.

- Он только что уехал и не сказал, когда вернется, - сообщила ей Мария.

- А куда уехал? - поинтересовалась девушка.

- Возможно на новый объект, но точно не знаю, сеньор ничего не сказал - ответила Мария.

Виктория с грустью в глазах посмотрела на открытую дверь кабинета отца. Она встала рано, практически не спала всю ночь, но все было напрасно, она все равно опоздала, Роберто уже уехал. Поехать на объект? Но на какой? Как это узнать?...


... он узнал этот ее пустой взгляд, и удостоверившись, что Августе поставили укол, Винсенте отпустил медсестру. Лекарство делали свое дело. Августа стала тихой и покорной.

Ей надо было подыскать другое место, понимал Винсенте. Здесь слишком много было людей, которые могут услышать то, что она бормотала в своем бреду, когда впадала в него. Ведь кто-нибудь мог сопоставить и тогда правда быстро вышла бы наружу. Алехандро, как надсмотрщик, стоял у окна, наблюдая за своей женой.

- Где я могу найти Сабрину, ты ее недавно принял на работу? - спросил он.

- Сабрина? Да она работает здесь, - кивнул Винсенте.

- Я буду в кафе, отправь ее ко мне, мне надо с ней поговорить, - Алехандро вышел из палаты.

- Что-то случилось? Она вам нагрубила? - Винсенте вышел за ним следом.

- Я буду ждать ее в кафе, - повторил Алехандро, не отвечая на его вопрос, - Да, дай указания своим работникам, чтобы ее не пускали к моей жене.

Винсенте не понравился ни тон, ни сам факт того, что Алехандро собирался с ней разговаривать, но не отправить ее к нему не мог.

- Вы звали меня, сеньор Алехандро, - Сабрина подошла к столику, за которым сидел отец Карлоса.

- Да, присядь, пожалуйста, - Алехандро указал на стул. – Тебе что-нибудь заказать? Бруно принесет.

- Нет спасибо, я не задержусь на долго, у меня много работы, - Сабрина присела напротив него.
.
- Много работы? В том числе приударить за моим сыном? - уточнил он.

- О чем вы говорите, сеньор? - Сабрина внимательно смотрела на него. Она не привыкла к таким разговорам, особенно в таком пренебрежительном тоне.

- Я хочу предупредить тебя, чтобы ты оставила Карлоса в покое. Ты ему не ровня. Я найду ему жену из нашего круга, ты меня поняла? - он чуть наклонился к ней и понизил голос.

- Мы просто друзья, - ответила Сабрина, стараясь не поддаваться на его угрозы.

- Друзья не увлекаются друг другом, - хмурился Алехандро.

- Вы ошибаетесь, сеньор. Между мной и Карлосом ничего нет. Нас связывают лишь дружеские отношения, - Сабрина старалась говорить спокойно.

- Если бы все было так, как ты говоришь, Карлос бы не ушел из дома. Можно поинтересоваться – где он спал? Надеюсь не в твоей постели? - он сжал руки в кулаки.

- Вам совершенно не знаком ни правила приличия, вы грубы и жестоки, - Сабрина встала со стула. - И не имеете никакого права указывать что и как мне делать.

Алехандро внимательно смотрел на девушку, наблюдая за сменой эмоций на ее лице:
- Значит не у тебя, - кивнул он, испытав небольшое облегчение. - Не тебе указывать, как мне себя вести. Если ты дорожишь своим местом, то запомни, что я тебе сказал. Я не повторяю дважды, - он встал и ушел.

Сабрина в недоумении смотрела ему в след. Что это такое вообще было? Она не понимала, как вообще реагировать на его слова...


... он не знал, какие ему подобрать слова, как реагировать... ну как - конечно же радоваться.

- Кристина, ты вновь и вновь удивляешь меня, - Энрике широко улыбался, его глаза светились. – Когда ты все успеваешь? - спросил он.

- Я сделала все вечером, - сказала женщина, не вдаваясь в подробности, что работала практически всю ночь, потому что ей не спалось.

- Ну как, ты готова к новым подвигам? Паула уже звонила и спрашивала, когда мы начнем? - Энрике все еще держал в руках распечатки готового проекта по квартире Паулы.

- Прямо сегодня? - спросила она.

Кристина мысленно смирилась с тем, что ей придется вновь встретиться с Паулой, общаться с ней, с женщиной, с которой спал Роберто. И почему ее это так выводило из себя, она не понимала саму себя.

- Энрике, посмотри пожалуйста эти работы, - попросила Кристина. – Мальчик талантлив. Ему нужно набраться немного опыта, идей у него полно, просто ему нужна небольшая поддержка. Как ты думаешь, сможешь ли ты его взять на работу?

Энрике внимательно ознакомился с рисунками Карлоса и согласился с ней, что изюминка в них была.

- Он не работал, но если ты позволишь ему работать вместе со мной, то я тебе даю слово, что помогу ему во всем, научу, что знаю сама, - Кристина ждала, что ответит ей Энрике, ей так хотелось помочь Карлосу.

- Хорошо, я подумаю и сегодня дам тебе ответ, - пообещал Энрике.

Кристина улыбнулась ему своей мягкой и теплой улыбкой, что Энрике захотелось тут же выполнить ее просьбу.

- Ты неподражаема, Кристина. Веди сюда своего юношу, - он тут же согласился принять молодого человека, тем более если она брала на себя ответственность за него.

- Спасибо, Энрике, ты не пожалеешь, - обрадовалась Кристина.

- Только у меня будет к тебе одна просьба, - Энрике стал серьезным.

- Какая? - Кристина слегка насторожилась.

- Ты пообедаешь со мной. Это не приглашение. Это приказ твоего боса, - со смехом проговорил Энрике.

Кристина покачала головой и рассмеялась:

- Я согласна, но пожалуйста, только без Паулы, - попросила она.

- Поддерживаю, - согласился с ней Энрике...


... он согласился. Сабрина встретила отца в холле. Ее отец согласился пройти обследование. Это уже радовало девушку, хоть что-то, чем ничего. Она хотела сразу же отвести отца на процедуры, но он попросил его оставить – он хотел сам пройтись по больнице, посмотреть.

- Ты хочешь здесь работать? – обрадовалась Сабрина.

