Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

Наказаны любовью/глава 8

Наказаны любовью/глава 8
Пролог https://www.asienda.ru/post/28326/
Глава 1 https://www.asienda.ru/post/28362/
Глава 2 https://www.asienda.ru/post/28464/
Глава 3 https://www.asienda.ru/post/28464/
Глава 4 https://www.asienda.ru/post/28500/
Глава 5 https://www.asienda.ru/post/28560/
Глава 6 https://www.asienda.ru/post/28593/
Глава 7 https://www.asienda.ru/post/28651/


Глава 8

Кристина боялась шевельнуться. Боялась что либо сказать. Она могла только смотреть на одного, на другого. Прошлое ураганом ворвалось в ее жизнь, одновременно, выбивая почву у нее из под ног.

Алехандро наклонил голову набок, как коршун, осматривающий свою добычу. Его глаза сузились. Эта мерзавка, что украла у него сына, сама пришла к нему. Она оказалась жива, как и его сын. Даниэль. Так вот как выглядит его второй сын. Хищная ухмылка скользнула на его губы.

Роберто сжал бокал так, что он раскололся в его руке, но он продолжал сжимать, не чувствуя порезов, не ощущая, боль, тем более не обращая внимания на кровь, капавшую с его руки. Он явно сошел с ума. Не могла она сейчас стоять перед ним.

- Кристина, - в один голос произнесли Алехандро и Роберто.

- Папа, твоя рука, - Виктория хотела подойти, но испугалась. Таким она еще отца никогда не видела.

Радость озарила его лицо, глаза засияли, и в тот же миг заходили желваки. Боль, злость, гнев все смешалось в его взгляде. Его вид выражал одно – не подходи.

Августа застонала. Она смотрела на Кристину, Алехандро, Роберто, детей и рскачивалась.

- Это кара, кара, нас всех накажут, - были ее первые слова за весь вечер.

Алехандро развернулся к своей жене и схватил ее за руку, сдавив до боли, заставив замолчать. Роберто в этот миг шагнул к Кристине. Он разжал пальцы, и осколки упали на пол. Рука сама по себе потянулась к Кристине, желая лишь одного дотронуться. Проверить, не призрак ли перед ним стоял. Вторая рука была зажата в кулак. В нем боролись два человека: тот Роб, что был так молод, наивен, и второй, которого он сам создал.

Молодые люди были так удивлены реакцией родителей, что молча стояли в нерешительности и не понимая, что с ними.

Кончики пальцев коснулись щеки Кристины на одно мгновение. Всего лишь миг. Как метка, кровавый след остался на ее щеке. Роберто отступил назад. Словно обжегся. Кристина выдохнула. Она казалось не дышала все это время.

Алехандро повернулся:

- Очень приятно, - он взглянул на Даниэля. – Даниэль, ты молодец, что познакомил нас со своей матерью. Надеюсь, что мы продолжим общение, давайте пройдем за столик, я только отправлю свою жену домой, она что-то неважно себя чувствует. Карлос, отвези мать домой, - распорядился Алехандро.

Карлосу совершенно не хотелось уезжать, но он не мог не подчиниться воле отца. Вдвоем с ним они повели Августу к выходу.

Роберто молчал. Палома перестала пить. Она ни разу за 25 лет совместной жизни еще не видела своего мужа таким.

Она жива и стояла перед ним. Жива. Он никогда не считал ее мертвой, как будто бы чувствовал, как будто бы знал. Он не хоронил ее, и вот она. Он сразу узнал ее. Невозможно было не узнать, ее образ впечатался в его сердце, в его душе. Пусть прошло столько лет, но и через сто, двести лет он узнал бы ее из тысячи людей.

Она предала его. Изменила. Вышла замуж за другого мужчину, тогда как он стоял перед ней на коленях. Она даже не могла посмотреть ему в его глаза. Она не смотрела, опуская свои глаза. Это разозлило его. Если он так ей противен, то зачем ей было притворяться, играть в любовь.

- Папа, твоя рука, - Виктория стояла на расстоянии от отца. – Надо посмотреть. Ты разбил бокал. Порезался.

- Сеньор, - Даниэль сделал шаг к Роберто, но тот отшатнулся от него. – Пусть Сабрина осмотрит вашу руку. Она врач.

Роберто переводил взгляд то на Кристину, то на Даниэля, то на Сабрину. Сын, дочь, муж. Она замечательно устроилась. Живет счастливо. А он все эти годы жил с болью. Горечь разъедала его душу на части. Все ложь. Все женщины одинаковы. Все лгали.

- Не надо, - голос жесткий, холодный. Ему хотелось, чтобы все его оставили в покое. Хотел, чтобы все ушли. Только он и она. Хотел, нет требовал ответов, сейчас, немедленно. Почему так много людей? Он повернулся к жене и схватил ее за руку. – Хватит пить. Я отвезу мать домой. Она совсем себя не контролирует.

Роберто понимал, что еще немного и он потерял бы контроль. Схватил бы Кристину и начал бы трясти, пока не добился бы ответов. Надо что-то сделать, отвлечь себя, чтобы не начать крушить все вокруг. Он спросит, но не сейчас, потом. Без свидетелей, он скажет ей все, что думал о ней.

Кристина почувствовала гнев Роберто. Она видела его желание вытрясти из нее все. Узнать. Задать вопросы. Только почему он гневался на нее? Когда сам забыл о ней. Забыл о ее существовании. Женился.

