Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

Наказаны любовью/глава 7

Наказаны любовью/глава 7
Пролог https://www.asienda.ru/post/28326/
Глава 1 https://www.asienda.ru/post/28362/
Глава 2 https://www.asienda.ru/post/28464/
Глава 3 https://www.asienda.ru/post/28464/
Глава 4 https://www.asienda.ru/post/28500/
Глава 5 https://www.asienda.ru/post/28560/
Глава 6 https://www.asienda.ru/post/28593/

Глава 7

… знакомое предвкушение объятия охватило его. Роб замер, дыхание стало прерывистым. Его чувства обострились до предела. Сердце громко стучало в груди. Сейчас, сейчас все снова повторится, встанет на свои места. Минута... еще минута. Никто не подходил, никто не обнимал его. Он уже не слышал стука каблуков. Реальность обрушилась на него. Что он придумал? Что он хотел вернуть? Какой же он дурак! Зачем сюда пришел? Зачем позволил воспоминаниям разбудить его боль?

Роберто сжал кулаки, не обращая внимания на настойчивый звонок телефона, он тяжело дышал. Стукнув по перилам, закрыл глаза. Слишком больно, так больно, что у него не было сил двигаться.

Кристина шла вперед, не видя ничего, кроме мужской спины. Она чувствовала дрожь в пальцах, так безумно хотелось его обнять, их объятие, она думала, что забыла, но как оказалось - руки помнили. Как в молодости, как когда-то давно. Она жаждала почувствовать знакомое тепло. Его запах.

Детский плач ворвался в ее затуманенное сознание. Она остановилась. Не сразу Кристина увидела маленькую девочку, которая упала, коляска, которую она везла, перевернулась, колесико отвалилось и покатилось в сторону. Кристина бросила взгляд на спину мужчины и, подчинившись материнскому инстинкту, она шагнула в сторону девочки и присела, помогла подняться. Отряхнула платье. Поставила коляску. Усадила куклу. Что-то ласковое сказала девочке, успокаивая. Она краем глаза видела, что к ним уже спешили мама и бабушка девочки...

Роберто ответил на звонок. Виктория. Роберто не сразу понял, о чем она говорила. Слушая ее в пол уха, он, каким бы не был страх – повернулся. Горькая усмешка скользнула на его губы. Никого. Кристины не было. Ему просто показалось.

Он просто поддался чувствам, позволил эмоциям захватить себя. Только Кристине было это доступно. Только ей. Ну и где она? Ее не было. Неподалеку две женщины суетились возле ребенка, а третья сидела на корточках и занималась коляской. Обычная ситуация. Обычные люди – каждый жил своей жизнью, кроме него, он слово заледенел и замер, оставив душу в том роковом дне.

Ничто не повторялось дважды. Нельзя сюда было приходить. Нельзя. Слишком уязвим он был в этом месте, которое помнило, которое ждало. Роберто развернулся и пошел в сторону выхода. С каждым шагом к нему возвращалась его уверенность. Взгляд становился серым, холодным, безжизненным. Мир снова тускнел, теряя краски. Роберто отключил телефон и стиснул зубы. Его ждала работа и дочь, о чем он только позволил себе думать…

… Кристина, выслушав слова благодарности, повернулась к мостику... Никого. Никто не стоял там. О чем она только думала? Зачем пришла сюда? Ее Роба не существовало. Он давно был женат. У него своя семья. Есть дочь, а может и еще дети. Женат. Не долго он думал о ней, раз женился так быстро.

Кристина опустила голову и развернулась. У нее не хватило сил зайти на мостик. Может все таки стоило попробовать уговорить сына уехать из этого города. Нельзя ей было здесь оставаться. Слишком много всего, а самое главное - Алехандро. Опасность встречи. Кристина удалялась от мостика, того самого, на котором ее никто не ждал. И все же она обернулась, словно хотела проверить… но там было пусто и одиноко, как и на душе…



…Ее сердце радостно забилось и Сабрина с разбегу кинулась в объятия брата. Даниэль закружил ее на месте. Расцеловал в обе щеки, и они вместе зашли в кафе.

- Сколько же мы не виделись? – Даниэль обнял сестру и помог сесть на стул.

- И не говори, всего недели две, может чуть больше, - Сабрина склонила голову на бок, - но я просто жутко по тебе соскучилась. Мы ведь никогда так на долго не расставались.

Даниэль нежно сжал руку сестры и улыбнулся.

- Согласен, давай всегда будем рядом. Держаться друг друга, - к ним подошел официант, и они сделали заказ. – Я удивился, что ты попросила меня встретиться с тобой раньше. Что-то случилось? – насторожился Даниэль.

- И нет и да, - пожала плечами Сабрина.

- Где вы остановились? Там же, где и я? – нахмурился Даниэль. – Не стали же вы в другую гостиницу селиться?

- Это отдельная тема, - улыбнулась Сабрина, - пьем кофе и уходим. Нам еще с тобой ехать в гостиницу и забирать твои вещи. Папа не приехал, - вздохнула она.

- Почему? – Даниэль стал серьезным. – Что случилось?

- Они так разволновались, когда узнали, что ты здесь, - Сабрина сделала глоток кофе, - все таки никто не готовит кофе так, как мама, - заметила она.

- Это даже не обсуждается, - согласился с ней Даниэль. – И что с папой? С ним точно все будет в порядке? Ты уверена

Сабрина сжала руку брата:

- Мы ему столько раз звонили и до перелета и после. Он нас убедил, что все хорошо, - вздохнула Сабрина. - Как только ему станет лучше, он тут же прилетит к нам. Я за него волнуюсь, но не приехать просто не могла, - она посмотрела Даниэлю в глаза. - Мы просто обязаны быть с тобой в такой момент.

- Может не стоило мне все это затевать в тайне от всех вас? – Даниэль чувствовал свою вину.

- Что ты? Ты такой молодечик, у тебя все получилось. Тебе выпал шанс, нельзя его упускать. Такое бывает только раз в жизни. Родители тоже это понимают, - Сабрина чуть наклонилась к нему. - И знаешь, я решила тоже здесь обосноваться, - шепотом сообщила она. - Город просто огромен. Это целый мир. Столько возможностей, - ее глаза сияли. - И самое главное, нам не нужно снимать жилье, - подмигнула она ему.

- О чем это ты? – Даниэль выпрямился.

- У родителей оказывается здесь есть небольшой дом. Мы о нем с тобой ничего не знали. Ссекреты, - она постучала ноготочками по столу. - Мама дала адрес, сказала, чтобы мы с тобой вдвоем приехали туда, так что едем забирать твои вещи из гостиницы, - Сабрина улыбнулась брату.

- Дом? Ты это серьезно? – Даниэль откинулся на спинку стула. – Не верю. Почему они молчали?

- Поверишь, когда увидишь, я правда тоже еще не видела, мама уехала готовить его к нашему приезду, - Сабрина слегка нахмурилась, - правда не знаю, могли бы все вместе устроить генеральную.

- Прямо сюрприз, только вот я не знаю радоваться этому или огорчаться, - задумчиво произнес Даниэль.

- Я сама не знаю. Мама мне о доме только в такси сказала, когда высаживала в центре и уехала так быстро, чтобы я ничего не успела у нее спросить. Неспроста все это, Даниэль. Неспроста, - согласилась она с братом.

Даниэль лишь покачал головой. Его взгляд стал серьезным...


… он всегда был слишком серьезным. Так почему сегодня поддался минутной слабости и позволил чувствам взять вверх, как тогда, в молодости. Он не понимал, не понимал самого себя и того, что с ним происходило. Словно в одно мгновение кто-то невидимой рукой выбил почву у него из-под ног.