- Нет, дочка, здесь я точно работать не буду, думаю, что им достаточно одной Фернандез, - улыбнулся Рафаэль. - Думаю, что уже не смогу больше работать

- Папа, папочка. Ну что ты? - расстроилась Сабрина, она ведь знала, что значила для отца работа.

- Все хорошо, девочка моя, иди, работай. Я поброжу немного, а потом мы встретимся, не хочу тебя отвлекать от работы, - сказал Рафаэль.

- Мама, попросила, чтобы ты сделал кардиограмму, - напомнила ему Сабрина, - сдал анализы, узи, она мне звонила, сказала, что вы обо всем договорились.

- Чуть позже, обещаю, - согласился с ней Рафаэль.

Сабрина поцеловала отца в щеку и убежала. Рафаэль оглянулся. Эти стены, они помнили, помнили он. Луз. 25 лет прошло, он думал, что никогда не переступит порог этого здания, но жизнь распорядилась иначе.

- Луз, наша дочь сама меня сюда привела. Или ты меня позвала? - тихо произнес Рафаэль.

Он медленно, опираясь на трость, бродил по коридорам, вспоминая те дни. Он помнил в какой комнате лежала его Луз. Там сейчас наверняка лежал кто-то другой. Его больше Луз нет. Она умерла. Он сам убил ее.

Он ходил по больнице, но его никто не узнавал, да и как можно было в нем узнать того Рафаэля? Он сильно постарел за эти года. Решившись, Рафаэль постучал в кабинет Винсенте.

- Войдите, - Винсенте просматривал документы, подняв голову и увидев пожилого мужчину, спросил, - вы что-то хотели?

- Посмотреть тебе в глаза, - произнес Рафаэль.

Винсенте побледнел и встал. Он не узнал Рафаэля, но его голос он до сих пор помнил. Перед ним стоял старик, не таким он представлял Рафаэля.

- Рафаэль, - Винсенте судорожно сглотнул вставший ком в горле.

- Да. Я пришел сказать, что все знаю, - Рафаэль стоял на пороге. - Попробуй только помешать моей дочери, испортить ей репутацию врача или что-нибудь в этом роде, и ты тут же окажешься за решеткой. Снимки у меня. Я докажу, поэтому постарайся держаться от моей дочери по дальше.

Рафаэль вышел и закрыл дверь за собой. Эти несколько фраз дались ему трудом. Целая жизнь зависела от них. Он даже не спросил его – за что? Что теперь это могло изменить - ничего. Луз уже было не вернуть. А у Сабрины впереди целая жизнь. Она со всем справится, его девочка сильная. А ведь все могло быть иначе. От этой мысли Рафаэлю стало плохо. Он прислонился к стене. Господи, Луз, прошептал он. Ты зовешь меня. Неужели пришел мой черед?

Винсенте медленно сел в кресло. Он вернулся. Рафаэль здесь, и он все знал. Нервная дрожь пробежала по его телу, его прошиб холодный пот. Винсенте стало трясти. Его нервы сдали, последние дни в постоянном напряжении, страхе, ожидании, что тебя разоблачат. С одной стороны Августа. С другой – Алехандро. А тут еще и Рафаэль объявился. Его спокойной жизни пришел конец...


... Кристина шла по улице. Вот и новый день. Она улыбнулась, хоть одно хорошее дело сделала, теперь только оставалось обрадовать Карлоса. Ей хотелось позвонить ему и все рассказать. Позвать с собой на объект... нет, а вдруг там Роберто, Карлосу не за чем было знать о его любовнице.

Роберто. Снова он занимал ее мысли. Кристина чуть не споткнулась, решив при удобном случае с ним поговорить и рассказать о работе Карлоса. Может тогда он не будет заявляться на квартиру тогда, когда ему хочется. А это была неплохая идея – она будет на какое-то время защищена от него. При Карлосе он не позволил бы себе никаких вольностей. Улыбка снова скользнула по ее губам. Она подняла голову к солнцу, наслаждаясь его теплом и светом. Все образуется, все будет хорошо, вдруг поняла женщина...

Не сразу она почувствовала, как ее взяли за руку, чуть выше локтя. Мужчина подошел слишком близко, так, чтобы она почувствовала его дыхание.

- Веди себя тихо и тогда проблем не будет, - этот голос, как в кошмарном сне, резанул слух.

Кристина все же чуть повернулась, чтобы посмотреть. Бруно стоял рядом с ней. Она не верила своим глазам. Страх сковал все ее тело, не давая ей пошевелиться. Свет померк, радость испарилась... и она еще думала о чем-то хорошем?

- Не дергайся, иди, медленно,- Бруно подталкивал ее вперед, но женщина не могла сделать ни шагу. – Видишь, машина стоит. Там…

Кристина не разбирала то, что он говорит. Всего лишь звук голоса, поверг ее в шок. Сердце колотилось в груди, воздуха не хватало, грудь сдавило от страха, она пыталась всеми силами схватиться за остатки ускользающего сознания, боясь его потерять, ведь неизвестно где она могла очнуться и очнулась бы вообще.

- Пожалуйста, - прошептала она, но страх пробирал ее до дрожи, как будто она снова оказалась в том доме, из которого не могла выбраться.

Бруно ухмыльнулся:

- Иди к машине, - усмехался он.

Кристина пыталась заставить себя сделать шаг, но в тот же миг все вокруг завертелось, и сознание покинуло ее. Все ее существо протестовало против всей этой ситуации, отказываясь ее воспринять. Бруно подхватил женщину и поднял на руки. Вокруг тут же собрала толпа зевак, он пытался донести ее до машины, но люди предлагали свою помощь, мешая ему продвигаться с ношей на руках.

- Сеньор, пройдите в кафе. Там вы сможете оказать помощь вашей сеньоре, - посоветовал кто-то, и это предложение подхватили все, освобождая ему дорогу к кафе и преграждая путь к машине.

Какой-то человек уже приоткрыл дверь кафе, оказывая участие и содействие. Какая жалость, а ведь ему уже практически удалось с ней справиться. Теперь же не было никакого шанса донести ее до машины. Сеньор Алехандро будет зол. Бруно занес Кристину в кафе. Алехандро вышел из машины. Как же мерзки все эти людишки, вмешивающиеся туда, куда их не просили.

