Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

Наказаны любовью/глава 20

Наказаны любовью/глава 20
Пролог https://www.asienda.ru/post/28326/
Глава 1 https://www.asienda.ru/post/28362/
Глава 2 https://www.asienda.ru/post/28464/
Глава 3 https://www.asienda.ru/post/28464/
Глава 4 https://www.asienda.ru/post/28500/
Глава 5 https://www.asienda.ru/post/28560/
Глава 6 https://www.asienda.ru/post/28593/
Глава 7 https://www.asienda.ru/post/28651/
Глава 8 https://www.asienda.ru/post/28663/
Глава 9 https://www.asienda.ru/post/28710/
Глава 10 https://www.asienda.ru/post/28736/
Глава 11 https://www.asienda.ru/post/28791/
Глава 12 https://www.asienda.ru/post/28803/
Глава 13 https://www.asienda.ru/post/28836/
Глава 14 https://www.asienda.ru/post/28849/
Глава 15 https://www.asienda.ru/post/28876/
Глава 16 https://www.asienda.ru/post/29002/
Глава 17 https://www.asienda.ru/post/29079/
Глава 18 https://www.asienda.ru/post/29093/
Глава 19 https://www.asienda.ru/post/29183/




Глава 20

Сердце Кристины готово было выпрыгнуть из груди. Оно так бешено колотилось, что ей с трудом удавалось перебирать ногами. Страх и в то же время что-то такое знакомое, смешалось воедино, не давая сосредоточиться.

Где-то в глубине сознания она чувствовала, что этот человек не причинит ей вреда. Но кто он? Мужчина остановился. Кристина попыталась вырваться, но его хватка была слишком крепкой, немного болезненной. Запах парфюма окутал ее. Его дыхание около ее уха. Слишком знакомый аромат.

Кристина ахнула, поняв, кто посмел так поступить с ней. Она попыталась что-то сказать, но ее рот был зажат его рукой. Попытавшись вывернуться из его объятий, Кристине не удалось наступить ему на ногу каблуком. Мужчина чертыхнулся, ее удар достиг цели.

- Не кричи и не дергайся, - прошептал Роберто ей на ухо.

Кристина еще раз попыталась вырваться, но все было тщетно.

- Если будешь дергаться, то будем стоять так долго, - Роберто дышал в ее затылок, крепко прижимая ее к себе.

Это объятие доставляло ему безумное удовольствие. Его рука была так близко от ее груди, что он позволил себе коснуться ее большим пальцем. Женщина наконец-то замерла в его руках, что-то промычав.

- Вот умница, - он все еще крепко держал ее. – Если ты не будешь кричать, то я тебя отпущу, - Роберто прислонился к ней щекой.

Щетина, отросшая за день, царапала ее нежную кожу. Кристина кивнула, соглашаясь с его словами. Роберто неохотно разжал руки и выпустил ее из своих объятий. Критсина резко повернулась и залепила ему пощечину. Роб, не ожидавший нападения, покачнулся, сделал шаг назад, потянув ее за собой, уперся спиной о дерево. Кристина вновь была прижата к нему. Она гневно смотрела в его глаза.

- Как ты смеешь нападать на меня, - прошептала она, не поднимая шума.

Роберто улыбнулся, она не стала кричать. Правильно, зачем впутывать детей в их и так не простые отношения.

- Объясни мне, что у тебя происходит с Энрике? – грубо спросил Роберто, крепко прижимая ее к себе.

Кристина нахмурилась, завозившись в его объятиях. С трудом она наконец-то смогла из них выбраться. Обернувшись и посмотрев на окна своего дома, Кристина немного успокоилась.

- Что ты себе позволяешь? – набросила она на него, явно не собираясь перед ним отчитываться.

- Я? – удивился Роберто, он засунул руку в карман брюк. – Это ты меня спрашиваешь? В то время как сама флиртуешь с моим другом.

- Не понимаю тебя. При чем здесь Энрике? – спросила Кристина.

- Вот именно при чем? Хотелось бы знать - с чего это пор ты решила дать ему шанс, - Роберто сделал шаг к ней навстречу, Кристина не отступила, хотя сердце дрогнуло. – С ним любезничаешь при всех в офисе, что все это значит? – потребовал он ответа.

- Ничего, - Кристина удивленно смотрела на Роберто, осознавая, что он ревновал ее. – Я не обязана давать тебя объяснения. Если у тебя все, то я намерена пойти домой. Я очень устала.

- Конечно, устала, - парировал Роберто, - могу представить от чего.

Кристина сделал шаг навстречу, поднимая руку, но Роберто перехватил ее.

- Как ты смеешь? – она была возмущена его поведением, его обвинениями.

- Может хватит, - он крепко держал ее за руку. – Что за вольное поведение? – спросил он, как будто бы у него было такое право.

- У тебя учусь, - парировала Кристина. - Если ты имеешь любовницу, то почему я, заметь, не будучи замужем – не могу позволить себе какие-либо отношения с мужчиной? – спросила она в свою очередь у негою

- Не можешь, - просто ответил Роберто.

- Потому что ты так решил? – усмехнулась Кристина. – Это смешно. Мы стали чужими друг другу, чтобы ты требовал от меня отчета о моем поведении, - сказала она и замолчала, потом добавила, - приличным поведением.

Роберто сделал к ней еще один шаг. Он потянул ее за руку, заставляя приблизиться к нему.

- Не води Энрике за нос, - он смотрел ей прямо в глаза. - Я не позволю тебе играть с ним. На счет твоего высказывания, что мы друг другу никто – позволь не согласиться, я могу напомнить и очень многое, - Роберто так резко наклонился к ней, крепко обняв, - или ты забыла? – он стал наклоняться к ней, чтобы поцеловать. Кристина хотела вырваться, но чувствуя его злость и раздражение, замерла. Роберто усмехнулся. - Если тебе нужен любовник, то им стану я, - утвердительно сказал он и накрыл ее губы жадным поцелуем, поглощая, не давая возможности опомниться.

Его руки ласкали ее спину, дыхание сбилось. Кристине пришлось схватиться за его плечи, чтобы не упасть, так как ноги ее не держали. Она с такой же жадностью отвечала ему. Злость и обида переросли в яркую вспышку страсти, как молния, поразившая обоих, открывая то, что они так тщетно скрывали столько лет. Ее руки зарылись в его волосы, с губ сорвался стон.

Роберто так внезапно отступил, что Кристина пошатнулась, но все же устояла на ногах. Он приподнял ее голову за подбородок.

- Ты будешь только моей, - он запечатлел на ее губах легкий поцелуй.

Кристина была настолько обескуражено его поведением, его поступком, что не могла ничего ответить.