Роберто стоял у входа в ресторан и растерянно смотрел на дверь. Виктория еще не подошла, и заходить одному внутрь совсем не хотелось. Почему он так остро чувствовал сегодня свое одиночество? Зачем ходил в парк?

Виктория опаздывала… нет, Роб вздохнул, задерживалась. Она так всегда говорила, вызывая этими словами улыбку на его лице, только вот сегодня ему совсем не улыбалось.

Роберто стоял один в тени деревьев. Пустой взгляд, отрешенный вид. Стены, воздвигнутые им самим дали трещину. Почему сегодня? Из-за парка? Его ноги там больше не будет, решил Роберто. Сегодня день с самого утра не заладился.

У Роберто перехватило дыхание, когда его обняли сзади, закрыли глаза. Сердце Роба остановилось на мгновение. Он схватил руки и убрал их со своих глаз, резко повернулся, вглядываясь в глаза... дочери.

- Папа, ты меня заждался? – спросила Виктория. - Почему ты стоишь на улице?

- Виктория? – Роберто смотрел на дочь, но казалось он не видел ее, как будто его взгляд проходил сквозь нее.

В его голосе слышалось удивление и маленькая нотка какой-то надежды. Надежды? Но на что? Странно. Отец никогда не был романтиком. Прагматизм. Железная логика.

- Папа, с тобой все в порядке? – Виктория хотела прикоснуться к его щеке, но Роберто перехватил ее руку. Он смотрел на дочь, борясь с наваждением. Его рука была холодна как лед.

- Виктория, - он сжал ее руку. – Никогда, слышишь, никогда больше так не делай, - попросил он и повернулся, чтобы открыть дверь, приглашая дочь войти.

Улыбка слетела с губ Виктории, она не понимала, что такого страшного сделала. Неужели ей возбранялось обнимать отца? Уже проходя мимо Роберто, девушка мельком взглянула в его глаза и увидела тоску в глубине его глаз, которая мгновенно скрылась за серой, стальной поволокой пустоты.

В полной тишине они сели за столик. Виктории пришлось самой делать заказ. Она прекрасно знала предпочтения своего отца. Роберто же молчал, изредка постукивая пальцами по столу.

- Папа, ты себя хорошо чувствуешь? – Виктория хотела взять его руку, но Роберто тут же ее убрал со стола, избегая любого прикосновения.

Казалось любая, даже малейшая мелочь могла разрушить его оборону. Он этого боялся, не зная – что потом будет. Он боялся самого себя, и того, что внутри него происходило.

- Да. Просто много дел, - желваки ходили на его скулах.

- Ты хотел со мной поговорить, - напомнила она ему, - мы же с тобой договаривались о встрече.

Роберто посмотрел на дочь. Она уже взрослая девушка, красивая, интересная.

- Да, в очередной раз, хочу тебя попросить – держать голову на плечах, - сухо произнес Роберто. - Я заметил твой интерес к Даниэлю. Он у нас будет работать, и мне не хотелось бы, чтобы ты попалась в расставленные сети, - Роберто строго посмотрел на дочь.

- Папа, опять ты за свое, - Виктория расстроилась. – Ну сколько можно. Я думала, что ты хочешь провести со мной время. Пообедать. А ты? – она с упреком взглянула на отца.

- Любви нет, ее просто не существует, - Роберто пропустил слова дочери мимо ушей. – Я не раз тебе это говорил. И буду повторять снова и снова. Есть просто увлечение. Соблазн. Не более, - Роберто нахмурился.

Виктории хотелось крикнуть ему в лицо, да и секс тоже есть, но не могла себе этого позволить из-за воспитания и уважения к отцу.

Отец вел своеобразный образ жизни, но винить его, она не могла. Была еще мама, которая не могла удержать отца дома, которая пила, забросив и мужа, и дочь. Но и мать она винить тоже не могла, какая женщина выдержала бы такое поведение мужа. Благо хоть бабушка была рядом.

- Я понимаю, почему ты это говоришь. Но вы с мамой – это не показатель, - Виктория взяла себя в руки.

- Очень хороший пример того, что любви нет. И поддаваться на это само разрушительное чувство не рекомендую, - Роберто начал приходить в себя. - Я тебе говорю это не только как отец, но и как человек, имеющий за плечами большой опыт.

- Ах, папа, извини, - Виктория встала - конечно у е отца был огромный опыт, ей стало так горько и обидно, - есть мне не особо хочется, а беседы у нас с тобой не получается, - она всегда хваталась за любую возможность побыть с отцом, но сегодня, не хотелось слушать снова одни и те же нравоучения. – Я пойду. Извини.

Роберто не стал ее задерживать. Виктория хотела поцеловать его в щеку, но хмурый взгляд отца остановил ее. Она просто кивнула и ушла.

Роберто смотрел в след дочери. Она не хотела его слушать. А раньше такого не было. Значит надо побыстрее отправить Даниэля на проект, а Викторию завалить делами. Он не хотел, чтобы Виктория все больше и больше увлекалась этим молодым человеком, к которому и сам испытывал странную симпатию. Карлос. Карлос для нее подходящая партия.

Роберто отменил заказ и встал со стула. Союз Виктории и Карлоса – объединил бы бизнес, и не наломают они дров, лучше крепкая дружба, чем глупая любовь. Они привыкли друг к другу. Хороший у них союз должен был получится. Общаться могут, понимают друг друга. Значит и жизнь вдвоем удастся. Думал Роберто, выходя из ресторана…

…Сабрина и Даниэль вышли на улицу из кафе, решив пройтись немного пешком, гостиница была расположена недалеко, в которой остановился Даниэль.

Виктория издалека увидела Даниэля с молодой девушкой. То, как он на нее смотрел, та нежность, любовь и забота, болью отозвалась в ее сердце. Ну а что она хотела? На что рассччитывала? Он очень интересный молодой человек, привлекательный.

День сегодня не складывался, разговор с отцом не удался. Карлос еще был занят, правда он обещал подъехать к ней. Сначала Виктория хотела свернуть и не подходить к ним, но зачем гадать, лучше сейчас все выяснить. Даже если это его девушка, то почему бы ей с ней не познакомиться.

- Даниэль, - Виктория окрикнула его, подойдя поближе.

Даниэль повернулся. Улыбнулся, так искренне, с такой радостью, что Виктории захотелось плакать. Ну почему в их семье все настолько сдержанны и холодны. Каждый жил сам по себе.

- Виктория, - Даниэль, не выпуская руку Сабрины, поцеловал Викторию в щеку, - Как я рад тебя видеть.

Виктория робко улыбнулась.

- Привет, - она первая поздоровалась с незнакомой девушкой.

- Привет, - весело отозвалась та, прижимаясь к Даниэлю.

Ну почему ей так неприятно, что эта девушка находилась так близко к Даниэлю. И видно, что они давно знакомы и очень близки. Странно. А ведь он совсем недавно приехал в город. Может это было ложью?

- Виктория, познакомься с моей сестрой, - Даниэль с улыбкой смотрел на нее. - Это Сабрина. Они сегодня приехали вместе с мамой, - сообщил он.

Так это сестра, Виктория почувствовала огромное облегчение. Она и сама еще не понимала своей реакции на этого молодого человека.

- Мы сегодня приехали. И мне очень нравится этот город. Он просто восхитил меня, -призналась Сабрина.

- Да, город мне тоже нравится, - Виктория с облегчением выдохнула. – Вы гуляете? – спросила она.

- Нет, - Даниэль по братски обнял сестру, - идем в гостиницу, забрать мои вещи и поедем домой, где нас ждет мама.

- Это так приятно, когда ждут, - тихо, почти себе проговорила Виктория. - У вас есть дом? – удивилась она. – Вы же не из Мехико.