Палома пожала плечом. Домой, так домой. Там она моглабы спокойно выпить, никто не мешал бы ей.

Роберто держал Палому за руку, надо идти, но ноги не шли. Кристина. Живая. Боль разрывала все его сознание на части. Он смотрел на нее и не мог наглядеться. Все в нем кричало, посмотри на меня, взгляни мне в глаза. И Кристина услышала его зов. Она медленно подняла на него глаза.

И Роберто пропал. Рука, что держала руку жены разжалась. Все люди, что были здесь, исчезли. Только он и она. Кристина таяла в его глазах. На миг, на мгновение все было забыто. Они вновь стали молодыми. Любовь всколыхнула все их сознание.

Он сам тонул в ее глазах. Тонул, и не было ему спасения. Кристина. Его Кристина стояла сейчас рядом. Роб. Милый Роб. Хотелось обнять, прижать к себе, почувствовать ее тепло. Ее духи. Его оборона рухнула. Стон готов был сорваться с его губ.

Кровь. Его кровь на ее щеке. Как метка. Как клеймо. Она его обманула. Его глаза сузились. Пронизывающий взгляд, холодный. Кристина обхватила себя руками. Ее била нервная дрожь.

- Мам, мама, - Даниэль тронул ее за руку. – С тобой все в порядке?

- Да, сынок, просто стало немного нехорошо, - ее голос с хрипотцой да боли знакомый чуть не сбил его с ног.

- У тебя кровь, дай я вытру. – Даниэль разозлился на своего начальника, что тот позволил себе такую вольность по отношении к его матери.

- Все в порядке, - повторила Кристина, казалось, она даже не слышала, что говорил Даниэль.

Сабрина была крайне удивлена поведением взрослых. Виктория не знала, что делать.

Роберто схватил жену за руку и поспешил к выходу. Они ушли. Кристина закрыла глаза. Ушел Алехандро, ушел Роберто. Виктория в растерянности стояла и не знала, что ей делать.

- Виктория, иди с отцом, пожалуйста, - Кристина тронула ее руку. – Он разволновался. Сядь лучше ты за руль.

Кристина беспокоилась о ее отце. Виктория была поражена этой женщиной. Сколько в ней терпимости. Отец поступил отвратительно, позвав и сбежав с вечера. И Алехандро тоже молодец. Отправил Карлоса с Августой. Виктория поспешила вслед за родителями. Кристина закрыла глаза. Ее спокойный мир рухнул. Прошлое настигло. Она знала, что этот момент когда-нибудь настанет, но никогда, ни в одном кошмарном сне она не думала, что вот так сразу, одномоментно. Почему она не спросила имен начальников Даниэля. Как же теперь быть?

Сабрина подошла к матери. Достала платочек и вытерла кровь с лица Кристины. Даниэль злился на поведение Роберто.

Кристина боялась другого. Алехандро. Теперь он мог отобрать у нее сына. Как же ей его защитить? Алехандро возвращался в зал с улыбкой. И почему это Даниэль его раньше раздражал. Это его сын. Достойный молодой человек. Его сын. Он уничтожит Кристину и отберет у нее сына, и пусть только попробует встать у него на пути.

Он подошел к ним. Извинился за свое отсутствие. Кристина молчала. Да и что она могла сейчас сказать. Даниэль будет работать со своим отцом и с Роберто. И от кого ей его защищать и каким образом. От обоих исходила сильная опасность. Как защитить сына от их мести?

Она сквозь туман слушала представление проекта Даниэля. Алехандро как никогда был разговорчив. За столом Кристина ничего не могла есть. Она просто пила воду. Здесь с детьми она была в некоторой безопасности. Но уже на выходе из ресторана, она увидела Бруно.

Шрам на виске. Это она оставила отметину. Его хищный взгляд, полный мести, не сулил ей ничего хорошего. Как сказать сыну, что нужно уезжать. Да и куда они могли теперь уехать? Алехандро все знал, ему легко будет узнать, где она жила все это время.

Как быть и что делать? Кристина была в панике. Дети не понимали, что происходило. Кристина молчала. Она вообще боялась говорить. Да и что она могла сказать им: что один был любовью всей ее жизни, а второй насиловал, желая иметь ребенка. Как такое можно было рассказать. Как посмотреть потом им в глаза?..


... она стояла у него перед глазами. Она смотрела ему в глаза после всего, что сделала. Тормоза машины заскрипели. Машина пошла юзом и остановилась. Роберто вылетел из машины, хлопнув дверью так, что чуть не вылетело стекло.

н всю дорогу гнал, Виктория просила его ехать медленнее, но Роб не слышал ее. Внутри него бушевал ураган. Вбежав в дом, он остановился посреди гостиной. Рамона встала с дивана.

- Почему вы вернулись так рано? – она посмотрела на сына. Таким она его уже видела. В день, когда погибла Кристина. – Роб. Роберто, - она старалась привлечь его внимание, но он не слышал ее.

Роберто скинул пиджак на пол. Туда же полетел галстук. Виктория и Палома вошли в дверь. Палома сразу же направилась к бару. Налила себе шампанского. Ее муж разрешил ей сегодня выпить. Он сказал это при всех.

Роб же стоял там же, где остановился. Виктория не понимала, что происходило. Рамона прижала руки ко рту. Что могло так вывести ее сына из себя? Кто? Кто мог разбудит в нем такой ураган эмоций. Она знала только одного человека, кому это было под силу, но она мертва.