Кристина медленно приходила в себя. Оглядевшись, она поняла, что находится в незнаком помещении. Ей стала ужасно страшно. Она попыталась встать, но была остановлена властной рукой, пригвоздившей ее к стулу.

- Где я? - беззвучно шептали губы, голос пропал от страха.

- Вам стало плохо, а этот сеньор любезно помог вам и донес сюда, когда вы потеряли сознание. Вы даже не успели упасть, он вас подхватил, - кто участливо махал полотенцем перед ее лицом.

Кристина смотрела на Бруно – любезно помог вам, как же. Ему просто не повезло, что она потеряла сознание в людном месте, но неужели они решились вновь украсть ее, прямо средь бела дня. Она не верила в происходящее, но это было именно так.

- Дорогая, тебе плохо, - голос Алехандро заглушил все звуки.

Кристина дернулась, чтобы встать и бежать от сюда прочь.

- Это моя сестра, она немного больна. Мы не отпускаем ее одну. Извините нас за причиненное беспокойство. Можно мы тут посидим у вас? - Алехандро смирился с неизбежным, понимая, что не сможет вот так просто уехать, Кристина уже пришла в себя и могла устроить скандал.

Любезность Алехандро просто убивала. Как же лживы были его слова. Он дождался, пока люди немного отойдут от них. Бруно встал чуть подали, но на виду, конечно же как верный пес от своего хозяина не отойдет ни на шаг.

- Веди себя тихо, не устраивай истерику. Мы просто поговорим, – предупредил ее Алехандро.

Кристина была напугана так, что вообще не могла вымолвить ни слова. Понимала, что должна как можно скорее справиться с собой. Не дать ему себя запугивать.

- Как ты можешь похищать меня снова? - ее голос почти восстановился.

- Не собирался. Хотел поговорить, - ответил Алехандро и задумался. - А ты навела меня на мысль.

Кристину передернуло от его хамства и уверенности в себе:

- Что тебе еще от меня надо? – Кристина наконец-то справилась с собой и огляделась, они сидели в кафе, никто уже не обращал на них внимание, только изредка бросали взгляды.

- Меня интересует только одно…, - начал говорить Алехандро, но она перебила его.

- Я не отдам тебе сына. Даже не думай. Буду бороться за него до конца, - Кристина обрела некую уверенность, понимая, что в людном месте, Алехандро ничего не сделает ей.

- Просто смешно. Он что маленький ребенок? Он сам придет ко мне, когда узнает правду, - Алехандро откинулся на спинку стула.

- Какую правду? - спросила Кристина.

- Ту, которую я ему расскажу, - усмехнулся он.

- Ты не посмеешь. Ты не тронешь моего ребенка, - злость Кристины придала ей очарование, глаза заблестели. Щеки раскраснелись.

Алехандро внимательно смотрел на ее, чувствуя как в нем проснулась былое желание к ней. Как же ему нравилось, когда она сопротивлялась. Кристина содрогнулась, прочитав в его глазах его мысли.

- Какая жалость, что мы сейчас не в машине, - вырвалось у Алехандро.

- Ты никогда больше до меня не дотронешься, - зло прошептала Кристина.

- Посмотрим, - усмехнулся он. – Но я не по этому здесь, хотя одно другому не мешает конечно, - в очередной раз напомнил он ей о насилии, показывая свою власть над ней.

- Я тебя не боюсь, - спокойно сказала Кристина. – Оставь меня в покое.

- На этом свете ты никогда не будешь знать покоя, - он злорадствовал. – Если бы ты только знала, что тебя ждет, – он утвердительно покачал головой. – Мне даже жаль тебя немного.

- Говори, что хочешь или я ухожу, – Кристина намеревалась подняться со стула.

- Я бы не торопился на твоем месте, - он снова откинулся на спинку кресла, как же ему нравилось играть с ней как кошка с мышкой.

Она не знала, что у нее был еще один сын, как же ему хотелось ей об этом сообщить, но не сейчас, потом, медленно, шаг за шагом раздавливая ее и уничтожая, он сведет ее с ума. Что-то в его словах остановило Кристин, и она снова села на стул.

- У тебя красивая дочь, боевая, - он смотрел ей прямо в глаза, наблюдая, как она бледнеет, оседает. – О только не теряй сознание, я не собираюсь тут с тобой возиться.

- Тебе меня не напугать. Я не та девочка, над которой ты измывался, - прошипела Кристина, у нее было огромное желание вцепиться в лицо этому негодяю ногтями.

- Ты делаешь из меня такого монстра, - иронизируя, он рассмеялся.

- Ты самый настоящий изверг, я не позволю тебе причинить вред моей дочери, - Кристина чуть наклонилась к нему.

- Можно узнать – каким способом? - поинтересовался он.

Кристина смотрела ему прямо в глаза:

- Я убью тебя, - она показала ему свои руки, -вот этими руками я перережу твое горло.

Глаза сверкали. Волосы растрепалась. Она вновь пробудила в нем желание. И она говорила правду. Она действительно могла пойти на убийство.

- Хотелось бы взглянуть на это, - хмыкнул Алехандро. Он медленно поднял чашку с кофе и отпил.- Твое здоровье.

Кристина понимала, что со стороны их беседа казалась дружелюбной. Как же порой мир был обманчив.

- Ты не знаешь, на что способна мать, защищающая своего ребенка, - заявила она.

- Оооо, - протянул Алехандро, - хотелось бы увидеть и узнать, что ты за мать.

Кристину насторожили слова Алехандро. Что он имел ввиду?

- Шутки в сторону. У меня полно дел, - Алехандро наклонился к ней ближе, - если не хочешь, чтобы я тронул твою дочь, пусть держится от моего сына по дальше.

Женщина нервно сглотнула. Сабрина и Карлос. Господи, моя девочка. При чем здесь Карлос?

- Не трогай детей. Хочешь разбираться, решай вопросы со мной, их оставь в покое, - попросила она.

- Не получается, твоя дочь лезет туда, куда ее не просят, - Алехандро все еще наклонялся к ней. - И общается с тем, с кем ей не следовало бы общаться. Я ее уже предупредил, - сообщил он и выпрямился.

- Что? – охнула Кристина. – Если ты обидел мою дочь, то я…, - она не успела договорить, как он перебил ее.