- Да, мы сами об этом только что узнали. Родители нам не говорили. И мама, как всегда оберегая и создавая уют, помчалась первая наводить порядок. Мы же приедем на все готовое, - Даниэль сжал пальцы Сабрины.

- Может вас подвезти? – предложила Виктория. Ей так не хотелось идти домой. Она хотела побыть с ними, может и Карлос бы освободился к тому времени.

Даниэль с Сабриной переглянулись.

- А это не затруднит тебя? – спросил он.

- Нет, мне будет очень приятно. Может и познакомлюсь заодно с вашей мамой, - Виктория посмотрела на Сабрину, - Даниэль мне столько о вас рассказывал. Я заинтригована.

- Ну что ж тогда пойдемте, - Даниэль посмотрел на часы. – Мы уже немного опаздываем. Мама будет волноваться.

Он взял под руки девушек, и они, о чем-то переговариваясь и смеясь, направились в сторону гостиницы…


… он хотел бы пройти стороной, не заходя в этот дом. Однако Херардо шел по дорожке к дому, опираясь на трость.

Алехандро смотрел в окно. Видел, как трудно отцу давались шаги, но он не вышел ему на встречу, чтобы помочь. Не открыл дверь, не придержал ее. Что сегодня отец мог сказать ему? Что еще такого, о чем он ему не говорил?

Уже столько лет он не переступал порог дома, так зачем же пришел сюда сегодня? Порой он видел Херардо в офисе, когда тот заходил к Николасу, своему пасынку, а своего сына – не замечал. Алехандро отошел от окна. Сел в кресло. Раньше он всегда встречал отца стоя.

Херардо зашел в его кабинет и посмотрел на портрет своей жены. Алехандро усмехнулся.

- Я хочу забрать портрет, - Херардо, не поздоровавшись, сразу же начал с того, зачем пришел. - Он принадлежит мне и Николасу, - он устало присел в кресло.

- Если хочешь наслаждаться присутствием этой женщины на стене, то тебе придется переехать в этот дом, - сухо заметил Алехандро.

- За что ты так цепляешься, Алехандро? – Херардо все таки посмотрел на сына, но не в глаза. - Ты ее всегда ненавидел, ненавидел так, что готов был на все, даже…, - он замолчал, не договорив.

- Я и сейчас готов на все, но не позволю ей торжествовать. Пусть она смотрит на меня. Пусть видит, что ей не удалось занять место в этом доме, ни ей, ни ее сыночку, которого ты так обожаешь, что ради него оставил свой родной дом и своего сына, - Алехандро слегка поддался вперед, смотря на отца.

- Дом там, где ты можешь дышать, - Херардо прижал руку к груди.

- Дышать, - Алехандро встал и вышел из-за стола. – Так что же здесь тебе мешает дышать? - спросил он.

- Я не буду с тобой спорить, мне нужен всего лишь портрет, - Херардо словно не слышал его вопроса.

- Ты постарел отец, - Алехандро смотрел на старика, его отец уже не тот, кого он так боялся и слушался в свое время.

- Не молодею, - коротко ответил Херардо и встал.

Их взгляды встретились. Давно уже отец не смотрел сыну в глаза. Сейчас он все еще пытался увидеть там раскаяние, прощение, но в них встретил лишь вызов.

- Если ты хочешь жить и видеть эту, - Алехандро махнул рукой на портрет, - тебе придется сюда переехать. Одному. Николас пусть даже не смеет перешагивать порог моего дома.

- Дом, - Херардо шагнул к сыну, не опираясь на трость. Его голос, который минуту назад был слабым, старческим, сейчас имел стальные нотки. – Это что угодно, только не дом. Даже твой сын бежит из него при любой возможности.

- Твой внук слабак, не ты ли так просил его? Ты даже не видел, как он растет, - с обидой в голосе произнес Алехандро.

- Не обязательно присутствие, чтобы иметь представление, - заметил Херардо. - Мне жаль тебя, Алехандро. Жаль, что ты так ничего не понял за все эти годы

- Твоя сентиментальность меня просто убивает, стареешь, стареешь прямо на глазах, - кивнул Алехандро.

Херардо посмотрел на сына.

- Старость не так страшна, как одиночество, - холодно ответил мужчина. - Ты очень одинок, ты еще даже не представляешь насколько. Ни твой сын, ни твоя жена, не будут рядом с тобой, когда ты начнешь стареть, - Херардо вздохнул. - Все покинут тебя. Ты останешься один. И может быть ты тогда сможешь признаться, но будет поздно.

- Признаться, - Алехандро нахмурил бровь. – Мне не в чем оправдываться, тем более признаваться. А уж сожалеть и подавно, - вслух произнес Алехандро, а про себя подумал, кроме одного – потери второго сына. Сына, который наверняка представлял бы из себя что-то стоящее, чем Карлос.

- Каждому есть о чем сожалеть, - вздохнул Херардо.

- А ты сожалеешь? – Алехандро шагнул к отцу.

- Да, я сожалею. И дня не проходит без того, чтобы я не корил себя, - признался Херардо.

- И о чем же? Хотя нет, постой. Я тебе скажу сам – твоего решения жениться на этой…, - его глаза сузились

- О нет. Я сожалею лишь о том, что видел, лучше бы я этого не видел, лучше бы чтобы я не знал, - покачал головой Херардо.

- О чем ты? – Алехандро нахмурился.

- Все равно ничего не изменить. Жаль, что из памяти нельзя стереть отдельные моменты, - Херардо снова тяжело вздохнул.

- И можно узнать какие? – Алехандро смотрел на отца из-под лобья.

- Так портрет, я его заберу? – он проигнорировал его вопрос.

- Нет, - коротко ответил Алехандро.

- Дедушка, - Карлос вошел в кабинет. – Ты пришел к нам. Я очень рад тебя видеть, - Карлос подошел к Херардо, улыбаясь ему.

- Я уже ухожу, - Херардо оперся на руку внука.

- Жаль, я не знал, что ты у нас, я провожу тебя, - предложил Карлос. - Мне уже тоже надо ехать. Так что идем.

Алехандро усмехнулся, не став их задерживать. Пусть идут. Николас никогда не переступит порог этого дома…

… Сабрина, Даниэль и Виктория стояли на пороге дома. Даниэль нажал на звонок. Виктория не знала, как ей быть. С одной стороны очень хотелось познакомиться с их матерью. С другой стороны было не очень удобно мешать встрече сына и матери, но ей безумно хотелось увидеть, как это произойдет. Да и Карлос еще не освободился.

Дверь открыла очень красивая женщина. С чувством облегчения, что с сыном все в порядке, с радостью и любовью она обняла его. И Даниэль, сколько же нежности было в его взгляде. Неужели были возможны такие отношения в семье? Виктория растерянно смотрела на них.

- Даниэль, сынок, слава богу, - Кристина обняла сына. - С тобой все в порядке. Я так волновалась. Сабрина, девочка моя, проходите, - Кристина всех пригласила в дом.

- Мама, - Даниэль поставил сумки в холле. – Познакомься, это Виктория, мы вместе работаем и подружились. Ты надеюсь, не будешь против, что она к нам заглянула?

- Ну что ты, конечно, я сейчас всем сделаю кофе. Твоим друзьям я всегда рада. Проходите в гостиную, - Кристина понимала, что у детей к ней полно вопросов, но при гостье они их задавать не будут. Она проводила всех в гостиную - дети здесь в первый раз. – Дом небольшой, но очень уютный, - вздохнула она и улыбнулась.

Сабрина, Даниэль и Виктория с интересом рассматривали комнату. Кристина кивнула и вышла.

- Мне здесь нравится, - Виктория улыбнулась, - и ваша мама тоже. В ней столько нежности, любви к вам. Это сразу видно.