Роб старался дышать, хотя каждый вдох отдавался болью в груди. Она вернулась. Она жива. Он всегда чувствовал, что она не умерла в тот день. Он не хотел верить и не верил в ее смерть. Интуиция кричала ему об этом.

Что ж, теперь он превратит ее жизнь в ад, как она это сделала с его жизнью. Он сделал шаг в сторону кабинета. Мать отступила в сторону, не решаясь останавливать его. Она бы сейчас отдала все, только бы не видеть сына таким. Это напоминало о Кристине.

У него зазвонил мобильный телефон. Роберто медленно достал его из кармана, не смотря на экран, бросил на пол и наступил ногой, звук вызова прекратился. Палома улыбалась, она радовалась тому, что сейчас ее муж испытывал жуткую душевную боль. Что этому способствовало, она не знала, но она торжествовала. Теперь и он знал - каково это.

Кристина. Роб застонал про себя. Прошел в свой кабинет и хлопнул дверью так, что та, чуть не слетела с петель. Дальше послышался шум и грохот. Виктория хотела зайти в кабинет отца, но Рамона ее остановила. Она знала, что происходило – ее сын крушил кабинет, выплескивая свой гнев на мебель, как когда-то под руку ему попалась его машина.

- Не трогай его, девочка. Ему надо побыть одному. Палома, прекрати пить. Тебе уже хватит, - она была в такой растерянности.

- Мне сегодня можно, да и такой спектакль. Не каждый день такое представление. Мне вот интересно, что или кто этому послужил? - Палома действительно была рада

- Мама, что ты такое говоришь? – Виктория вообще ничего не понимала.

- Призраки, они вернулись в его жизнь. Он все время бежал от них, но от себя не убежишь, - пробормотала Палома. - Никуда не убежать, не скрыться.

- Кто был на вечере? – Рамона пыталась понять причину.

- Может очередная пассия твоего сыночка создала ему проблемы, - Палома рассмеялась.

Виктория схватилась за голову. Ее родители, они сведут ее с ума. Отец вел себя очень странно. Мать радовалась не понятно чему. Она боялась, что именно мама выкинет что-то из ряда вон выходящее, но ошиблась.

В этот раз отец. Он просто ушел с презентации, поставив Алехандро и Даниэля в неловкое положение. А Кристина. Как он мог позволить себе коснуться ее на глазах у всех? Почему позволил себе такую вольность?

Виктория слегка вздрагивала от грохота, доносившегося из кабинета отца. Она хотела позвонить Даниэлю и узнать, как все прошло, но не могла сдвинуться с места, пока в кабинете бушевал ее отец.

Она думала, что ее отец как машина, лишенная чувств и эмоций. Только что пробило его броню? Или кто? Может мама была права и в этом виновата женщина. Но кто она? На вечере присутствовало много женщин. И сеньор Алехандро отправил Карлоса вместе с сеньорой Августой, потому что она повела себя так? О какой каре говорила. Почему отец разозлился на маму из-за ее стремления напиться. Но только в этом ли была причина?

Виктория поджимала губы, смотря на дверь кабинета отца. Роберто бушевал так, что пугал ее. Она оказывается совсем не знала своего отца... потому как тот человек, что был сейчас в кабинете, отличался от того Роберто, которого она привыкла видеть. Виктория нервно заломила руки, молясь, чтобы все поскорее закончилось...


... Карлос нервно ходил перед дверьми спальни матери. Августа всю дорогу бормотала странные слова:

- Она вернулась за ним. Вернулась. Я знала, что так и будет, - Августа посмотрела на Карлоса, - понимаешь, вернулась, чтобы найти, - потом ее взгляд стал затуманенный, - это кара, это кара небесная. Не будет нам покоя.

Что значили слова матери? Кто вернулся? За кем? Что найти? Карлос ждал, пока Винсенте осмотрит Августу.

- Все в порядке, - Винсенте вышел из спальни, вытирая руки полотенцем. – Она уснула. Болезнь прогрессирует. Я ей дал сильное лекарство, видимо что-то спровоцировало ее потрясение.

- Не знаю, все шло хорошо, - Карлос вздохнул, - правда мама сильно нервничала, она все время пыталась уйти, только отец не отпускал ее. Сейчас я не понимаю, для чего весь это спектакль. Неужели нельзя сказать, что жена больна, и оставить маму дома, - в его голосе слышались нотки безысходности.

- Карлос, ты не понимаешь светскую жизнь, - покачал головой Винсенте.

- О чем вы говорите? А выставить свою жену и себя на посмешище – это нормальное явление в светском обществе? – Карлос злился.

Он мог провести время с мамой Даниэля, даже осмелился бы пригласить ее на танец. А сейчас вынужден был быть сиделкой матери. Да он понимал, что это долг сына. Но почему все так несправедливо? Там Сабрина. Виктория, а он тут, как в заточении.

Карлос проводил доктора до двери и решил позвонить Виктории, и был очень удивлен, узнав, что она тоже дома.

- Наши мамы испортили нам весь вечер, - тихо прошептал Карлос. - Как же мне хочется узнать, как все прошло. Сеньора Кристина наверное расстроилась, что твой отец уехал, ведь он твой непосредственный начальник.

- И не говори, - Виктория действительно стала считать, что всему виной их мамы. – И зачем папа потащил маму с собой?

- Я тоже задаю себе этот же вопрос, - согласился с ней Карлос.