- Не флиртуй с Энрике, иначе мне придется сказать ему, что ты моя любовница, - сказал Роберто, повернулся и ушел.

Кристина молча смотрела ему в след. Она ничего не могла произнести. Через минуту ее начало трясти. Она охватила себя руками. Как он посмел? Как он мог так легко распоряжаться ее жизнью, вмешиваться, решать что-то за нее. У нее не будет другого мужчины, ни Энрике, ни тем более Роберто. Какой нахал, возомнил себе бог знает что. Кристина покачала головой и направилась к дому, ночная прохлада и легкий ветерок заставили ее ускорить шаг…


…Он мерил комнату маленькими шажками, слегка постукивая тростью. Время неумолимо бежало вперед. Херардо включил свет, и Августа зашевелилась на кровати. Свет ударил ей в глаза.

- Что? – прошептала она. – Уйдите. Прочь, - взмолилась она.

Перед ее глазами стояла картина из прошлого: Кристина родила, потом отключилась, а тут - второй мальчик, все кричат, указывают, что делать, и они едут в больницу.

- Августа, - Херардо старался к ней не прикасаться, помня, как она отреагировала в прошлый раз. – Это Херардо. Не волнуйся. Я не причиню тебе вреда.

Женщина испугано озиралась, она села на кровати, подтянув ноги к себе:

- Августа, пожалуйста, - Херардо практически умолял, - возьми себя в руки.

- Уйдите, - женщина махнула рукой, пытаясь стереть картину прошлого из памяти, которая так ясно сейчас стояла перед глазами. – Не хочу, не могу, не буду, - шептала она.

- Августа, прошу тебя, не позволяй своему сознанию погрузиться в омут безумия, борись, девочка, - умолял Херардо, чувствуя за собой огромную вину. – Столько ошибок, нам надо все исправить.

Карлос приоткрыл дверь и остановился, услышав слова деда. Что исправить – не понял он.

- Не могу, - шептала женщина. – Не хочу. Их двое. Двое. Родилось двое. Уйдите, хватит, - она схватилась за голову. – Сколько можно? – застонала она.

Карлос онемел от услышанного. Двое? Кого двое?

- Августа, я знаю, что их было двое. Пожалуйста, приди в себя. Нам надо разобраться во всем. Мы не можем допустить, - он запнулся, - все может плохо кончиться. Августа, послушай меня, не паникуй, я не дам тебя в обиду. Слышишь, - Херардо так хотелось взять ее за руку, но он боялся, помня о том, как она испугалась. - Карлос должен знать, что у него есть брат, - прошептала Херардо.

- Карлос? – удивилась Августа, она все еще держалась за голову. – Нет, не могу, не надо его, не хочу его, оставьте меня все в покое. Уйдите. Алехандро, прочь.

- Это Херардо. Алехандро здесь нет, успокойся, - он присел на кровать, все еще не решаясь, прикоснуться к ней. – Он не причинит тебе вред. Не бойся. Мы должны защитить Карлоса и второго ребенка. Его брата.

- Она его забрала, - уже как бы жалуясь, произнесла Августа, превратившись как будто в маленькую девочку, и в этот момент Херардо смог ее обнять, утешая.

- Хорошо, мы решим это, - прошептал Херардо. – Ты только ты борись. Ты очень мне нужна, чтобы во всем разобраться и понять.

Карлос стоял у двери, он не верил своим ушам – у него был брат.

- О чем вы говорите? – он зашел в комнату. – У меня есть брат? Вы это скрывали? Где он? Кто он? Мама? – он так громко позвал ее, что Августа дернулась, взглянула на него. – За что вы так со мной?

- Мама? – неуверенно произнесла она, слегка нахмурившись.

Херардо испугался, он не контролировал ситуацию. Господи, зачем он только позвал с собой Карлоса, хотел только, чтобы он помог увезти Августу, сейчас же понимал глупость своего поступка.

- Августа успокойся, - просил он.

- Она тебя бросила, - Августа указывала на Карлоса. – Она его бросила, - женщина уже обращалась к Херардо. - Его мать оставила его. Забрала одного, а тебя оставила мне. Я тебе не мама, - она покачала головой, - нет, я не твоя мать.

Она вновь схватилась за голову, стала раскачиваться, пытаясь ухватить ускользающие мысли, но воспоминания терзали ее.

- Она родила вас здесь, а я просто смотрела, - она указала на угол комнату, - вот там, просто стояла. О сколько крови, а им было все равно, ты, - она ткнула пальцем в Карлоса, - ты им был нужен и он, а она его забрала, тебя оставила.


Карлос отступил назад, он не мог поверить в услышанное.

- Ты не моя мама? – перепросил Карлос.

- Карлос, сынок, - Херардо встал и шагнул к нему.

- Нет, - он отшатнулся от деда. - Как вы могли? Как вы могли от меня это скрывать? Я так страдал, - воскликнул он. - Она жене любила меня. Теперь я понимаю, - он горько усмехнулся, в его глазах стояли слезы. - Она не моя мама. Это все объясняет. Как же ты могла меня любить, - он пытался всмотреться в ее лицо. – Ты всегда меня ненавидела, потому что я не твой сын. А мой отец?

- Это Алехандро, - утвердительно сказал Херардо. – Он твой отец, - Херардо пытался его успокоить.

- Это объяснимо, почему я был ей не нужен. Господи, за что вы так? - Карлос развернулся и бросился прочь.

- Карлос подожди, - позвал его Херардо. - Нам надо увезти отсюда Августу, Карлос, помоги мне, - просил Херардо. - Ты должен мне помочь.

Карлос не слышал его, в полном отчаянии от услышанного, он выбежал из дома.

Августа металась на кровати. Перед ее глазами мелькали картинки из прошлого: больница, она на руках с чужим ребенком. Алехандро и Винсенте с двух сторон, контролирующие каждый ее шаг.

Эти воспоминания, словно тяжелая ноша столько лет давила на нее. Она больше не могла. У нее больше не было сил. Августа поднялась с постели, оглянулась. Эта комната, эти стены – живое напоминание событий тех дней. Как же забыть, как же стереть из памяти все, что так мучило ее. Женщина выбежала из комнаты. Огляделась, никого рядом не было. Она направилась к лестнице.
Херардо пытался догнать Карлоса, но не смог его остановить. Он не реагировал на его крики. Мужчина подошел к распахнутой входной двери. Карлоса нигде не было. Оглянувшись, он увидел, как Августа спускалась по лестнице, озираясь по сторонам. Он понимал, что та не осознавала, где находится, и что с ней происходило.

Карлос слышал, что дед звал его, но он не мог сейчас видеть его. Они все лгали. Лгали всю его жизнь. Он сел в машину и уехал. Карлос ехал, не разбирая дороги, только бы подольше от этого места, где как оказывается он родился.