- Да, наша мама чудо, - ласково сказала Сабрина, садясь на диван, ей хотелось посмотреть дом, но они еще успеют это сделать.

Кристина вздохнула с облегчением, расспросы были на время отложены. Может оно и к лучшему, что дети пришли не одни. Она принесла кофе.

- Это просто восхитительный кофе. Даниэль был прав. Вы готовите его превосходно, - Виктория расслабилась. - У вас так уютно.

- Спасибо, Виктория, - Кристина поставила чашку на столик. – Мы здесь правда очень давно не были, дом стоял закрытым. Может конечно обстановка уже устарела.

- Мама, здесь очень красиво, мне тоже нравится. Наш дом. Жаль, что мы здесь не бывали, - Сабрина посмотрела на Викторию. - По дороге сюда, я увидела больницу. Хочу туда сходить. Может у них будет место. Я думаю остаться здесь вместе с Даниэлем. Ему будет не скучно, да и вдвоем веселее.

Кристина побледнела, услышав слова дочери – теперь еще и она хотела остаться в Мехико.

- Сабрина, а как же твоя практика? Думаю, что Рафаэль будет против, - она мягко попыталась возразить.

- Мама, а почему папа должен быть против? – искренне удивилась Сабрина. - Моя практика уже закончилась. Диплом я получила. Все дороги передо мной открыты. Да и потом, в больнице я научусь большему.

- Это правильно, но думаю, что прежде, чем принимать какое-либо решение, тебе обязательно надо поговорить с отцом, - Кристина нервно сжала руки.

- Мам, - Даниэль налил себе еще кофе. – Пусть попробует. Нам проще будет здесь вдвоем. Может и вы тогда с папой сюда переедете? Вы же без нас не сможете, - Даниэль улыбнулся, - да и как мы тут без вас будем?

Виктория была поражена теплой беседой, заботой друг о друге. Казалось, что она попала в другой мир. Ей совсем не хотелось уходить, но Карлос уже ждал ее.

- Мне пора, Карлос освободился, он заходил в больницу, ту самую, что мы видели. Так что если ты, Сабрина, действительно надумаешь туда устроиться, думаю, что тебе стоит попросить Карлоса. Он поможет, - предложила Виктория. - Так уж сложилось, что ему часто приходится там бывать, и он знает много врачей и руководство больницы. Он может посодействовать.

- Виктория, а может Карлос к нам зайти? – Сабрина решила пойти ва-банк. – Ты познакомишь нас.

Кристина лишь качала головой, дети окончательно рушили ее планы скорейшего возращения назад.

- Кристина, а вы не будете против, - Виктория посмотрела на эту удивительную женщину с мягкой улыбкой и добрыми глазами, которая так легко располагала к себе.

- Разве я могу быть против, когда дети меня просят? – улыбнулась она. - Они моя жизнь, я все для них сделаю.

Виктория с радостью поблагодарила Кристину и позвонила Карлосу.

- Карлос, это кто? – тихо спросила Кристина у Даниэля, она отметила его явный интерес к Виктории.

- Друг Виктории, - прошептал Даниэль.

- Даниэль, сынок, ты.., - Кристина не договорила, Даниэль перебил ее.

- Мам, все в порядке, они просто друзья, - потом осекся, - Мама, а вообще что ты придумала, мы же только познакомились, - напомнил он и покачал головой.

- Даниэль, сынок. Сердце матери сложно обмануть, - она вздрогнула, когда в дверь позвонили, - я встречу вашего друга.

Кристина улыбалась. Какие все таки дети наивные – думали, что взрослые не видели и ничего не замечали. Ее дети выросли. Они уже хотели любви, хотели свою жизнь.. взрослую жизнь.

Кристина открыла дверь и увидела молодого человека.

- Добрый день, вы наверное Карлос, - улыбнулась Кристина.

Карлос просто онемел, его сердце забилось так сильно, что перехватило дыхание. Ее улыбка поразила его. Голос, этой незнакомой женщины проникал в самую душу. Кто она? Мама Даниэля? Что в ней было такого особенного? Ее глаза, в них можно было просто утонуть.

- Добрый день, сеньора, - Карлос кашлянул, прочищая горло. - Здесь Виктория, она попросила меня зайти, - его робкий голос показался ей таким знакомым.

Кристина, побледнела и прислонилась к двери. Сердце защемило.

- Вам плохо, сеньора, - Карлос дотронулся до ее руки.

Они оба вздрогнули от этого прикосновения. Кристина не понимала, что такого в этом молодом человеке. Почему так тревожно забилось ее сердце?

- Наверное, перелет, слегка повело, - Кристина уже взяла себя в руки. – Пройдем в гостиную, - Кристина не отняла от него своей руки, она чувствовала что-то такое родное.

Карлос шел, как завороженный. Спокойствие, уют, доброта, нежность. Столько всего и сразу, незнакомого, но столь желанного.

- Карлос, - Виктория встала, - ты уже познакомился с мамой Даниэля, это Сабрина - сестра Даниэля.

Карлос был еще под впечатлением знакомства с Кристиной, а тут еще и такая красивая девушка, веселая, живая.

- Очень приятно, - Сабрина с интересом и улыбкой наблюдала за Карлосом. – Карлос, не волнуйся. Мы тебя не съедим. Присаживайся рядом со мной, я налью тебе кофе, - она тут же расположила его к себе.

Кристина села напротив Карлоса. Она была очень удивлена своей реакцией. Может просто она немного разволновалась из-за своего похода в парк, который выбил ее из колеи.

Здесь дети, рядом с ней, их друзья. Все здоровы, все в порядке. Значит все должно было быть хорошо. Смех раздавался в гостиной. Кристина заразилась общим весельем, непринужденным разговором. В ходе беседы узнала, что Карлос увлекался живописью и сейчас рисовал в детском отделении больницы.

Сабрина этому очень обрадовалась. Она тоже очень любила детей. Как и ее отец, решила посвятить этому свою жизнь, выбрав специальность акушера-гинеколога. Даниэль о чем-то беседовал с Викторией. Кристина же просто радовалась возможности быть со своими детьми рядом.

Карлос изредка посматривал на Кристину. Каждый раз его взгляд был встречен ее улыбкой. Он никогда еще не встречал в своей жизни таких людей. Его отец постоянно от него что-то требовал, а мать жила в своем собственном мире, придуманной ею самой. Порой не замечая его, порой спрашивая – кто он.

Карлос был очень удивлен и обрадован, услышав, что Кристина занималась дизайном. Он попросил ее научить его. И Кристина согласилась, при условии, если они здесь останутся, то она с радостью покажет ему несколько простых приемов.

Как бы им не хотелось, но Виктория и Карлос собрались уходить. Они просидели несколько часов, разговаривая обо всем подряд, смеялись. Проводив гостей, когда уже совсем стемнело, Кристина поняла, что от вопросов детей не отвертеться.

- Вы здесь родились, мои дорогие, - Кристина с грустью вспомнила тот день, когда открыла здесь глаза, увидела Рафаэля, когда впервые приложила к груди Сабрину.

- Почему же тогда вы уехали и никогда нам ничего об этом не рассказывали?- Даниэль хотел знать.

- Отцу предложили другую работу в другом городе, мы все обдумали и согласились, - Кристина говорила спокойно, не пряча глаз.

- Вы нам ничего не говорили, даже когда Даниэль уехал, - заметила Сабрина.

- Мы не знали, что Даниэль здесь, - Кристина пожала плечами. – Вы сами нам ничего не сказали, - она контролировала каждое слово, понимая, что любое неверное слово, могло обернуться против нее. – Мы не скрывали, просто не было повода об этом говорить. Разве мы плохо жили? – в свою очередь спросила она

- В твоих словах есть логика, мама, - Даниэль встал, прошелся по комнате, - но почему-то мне кажется, что в этой истории не все так просто, как ты говоришь.