- Что ты мне сделаешь? - он с вызовом смотрел на нее. - Одни пустые угрозы. Пустые слова. Ты же понимаешь это.

- Я найду способ, чтобы наказать тебя, - Кристина встала со стула, - ты будешь ползать на коленях передо мной, моля о снисхождении, но ты этого никогда от меня не получишь.

Алехандро больно схватил ее за руку и дернул вниз, вынуждая ее снова сесть на стул.

- Я тебя не отпускал, - он продолжал сдавливать ее руку, Кристина же пыталась разжать его пальцы.

- Отпусти ее, - голос Роберто, как гром среди ясного неба обрушился на них.

Он схватил руку Алехандро. Тот от неожиданности разжал пальцы, Кристина прижала руку к груди, потирая место, где пальцы Алехандро оставили синяк. Она испуганно посмотрела на Роберто. Откуда он здесь? Что он слышал? Что видел?

- Какого черта тут происходит? Мне кто-нибудь объяснит? – он взял руку Кристины, осматривая, отмечая красные отметины, скорее всего будет синяк, нежно поглаживая это место, как бы успокаивая ее.

- Мы просто поспорили, ничего личного, - как можно спокойнее ответил Алехандро.

- На какую тему? – он был разъярен.

Весь его вид говорил – кто посмел тронуть эту женщину, но это видела только Кристина, чем была крайне удивлена. Он явно здесь был не один, а вел себя как ревнивый муж.

- Извини, но мы не должны перед тобой отчитываться, - Кристина понимала, что она не права сейчас, но нужно было усыпить его бдительность.

Услышав ее слова, Роб дернулся и убрал свою руку. Как же она холодна и безразлична к нему.

- У нас есть дети, - Кристина побледнела от этих слов Алехандро, - Даниэль работает на нас, - напомнил он ему. – Карлос работает в больнице, где как я понимаю, трудится дочь Кристины. Так что сам понимаешь. – Алехандро развел руки, потом махнул Бруно, давая отбой.

- Вы правы, - Роберто сделал шаг назад.

Он все еще смотрел на Кристину. Не узнавал ее. Все изменилось. Эту женщину он не знал. Он вступился за нее, а она набросилась на него с обвинением и укором, что он помешал. Он отшатнулся, как будто бы она дала ему пощечину. Еще вчера он практически прижимал ее к себе, требуя согласия на близость, сейчас же не понимал, к чему ему все это. Знакомое лицо, знакомый запах, но эта не его Кристина. Перед ним сидела чужая женщина.

Кристине хотелось остановить его, умоляя его не оставлять ее одну здесь, с этим ужасным человеком, понимала, как жестоко с ним поступила, но она молчала.

- А почему ты так странно отреагировал? – недоумевал Алехандро.

Роберто сделал еще шаг назад, покачал головой:

- Извините, мне показалось, не буду мешать, - он повернулся и пошел прочь.

Кристина видела, как он подошел к столику, за которым сидела Паула, что-то ей сказал, она встала, и они ушли. Конечно, с кем еще он мог сюда зайти. А она вдруг поверила на мгновение в подарок судьбы, но реальность была слишком жестокой. Он женат, у него была любовница. Она сама замужем и сидела перед отцом своего сына.

- Смотрю, ты пользуешься популярностью, - Алехандро откинулся на спинку стула. – На мгновение показалось, что он тобой увлечен. Может быть я бы даже поверил в это, не зная его, но все совсем не так, так что не обольщайся, - он улыбнулся.

Кристина взглянула на своего мучителя. Общаться с ним уже просто не было сил. Еще полчаса назад, она радовалась солнцу и новому дню, который только начался.

- Мне безразлично твое мнение, - Кристина смотрела ему прямо в глаза. – Мне с тобой больше не о чем разговаривать. Ты угрожал мне, я же тебя предупреждаю, я убью тебя, если потребуется, то сделаю это голыми руками, глотку перегрызу за своих детей.

- Мать, - он качал головой, как будто соглашаясь с ней. – Мать детей не бросает.

- Я никогда не брошу своих детей, - она встала.

- Запомни эти слова, - он бросил несколько купюр на столик и встал, - очень хорошо их запомни, - повернулся и вышел из кафе.

Кристина смотрела ему в след. Неужели он сомневался в ее материнской любви? Что значили его слова?...

... эта женщина что-то значила для него. Паула была зла на Роберто, на эту женщину, которая портила ей кровь. Как она появилась, Роберто сразу же стал другим. Позвал ее пообедать, увидел Кристину, вмешался в спор, после чего им пришлось сразу же уйти из кафе, так и не пообедав, отвез ее в гостиницу, а сам уехал неизвестно куда, весь нервный и раздраженный. Со злости она скинула вазу со столика, но увидев осколки, тут же стала из собирать и порезалась. Увидев кровь, прижала руку к груди, села на полу и расплакалась...


... Сабрина готова была расплакаться, узнав результаты кардиограммы, результаты были неутешительны, требовалась срочная госпитализация. Сабрина была очень встревожена.

- Папа, пожалуйста не спорь, тебе просто необходимо пройти лечение, не отказывайся, - она чуть не плакала.

- Сабрина, девочка, я лягу, но не в эту больницу, - пообещал Рафаэль.

- Ну почему? – удивилась она.

- Ты здесь работаешь, не хочу ставить тебя в неловкое положение, - объяснил он свое решение. - Ты же знаешь, что я не сдержусь и начну вмешиваться в курс лечения, меня не переделать. А ты будешь нервничать. Город большой, я лягу в любую другую больницу.

- Разреши хотя бы поставить тебе капельницу, - видя, что отец непреклонен, она пошла в наступление, - я сейчас позвоню маме и пожалуюсь на тебя.

- Не надо. Не беспокой маму. У нее и так полно проблем, - вздохнул Рафаэль.

- Каких проблем? – удивилась Сабрина.

- Новая работа, новые люди, - нашелся Рафаэль.

- Мама всегда работает с новыми людьми, ты же знаешь - это специфика ее работы, как у тебя, как у меня, - она внимательно смотрела на отца, понимая, что тот что-то скрывал.

- Я понимаю, но она всегда переживает, - он старался усыпить бдительность дочери.

- Согласна. Мама все проносит сквозь сердце, - она улыбнулась, делая вид, что поверила. - Так вот. Если ты не хочешь, чтобы я ей позвонила, то согласишься хотя бы на некоторые процедуры.