Не в больнице. Он горько усмехнулся. Он родился даже не в больнице, кто же он такой и почему у него все не как у всех. Но не это пугало его – самое больное было то, что мать бросила его, оставила, забрав с собой брата.

Даже мать выбрала другого, не его. Брат. У него был брат. Кто он? Где? Что это за женщина, что смогла так поступить? Душа Карлоса разрывалась на части от боли и осознания того, что он даже родной матери был не нужен. Он не понимал, как теперь ему принять то, что он узнал.

Его внук теперь знал часть правды. Херардо осторожно взял Августу под руку. Женщина покачнулась.

- Все хорошо, не беспокойся. Мы сейчас сядем в машину и поедем, - мужчина старался говорить спокойно, чтобы не волновать ее. – Я не причиню тебе вреда.

Августа посмотрела на него, не узнавая:

- Папа? – робко спросила она его. – Ты не оставишь меня же теперь, - она доверчиво прижалась к нему. – Где же ты так долго был? – в ее голосе слышалось такое облегчение.

Херардо вздохнул, что же с ней сделал его сын, что сознание женщины вернулось в те дни, когда был жив ее отец, когда ей было легко и спокойно. Реальность же пугала и заставляла прятаться.

- Да, это я, - пришлось ответить ему, - я не дам тебя в обиду, - Херардо вместе с ней направился к машине.

Мужчина с женщиной смотрели, как машина отъехала от дома.

- Думаю, что у нас с тобой могут быть проблемы, - женщина качала головой. – Нам никто не говорил, что ее могут забрать, но и помешать ее родственнику мы тоже не смели.

- Собирайся, мы уезжаем, - мужчина повернулся и пошел наверх.

Женщина поспешила за ним. Через пятнадцать минут дом вновь погрузился в темноту, как будто сюда никто и не приезжал…



- Ты приехала, - Сабрина встретила Кристину у порога, - Мама, - она поцеловала ее в щеку и обняла. – Как же я соскучилась.

- Я тоже, - Кристина подошла к Даниэлю. – Привет, - поздоровалась она с сыном, смотря на него и не зная, чего от него ожидать.

- Здравствуй, - он обнял ее. – Мама, ты так поздно, - нахмурился Даниэль. - Мы уже заждались тебя. Не ужинали.

- Давайте тогда есть, я только положу вещи и спущусь, - кивнула она, с облегчением выдохнув, дети не стали мучить ее вопросами.

Кристина поднялась по лестнице. Ей стало так легко, дети не стали задавать ей вопросы. Они решили оставить все так, как было. Они выросли. У Кристины защемило сердце, все таки Энрике прав, скоро они создадут свои семьи и в полнее вероятно, что покинут ее дом. Хотя может быть и останутся с ней вместе. Здесь ведь места очень много. Кто-нибудь будет жить в этом доме, она не останется одна.

С этой мыслью она открыла дверь своей спальни и включила свет. Увидев разбросанное белье, смятую постель, она быстро захлопнула дверь за собой, чтобы никто ничего не увидел. Закрыв рот рукой, чтобы не закричать, она стала собирать разбросанные вещи. Это все она положила в корзину для грязного белья. Сняв постельное белье с кровати, бросила его туда же. Она чуть не задохнулась от возмущения. Если бы тот, кто это сделал – был бы сейчас тут, то она придушила бы его голыми руками.

- Мама, - Даниэль постучал в дверь, - у тебя все в порядке? – спросил он, услышав шум в комнате.

Кристина метнулась к двери, прижалась к ней спиной, только чтобы Даниэль не открыл и не зашел в комнату, чтобы ей не пришлось объяснять, что за беспорядок у нее в спальне.

- Да, дорогой, у меня все хорошо, - ее голос слегка дрожал от возмущения, - я просто решила переодеться. Я сейчас спущусь. Я скоро.

Даниэль отпустил ручку двери и пошел вниз. Слова матери убедили его…


…не говоря ни слова, Алехандро вышел из машины и посмотрел на окна дома. Нигде не было света. Это насторожило его. Что-то было не так. Поспешив к дому, он открыл дверь.

Тишина и темнота. Уже поднимаясь наверх по лестнице, он понимал, что никого не найдет в комнате. Он распахнул дверь с такой силой, что та ударилась о стену. Кровать была пуста.

- Никого нет, - Бруно зашел в комнату. – Я уже везде посмотрел.

Алехандро молча взглянул на него. Он еще не верил в то, что его жена исчезла.

- Ваша жена не могла уйти сама, - заметил Бруно.

Алехандро повернулся к окну, стиснув зубы. Почему у него все шло не так?

- Мы ее найдем, сеньор, - Бруно не нравилось, что Алехандро молчал.

- Я надеюсь, - это были его первые слова. - Я очень на это надеюсь. Потому что мне даже не хочется думать о том, кто мог ее забрать и с какой целью, но одно предположение есть, и если оно подтвердится, то, - Алехандро ударил кулаком о стену.

- Кого вы подозреваете? – осторожно спросил Бруно.

Алехандро зло взглянул на Бруно и вышел из комнаты.

- Поехали, - сухо бросил он, спускаясь вниз по лестнице.
Бруно поспешил за ним. Алехандро был в прескверном настроении, не хватало еще того, чтобы он заставлял себя ждать. Еще неизвестно, чем закончится сегодняшний вечер. И куда они вообще собирались ехать, но похоже, что у хозяина появилась идея, где могла находиться его жена…


… она всегда знала, что у него была жена, что он навряд ли бы развелся, но все равно, ей было неприятно слышать то, что он говорил. Паула отрешенно смотрела на Роберто.

- Я помогу тебе с квартирой, - Роберто сидел на диване. - Если тебе понадобится моя помощь и в дальнейшем, то можешь на меня рассчитывать, - сказал он.

- Роберто, почему? – просто спросила у него Паула. – Я уже попоросила у тебя прощения, сказала, что такого не повторится и, - она не договорила.

- Мне не нужны лишние проблемы, - перебил ее Роберто.

Паула понимала, что он ничего к ней не испытывал. Просто какое-то время ему было удобно быть рядом с ней. Реальность всегда была для нее жестокой. Женщина даже не могла заплакать, все стало бессмысленно. Она старалась вырваться из деревни, но сейчас, даже имея квартиру, что она делать дальше? К чему она приспособлена? Ничего не умела, но это ведь была не вина Роберто.

- Я не смогу без тебя, - жалобно призналась она, изображать из себя капризульку – уже просто не было сил.

Роберто встал с дивана и подошел к ней. Ей нужна была его поддержка. Он предлагал же просто помощь.

- Паула, мы же даже не друзья, - заметил он.