- Может поедем к ним домой, извинимся за поведение родителей и узнаем, как все прошло? – предложила Виктория.

- Я с удовольствием, только надо дождаться медсестру. Не могу оставить маму одну. Хотя она и спит, но все же, - Карлос тяжко вздохнул.

- Хорошо, я буду ждать твоего звонка, - сказала Виктория и посмотрела на дверь.

Там воцарилась тишина...


... тишина так пугала. Кристина всю дорогу молчала. Даниэль не понимал поведение своего начальника. До этого момента он считал его уравновешенным серьезным человеком, но выходит он ошибался. Он ничего о нем не знал, Виктория была права, ее отец очень сложный человек.

Зачем он позвал его родителей, и познакомившись с мамой, тут же ушел. Ему было все равно. Благо сеньор Алехандро, у которого, жена тоже не подарок, исправил ситуацию. Хотя он совершенно не нравился Даниэлю, но сейчас он был ему благодарен. Кристина поцеловала детей в щеки и сославшись на усталость поднялась к себе.

- Не понимаю, что вообще это было? – Даниэль налил себе виски.

- Это все не спроста, - Сабрина налила себе бокал вина. – Мне кажется, братишка, что сегодня случилось что-то серьезное.

- Что ты имеешь ввиду? - Даниэль повернулся к ней.

- Понимаешь, у меня создалось впечатление, что мама была знакома и с сеньором Алехандро и с сеньором Роберто, - предположила девушка, присаживаясь на диван.

- О чем это ты, Бри? - Даниэль нахмурился. - Не выдумывай. Я ничего такого не заметил. Они же при нас познакомились, - напомнил он.

- Да, они сделали вид скорее всего, - Сабрина стояла на своем, - но всего лишь одно мгновение, когда все были удивлены, я сначала тоже удивилась, но потом все так стремительно стало развиваться. Ушел отец Карлоса, следом поспешил сеньор Роберто. Мама побледнела, - Сабрина сделала глоток. - Может мне показалось.

- Она просто стала переживать из-за меня. Ты же слышала ее. Она спрашивала, что же теперь будет, - напомнил ей Даниэль.

- Да, ее слова можно отнести к переживанию за тебя, но мне почему-то кажется, что здесь совсем другое, - в ее голосе слышались нотки подозрения.

- Сабрина, перестань, - Даниэль плюхнулся в кресло. - Не думаю, что они могут быть знакомы.

- Почему? - удивилась Сабрина. - Они жили в этом городе. Все возможно.

- Если ты так уверена – пойдем, спросим маму, - Даниэль встал и потянул сестру наверх. – Сразу решим все вопросы.

- Согласна. И еще, - она уже говорила это, поднимаясь по лестнице. – Отец Виктории, он - шикарный мужчина, импозантный.

- Сабрина, - Даниэль остановился на лестнице, Сабрина уперлась в его спину.

- Я просто констатирую факт, - пояснила она. - Я же не говорю, что влюблена в него. Он просто привлекательный мужчина. На него любая женщина обратила бы внимание, тогда как он не каждой подарит свое. И знаешь, я почувствовала в нем такой темперамент. Та женщина, которую он полюбит – будет несказанно счастлива.

- Сабрина, он женат, - напомнил ей Даниэль. - А ты говоришь о нем, как о свободном мужчине.

- Женат, - фыркнула Сабрина, - это формальность. Любви между ними я не увидела.

- Только не говори, что решила бегать за ним, - скривился Даниэль. - Этого еще только не хватало. Он мой начальник.

- Даниэль, дурачок, - Сабрина толкнула его в спину. – Иди давай. Я тебе просто описала ситуацию. А ты уже приписал мне его в любовники. Я полюблю только одного мужчину, я это знаю, я так чувствую. И поверь, это уж точно будет не сеньор Роберто, - она засмеялась. – Кстати, родители Карлоса тоже очень странные люди.

Даниэль закатил глаза и покачал головой, только его сестра могла в такой момент смеяться.

Кристина приняла душ и ходила из угла в угол. Надо позвонить Рафаэлю, но как ему все рассказать, когда он и так себя чувствовал не очень хорошо. А еще сообщение, что Сабрину приняли работать в ту же больницу, могло окончательно его подкосить. И очень скоро их дочь могла узнать, что именно в этой больнице работал Рафаэль, что именно там умерла ее мать. Вся их жизнь рушилась. Всего лишь из-за одного объявления в газете.

Роберто. Он совсем почти не изменился. Повзрослел, возмужал. Седина тронула его волосы. Он остался таким же привлекательный, как и 25 лет назад. Казалось время над ним не властно. Только его глаза полные грусти, тоски. К чему бы это? Его жена красивая женщина, дочь умница. О чем ему было грустить? Злиться на нее – еще понятно. Жена. Он не свободен. И что это за странное чувство – ревность? Она его ревновала? Кристина не понимала себя. Она замужняя женщина. Он женатый мужчина. Что с ней происходило? Все давно было в прошлом...


... прошлое вернулось. Роберто сидел на полу в своем кабинете напротив сейфа. Стол был перевернут, стулья валялись на полу. Осколки бокалов усыпали весь ковер. Из порезов на руке сочилась кровь. Он уже немного успокоился. Достал платок из кармана брюк, замотал его на ладони, тот сразу же пропитался кровью. Он не решался открыть сейф. Достать конверт с фотографиями, с ее запиской. Зачем?