- Даниэль, ты слишком категоричен, не пытайся увидеть то, чего нет, - Кристина встала с дивана, - давайте я покажу вам комнаты, и вы выберете себе те, что захотите. Уже поздно. Всем пора отдыхать.

Сабрина и Даниэль не стали больше спорить с матерью, да и она казалась спокойной. Вроде бы ничего не скрывала. Ее объяснения были разумными, но все равно что-то тревожило их. Согласившись с ней, все разошлись по комнатам, пора было ложиться спать...


… она не хотела идти спать, не хотела вообще заходить в дом… да и домом, после знакомства с матерью Даниэля это сложно было назвать. Виктория стояла у входа.

В доме Даниэля столько жизни, радости. А здесь? Холод и пустота. Услышав шаги, она обернулась. Роберто шел по дорожке с опущенной головой. Ему тоже не совсем хотелось идти домой, судя по его виду, и она поняла насколько ее отец одинок и замкнут.

- Пап, почему вы не разведетесь, - спросила Виктория, шагнув к отцу.

- Виктория, что ты тут делаешь? – Роберто удивился. – Почему не заходишь в дом?

- Потому же, что и ты, - ответила девушка.

- О чем это ты? – Роберто насторожился. Его взгляд стал холодным, пронизывающим. Еще минуту назад, Виктория могла поклясться, она видела другого человека, но сейчас ее отец стал таким, каким был всегда. – Я не понимаю, о чем ты? Заходи в дом, - он открыл дверь, пропуская ее вперед.

Виктория поняла, что момент был упущен, отец уже не пойдет на разговор. В гостиной сидели Рамона и Палома. Роберто посмотрел на жену.

- Надеюсь, что ты завтра не подведешь меня, - он налил себе виски. Палома с жадностью смотрела, как ее муж пил. – Всего один вечер, и ты будешь предоставлена самой себе, большего я от тебя ничего не потребую, - спокойно сказал он, как будто само собой разумеющее.

- Папа. Я не понимаю, зачем вы так мучаете себя, - на глазах Виктории выступили слезы, - если вы не можете видеть друг друга, разведитесь, живите в разных местах, - ее голос дрожал.

- Виктория, - Рамона встала с дивана, - что ты себе позволяешь?

- Разве я не права? Они же ненавидят друг друга, - слезы покатились по ее щекам. - Ты только посмотри.

Роберто налил себе еще бокал. Казалось, он дразнил жену, но нет, сегодня он просто хотел забыть свое утро. Хотел вычеркнуть из памяти парк, но не получалось.

- Роберто, почему ты молчишь? – Рамона требовала вмешательства сына. – Не пей на глазах жены, ты же ее провоцируешь, - заметила она.

- Пусть делает, что хочет, - Палома встала, - тем более, что мы… - она не договорила, Роберто мигом оказался около нее и сжал ее запястье.

- Ты правильно сказала, я волен в своих поступках. И сейчас, пожалуйста, будь добра, поднимись наверх и ложись спать. Завтра вечером ты сможешь выпить пару бокалов шампанского, - сухо произнес Роберто. - Виктория, помоги матери, - попросил он. - А потом спустись, мы продолжим наш разговор. Если ты этого хочешь, - он смотрел на нее, делая глоток виски.

Девушка покачала головой, она не могла противоречить отцу. Сегодня он был какой-то странный, отстраненный от всего. Рамона пошла вместе с ними.

- Он одинок, бабушка. Он очень одинок. Они просто губят свои жизни. Жизнь мамы уже сложно обратить, - слезы катились из ее глаз. – Но отец, он же еще может все изменить, - в ее голосе слышалась надежда. - Хотя бы он.

- Уже слишком поздно, девочка, - Рамона обняла внучку. – Слишком поздно, - вздохнула она.

Роберто налил себе третий бокал. Он пил и не чувствовал ни обжигающего глотка, ни легкого похмелья. Его чувства были обнажены до предела. В любой момент он мог сорваться.

- Пап, не пей пожалуйста, я прошу тебя, - Виктория подошла к отцу, он стоял к ней спиной. В этот раз она не решилась до него дотронуться, обнять его, как бы ей этого не хотелось.

Роберто развернулся, его глаза были полны боли и отчаяния, но всего лишь одно мгновение, которое тут же скрыла маска равнодушия.

- Я не пью, не переживай. В нашей семье достаточно одного алкоголика, - вздохнул Роберто.

- Почему ты так жесток к ней? Ну да, у вас нет любви…, - начала Виктория.

- Ее вообще нет. Не существует, - Роберто с грохотом поставил бокал на каминную полку. - Неужели ты не понимаешь. Оглянись. Что ты видишь? Это всего лишь иллюзия. Красивые слова не более.

- Нет не все. Есть семьи, где любят, заботятся друг о друге, - стояла на своем Виктория.

- А я что, не забочусь? Не обеспечиваю вас всем? – спросил Роберто.

- Ты обеспечиваешь, я не спорю, но разве в деньгах счастье? – она чуть не плакала. Роберто умудрялся так переворачивать слова, что ей сложно было с ним спорить.

- В их количестве, – кивнул Роберто.

- Неправда, можно зарабатывать не очень много, но жить и радоваться, наслаждаться в конце концов, - выкрикнула Виктория.

- И чему же ты будешь радоваться, когда тебе негде будет жить, нечего есть? Все обман, Виктория, пойми. Этот Даниэль, - желваки заходили на его скулах, - Ты знакома с ним всего пару дней, а он уже вскружил тебе голову, - Роберто внимательно смотрел на дочь.

- Мы просто общаемся, между нами ничего нет, - Виктория пыталась возражать, - И ты знаешь, я ему завидую, - она бросила эти слова ему прямо в лицо, - у него такая семья. Ты даже не можешь себе представить.

- Обычные люди, - Роберто был непреклонен. - С обычными потребностями. А он зарвался, решив, вскружить тебе голову. Я поставлю его на место, - кивнул он.

- Не трогай Даниэля, - Виктория наскочила на отца, - он здесь совершенно ни при чем. Разговор о нас, о тебе, обо мне, о маме.

- Тогда почему ты его защищаешь? – Роберто пытался понять. – Я не понимаю. Поверь, - он взял дочь за плечи, - послушай меня, девочка. Ты еще очень молода. Ты много не знаешь. Ты не знаешь жизни. Я хочу лишь тебя защитить.

- Нельзя уберечь ребенка, не позволив ему ошибиться. У меня тоже есть право выбора, право на свою жизнь, - Виктория смотрела отцу прямо в глаза.

- И что же ты хочешь? – Роберто развел в руки в стороны. – Чего тебе не хватает?

Виктория смотрела на отца. Или он действительно не понимал, или просто не хотел видеть и признавать, или просто отказывался.


- У меня есть все, отец, - Виктория сдалась, - ты меня обеспечил всем. Ты дал мне образование, работу. Прекрасное воспитание. Грех жаловаться. Извини, - Виктория пошла по лестнице, хотя внутри нее все кричало, нет единственного – семьи, но все же она обернулась к нему. – Как же мне жаль тебя, папа. Ты губишь себя. И я не могу понять – что ты хочешь от жизни? От чего бежишь? – Виктория не дождалась ответа, лишь встретила его суровый взгляд, пронизывающий, холодный, от которого хотелось спрятаться.

Она повернулась и убежала к себе. Закрыв дверь своей комнаты, она расплакалась, вспоминая Кристину. Как бы ей хотелось оказаться сейчас дома у Даниэля. В кругу его семьи, где было так уютно и спокойно.