- Я бы хотела стать твоим другом, но ты, - она запнулась, - ты ничего не хотел. Тебе было просто удобно со мной, - она отвернулась от него.

- Возможно, - согласился Роберто. – Но вспомни – я тебе изначально ничего не обещал. Мы не строили никаких планов.

- Ты как всегда прав, - всхлипнула она. - А зачем тогда эта квартира? Ты ведь планировал дальнейшие наши отношения? Разве не так? – спросила она.

Роберто отвернулся к окну. За стеклом было темно, лишь ночные огни города напоминали о том, что жизнь продолжается.

- Не знаю. Иметь свое жилье – это просто необходимость для любого человека. Скорее всего я действовал интуитивно, - он пытался как-то оправдать свои действия, он и сам не знал, зачем купил ей квартиру. – Ничего не ищи в моих поступках, - попросил он, - потому как ничего не было.

- Почему жизнь так несправедлива ко мне? – она едва сдерживалась, чтобы не заплакать.

- Паула. Ты не права. Посмотри на эту ситуации другими глазами, - он обернулся к ней. – Посмотри с другой стороны. Не требуй от меня того, что я не в состоянии тебе дать.

- Значит, у тебя есть другая. Кто она? – спросила Паула.

- Я женат. Ты всегда это знала, я не скрывал этого от тебя, - напомнил ей Роберто.

- Но для тебя жена – она…, - Паула не договорила.

- Не надо, - перебил ее мужчина. – Не говори того, о чем не знаешь. Я никогда не обсуждал с тобой свою жену, и не позволю ее оскорблять.

- Ты ее все таки любишь, раз так защищаешь, - на ее глаза навернулись слезы.

- Считай так, как хочешь. Это твое право, - пространственно ответил он.

- Мы не будем встречаться? – она все же спросила его.

- Нет, только если по делу, - Роберто сунул руки в карманы.

- Я совсем одна, - покачала она головой.

- Мой тебе совет – найди себе занятие. Не старайся искать мужчину, который бы решил твои проблемы за тебя, - посоветовал ей Роберто. - В твоих силах изменить свою жизнь. Найди саму себя, не растрачивай свое время зря.

- А ты знаешь, что это такое – растрачивать время? – спросила она.

- Я потерял очень много, ты даже не сможешь представить, - грустно ответил Роб, ему абсолютно не хотелось с ней ругаться.

- О чем ты? – насторожилась Паула.

- У каждого из нас своя жизнь. Мы встретились, но теперь наши пути должны разойтись. Поверь, ты хорошая девушка, женщина, и я далеко не всегда даю объяснения, - вздохнул он. - Не хочу, чтобы ты была обижена на меня, - пояснил Роберто свои слова.

- Как мне повезло. Мне что – стоит тебя поблагодарить, - разозлилась Паула.

Роберто усмехнулся:

- Не получается по-хорошему расстаться, а жаль, - он направился к выходу.

- Подожди, - спохватилась Паула. – Не обижайся. Просто поставь себя на мое место, - попросила она.

- Если бы я не думал о тебе, то меня бы здесь просто не было, - ответил он ей и вышел из номера.

- Роберто, - Паула выскочила в коридор.

- Номер будет оплачен до момента переезда, - обернувшись, сказал ей Роберто.

- Неужели это все? – жалобно всхлипнула Паула.

Роберто пожал плечами:

- Любое начало – это первый шаг к концу. Прощай, - он кивнул ей, повернулся и направился к лифту.

Паула смотрела ему в след. Вот и все. Она потеряла его. Его молчание, равнодушие так больно ранило ее, но она понимала, что ни на что большее и не могла рассчитывать.

Она должна была его поблагодарить хотя бы за то, что он не оставил ее на улице без средств к существованию. Даже подарил ей квартиру. Он прав, как всегда прав – есть много хорошего, но как же сложно найти новый путь, новую дорогу…



- Они должны попробовать начать новую жизнь, - Виктория накинулась на Рамону за то, что та старалась уговорить Палому не разводиться с Роберто.

Девушка зашла к матери и услышала слова Рамоны.

- Бабушка, да сколько это может продолжаться, - девушка стояла в дверях комнаты? – Почему ты так держишься за их брак, когда они сами не в состоянии быть с друг другом и пять минут? Зачем?

- Виктория, прекрати истерику, - Рамона повернулась к ней. - Твоя мать проходит лечение, она является женой твоего отца, так вот пусть так ею и остается, все как есть. К чему им разводиться? – спросила она. - Они уже не так молоды, чтобы искать себе спутников жизни.

- Я считаю, что они сами должны разобраться в своих отношениях, - стояла на своем Виктория. - И потом, позволь с тобой не согласиться, они еще достаточно молоды, - резко ответила она, - чтобы попробовать изменить свою жизнь. Не старь их раньше времени, - попросила Виктория.

- Почему ты позволяешь себе перечить мне? – возмутилась Рамона.

- Потому что не может больше продолжаться, - заявила Виктория.

- Ну вот и хорошо, - Рамона улыбнулась. – Ты сама подтверждаешь мои слова. Твоя мама вылечиться, и твои родители смогут начать все с начала.

- А не поздно ли? – спросила девушка.

- Никогда не поздно, - Рамона торжествовала, она не могла позволить внучке победить ее в споре.

- Поздно, бабушка, очень поздно, если они не хотят меня потерять, - грустно произнесла она.

- Как они могут потерять дочь? – удивилась Рамона.

- Я перестану с ними общаться, - заявила Виктория.

- Ты не сможешь, ты очень добрая, - улыбнулась Рамона.

Виктория замолчала, ведь та была права, она не сможет перестать общаться с родителями, даже если те не разведутся, но почему бы не попробовать поставить такой ультиматум.

- Смогу, я уже достаточно взрослая, чтобы самостоятельно решать за себя и устраивать свою жизнь. Я работаю, так что смогу себя обеспечить, - сказала Виктория.

- Рамона, хватит, - Палома наконец-то вмешалась в их спор.

Виктория обернулась к матери. Девушка обрадовалась – лечение явно шло на пользу ее матери. Она встала на ее защиту. Пусть пока и не участвовала в ее жизни. Не интересовалась ее делами, да и навряд ли их отношения когда-нибудь станут близкими, но главное, что ее мама стала меняться.

- Палома, помолчи, - попросила Рамона.

- Нет, это ты прекрати всем указывать как себя вести и что кому делать, - сухо произнесла Палома.

- Вы не разведетесь, - Рамона помахала пальцем. – Никогда!

- Мы сами решим, что и когда нам делать, - в таком же тоне ответила Паула.

- Мама, - на глазах у Виктории выступили слезы. – Ты согласна на развод? – она не верила в то, что слышала.

- Не будет никакого развода, - стояла на своем Рамона. – Никогда.