Сегодня он видел явные доказательства того, что она счастлива. Замужем. Есть дети. А он вел себя как дурак, раскидал мебель. Напугал дочь. Он отомстит ей за все. Завтра же начнет свою месть. Каждый день, пока не уничтожит ее. Его месть будет утонченной, он насладится каждым моментом.

- Папа, можно войти, - Виктория заглянула в кабинет. Она ужаснулась. Все было разгромлено. Отец сидел на полу и смотрел в одну точку. Она всегда считала, что знала его, а сейчас не понимала, что с ним происходило.

- Да, заходи, дочка, - он сказал это тихо спокойно, она узнала его голос, сухой, отрешенный.

Виктория уже знала, что этот спокойный тон просто игра, просто маска, которую ее отец легко надевал.

- Пап, с тобой все в порядке? - спросила она.

- Да, просто я немного разозлился на твою маму, - солгал Роберто.

Его спокойный тон просто убивал ее. Она не верила ему. Он сидел к ней спиной. Но одно, что он уже не крушил все, что попадалось ему под руку, успокаивало ее немного.

- Ты напугал меня, - Виктория стояла на пороге.

- Да, возможно. – Роберто вздохнул. – Все будет хорошо. Можешь мне поверить.

Хотя он сам в этом не был так уверен. Он не знал, что будет завтра. Но верил в одно – теперь у него есть смысл жить – месть.

- Я стараюсь, - Виктория еще постояла немного. – Раз ты говоришь, значит так и будет. Я отлучусь не на долго, - она спросила у него разрешения, хотя обычно этого не делала. Они же не на работе.

- Да конечно. Будь осторожна, - Роберто сидел на полу. Он слышал как хлопнула входная дверь. Куда поехала его дочь? К нему. Значит и к ней.

Роберто вскочил и выбежал из кабинета. Через мгновение он уже заводил машину. Главное не упустить дочь. Рамона, которая сидела в холле, не успела даже встать на ноги, как захлопнулась дверь. Через минуту раздался визг тормозов. Он снова уехал, сбежал...


... она тогда сбежала, а сегодня сама пришла к нему и привела их сына. Алехандро пил виски. Бруно сидел напротив него.

- Жизнь преподнесла мне подарок. Теперь я ее раздавлю. Уничтожу. Заберу сына, - усмехнулся Алехандро.

- Он взрослый, не так просто будет сделать это, сеньор, - Бруно сцепил руки за спиной - у него сохранился должок Кристине, этой чертовке, что так одурачила его.

- Конечно, он не маленький, нельзя взять и сказать, вот твой дом, вот твоя мама, люби ее, радуйся, - он сделал глоток виски. – Холодная голова, вот что сейчас нужно. Я найду подход.

- А Карлос? - спросил Бруно

- А что Карлос? Раз уж она решилась забирать ребенка, то ей надо было забирать его, а не Даниэля. Пусть забирает его себе, - Алехандро махнул рукой, легко отказываясь от сына.

Бруно покачал головой. Алехандро рассуждал о детях, как о вещах. Но разве это было для него в первый раз? Нет. Алехандро всегда думал только о себе в первую очередь. Все самое лучшее для себя. Странно, почему только он женился на Августе. Она была заурядной. Правда их брак устроил сеньор Херардо. Алехандро кивнул, опуская его. Бруно вышел и закрыл за собой дверь...


... Кристина открыла свою дверь. Дети стояли на пороге. Кристина обняла их. Ей хотелось расплакаться от беспомощности, но она не могла себе этого позволить. Сейчас надо было быть сильной. Надо защитить их, защитить даже ценой своей жизни.

- Мам, как ты себя чувствуешь? – Сабрина внимательно смотрела на мать.
- Сильно болит голова, но я выпила уже таблетку. Скоро все пройдет, - она пыталась успокоить дочь.

- Мам, у нас есть один вопрос, - Даниэль посмотрел на Сабрину.

- Да, извини, - Сабрина взяла на себя эту миссию, - мне показалось, что ты знакома с обоими сеньорами.

Кристина старалась не выдать себя. Она сделал вид, что очень удивлена. Конечно, у детей могло возникнуть такое подозрение, она весь вечер была сама не своя.

- С чего это ты так решила, Сабрина? – Кристина присела на кровать. Ноги ее уже не держали. Даниэль сел рядом на пол. Сабрина смотрела внимательно. Ища хоть какую-нибудь эмоцию на лице матери.

- Мам, это же возможно. Вы жили с папой в этом городе, - напомнила ей Сабрина.

- Сабрина, город огромен. Какова вероятность знакомства с этими людьми? - пожала плечами Кристина.

- Но все же, почему вы все себя вели так странно в момент знакомства. Мне даже показалось, что они назвали тебя по имени, - вздохнула девушка.

Конечно, они произнесли ее имя, но это было так тихо, что услышали только они сами. Сабрина могла только предположить. Со стороны все происходило очень быстро, мгновенно. Только для них троих время на миг остановилось.

Алехандро быстро пришел в себя и устранил жену, которая могла их выдать. Роберто потребовалось немного больше времени, но и он справился с собой и сделал вид, что злился на жену. Только одна Кристина понимала, на кого он злился. Так трудно было во всем разобраться. Какие у нее права требовать от него ожиданий, когда она родила ребенка от другого мужчины.

- Я не слышала, - Кристина поправила волосы сына, чтобы скрыть дрожь в руках.