- Согласен на пару уколов, и сегодня лягу в больницу, даю обещание, - Рафаэль замолчал и тут же стал кашлять.

Сабрина поддерживала его, пока не прошел приступ кашля.

- Папа, я так волнуюсь за тебя, - ее голос дрожал. - Ты очень плохо выглядишь.

- Не переживай, Бри, я еще поживу, мне бы твоих деток увидеть. Моих внуков, - он улыбнулся, - какая же ты у меня красавица, вся в…, - он осекся, они стояли напротив той палаты. Палаты, где он лично отключил аппарат жизнеобеспечения Луз.

- С тобой все порядке, - Сабрина оглянулась, - ты как будто бы приведение увидел.

- Наверное, - неоднозначно проговорил Рафаэль.

Сабрина хотела что-то еще сказать, но не успела, так как к ним подошел Карлос.

- Добрый день, - поздоровался он, - не ожидал вас здесь увидеть, сеньор Рафаэль.

- Привет, Карлос, - обрадовалась Сабрина, но тут же улыбка сошла с ее лица, она вспомнила утренний разговор с его отцом. Ну вот и как сказать об этом Карлосу.

- Здравствуй, Карлос, и не говори, вот решили меня под микроскопом рассмотреть, - пошутил Рафаэль.

- Зря ты так, папа, мы же заботимся. Ты наверное к маме пришел? - спросила Сабрина.

- Да. Я звонил домой, хотел узнать, как она, как видишь, я опять виноват в том, что мама попала сюда. Отец как всегда снова злиться на меня, - он грустно улыбнулся, чувствуя свою вину.

- Августу опять положили? Я не знала, - встревожилась Сабрина.

- Да, сегодня утром госпитализировали. Зачем только отец забирал ее домой? Не понимаю? - вздохнул Карлос.

- Родители, - Сабрина махнула рукой, - они считают себя правильными и учат жить, как будто мы дети малые, а сами именно так и поступают, - она взглянула на отца.

- А кто лежит в этой палате? – спросил Рафаэль.

- Моя мама, - ответил Карлос.

Рафаэль посмотрел на молодого человека. Как же мир был тесен. В этой палате он убил свою жену, сейчас здесь лежала другая женщина, мать Карлоса, которым увлеклась его дочь. Ирония судьбы.

- Папа, тебе наверное не надо заходить, - попыталась остановить Рафаэля Сабрина. – Августа немного не в себе.

- Не переживайте, я же врач. Я знаю, как себя вести, - успокоил он ее.

Карлос вместе с Рафаэлем зашли в палату, Сабрина вошла следом, хотя слова Алехандро еще звучали у нее в ушах. Рафаэлю же хотелось увидеть эту палату, где он совершил вынужденное убийство.

Августа кушала. Она была очень спокойна. Медсестра, увидев Сабрину, не знала, как себя вести. Ей было дано четкое указание – не впускать эту девушку, но она зашла в присутствии сына пациентки.

- Сеньора Августа обедает, подождите пожалуйста, - попросила она.

Августа повернулась к вошедшим, посмотрев на Карлоса и Сабрину, остановилась на полпути, так и не донеся ложку до рта.

- Мама, ты только не волнуйся, - Карлос сделал шаг вперед. – Мы зашли к тебе. Как ты себя чувствуешь? – он говорил спокойно, чуть тише, чем обычно. - Это отец Сабрины, ты же помнишь ее? Мама, ты только не нервничай, - Карлос просил, практически умолял, чтобы снова не стать виновником ее приступа.

- Добрый день, сеньора, - Рафаэль следовал примеру Карлоса, говоря мягко, не делая резких движений.

- Ваша дочь? – спросила Августа, смотря на мужчину.

- Да, моя, - кивнул Рафаэль.

- Мама, ты же помнишь Кристину, на вечере, ты с ней познакомилась, - о как же зря он сказал это, ведь тогда его матери стало плохо. Именно с того вечера и начались эти необъяснимые приступы паники.

Августа никак не реагировала, она смотрела в одну точку, как будто переваривая услышанное, раскладывая его по полочкам в своем больном сознании.

- Давно она в таком состоянии? – тихо спросил Рафаэль.

- Раньше она просто молчала, а сейчас, я не знаю, что происходит с ней, - пожал плечами Карлос.

Рафаэль подошел поближе. Ему хотелось узнать, какое назначение у нее, какие препараты она принимала. Он видел, что ее сознание притуплено лекарствами, но сказать, что она не в себе - нельзя, активность ее головного мозга просто приглушают. Все признаки на лицо. Эта мысль, как озарение, чуть не свалила его с ног. Если Алехандро причинил столько боли Кристине, то почему он не мог вредить Августе? При помощи Винсенте это было возможно.

Карлос взял Сабрину за руку. Хотелось поддержки, которой так ему не хватало все это время, и совершенно чужие люди с радостью ему это давали.

Августа медленно повернулась к ним, ложка так и была занесена на пол пути, она как будто не знала и не понимала, что ей делать с ней дальше.

- Сеньора, - Рафаэль медленно стал протягивать руку, чтобы забрать у нее ложку.

Медсестра вышла из кабинета. Ей срочно нужно было найти Винсенте, ему это явно не понравится, ведь доступ к этой пациентки строго ограничен, но при сыне она не могла выпроводить их всех из палаты.

Августа обхватила голову руками, пытаясь собраться со своими мыслями, она стала раскачиваться, может это поможет ей, может это даст вспомнить, что так пугало ее, ведь причина находилась здесь, но что это или кто? Она не понимала.

- Кара, - это слово снова сорвалось с ее губ.

Карлос не мог больше на это смотреть. Он выбежал из палаты. Сабрина последовала за ним. Августа подняла голову и сконцентрировала взгляд на них, на молодых людях, что так стремительно покинули палату.

- Нет, им нельзя, нельзя, - она замахала руками, - они не должны, они не могут, я должна сказать, я должна открыться, это просто невыносимо, - она стала подниматься с кровати, опускать ноги на пол.

Рафаэль старался удержать ее, не дать покинуть стены этой палаты.

- Столько лет быть мертвой, а потом стать живой. Это наказание. Им нельзя, нельзя им, - повторяла она, пытаясь оттолкнуть Рафаэля.