Роберто смотрел вслед дочери. Даниэль очень плохо влиял на его дочь. Надо было срочно ограничить их общение. Загрузить обоих работой, чтобы не было времени на глупости. Терять Даниэля он хотел, это было бы просто глупо, тем более, когда он представил замечательный проект. Роберто решил выпить еще один бокал.

«Так что ты хочешь от жизни, папа?» - слова дочери звучали в его голове. Роберто допил виски. Пустой бокал, как и его жизнь пуста, бессмысленна. Роб поставил бокал на каминную полку. Выключил свет. Поднялся по лестнице. Прошел мимо комнаты жены в свою спальню. Снял пиджак, расстегнул рукава рубашки и закатал их, кинул галстук на кресло, расстегнул несколько пуговиц на вороте, и вот казалось бы сейчас можно было сделать полный глоток воздуха.

Роберто подошел к окну и открыл его. Ветерок ворвался в комнату, тревожа его волосы. Ночная прохлада окутала его. Он закрыл глаза. Воспоминания… Только сегодня утром. Всего лишь на мгновение он почувствовал себя живым. Чего он хотел?

Кривая улыбка появилась на его губах - он хотел бы вернуть на мгновение тот день. Когда был молод, когда верил, когда жил. Хотел увидеть Кристину живую, родную, любимую. Но это было невозможно. Ведь она его не любила, так зачем же продолжать так себя мучить? Зачем желать невозможного?

Что ему осталось - много невысказанного, непонятого, лживого. Как объяснить девочке, что любовь могла превратиться в яд, который травил медленно, жестоко, беспощадно. Там в кабинете, в его сейфе лежал конверт с фотографиями, он не выкинул их, не сжег. У него просто не поднялась рука

Там же лежало кольцо, которое он так и не надел на палец Кристины. Почему же он не избавился от всего? Роберто не знал. Он не знал, что будет завтра… как бы он не хотел, но изменить ничего не мог… уже не мог…

… Кристина не могла уснуть. Она стояла у окна и смотрела в темноту, ничего не видя. Она так боялась этого, боялась призраков прошлого. Ведь сколько времени она вот так простояла, смотря на улицу и не имея возможности выйти.

Один день. Один день прошел в этом городе. Она позвонила Рафаэлю и рассказала о событиях этого дня. О новых друзьях детей. О желании Сабрины пойти работать в больницу.

Рафаэлю стало нехорошо, когда он понял в какую больницу собралась его дочь. Кристина пыталась его успокоить, она понимала, что не сказать ему об этом тоже не могла.

Дети выросли, они уже сами принимали решения. Рафаэль попросил Кристину не волноваться, что как только он сможет, он тут же вылетит к ним. Кристина пыталась успокоить мужа, предполагая, что ее прибытие здесь будет недолгим, но слишком много было бы.

Положив трубку, она усомнилась в своих словах, она понимала, что они не смогут жить вдали от детей. Да и как их можно было оставить их тут одних, где прошлое их родителей могло их настигнуть.

Кристина чувствовала себя очень уязвимой. Годы вдали от Мехико прошли относительно спокойно. Порой не раз она просыпалась в поту от ночных кошмаров, не раз подскакивал в слезах, видя во сне Роберто.

Он как тень следовал за ней по пятам, не могла она избавиться от воспоминаний о нем. Что могло бы быть с ними и их жизнью, если бы события того дня не разрушили их будущее. Да и возможно ли оно было бы? Если он так быстро устроил свою жизнь, завел семью.

Кристина задернула шторы и отошла от окна. Так спокойнее, когда лунный свет не попадал в комнату. Она легла в постель. Слезы покатились из ее глаз. Будучи замужем она оставалась одинокой. Рафаэль стал ей лучшим другом, братом, как и она для него. После всех событий в их жизнях, они приспособились жить друг с другом, оберегая, заботясь. Дети принимали их раздельные комнаты как должное.

Не смогла она принять мужчину, после всего, что с ней случилось? В ней сидел страх, горечь, боль. Нет, как женщина она умерла. Алехандро убил в ней желание любить, желание дарить любовь…

… он чувствовал в ней любовь, столько много нерастраченной любви, вернее материнской любви, заботы. Карлос проснулся очень рано и лежа в кровати, вспонимал Кристину. Он засыпал с улыбкой, думая о том, как провел вечер в доме Даниэля. Его маму. Как же ему хотелось снова оказаться в их доме. Рядом с этой удивительной женщиной. Она просто заворожила его. Любовь в каждом ее взгляде.

Он спустился вниз. Ему хотелось быстрее уехать, быстрее сделать все дела в больнице или лучше сразу с утра заехать за Сабриной? Пусть пойдет с ним. И может Кристина пригласила бы его выпить кофе перед уходом. И ему удалось бы побыть в их доме немного подольше. Карлос улыбнулся и нахмурился, услышав слова отца

- Винсенте, я надеюсь, что ты правильно подобрал дозу, и Августа сможет нормально вести себя за ужином, - Алехандро и Винсенте спустились вниз. - Карлос, куда собрался так рано? – Алехандро нахмурился, увидев сына. – Сегодня вечером тебе нужно быть на ужине.

- Я знаю, я буду. Сейчас хочу поехать в больницу. Мне надо закончить рисунок, - он тут же пожалел о своих последних словах.

Алехандро поморщился и покачал головой:

- Опять эта мазня, что ты в ней находишь? – он не понимал.

- Алехандро, Карлос прекрасно рисует. Стены в детском отделении просто оживают, - Винсенте стал хвалить Карлоса, тем более, что тот делал это безвозмездно, что еще больше нравилось ему. – Могу тебя подвести, - предложил он.

- Спасибо, но лучше я сам, - он хотел сказать про Сабрину, но при Алехандро не осмелился упомянуть о ней.

- В шесть вечера мы должны быть в ресторане, - Алехандро дал понять, чтобы дома Карлос появился еще раньше.

- Хорошо, я буду, - Карлос поспешил удалиться.

Он шел по дорожке и думал, почему не зашел к матери, ведь ее посещал Винсенте, значит снова сменил лекарства. Хотя нет, скорее всего принес что-то новое, чтобы Августа была адекватна на вечере. Значит все в порядке, успокоил себя Карлос…



… она так и не смогла успокоиться, почти не спала. Кристина встала рано. Сварила кофе. Дети еще спали на новом месте. Она любила утро, утром страхи отступали.

Женщина вышла на улицу. И не заметно для себя стала что-то делать во дворе, принесла несколько небольших камней, что-то сооружая.

- Что вы делаете, подождите, я вам помогу, - Карлос подбежал к Кристине, забрал из ее рук камень, - доброе утро, - улыбнулся ей, - куда нести? – спросил он.

- Карлос, - Кристина была удивлена и обрадована. – Ты так рано встал? – она протянула руку и коснулась его щеки, словно чувствовала в этом необходимость.

Карлос на мгновение закрыл глаза, наслаждаясь этой мимолетной лаской.

- Мне нравится утро, - он положил камень, куда указала Кристина. – Столько всего можно сделать.

- Как же ты прав, - рассмеялась она.

Карлос замер. Ее смех наполнил его сердце радостью. Что же так манило его к этой женщине? Кристина потрепала волосы Карлоса небрежно, и в то же время так привычно.

Для Даниэля привычно, ему же это было в новинку. Даниэль к этому привык. И она просто поддалась привычке, сколько в этом жесте было нежности. Кристине было легко с этим молодым человеком. Разговаривая, она поняла, что Викторию он воспринимал как сестру. Ну что ж, хоть здесь Даниэль повезло, что сердце Виктории свободно.

Кристина поинтересовалась, есть ли у него девушка, но Карлос сказал, что сейчас его интересовала только возможность познать новое, то, чему смогла бы она его научить. Кристина ответила, что жизнь преподносит сюрпризы, и любовь приходит, когда ее совсем не ждешь.