- Я же тебе говорил, что тебе просто показалось, - Даниэль не хотел верить в их знакомство.

- Наверное, - Сабрина решила не настаивать, решив, что время все расставит на свои места.

Кристина вела себя спокойно. Она не нервничала.

Звонок в дверь заставил Кристину вздрогнуть. Вечером всегда приходил Роберто - пронеслась мысль. Правда как же давно это было. С каким трепетом она его ждала. Открывая дверь, сразу же оказывалась в его объятиях. Но только не сегодня. Если это пришел он, то точно не обнимать и целовать ее.

- Кто бы это мог быть, - Даниэль поднялся с пола. – Я посмотрю.

- Мама, ты кого-нибудь ждешь, - Сабрина что-то подозревала, Кристина это чувствовала.

Ее девочка имела очень тонкое восприятие людей. Казалось она ощущала любую их эмоцию, просто не всегда это показывала.

- Нет, кто ко мне может прийти в такой поздний час? Тем более тут? Я никого не знаю, - слишком быстро ответила Кристина.

- Ну может кто-нибудь из твоих знакомых. Еще с тех времен, когда вы с папой жили здесь. У тебя же должны были остаться друзья, знакомые? - Сабрина заходила с разных сторон

- Ты знаешь, когда мы переехали, у нас не было времени для общения. Надо было поднимать вас, мы много работали, - Кристина нервно сжимала руки. - Да и потом не было таких средств общения, как сейчас. Интернет, мобильные телефоны. Все было намного проще. И так мы с твоим отцом растеряли всех друзей и знакомых. Зато обрели новых.

- Ма, почему мне с трудом верится в твои слова? – Сабрина присела рядом.

Ей трудно было обмануть дочь. Кристина обняла девушку.

- Моя девочка, моя дорогая девочка, когда-нибудь ты поймешь, когда обретешь семью, детей, что они выходят на первый план, а не друзья, - вздохнула Кристина.

- Человек такое существо, которому просто необходимо общение, - ей было так уютно в объятиях матери.

- Я общаюсь с вами и, - Кристина подняла голову, в дверях ее спальни стояли Даниэль, Виктория и Карлос, - вашими друзьями, - она улыбнулась, стараясь приободрить вошедших.

Карлос и Виктория одобренные улыбкой Кристины, присели рядом. Даниэль занял место у ног Кристины. Кристина старалась всех успокоить, хотя сама не находила себе места. Тревога лишала ее возможности дышать, но при детях она не могла показать свои страхи. Карлос с облегчение вздохнул, как же ему спокойно здесь, в этом доме, рядом с этой женщиной. Виктория держала руку Даниэля. Это семья. И она стала другом этой семьи, познакомившись с Даниэлем. Как же ей хотелось стать частью этой семьи, так здесь было хорошо и уютно.

Роберто стоял внизу и смотрел на окно второго этажа. Там ее спальня. Он сразу это понял. Как же ему хотелось позвонить в дверь, чтобы именно Кристина открыла ее, чтобы он мог схватить ее в свои объятия. Целовать. Как раньше. Он сжал руки в кулаки. Теперь это невозможно. Он стоял и смотрел. Ветер трепал его волосы. Казалось вот она рядом, но как же далеки они были в этот момент. И пропасть только росла.

Кристина вздрогнула, дети с тревогой отреагировали на ее дрожь.

- Мама, голова не прошла? – Даниэль с тревогой смотрел на нее
.
- Нет, мне надо просто отдохнуть, - Кристина знала это беспокойство. Роб нервничал. Ему плохо. Но что она могла сделать? Чем помочь?

- Чем мы можем помочь. – Карлос встал. – Давайте я позвоню сеньору Винсенте. Он мой врач и врач мамы.

Кристина побледнела. Только не Винсенте. Неужели сегодня она должна встретиться со всеми сразу. Винсенте... еще один кошмар ее прошлого.

- Нет. Мне не надо доктора. Тем более, что у нас есть свой врач, - она посмотрела на Сабрину.

- Ма, может Карлос прав. Давай позвоним. Папа не сможет тебе сейчас помочь, - Сабрина хмурилась.

- Нет не надо, - категорически отказалась Кристина. - Мне станет лучше, просто надо немного полежать.

- Тогда мы оставим тебя, отдыхай, - Даниэль встал, помог подняться Виктории.

Карлос помог подняться Кристине. Она обняла каждого. Поцеловала в щеку. Карлос и Виктория были просто счастливы, чувствуя заботу этой женщины.

Роберто видел тени. Там все дети. Там даже Карлос. Она всех обнимала. И где же ее муж? Кто он? Разве не должен он сейчас был быть с ней рядом? Будь Роберто на его месте, он уже давно бы выпроводил всех и остался бы с ней наедине в спальне.

Какая женщина. Она расцвела. Она притягивала его к себе. Манила. Восхищала, завораживала. Он был один, с того самого момента, как она его оставила – он всегда чувствовал свое одиночество, но сегодня особенно остро. Ни одна женщина не имела над ним такой власти. Ни одна не заставила бы ехать его среди ночи в никуда. А он ехал, и поехал бы куда угодно, только бы узнать, где она ис кем.