- Бабушка, прекрати, - девушка совершенно не понимала ее.

- Ты ведешь себя глупо и непозволительно, - Рамона стала отчитывать ее, как маленького ребенка. - Обычно дети держатся за брак родителей, ты же наоборот. Что ты за ребенок? – спросила она.

- Вот именно, я больше не ребенок, - закричала Виктория. – Я не позволю тебе и дальше заставлять моих родителей быть вместе.

- Что у вас тут происходит? – Роберто заглянул в спальню жены.

- Папа, скажи, что ты разведешься с мамой. Скажи, что ты отпустишь ее. Прошу тебя, - Виктория кинулась к нему.

Палома беспомощно посмотрела на Роба, который тут же обнял дочь.

- Никогда этого не будет, - гневно проговорила Рамона и вышла из комнаты.

- Ты ее что, - девушка всхлипнула, - боишься? Я не верю, что ты можешь бояться, только не ты, - покачала она головой.

Роберто хмыкнул, поглаживая спину дочери:

- Страх здесь ни при чем, - отозвался он.

- Тогда что? – девушка заглянула ему в глаза, - что? Что вас держит и объединяет? Если я не против, даже наоборот за.

Роберто молчал, Палома смотрела на него.

- Вы что-то не договариваете, - Виктория вырвалась из объятий отца. – Но я напомню вам – я перестану с вами общаться, если вы что-нибудь не предпримите, чтобы изменить ваши жизни. Освободите друг друга от обязательств, которые никто из вас никогда не выполнял. Освободите, прошу вас, - она вышла из комнаты и закрыла за собойдверь.

Мануэль сидел на кресле рядом со спальней Паломы. Девушка смутилась.

- Вы все слышали, - вздохнула она, испытывая неловкость, что он снова стал свидетелем им семейных склок.

- Все в порядке, - Мануэль улыбнулся и встал. – Порой детям кажется, что взрослые запутались и не знают, как им выбраться из паутины, но поверь, твои родители желают тебе только добра. Дай им время, и все встанет на свои места. Криками и угрозами ты ничего не добьешься, только будешь плакать в своей комнате. Не надо, - он взял ее за руку. – Твоя мама, она скоро поправится, - Мауэль действительно в это верил. - Если ты будешь и дальше устраивать скандалы, то можешь спровоцировать новый приступ, - он запнулся, - она вновь может вернуться к алкоголю, спасаясь в беспамятстве.

- Нет, я не хочу, - испугалась девушка.

- Не бойся, - попросил ее Мануэль. - Отпусти ситуацию на время, и ты увидишь, что все может измениться.

- Если я отпущу, то бабушка будет третировать маму, а она…, - Виктория снова всхлипнула.

- Поддержи маму, покажи, что ты с ней, что ты не против нее, - посоветовал ей Мануэль. - Тогда, что смогут сделать указания твоей бабушки, против твоей заботы и внимания? К кому потянется Палома? Кого она будет слушать?

Виктория задумалась. Как просто и доступно Мануэль показал ей казалось бы безвыходную ситуацию с другой стороны. Выход всегда был, главное его порой просто надо увидеть.

- Вы привязались к моей маме, - заметила девушка. – Никто еще с такой нежностью о ней не говорил. Даже папа.

- Не сравнивай, - остановил ее мужчина. – Никогда не сравнивай. Все люди разные. Это моя обязанность – быть внимательным к пациентам, - тут же напомнил Мануэль о том, что он просто работал на них.

- Да, вы правы, - согласилась с ним Виктория, - моя мама просто ваша пациентка.

- Совершенно верно, - кивнул Мануэль.

- Спасибо, - Виктория пожала его руку. – Спасибо вам.

Виктория зашла в спальню к Паломе. Ее родители молчали. Отец стоял у окна, смотря в окно, хотя, что он там мог видеть, когда на сад опустилась ночь, укутав его в свои объятия. Мама сидела на кровати.

- Папа, мама, - Виктория стояла в дверях, - я вас очень люблю. Пожалуйста, берегите себя.

Она закрыла дверь, не дожидаясь их ответа. Мануэль улыбнулся ей, подбадривая ее. Она ответила на его улыбку и прошла в свою спальню.

Роберто посмотрел на закрытую дверь:

- Всему приходит конец, - он смог сказать только это.

Палома взглянула на него. Она отметила его усталый вид, тяжесть проблем давила на его плечи, она впервые за все эти годы ощутила его состояние. Что она испытала при этом: сочувствие? Нет. Равнодушие, как и он был равнодушен к ней все эти годы.

- За все приходится платить, - сказала Палома.

Роберто взглянул на нее:
- Я только и делаю, что всю жизнь расплачиваюсь. За что? – он действительно не понимал.

- Видимо причина есть, просто так ничего не бывает, - ответила ему Палома.

Роберто покачал головой и вышел из ее спальни. Сегодня ему было особенно тяжело. Впереди полная неизвестность. Он зашел в свою комнату и, не раздеваясь, лег в пустую и холодную постель, лишь сняв обувь. Усилием воли заставил закрыть глаза, ему казалось, что он не уснет, но стоило ему прикрыть глаза, как сразу же провалился в сон, сказалась усталость, накопленная за последние дни, наполненные столькими событиями…


… она чувствовала усталость, но идти наверх не хотелось. Кристина присела на диван в гостиной у камина. Она никак не могла поверить в то, что он мог опуститься до такого, чтобы рыться в ее вещах, разбрасывать их. Это же какую наглость надо иметь, чтобы поступить так.

Она до сих пор была возмущена и вся кипела от злости, сожалея, что за окном ночь, которая сдерживала ее. Иначе бы она не сидела сейчас у камина.

Кристина плотнее запахнула полы халата, пытаясь согреться. Она боялась закрыть глаза, потому что тут же перед ней вставала картина, как Роберто целовал ее, властно, жадно, предъявляя на нее свои права. Но какие? Какие права он имел?

Она боялась думать об этом, вспоминать, потому что не могла дать объяснения своему поведению, почему она с такой же страстью отвечала на его поцелуи. Что происходило с ней? Как она могла так поступать? Ведь Алехандро запятнал ее честь на всю жизнь.

Стук в дверь, вывел ее из раздумий. Кто бы это мог быть в такой час? Кристина посмотрела наверх, дети уже наверняка спали. Страшновато было открывать дверь, но в нее снова постучали.

- Кто там? – спросила она.

- Карлос, - услышала она.

- Карлос? – Кристина распахнула дверь. – Господи, что с тобой?

Он стоял, слегка пошатываясь. В глазах стояли слезы невыплаканные, непролитые.

- Я увидел свет, я бы не решился, - он говорил так тихо, что ей приходилось прислушиваться.