- Успокойтесь, Августа, дышите ровно, медленно, - Рафаэль был терпелив, он не понимал, о чем она говорила. – Что вас беспокоит?

- Ребенок, он забрал его, убил моего ребенка, дал чужого, а моего похоронил, ему он не нужен был, и мне тоже, - она говорила бессвязно.

- Кто забрал, - Рафаэль присел на кровать, он успокаивал Августу, разговаривая с ней медленно, тихо.

- Он страшный человек, он заберет у нее и второго сына. Она не знает. Он всегда искал ее. А у меня живое напоминание о том, что я могла бы дать, но меня лишили этого, а я и не хотела, - Августа снова стала раскачиваться из стороны в сторону. - Им нельзя быть вместе. Это наказание, вы же не допустите этого, - она посмотрела ему прямо в глаза, не избегая его взгляда. – Скажите, что не допустите, чтобы они были во греху. Так нельзя, они не виноваты, что родные.

- Скажите, кто не виноват? Кому я должен помочь? – Рафаэль понимал, что это не бред, что женщина действительно была очень напугана, но она боролась со всем, что ей внушили, боролась за каждую ясную мысль в ее сознании.

- Дети, она не должны, - Августа замахала руками, словно отрицая происходящее. – Она не знает, она так просила помочь, я боялась, - она смотрела на него, как маленькая девочка, - я боялась его. Он так хотел ребенка, а доктор лишил меня. Тогда пришла она, - Августа схватилась за руку Рафаэля, словно в нем было ее спасение, ее надежда. – Я не хотела, а он заставил меня быть беременной, она так просила, так умоляла меня. А я не смогла, вы же меня не обидите? Не накажете за это? Что я не помогла ей? Но она ведь спаслась. Она забрала одного ребенка и убежала, - она с такой надеждой смотрела в его глаза, - у нее же остался хотя бы один ребенок, ну и что, что один. Всем поровну, но ему этого было мало, теперь он не оставит ее в покое, что со мной будет, - она опять стала раскачиваться из сторону в сторону.

Рафаэль слушал ее несвязанную речь, пытаясь сопоставить факты, еще ничего не понимая, но одно было ясно, Августа говорила о Кристине или еще о одной женщине, матери Карлоса.

- Как звали женщину? Августа, посмотрите на меня, ничего не бойтесь, скажите все, что вас беспокоит, - просил он.

- Он ее сын, она ее дочь, - глядя ему в глаза, успела сказать Августа и замолчала, испугавшись стука двери, в палату забежал Винсенте.

- Что тут происходит? Что тебе надо здесь? Какое ты имеешь право находиться тут, - Винсенте схватил Рафаэля и буквально вытолкнул его за дверь.

Августа же снова начала раскачиваться из сторону в сторону.

- Папочка, папа, ты здесь? – она вновь погрузилась в свой мир.

- Что она тебе сказала? – Винсенте наступал на Рафаэля, захлопнув дверь и кивнув медсестре, чтобы зашла в палату.

- А что она мне должна сказать? – Рафаэль не отступал. – Боишься за свои грехи? Они тебя погубят.

- Ты не посмеешь ничего сделать, у тебя нет доказательств. Никто не поверит тебе, - усмехнулся Винсенте.

- Что случилось? – Сабрина была обеспокоена поведением Винсенте.

Рафаэль посмотрел на Сабрину и Карлоса.

- Ничего, все в порядке, - Рафаэль отошел от Винсенте. – Результаты у меня, - он сказал это Винсенте, смотря ему прямо в глаза, - пойдем Брина, проводишь меня.

Этого не могло быть. Винсенте побледнел. Снимки хранились у него в надежном месте, о чем говорил Рафаэль, что он знал, что успела сказать ему Августа. Со злости он хлопнул дверь ее палаты, и вколол дополнительный укол со снотворным, жалея о том, что не дал ей снотворного ранее, лучше пусть находится на грани сознания и безумия.

Рафаэль никак не мог разобраться в услышанном. Сабрина что-то говорила, советовала ему, куда обратиться, в какую клинику, но отец ее не слушал. Карлос вызвался помочь ему доехать до ближайшей клиники. Сабрина согласилась.

Винсенте закрыл дверь своего кабинета на ключ. Подошел к сейфу, достал из него две истории болезни. Трясущимися руками посмотрел снимки, и горько рассмеялся. Бросив их на стол, он схватился за голову, понимая, что теперь его жизнь и карьера зависела от Рафаэля. От его слов. Как и 25 лет назад, одно его слово, могло изменить его жизнь. Он скинул все документы со стола, подошел к шкафу, достал от туда виски и налил себе. Оставалось только ждать, но Рафаэль плохо знал Винсенте, он не отдаст просто так свое место, не отдаст...


.. он не мог найти себе места. Оставил Паулу в гостинице, работа так опротивела, что он не мог о ней думать. Роберто остановился у своего дома. Противоречивые мысли разрывали его душу, он не понимал, что с ним происходило, чего он хотел, толи наказать Кристину, толи прижать к себе и никуда больше не отпускать. Надо отдохнуть, выспаться, потом подумать, у него невыносимо разболелась голова.

Роб зашел в дом. Серо, пусто, холодно. Как всегда.

- Ты вернулся? - услышал он голос Паломы.

- Он обернулся, - Палома стояла с бокалом шампанского в руке.

- Ты все пьешь, не надоело? - сухо спросил он ее.

- Хоть какое-то развлечение, попробуй, может тоже понравится, - Палома налила ему виски. – Может перестанешь думать о ней, - она подала ему бокал.

Роберто сузил глаза, не понимая.

- Думаешь, я не знала, - покачала головой Палома.

Рамона спустилась вниз и остановилась, услышав разговор сына с невесткой.

- Ты ничего не знаешь, не лезь в мои дела, - отмахнулся от нее Роберто.

- Я знаю, - прошептала Палома, - ты каждую ночь шепчешь ее имя. Мне его повторить? - спросила она. - Ты ложишься в постель с другими женщинами, а представляешь ее, - она бросила эти слова ему прямо в лицо. - Столько лет, а ты так и не смог ее забыть. Кто она, что может обладать такой властью над тобой. Познакомь, может она и меня научит.