На вопрос Карлоса, что такое любовь, Кристина не успела ответить, так как выглянул Даниэль и попросил всех к столу. Карлос стеснялся, но Кристина его успокоила, приобняв завела в дом. Сабрина улыбнулась, увидев Карлоса и услышав слова Даниэля, что теперь у мамы есть помощник по саду.

Непринужденная обстановка за столом, разговоры о вечернем мероприятии и сегодняшнем дне, позволили Карлосу окунуться в атмосферу семьи. И когда, Даниэль и Сабрина ушли за своими вещами, стал успокаивать Кристину.

- Не переживайте вы так, сеньора, - Карлос коснулся ее руки. - Я не оставлю Сабрину одну. Обещаю, что буду сегодня с ней весь день. Я провожу ее домой.

- Карлос, я просто переживаю, что мои дети выросли, и уходят из дома, - она посмотрела ему в глаза и дрогнула, словно увидела что-то такое знакомое, родное.

- Они же просто идут работать, вечером все вернутся, у нас ужин, - напомнил он. - Мы встретимся.

- Да, но я о другом, - вздохнула Кристина. - Ладно, не думай обо мне. Я просто мать. И мне свойственно волноваться.

- Вы мне обещаете, что не будете поднимать ничего тяжелее чашки кофе? Даете слово, что мы вместе с вами будем продолжать композицию? – Карлос сам удивился своим вопросам.

Кристина посмотрела на Карлоса, понимая, как ему это было очень важно. Она была нужна ему.

- Да. Конечно, я буду ждать, - Кристина прикоснулась к его руке. – Вместе мы продолжим.

- Мы готовы, - Сабрина и Даниэль спустились вниз.

Дети по очереди поцеловали Кристину в щеки и поспешили на выход. Карлос был счастлив. Впервые в жизнь он вдохнул его, почувствовал его вкус. Его будут ждать. Не просто ждать, его будет ждать Кристина. Вот какой должна была быть мама. Он обернулся и улыбнулся ей. Она провожала их всех, стояла на пороге, его впервые в жизни провожали...


... Винсенте проводил свою клиентку и зашел в детское отделение. Карлос уже работал. Рядом с ним находилась красивая молодая девушка. Она подавала ему краски. Они о чем-то говорили и весело смеялись.

- Карлос, - Винсенте подошел к ним. – Ты уже скоро закончишь. Сегодня тебе надо сдать анализы. Проверить твои легкие.

- Да, конечно, - Карлос смутился. – Винсенте, скажите, а вы можете взять на работу эту девушку?

Винсенте удивился. Карлос ничего и никогда не просил, и он не мог отказать ему, так как Алехандро являлся спонсором его больницы.

- Думаю, что возможно, - кивнул Винсенте, - если у девушки в порядке документы. Есть образование, - он взглянул на нее.

- У меня есть диплом. Я акушер-гинеколог, - Сабрина не любила оставаться в стороне.

Они с Карлосом уже успели пройтись по всей больнице. Ей здесь очень понравилось. Больница была не очень большой и находилась рядом с домом. Учитывая масштабы города, это было просто замечательно.

- Молодые врачи нам нужны, - Винсенте с радостью брал молодых врачей, неопытных. С ними проще было работать. Можно легко заставить выполнять свои поручения. - Пройдите к специалисту по персоналу. Я его предупрежу о вашем визите. Он вам все расскажет. До встречи. А тебя Карлос я жду с результатами анализов.

- Карлос, а что с тобой? Ты болен? – забеспокоилась Сабрина.

- Я, ну в общем есть немного, - он не стал лукавить. - Просто я не привык об этом говорить. Отца раздражает моя слабость. А мама. Ну она сама немного болеет. Я не хочу ее расстраивать, - Карлос был не совсем честен, но и правду говорить не хотелось.

- Хорошо, - Сабрина взяла его за руку. – Все в порядке. Не волнуйся. Я буду ждать тебя, когда ты освободишься. Я буду с тобой рядом, - она чувствовала, что в его семье не все так просто.

Чувствовать человека и заботится о пациенте она научилась у отца, но Карлос был особенным.

- Спасибо, вы как подарок с небес. Ты, твоя мама, - Карлос был взволнован. – Пойдем, покажем твои документы.

Сабрина улыбнулась. Вместе, так вместе. Они вместе сюда пришли, вместе обошли всю больницу. Вместе пошли решать ее вопрос. Вместе посетят врача. И вместе уйдут домой. Карлосу это было незнакомо, но как же приятно было составить ему копанию.

Сабрина вышла из кабинете и улыбнулась Карлосу, ожидающему ее у двери.

- Я принята, - Сабрина была рада. – Моя первая самостоятельная работа вдали от отца.

- У тебя все получится, я в это верю, - Карлос улыбался.

- Теперь пойдем к доктору, - Сабрина по свойски взяла его подл руку, - а потом я побуду с тобой, пока ты закончишь рисунок. Ты знаешь, надо маме показать твои художества. Ей понравится, я в этом уверена.

Они шли по коридору и, Карлос впервые понимал, как же это здорово, когда ты не один...


... они стояли чуть в стороне одни. Роберто беседовал с Алехандро о делах. Оба были довольны оформлением сделки. Да и Даниэль подавал хорошие надежды. Правда одно смущало Роберто – нескрываемый интерес Виктории к этому молодому человеку.

Роберто и Алехандро хотели одного, чтобы Виктория и Карлос поженились. А вот их жены, им было абсолютно все равно, что происходило с их детьми. Августа как всегда молчала, а Палома - старалась напиться, чтобы забыться. Последнее время Алехандро и Роберто редко выводили их в свет, но сегодня это было просто необходимо.

Карлос, Виктория и Даниэль держались рядом. Они на этом вечере старались быть вместе. Дети. Роберто смотрел на них. Их глаза, полные надежды. Искренняя радость. Вера в любовь. Когда-то он тоже был таким. Сколько еще ему просить дочь, чтобы она берегла свое сердце, чтобы никого не пускала в душу.

Роберто сделал глоток виски. Оно обожгло его горло. Ну почему он последнее время так часто вспоминает Кристину. Почему ему хотелось, чтобы она была рядом, каково это было бы, если бы сейчас их дочь стояла там, в окружении молодых людей. Наверняка бы Кристина ласково погладила бы его по руке, поддержала бы дочь, уговорила бы его не вмешиваться, но быть в курсе происходящего.

Роб сделал еще глоток. Наверное стал стареть, сентиментальность не была его чертой. И все этот парк, мост. Ну зачем он туда ходил? Зачем позволил воспоминаниям захватить его. И этот стук каблуков. Вот и сейчас он его снова услышал. Какой-то бред. Просто нереально, невозможно.

Августа бледная стояла рядом с Паломой. Ей хотелось поскорее уйти, оказаться в стенах своей комнаты, где не было всех этих людей, которые как ей казалось, смотрели только на нее.

Палома взяла новый бокал с шампанским, ей не хотелось участвовать в разговоре. Да и с кем? Все знали, что ее муж гулял, и совершенно этого не скрывал. Ей хотелось закричать им всем, что ей на все это наплевать, что они так договорись, но понимала, что ничего не могла сказать, и старалась забыться, выпивая.

Алехандро посмотрел на сына и Даниэля. Ну почему Карлос не такой, как этот молодой человек? Почему не интересуется строительством, хотя хорошо рисует, но его рисунки, кому они нужны в наше время? Почему он боялся высоты, если и приходил на стройку, то не поднимался на этажи, осматривал все снизу. А потом этот постоянный кашель на строительную пыль. В то время, как Даниэль спокойно, легко и с интересом все познавал. Такие разные. Интересно, где его второй сын? Какой он? Неужели также как и Карлос – не способный за себя постоять?