- Проходи, - она пригласила его в дом. Усадила на диван, налила чаю.

- Вы бы смогли бросить ребенка? – спросил он, глядя ей прямо в глаза.

- Что? – не поняла Кристина.

- Вы бы бросили своего ребенка? – повторил свой вопрос Карлос.

- О чем ты, Карлос? - Кристина была настолько удивлена. Она не понимала его. – Что случилось?

- Моя мама меня бросила, - кивнул он.

- Августа? – спросила Кристина.

Он покачал головой. Кристина взяла его за руку. Она сразу же поняла, что он узнал правду, ведь Августа не могла быть его матерью.

- Она, - он никак не мог это выговорить. – Ну она,… - он закусил губу до крови.

Кристина опустилась перед ним на колени, взяла его лицо в свои руки, приподняла. По его щекам катились слезы.

- За что они так со мной? Почему? – он уже не мог сдерживаться.

- Карлос, - лишь смогла прошептать Кристина.

- Да, я Карлос, сын неизвестной женщины, которая бросила меня, - признался он.

Кристина обняла его:

- Кто тебе сказал? – тихо спросила она.

- Мама, вернее не мама. Кто она теперь мне? – задал он свой вопрос.

- Августа больна, не стоит принимать ее слова в серьез, - Кристина старалась смягчить правду.

- Не надо. Дед тоже подтвердил. Почему все так? – не понимал Карлос. – Почему я как не от мира сего.

Кристина обняла его сильнее, и он заплакал, как ребенок, брошенный, покинутый всеми. Одинокий…


…чувствуя себя так, как будто бы его бросили. Он всегда это чувствовал, когда приходил в этот дом, однако сегодня ему было не условностей. Алехандро колотил в дверь, он понимал, что все уже спали, но ему было все равно.

- Алехандро, в такой час? – на пороге стоял Николас.

Алехандро же отпихнул его и зашел в дом, но Николас схватил его за руку, не давая ему пройти в дом.

- Это мой дом, - напомнил он ему.

- Я пришел к отцу. Позови его, - потребовал Алехандро.

- Его здесь нет, - спокойно ответил Николас.

Алехандро был очень зол, он не верил в его слова, освободив свою руку, направился к лестнице, но Николас вновь схватил его за руку.

- Отца дома нет, - твердо произнес Николас.

- Я не верю, - прошипел он. – Отец, - повысив голос, позвал, - выйди, не прячься, как трус.

- Его нет, не кричи, все спят, - Николас крепко держал Алехандро.

Алехандро оттолкнул его и поднялся по лестнице, Николас поспешил за ним. Распахнув дверь спальни отца, он включил свет, но комната была пуста.

- Где он? Где вы прячете мою жену? – закричал Алехандро, не сдерживаясь.
- В моем доме ее нет, - так же спокойно ответил Николас.

Алехандро хотелось наброситься на него, настолько бесило его спокойствие.

- Ты знаешь где они, - утвердительно сказал он.

- Ни отца, ни твоей жены нет в моем доме, - повторял Николас как заведенный.

Презрительно посмотрев на него, Алехандро вышел из комнаты. Он стал заглядывать во все комнаты и включать свет. Николас равнодушно смотрел на него.

- Если ты не покинешь мой дом, то проведешь ночь в тюрьме, - спокойно сообщил ему Николас.

- Он прав, сеньор, - сказал Бруно, подойдя к ним. – Похоже, что сеньора Херардо и вашей жены здесь нет.

Как не хотелось признавать Алехандро, но он проиграл. Он переступил порог дома Николаса, в который зарекся не заходить.

- Тебе это так просто не сойдет с рук. Ты не можешь их прикрывать, - кричал Алехандро, брюзжа слюной. - Я подам на вас в суд за похищение моей больной жены. Вас посадят.

- Сначала тебе придется доказать, что мы причастны к этому. Уйди из моего дома, - попросил Николас.

Алехандро быстрым шагом покинул дом. Свой гнев он хотел выплеснуть на сына, но тот не поднимал телефон, а потом просто и вообще отключил его. Алехандро не верил в то, что его сын просто отклонил его звонок. В порыве бешенства он кинул телефон на землю и раздавил его ногой…


…Карлос кинул телефон в угол дивана, отклонив вызов отца.

- Карлос, - Кристина погладила его по голове, - ты уверен в том, что говоришь?

- Да, теперь понятно ее отношение, - он никак не мог теперь произнести слово «мама».

Кристине прижимала его к себе, стараясь забрать его боль, отчаяние. Она прекрасно понимала, что Августа просто не способна была быть матерью. Она сама это видела, понимала, поэтому и нашла в себе силы убежать из того дома, но как теперь помочь Карлосу. Кто та женщина, что родила его? Какие условия были у нее? Жива ли она вообще?

- Зачем они родили меня? Им ведь не нужны дети вообще, - Карлос смотрел на свои руки.

- Не говори так, - попросила его Кристина, что она могла еще сказать.

- Это правда, - кивнул Карлос.

Кристина, молча, согласилась с ним, она не могла этого сказать, ведь тогда бы пришлось объяснять – откуда она это знала.

- Тебе надо успокоиться, - сказала Кристина.

Карлос смотрел на нее глазами, полными боли и отчаяния, что у нее сжалось сердце.

- Скажи, как я могу облегчить твои страдания? – спросила она его.

- Если бы вы были моей мамой, - у него это просто вырвалось. – Хотя нет. Вы не можете. Ведь тогда я бы вас возненавидел за то, что вы меня бросили. А отец. Он всегда скверно относился ко мне. Я не понимал. А сейчас. Он видимо хотел того, другого. А оставили меня.

- Кого другого? – удивилась Кристина.

- У меня есть брат. Брат, который живет с матерью. Любим, обласкан. А я как, ненужная вещь, брошенная и забытая. Скажите, какая женщина может так поступить? Что она за мать?

- Карлос, - Кристина ахнула. – О чем ты говоришь? Какой брат? – Она так испугалась за Даниэля.

Ведь он тоже являлся братом Карлоса по отцу. Что скажет Карлос, когда узнает об этом? Женщине стало страшно.

- Мой брат, единокровный, - продолжал юноша. - Она взяла его, а меня оставила, потому что я был слаб, болезнен.

- Что? – Кристина не верила в услышанное.

- Да, в это трудно поверить, но я сегодня узнал, услышал. Дед все подтвердил. Кто они? Как живут? Они счастливы? Как она может жить спокойно, оставив свое дитя? – не понимал Карлос

Кристина не могла поверить в то, что слышала. Какой же Алехандро изверг. Так поступить со своим сыном. Разлучить его с матерью и братом. У него есть еще один сын, так зачем тогда он пытался отнять у нее Даниэля. У нет не было ничего святого.