Роберто схватил ее за руку, а перед глазами всплыла недавняя картина, как он пытался ее защитить, а ей этого не нужно было. Ей ничего от него не нужно было, он не был нужен ей сам. Роберто выпустил руку жены. Везде. Кристина была везде. Она ему мерещилась. Он наверное начал сходить с ума от этой безысходности.

- Вроде бы вы ее похоронили. Как же она смогла воскреснуть? - Палома обернулась к Рамоне. - Или вы не ее хоронили?

- Кто тебе сказал? - Рамона удивилась смелости Паломы, всегда молчаливой, всегда уступчивой, сегодня она разошлась.

- Достаточно просто сопоставить услышанное, увиденное. Я не так глупа, - Палома отпила глоток шампанского. - Зато я рада, что ты тоже страдаешь, как и я, - она смотрела на Роберто. - Мы оба обрекли себя на это. Нам, - начала она, но он перебил ее.

- Замолчи, - Роберто шагнул к ней. – Ты забываешься. Мне напомнить тебе, - он повернул голову, пристально смотря на свою жену.

- Я все прекрасно помню, - она подняла свой бокал к его и чокнулась с ним. – Так выпьем, за нашу прекрасную жизнь, дорогой мой муж.

- Ты пьяна, - сухо произнес Роберто.

- Да, а так легче, не думать, попробуй, - предложила она, - может тебя отпустит, а то, что ты творишь, порушил мебель в своем кабинете. Накричал на дочь, на ее друга? Что с тобой?

Роберто смотрел на жену, смотрел на ее бокал, на свой.

- Ты права, - он стукнулся с ней бокалами, - мы навеки связаны друг с другом, так почему бы нам не выпить вместе. Может и мама к нам присоединится, - он взглянул на Рамону. - Иди сюда, я налью тебе, что бы ты хотела выпить? Что тебе предложить?

Рамона подошла к ним:

- Роберто, прекрати, что вы творите? - она была в ужасе от услышанного.

- Почему, а так ведь лучше, напиться, проваляться в кровати, снова напиться, время прошло, и мыслей нет, никаких, - парировал Роберто.

Он налил себе второй бокал, начал пить, но сцены одна за другой оживали в его памяти, как он ее целовал, как обнимал, прижимал к себе, а потом эти фотографии, пожар, эти годы пустоты, эта встреча, это дикое необъяснимое желание и тяга к ней. Что все это? К чему? Зачем?

Он повернулся, но везде была она, слышался ее смех. Стон сорвался с его губ. Он поставил бокал и вырвался на воздух, пытаясь дышать, но не получалось, он распустил галстук, расстегнул верхние пуговицы. Только бы глоток воздуха, как раньше, чтобы почувствовать жизнь, чтобы избавиться от этой боли, горечи. Что еще надо богу от него, за что он так его мучил его.

Роб как пьяный направился к машине. Рамона шла за ним. Картина повторялась. Тогда в прошлом, он точно также следовала по его пятам, боясь отпустить, боясь, что он что-нибудь сделает с собой.

- Оставь меня в покое, неужели тебе недостаточно всего? - взмолился Роберто уставшим голосом - Что ты еще хочешь от меня, мама? – он повернулся с немым вопросом в глазах.

Рамона прижала руку ко рту, другую протянула, чтобы коснуться его, успокоить, дать утешение, но сын дернулся, сделал шаг назад.

- Ты прокляла меня, ты довольна? - спросил он. - Ты этого хотела? - он раскинул руки. - Так может тебе было проще бы убить меня, надо было мне в ту ночь остаться с ней, мы бы сгорели в том пожаре, зато были бы вместе, навсегда, - признался он в том, что так долго сдерживал внутри себя. - И ты бы нас похоронила. Ты бы дала мне успокоение, за что? - он смотрел на нее глазами, полными боли и отчаяния. - Просто убей меня, - попросил Роберто.

Рамоне хотелось закричать, но не могла, лишь слеза катилась по ее щеке. Роберто горько усмехнулся.

- Я повержен, я так устал, оставьте все меня в покое. Видеть вас не могу, - он сел в машину и уехал.

Рамона попыталась задержать его, но было тщетно. Она вернулась в дом.

- Ты будешь лечиться, слышишь меня. Ты станешь той, кого он хочет видеть, но не позволишь ему уйти, ты слышишь меня, - Рамона схватила невестку за руки, бросила ее бокал с остатками шампанского на пол, не заботясь ни о ковре, ни о том, что бокал разобьется.

Палома посмотрела на мать мужа и рассмеялась.

- Он никогда не был и не будет моим, вы ошиблись, делая ставку на меня, - сказала та, все еще смеясь.

- Еще посмотрим, а сейчас в душ, - Рамона потащила ее за собой.

Она не позволит Кристине разрушить их жизнь. Не позволит...


... Рафаэль попросил Карлоса отвезти его домой и позволил ему помочь зайти в дом.

- Мне надо взять кое-какие документы с собой в больницу, а потом если тебе будет нетрудно, ты отвезешь меня туда, - попросил он.

- Конечно, сеньор Рафаэль, - с радостью согласился Карлос. - Я все равно не занят. А просто сидеть и ожидать сообщения от Кристины, не могу, лучше пусть будут дела, - он улыбнулся.

- Скажи мне, Карлос, ты говоришь, вчера у вас дома у твоей мамы был приступ. Опиши его пожалуйста, - попросил Рафаэль.

- Она стала спускаться вниз, я не знал, что она была дома, - Карлос вздохнул. - Мы пришли с Сабриной за моими работами, чтобы я их привез Кристине, но об этом вы же знаете, - он пожал плечами.

- Да, конечно. Что было дальше? - Рафаэль пытался собрать кусочки пазла из слов Августы и Карлоса.

- Я, - Карлос замялся, не зная, как сказать, что он хотел поцеловать Сабрину, а Августа это увидела. – Ну, как бы вам это сказать. Она увидела меня с Сабриной, - он опустил глаза.

Рафаэль смотрел на молодого человека, не понимая:

- Что именно увидела? Как вы зашли? Что вы делали? Что именно ее напугало? - его сердце больно сжалось, отдавая в левую руку.