Даниэль взглянул на часы. Уже скоро мама с Сабриной должны были прийти. Он волновался.

- Даниэль, успокойся, все будет в порядке, - Виктория ласково тронула его за руку.

- Да не переживай ты, - Карлос старался поддержать нового друга.

- Просто мама давно не была в городе. Сабрина поэтому и решила приехать вместе с мамой, - он слышал и не слышал Карлоса и Викторию, постоянно оглядываясь по сторонам.

- А отец не приехал? – Виктория старалась отвлечь его.

- Нет, он не очень хорошо себя чувствует последнее время. Как только будет возможность, я поеду навещу его, - ответил Даниэль, даже не смотря на Викторию.

- Жаль, - Карлос искренне расстроился. Он как и Виктория жаждал знакомства с этим человеком, вчера они познакомились с его мамой, и оба были ею очарованы, - очень хотел бы с ним познакомиться.

Виктория и Карлос с легким чувством зависти смотрели на Даниэля. То, что он рассказывал о своих родителях, как они относились к нему и Сабрине, поражала их. Алехандро только требовал от Карлоса, Августа вообще не интересовалась им. Палома практически не общалась с дочерью, Роберто же не проявлял эмоций, был всегда холоден, но был в курсе всех событий в жизни дочери.

Повстречав Даниэля, Виктория и Карлос потянулись к нему, удивляясь его открытости. Сабрина ворвалась в их компанию, как легкий ураган, радостная, быстрая, ни минуты на месте. Постоянно подшучивая над братом, она заражала всех весельем и оптимизмом.

- Познакомишься, - Даниэль похлопал Карлоса по плечу. – Еще устанешь от их рассказов и желания оберегать. Мама и папа, как курицы-несушки пекутся о нас с Сабриной, - он улыбнулся. – Слышал бы ты, как они в два голоса уговаривали меня вернуться. И что? Я бы потерял такую возможность, перспективу, - Даниель пожал руку Виктории, - работать с твоим отцом одно удовольствие. Он меня восхищает. Всегда уравновешен, спокоен. Знает, что и как должно быть.

- Эх, Даниэль, - хотела бы я, чтобы мой папа хоть раз почувствовал себя человеком, настоящим, живым. Мне кажется, что он себя заморозил. Не знаю, что там произошло, но что-то такое, от чего он стал таким холодным. Даже бабушка говорила про него, как про чужого. Ее рассказы о молодом папе совершенно не укладываются у меня в голове. Это два разных человека, - вздохнула Виктория.

- Мама, - Даниэль выдохнул это слово с таким теплом, трепетом, любовью.

Виктория и Карлос увидели перемену в своем друге. Как будто бы с приходом этой женщины, Даниэль приобрел большую уверенность в себе, почувствовал опору. К ним подходили Сабрина и Кристина. О, эта была красивая женщина. Обаятельная, стройная. Ухоженная. Она привлекала внимание своим шармом. Карлос замер, сердце забилось так сильно, что он даже пошатнулся.

- Даниэль, сынок, - ее голос с теплотой и хрипотцой уже знакомый Виктории и Карлосу. Кристина обняла сына, поцеловала в щеку. С беспокойством осмотрела его. – Все в порядке? - поинтересовалась она.

- Мама, ну конечно, с ним все в порядке, - Сабрина засмеялась. – Он уже большой мальчик.

- Да, мама, - Даниэль взял Кристину за руку, поцеловал ее.

- Виктория, Карлос, - поздоровалась она.

Кристина взглянула на молодых людей. Она улыбнулась им, кивнула головой. Карлос протянул руку, желая дотронуться до этой женщины, прикоснуться. Кристина сжала его руку, ее сердце кольнуло. Она не подала виду, лишь только краешек глаза чуть дернулся. Она не могла отвезти глаз от Карлоса. Его глаза. Что в них так волновало ее? Карлос тонул в глазах этой женщины. Рядом с ней вдруг возникло ощущения покоя.

- Вы просто необыкновенны, - выдохнул Карлос, - Даниэль был прав, рассказывая о вас.

- Моя мама – чудо, - Даниэль приобнял Кристину.

- Мне оставь немного, - Сабрина обняла Кристину с другой стороны, они все вместе весело засмеялись.

- Вы для меня все, - Кристина с любовью и нежностью провела рукой по их волосам. – Карлос, Виктория, я и вас могу обнять, чтобы вы не чувствовали себя обделенными. Друзья моих детей. Мои друзья.

Виктория и Карлос поняли, что она действительно сказала правду, не стесняясь проявления своей любви и нежности на людях.

- Пойдемте, а то нас уже заждались, - Даниэль взял Кристину под руку. – Я вас познакомлю, сеньора со своим начальником.

Сабрина подхватила под руки Викторию и Карлоса и направилась следом за братом и матерью. Как же было легко рядом с этими людьми.

Алехандро остановил Августу, которая уже собиралась уходить. Ее рука была холодна.

- Ты никуда не уйдешь. Возьми себя в руки, - он жестко и тихо говорил ей практически на ухо, смотря на Роберто, который забрал очередной бокал с шампанским у Паломы.

- Тебе уже хватит, - он сказал это обычным тоном, не заботясь о том, что кто-то может услышать. – Ты позоришь себя, - понизив голос, - здесь Виктория, подумай хотя бы о ней.

Алехандро стала раздражать Августа. Он повернулся к ней, чтобы одернуть ее, но увидел, что глаза Августы расширились, лицо побледнело еще больше, она зажала рот рукой, чтобы не закричать. Что ее так испугало? Или кто?

Роберто держал в руке бокал с шампанским, что забрал у Паломы. Он не успел его поставить. Стук каблуков остановил его. Он приближался. Стук каблуков, стук его сердца. Один унисон. Нет. Да что это такое? Он сходил с ума?

Кристина видела две мужские спины, двух женщин, которые они скрывали. Она споткнулась, но Даниэль ее поддержал. Кристина смотрела на одну спину, не веря своим глазам. Нет, это невозможно. Это просто ошибка. Воображение играло с ней злую шутку, как вчера, в парке, ей просто казалось, но почему она не могла тогда отвести взгляда от спины.

Алехнадро и Роберто повернулись разом. Алехандро со злостью – что так напугало его жену. Роберто с раздражением, желая избавиться от наваждения.

- Познакомьтесь, сеньор Роберто, сеньор Алехандро, это моя мама Кристина Фернандез, - представил Даниэль Кристину.

Ноги Кристины подкосились, она схватилась за руку сына. Самый страшный кошмар в ее жизни стал явью. Рука сына, заботливо поддерживающая ее, не дала ей упасть. Она хотела стать невидимой, убежать, спрятаться, только бы не стоять сейчас здесь, перед этими двумя мужчинами. Двумя ее прошлыми, такими разными, что разделили ее жизнь на до и после. Она хотела бы закрыть глаза, чтобы не видеть, да не могла, переводя взгляд от одного к другому...


... продолжение тут https://www.asienda.ru/post/28663/
Рейтинг поста:  +10 Не понравилось Понравилось
natalia_lari
Садовод 3 уровня
Новороссийск
1 февраля 2016 года
1
152






Комментарии:

Написать комментарий

Нижневартовск
2 февраля 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
2 февраля 2016 года
 

Ларнака
2 февраля 2016 года
+1  
Слов нет _ одни эмоции!

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
2 февраля 2016 года
 

это только начало всего

Воронеж
5 марта 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
5 марта 2016 года
+1  

20 июня 2016 года
+1  
Нет слов,одни эмоции.Время позднее ,но не могу оторваться.

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
20 июня 2016 года
 

да, он такой, а дальше будет еще много всего


Оставить свой комментарий

B i "
Отправить