Роберто завидовал детям, которые сейчас чувствовали ее руки, ее тепло, ее заботу. Ее духи. Он никогда их не забудет. Ее запах будоражил его кровь. Даже сейчас одно только легкое воспоминание о нем. Роберто готов был перелезть через забор, залезть на дерево, попасть на балкон, проникнуть в ее комнату. Овладеть этой женщиной. Всем ее существом, чтобы понять, почему она так жестоко с ним поступила. Борясь с болью и отчаянно желая ее, Роберто безумно завидовал молодым людям. Каким образом она успела покорить детей? Хотя Кристина это умела, она умела располагать к себе. Может когда они уйдут из ее комнаты. Он доберется до нее.

Дети уже выходили из комнаты, когда Кристина невзначай спросила.

- Виктория, как чувствует себя, - она хотела назвать его по имени, но не могла, - отец? - Сабрина остановилась и обернулась. Кристина продолжила, пытаясь усыпить бдительность своей дочери. – Он порезался. Его рана?

- Папа, он в порядке. Не знаю, зачем он взял с собой маму. Она, - ей стало стыдно, - выпивает, - Виктория понимала, что может довериться этой женщине, хотя было неловко это осознавать при Даниэле, но и смысла скрывать тоже не было.

- Все в порядке, не переживай, - Даниэль сжал ее руку.

- Дома все хорошо? – Кристина не могла задать прямой вопрос при дочери, она ходила кругами.

- Да, бабушка осталась с ними. Мама пошла спать. Отец, - Виктория не могла рассказать, что он разнес весь свой кабинет от злости, - он остался работать дома.

- Он дома, - кивнула Кристина, казалось она сама себя успокоила, но не была в этом уверена, уж слишком хорошо она знала Роба. – Карлос, а твоя мама?

- Винсенте дал ей лекарства, она уснула. Пришла медсестра, и я уехал, все в порядке, - попытался он успокоить ее и в то же время порадовался тому, что она беспокоилась обо всех.

Кристина должна привыкнуть, что Винсенте их семейный врач. Но он ее чуть не угробил. Хотя какая его вина? Алехандро хотел только ребенка, ему было наплевать на нее. И теперь он будет добиваться своего. Только каким образом? Она похолодела.

- Надеюсь, что с вашими родителями будет все в порядке, - Кристина смотрела, как дети спускались по лестнице - Сабрина позаботится о всех. Предложит кофе. Она не сомневалась в этом.

Женщина закрыла дверь. Ей надо позвонить Рафаэлю. Но что-то заставило ее подойти к окну. Она отодвинула штору и увидела его.

Роберто стоял внизу. Одинокий. Его вид был растрепан, помят. Рубашка в крови. Рука замотана чем-то. Кристина приложила руку к сердцу. Если бы не дети, она выбежала бы сейчас к нему. Обняла. Завела в дом. Раздела, искупала, позаботилась бы о всех его ранах. Такой родной, такой далекий. Слезы покатились по ее щекам.

Роберто смотрел прямо на нее. Он не прятался. Он ждал. Он давал ей шанс выйти к нему. Он забыл, что там дети. Забыл обо всем. Только она и он. Сейчас, пусть она сейчас все объяснит. чтобы он понял, почему она обошлась с ним так жестоко.

Роберто оперся о забор, перелез через него. Легко, по мальчишески, мгновенно скинув свои года. Кристина наблюдала за ним. Только он мог так, ни один мужчина не мог позволить себе ребячества и выглядеть при этом достойно. Это качество было свойственно только Робу. Ее Робу. Он смело шел по саду. Сердце Кристины готово было вырваться из груди. Она уже давно не испытывала таких чувств. Желание оказаться в его объятьях, казалось забытых навсегда, охватило все ее существо. В ней проснулась женщина. Кристина готова была уже открыть дверь балкона, выйти, помочь ему, но страх, что Роберто узнает о насилии, что она сможет ему дать? Как женщина она умерла.

Роберто чувствовал ее. Он видел, что она его ждала и жаждала его. Просто инстинкты. Но почему ни к одной женщине он не испытывал такого. Только к ней. Кристина отшатнулась от окна. Роберто остановился, мгновенно почувствовав в ней перемену. Что случилось? Кто напугал ее? Он обернулся, всматриваясь в темноту. Никого не было. Так что же это? Немой вопрос в глазах. Кристина сжимала халат на груди. В ее глазах плескался страх.

Желание защитить сменилось гневом. Сейчас он готов был на некоторое время все забыть и поддаться чувствам. Она боялась его. Ухмылка скользнула на его губах. Это только начало. Спокойствия больше не будет.

Кристина стояла у окна. Она сразу увидела в нем перемену. Он пылал гневом. Он сел у дерева, словно не собирался никуда уходить. Дети. Как же она могла забыть о них. Что было бы, если они увидели бы его в ее саду? Кристина это понимала, также как и осознавала то, что Роберто это прекрасно понимал. Ему было все равно. Пусть сама выпутывается из этой ситуации. Его ребячество. Он не изменился. Все такой же. Но сейчас не до игр и развлечений. И тут же поняла, что он не играл, он решил лишить ее спокойствия любым способом.

Дети мирно пили кофе в гостиной, не ведая, что происходило с Роберто и Кристиной. Какая молчаливая битва разыгралась между ними.

Виктория и Карлос собрались уходить. Они открыли входную дверь, Даниэль и Сабрина проводили их до машины. Кристина с замиранием сердца смотрела на все со второго этажа. Если они повернулись бы и посмотрели бы, то увидели бы Роберто, сидящего у дерева. Его небрежная поза, разбойничный вид. Взъерошенный, помятый. Вопросов было бы не избежать, но слава богу дети ничего не заметили, сели в машину и уехали.