- Она просто расстроилась, что я обратил внимание на Сабрину, - Карлос стеснялся признаться. - Она живет в своем мире, и наверное не понимает, что я уже вырос, что у меня могут быть девушки. Больше ничего не было, она нас увидела и все тут же закричала.

- Что закричала, пожалуйста скажи мне все, я должен понять, - Рафаэль встал, нервно дыша.

- Что понять? - переспросил Карлос.

- Что происходит с твоей матерью, - Рафаэль стал кашлять. – Может я помогу, - уже хрипло проговорил он, не чувствуя левую руку.

- Вылечить? – закончил за него Карлос. – Это возможно? - его голос дрожал.

- Не знаю, но стоит попробовать, - Рафаэль стал задыхаться, Карлос помог ему сесть.

- Она, - Карлос уже корил себя за такие мысли. Конечно же он должен был помочь вылечить, ведь она его мать, какой бы она не была, она его родила. – Она закричала – это кара, это грех, это наказание. Что именно? Я? Или то, что я пришел с девушкой? - в его голосе слышалось осуждение.

Рафаэль встал с дивана. Господи. Не этого не могло быть. Озарение, как вспышка молнии обожгла его сознание.

- Что с вами? Вам плохо, - Карлос шагнул к Рафаэлю.

Рафаэль бросил свой костыль и поднялся лестнице, собрав свои силы, какие у него еще были, он двинулся наверх, жадно хватая ртом воздух. Как же так? Почему все это произошло. Кристина. Она даже не знала.

Она не знала. Теперь все встало на свои места, почему у нее были такие осложнения, такие разрывы, почему она так долго приходила в себя и восстанавливалась. Два последа. Первый практически вырванный, второй он удалил сам, но он же не знал, что был еще один, просто не знал.

Карлос шел за следом. Поддерживая его, но Рафаэль даже не замечал этого. Снимки. Он должен отдать их Кристине. Она придет в ужас. Ей срочно надо сказать. Рафаэль ударялся о стены, запинался о ступеньки, из груди вырывались хрипы, но у него хватило сил, чтобы добраться до своей комнаты.

- Сеньор, надо вызвать врача, я не смогу ваз отвезти, да что с вами? - Карлос перпугался не на шутку.

Мужчина распахнул дверь своей комнаты. Вот они. На тумбочке, куда их положила Сабрина. Они помогут ей защититься. Это будет ее козырь.

- Ты должен их сберечь. Слышишь меня, - Рафаэль сунул снимки ему в руки. – Дай мне слово, что ты никому не покажешь их, только Кристине. Она должна знать, как и ты. Господи. За что? – он стал оседать на пол, у Карлоса не хватило сил удержать его, но смог поддержать, чтобы он не упал на пол, только присел, опершись на кровать.

- Я принесу воды, пожалуйста, вы не можете, - Карлос налил воды в стакан, подал.

- Кристина, позови ее, срочно, - хрипел Рафаэль. - Ты и она, должны знать, должны.

Карлос не помнил, как набирал номер, как кричал в трубку, чтобы она срочно ехала домой, как звал Сабрину, что сказал Даниэлю. В перерывах кашля, Рафаэль с трудом хватал воздух, левая рука уже не слушалась.

- Карлос, сынок, береги Кристину, - шептал Рафаэль, - ты ей очень нужен, помни об этом, - он сжал его руку. - Она не виновата ни в чем перед тобой. Ты слышишь? Пообещай мне, что не обидишь ее, - Рафаэль хотел коснуться его, но не смог, рука безжизненно повисла. Карлос поднял ее, слезы навернулись на его глаза.

- Не умирайте. Прошу вас. Сеньор Рафаэль. Как же так. Пожалуйста, - просил он.

- Что с ним? – в комнату забежала Кристина. – Господи, нет, - она опустилась перед мужем на колени. – Рафаэль, ты не смеешь меня оставлять, не сейчас. Ты мне очень нужен. Рафаэль. Карлос, там врачи должны приехать, встреть их, проводи, иди скорее.

- Кристина, - хрипел Рафаэль, тяжело дыша, - снимки, он убил мою Луз, спроси Сабрину, она скажет, но она не знает. Это твоя защита, они у Карлоса, - его сознание стало покидать его.

- Рафаэль, береги силы, - просила Кристина. - Какие снимки, все потом.

- Нет, ты не понимаешь. Они защитят тебя. Я умираю, - прошептал он.

- Нет, ты не можешь, - Кристина плакала, - не можешь меня оставить, борись, ты слышишь, борись, - она пыталась достучаться до него.

- Карлос, он, ты должна знать, он, господи да как же это, - Рафаэль закрыл глаза, ему нужны были силы, она должна знать. Он открыл глаза и увидел Луз. – Луз? - он не верил в то, что видел, а ведь уже считал, что этого никогда не будет

Кристина обернулась, в дверях никого не было.

- Кто? - спросила она и поняв изменилась в лице. - Нет, уходи, не забирай его.

- Луз, - улыбка озарила его лицо, и его взгляд остановился.

Он умер со счастливой улыбкой на глазах, так и не успев сказать ей самого важного.

- Нет, - прошептала Кристина, она стала трясти его, - не умирай, ты не можешь. Нет. Нет, - тело Рафаэля стало сползать на пол, Кристина держала его, трясла, умоляя бога вернуть ей мужа.

Но его глаза были пусты, улыбка застыла на лице. Женщина встала на ноги.

- Н-е-т, - закричала она, повернулась к двери, куда вбежал Карлос, за ним следовали врачи. – Нет, сынок, нет, я… - она протянула к нему руки, сделала шаг и потеряла сознание, упав на руки сына, о котором ничего не знала, а Рафаэль не успел ей сказать…


... продолжение тут https://www.asienda.ru/post/28876/

Рейтинг поста:  +13 Не понравилось Понравилось
Новороссийск
4 февраля 2016 года
161






Комментарии:

Написать комментарий

Нижневартовск
5 февраля 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
5 февраля 2016 года
 

Москва
5 февраля 2016 года
+1  
Так ни честно

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
5 февраля 2016 года
 

скоро будет продолжение

Ларнака
5 февраля 2016 года
+1  
Ой...нет слов!

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
5 февраля 2016 года
 
Да.... Рафаэль ушёл

Воронеж
7 марта 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
7 марта 2016 года
+1  
ушел Рафаэль


Оставить свой комментарий

B i "
Отправить