- Сынок, - она ласково тронула его руку. – Мой дом – этой твой дом. Ты всегда здесь желанный гость. Не надо судить тех, кого не знаешь, - попросила она.

- Они мои…, - Карлос замолчал.

- Ты не знаешь всего, как все было на самом деле, - Кристина только на мгновение представила, что могла испытывать та женщина. - Может твоя мама не хотела тебя оставлять, может у нее просто не было иного выхода.

- Почему я, а не он? – спросил Карлос.

Кристина покачала головой – на этот вопрос у нее не было ответа. Ей безумно хотелось увидеть сейчас Алехандро и вцепиться в его горло за то, что он так бесцеремонно вмешивался в жизни людей, калечил их судьбы.

- Вы молчите. Не просите меня не судить ее. Я ее просто ненавижу, всей душой, всем сердцем. Она для меня мертва, - прошептал Карлос.

Кристина побледнела от этих слов, сердце кольнуло так, что она прижала руку к груди. Казалось, что Карлос нанес ей удар прямо в грудь.

- Что с вами? Вам плохо? – он обеспокоено смотрел на нее. – Простите меня. У вас и так полно своих проблем. Я пойду, - Карлос встал.

- Нет. – Кристина тоже встала. – Ты останешься здесь. Отныне это твой дом. Я не знаю, кто та женщина, что родила тебя, но, - на ее глазах навернулись слезы, - я стану тебе матерью, - она прижала его голову к своей груди, - не суди Августу. Она не причем. Она просто не умеет любить.

Карлос замер в ее объятиях, словно черпая ее силу. Кристина гладила его волосы. Она повернулась и увидела, что спустились Сабрина и Даниэль, молча задавая вопрос, но женщина покачала головой, молча попросив их уйти и ничего не спрашивать. Карлос так и не увидел их. Они услышали лишь обрывки последних фраз.

- У тебя есть работа. Если тебе не хватает семьи, то мы станем тебе семьей, - она постаралась улыбнуться. – Одно могу сказать – скучно тебе с нами не будет.

Карлос даже улыбнулся:

- Кто вы? Откуда такой ангел на земле? – спросил он, улыбаясь сквозь слезы.

- Что ты такое говоришь, - отмахнулась женщина, - у меня полно недостатков и пороков.

- Нет, я их не вижу, - сказал Карлос.

- Но это еще не значит, что их у меня нет, - улыбнулась Кристина.

- Спасибо вам за все, - он поднес ее руку к губам и поцеловал. – Спасибо. Я благодарю бога, что он свел нас.

- Пойдем, я постелю тебе в комнате Рафаэля. Ты не будешь против? – она посмотрела ему в глаза.

- А это будет удобно? – смутился Карлос.

- Не беспокойся, - кивнула Кристина.

- А Сабрина и Даниэль, они не обидятся, что я останусь ночевать в комнате их отца? – все еще сомневался он.

- Они будут рады, увидеть тебе утром за столом. Это твой дом, - Кристина потянула Карлоса за руку на верх.

- Боюсь, что отец,… - Карлос смотрел, как женщина перестилала постель.

- С твоим отцом я поговорю сама. Он не будет против того, чтобы ты пожил у нас, - ответила ему Кристина.

- Вы уверены? – удивился Карлос.

Кто-то встал на его защиту, и не просто встал, а был готов противоречить его отцу.

- Да, - Кристина понимала, что обрекала себя на трудный разговор и новые проблемы, но не помочь Карлосу не могла. Она так привязалась к нему. Кристина видела его беззащитность перед Августой и Алехандро, который постоянно что-то требовал от него, навязывал свое мнение. - Все будет хорошо. Ложись. Отдыхай. А я посижу тут рядом с тобой. Буду оберегать твой сон.

Карлос не мог поверить в то, что слышал, еще никто и никогда так ему не говорил. Он позволил уложить себя в постель, чувствуя со стороны этой удивительной женщины такую нежность и заботу, что ему хотелось плакать. Вот такие должны быть матери. Добрые. Чуткие. Внимательные. Он засыпал, держа ее за руку, словно боялся отпустить, потерять то, что обрел…



… она боялась того, что Виктория сможет разрушить ее планы. Рамона в одиночестве пила чай. Роберто ушел, так и не позавтракав, наверное ему совершенно не хотелось видеть ее. Виктория в след за ним тихо покинула дом. Ну а Палома, уже как неделю завтракала у себя в комнате в компании медбрата, вернее под его присмотром.

Пожилая женщина отодвинула чашку в сторону. Аппетита совсем не было. Вся ее жизнь разваливалась на части. Роберто изменился. Виктория отдалялась, ее сложно было держать в узде. Девушка впервые в жизни влюбилась. Любовь, Рамона скривилась. Что же она делала с людьми? Меняла их, заставляла совершать невероятные поступки.

Какая жалость, что ее сыну не удалось удержать свою дочь от этого, но есть она. Рамона, которая просто обязана была вмешаться. Палома не сможет ей помешать. Пусть занимается своим лечением, хотя это лечение дало совершенно обратный результат. Она боролась со своим пристрастием, стала чувствует себя уверенней.

Рамона улыбнулась, но она еще в силах противостоять всем и вся. Не позволит она ни Роберто, ни Паломе разрушить то, что она столько лет создавала. Рамона встала из-за стола и направилась в свою комнату…


…вот уже 15 минут, как она спустилась вниз, и Даниэль все это время молчал. Сабрина пыталась его разговорить, но тот не реагировал.

- Сабрина, хватит, ты мешаешь мне думать, - отмахнулся от нее Даниэль.

- Что такое? – девушка положила руки на пояс. – Не делай вид, что тебе не любопытно, почему у нас Карлос остался ночевать.

- Ну почему же, мне интересно, но мама попросила нас вчера не вмешиваться. Так ведь? – напомнил он ей.

- Она попросила нас об этом вчера, но про сегодня никто ничего не говорил, - с улыбкой на губах заметила Сабрина.

- О, эти вечные непонятные для меня разговоры, - нахмурился Даниэль.

- Какие пересуды. У Карлоса что-то произошло. Мы его друзья, - Сабрина стала очень серьезной.

- Друзья, - хмыкнул Даниэль. – Тогда почему он пришел к маме, а не к нам? – он смотрел на свою сестру, слегка приподняв бровь

- Ты ревнуешь, - засмеялась Сабрина, - дурачок. Это же просто смешно.

- Ты в своем уме? – Даниэль встал из-за стола. – Из-за тебя у меня пропал аппетит. Пей сама свое кофе, - он повернулся и вышел из кухни.

- Даниэль, ты куда? – девушка поспешила за ним следом.

- На работу. У меня ее в отличие от некоторых очень много, - отозвался Даниэль.