Виктория мельком увидела знакомую машину, но не придала значения, наверное просто показалось. Даниэль и Сабрина зашли в дом. Вскоре в доме наступила тишина. День был тяжелый, дети уснули. Кристина же стояла у окна и не могла отойти. Роберто наблюдал. Ему казалось все это доставляло удовольствие. Да, в глубине души, он понимал, что это так. Он столько лет не видел ее. И сейчас просто не мог насмотреться.

Сколько это продолжалось. Никто из них не знал, но в какой-то момент Кристина начала терять сознание. Роберто подскочил на ноги. Он видел, как она медленно начала оседать. Уже скрылась из вида. Роберто нервно заходил внизу. Усилием воли сдерживаясь, чтобы не открыть дверь и не подняться наверх.

Кристина старалась прийти в себя, она понимала, что Роберто способен на все. Он мог зайти в дом. Подняться наверх. Она встала на ноги и во время. Он уже шел к двери. Он не полез бы наверх как вор, он зашел в дом с парадного входа, как будто бы имел на это право. Роб остановился. Кристина держалась за стену, но стояла.

Он заставил себя развернуться и уйти. Сегодня он ее оставит в покое, но она всегда будет в поле его зрения. Всегда. Кристина видела, как моргнули фары машины, и она скрылась за поворотом. Роб уехал. Кристина обхватила себя руками, подошла к кровати и опустилась на нее без сил...


... Виктория села на диван рядом с Рамоной. Она поняла, что у нее совсем не осталось сил, чтобы подняться наверх. Виктория очень разволновалась, узнав, что отец выскочил за ней следом и что до сих пор не вернулся. Она ужасно хотела спать, но сидела и ждала отца. Было уже часа три ночи, когда он зашел в гостиную.

- Папа, - Виктория встала.

Роберто посмотрел на дочь и прошел к камину. Налил себе виски.

- За жизнь, - он выпил до дна и рассмеялся, легко, свободно.

Рамона не верила своим глазам. Ее сын вернулся. Тот юноша. Столько лет она ждала этого. Какого бога ей благодарить за чудо. Виктория улыбалась отцу, но не понимала его радости.

- Теперь станет интересно, - он подошел к Рамоне. Ему ужасно хотелось ее спросить - кого же она тогда похоронила. Но не сегодня, еще будет время. – Я спать, - сообщил он.

- Что с ним, - Виктория вообще ничего не понимала, она не узнавала отца, таким она точно никогда его не видела.

- Я не знаю, но он вернулся, - Рамона смотрела, как сын легко поднимался наверх.

- Да, только в три часа ночи. И он был не с женщиной. Это точно, - вздохнула Виктория.

Рамона закрыла глаза, она говорила о том, что ее прежний Роб вернулся. Виктория же воспринимала слова буквально.

- Виктория, не забивай себе голову, - она встала с дивана. - Пойдем отдыхать. Думаю, что теперь все измениться.

- Почему? – Виктория не понимала.

- Жизнь меняется, время не стоит на месте, – сказала Рамона и вышла из гостиной...


... Роберто зашел в свой кабинет. Несмотря на то, что он поздно лег, проснулся он очень рано. Выпил кофе и уехал на работу, пока его домашние еще спали. Сегодня предстояло много дел. И одно – самое главное. Месть Кристине. Он заставить ее ползать у своих ног. Умолять его. Просить.

- Добрый день, сеньор Роберто, - Даниэль заглянул в кабинет.

Роберто медленно повернулся к молодому человеку. Хороший специалист. Он себя еще покажет. Жаль было терять такого, но с сегодняшнего дня все изменилось. Теперь у него была цель - цель сделать ее жизнь невыносимой, и он не остановится ни перед чем.

- Ты уволен, - Роберто сказал это спокойно, глядя ему прямо в глаза. – В твоих услугах мы больше не нуждаемся...


... продолжение тут https://www.asienda.ru/post/28710/

Рейтинг поста:  +12 Не понравилось Понравилось
Новороссийск
1 февраля 2016 года
168






Комментарии:

Написать комментарий

Красноярск
2 февраля 2016 года
+1  
Уф, две части 7 и 8 проглотила как один глоток.....когда же продолжение банкета

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
2 февраля 2016 года
 

сегодня вечером, но будет скорее всего одна на работе не даадут поправить

Красноярск
2 февраля 2016 года
+1  
Эх, а хочется всего и срааазуу....жду с нетерпением...читаю все ваши произведения.... , пишите больше и чаще....всегда

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
2 февраля 2016 года
 
да, я понимаю, сама такая же, но не всегда удается быстренько все написать и обработать

Красноярск
2 февраля 2016 года
+1  
Я понимаю....ну вот сидит чертик ...и не дает покоя ....когда же уже, когда конючит , мы будем ждать, как сможете, так сможете

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
2 февраля 2016 года
 

спасибо что читаете и ждете

Нижневартовск
2 февраля 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
2 февраля 2016 года
 

2 февраля 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
2 февраля 2016 года
+1  

Ларнака
2 февраля 2016 года
+1  
Круто!!!

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
2 февраля 2016 года
 

Воронеж
5 марта 2016 года
+1  
Вот это поворот.......

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
5 марта 2016 года
+1  
а куда же без него

20 июня 2016 года
+1  
Еще одну главу прочитаю и спать.

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
20 июня 2016 года
 

получилось остановиться


Оставить свой комментарий

B i "
Отправить