- Ты хочешь сказать, что я не работаю, - Сабрина скрестила руки на груди.

- Доброе утро, - Кристина спустилась вниз. – Что случилось? Даниэль, ты так рано уходишь.

- Да, у него сегодня очень много работы, - передразнила его Сабрина.
- Лучше я пойду, меня в этом доме сегодня не понимают, - Даниэль вышел из дома.

Кристина в недоумении посмотрела на дочь.

- Мама, все в порядке, он просто немного приревновал тебя к Карлосу, - Сабрина потянула Кристину за руку на кухню. – Как кстати у него дела? Что случилось?

Кристина села на стул, приняла чашку с кофе, поданную дочерью.

- По крайней мере он поспал, - вздохнула женщина.

- Чего не скажешь о тебе, - заметила девушка. – Ты не хочешь говорить?

- Я даже не знаю, как и сказать, - честно призналась Кристина. – Карлосу сейчас очень тяжело, мы должны ему помочь. Порой просто надо молча подставить плечо, - сказала она.

- Неужели все настолько плохо, что ты даже не можешь об этом рассказать? Ты меня пугаешь, мама, - Сабрина присела с ней рядом.

- Доченька, - Кристина взяла ее за руку, - порой жизнь переворачивается с ног на голову. Главное, чтобы рядом был кто-то, на кого можно было быопереться.

Сабрина обняла Кристину:

- Ты права, еще недавно папа был с нами, а сейчас, - она опустила голову.

- Он всегда с нами рядом, - Кристина погладила дочь по голову. – Он никогда не оставит свою девочку без защиты. Мы никогда его не забудем. Он с небес смотрит на нас, помогает, оберегает. Пока мы помним – он будет жить в наших сердцах.

- Ах, мама, - Сабрина уткнулась матери в плечо, она чуть было не расплакалась.

- Я рядом, я всегда с тобой, - тихо прошептала Кристина, целуя дочь в голову.

Карлос смотрел на них, и его сердце наполнилось печалью. Где-то на земле ходил его брат, его мама, а он не знал, кто они. Почему оставили его, бросили? Почему никогда о нем не вспоминали.

Как теперь ему относиться к Августе, которая никогда не была ему матерью и не смогла ею стать, только лишь считалась ею. Как быть с Алехандро? Его отец. А он ведь изменял своей жене, раз Карлос родился от другой женщины. И почему он никогда не упоминал о том, что у него есть еще один сын, его брат. Зная отца, он не понимал его, как тот мог позволить той женщине, что родила его, забрать другого ребенка.

- Карлос, - Кристина увидела его. – Проходи, присаживайся. Будешь кофе? – предложила она.

Сабрина тут же встала.

- Здорово, когда есть мама. Вы так мило смотритесь, - улыбнулся Карлос.

- Карлос, у тебя тоже есть мама, но она немного другая, - нашлась Сабрина, она всегда и всех жалела.

- Не оправдывай Августу, - Карлос не мог больше называть эту женщину мамой. – Она мне не мама.
- Что ты такое говоришь? – в изумлении спросила Сабрина.

Кристина под столом сжала руку дочери. Сабрина удивленно посмотрела на женщину.

- Правду, - Карлос сделал глоток кофе. – У меня нет мамы. Женщина, что родила меня - отказалась от меня, бросила. А Августа, она наверное никогда не смогла простить отца за измену, - пожал он плечами.

Девушка качала головой, не в силах принять то, что слышала. Как мог Даниэль злиться, когда тут такое открылось. Она обняла его. Карлос поцеловал ее в щеку.

- Хорошо, что вы есть у меня. Спасибо вам, - он посмотрел на девушку с нежностью.

- Я не могу поверить в то, что услышала. Разве, - она замолчала, она хотела сказать, разве такое возможно, но не остановилась.

- Главное я вырос, - он сделал глоток кофе. – Теперь никто не сможет обидеть меня. Я ни чем не обязан Августе. Я благодарен ей, что она не выставила меня из дому.

Кристина уронила чашку на пол. Чашка разбилась. Августа не могла выгнать его из дома, так как именно из-за ее проблем, Алехандро пошел на это.

- Мама, - Сабрина посмотрела на нее.

- Я сама все уберу, - Кристина взяла совок и веник. – Она выпала из рук. Соскользнула.

- Я даже не знаю как быть, мне надо на работу. Меня ждут пациенты, но как оставить вас? – в растерянности спросила Сабрина.

- Брина, - Карлос попытался улыбнуться девушке. – Мы тоже пойдем на работу. Я честно не очень хочу пока говорить на эту тему. Мне надо немного прийти в себя.

- Я тебя понимаю, - согласилась она с ним.

- Не обижайся. Все так сложно. Надо поговорить с отцом, - Карлос опустил голову.

- Я сама с ним поговорю, - тут же заявила Кристина.

Девушка удивленно взглянула на мать.

- Просто не хочу, чтобы Карлос ругался с отцом, - тут же оправдала свое желание Кристина.

- Это конечно хорошо, но все же, мама, Карлос сам должен поговорить со своим отцом. Им нужно многое обсудить, - Сабрина была против того, чтобы Кристина разговаривала с Алехандро.

- Обсудить то, что он изменил, и фактом этого, живым доказательством стал я, - сделал горькое заключение Карлос. – Теперь хоть как-то можно объяснить поведение ма…, - он запнулся, - Августы.

- Карлос, - Кристина тронула его за руку. – Она все таки воспитывала тебя. Вернее воспитала. Пусть она не стала тебе близкой, но она дала тебе то, что смогла. Порой мы хотим большего от людей, чем они в состоянии нам дать.

- Она и не старалась, поверьте, - Карлос сжал ее руку. - Извините, все выглядит так, будто бы я вам жалуюсь. Нет все в порядке. Просто это все стало для меня таким потрясением. Мне нужно время, чтобы это осознать и принять.

- Ты прав, время все лечит, - согласилась с ним Сабрина.

Кристина отвернулась к окну. Она не была в этом так уверена. Проходили дни, года, но некоторые события никогда не забывались, не стирались из памяти.

- К сожалению, мне пора, - девушка поднялась из-за стола.

- Я провожу тебя, - Карлос тоже встал. – Хотя, наверное это неловко, провожать тебя из твоего собственного дома, как будто я имею на это право, - он почесал голову.

- Ну что ты. Это будет так здорово, - улыбнулась Сабрина. – Все в порядке, мне будет очень приятно. Мама, - она поцеловала Кристину в щеку, - до вечера.

Молодые люди вышли. Кристина набрала номер телефона Энрике, предупредив о том, что немного задержится. Положив телефон в сумочку, она не заметила, что тот почти разрядился...


…работа немного помогла ему разрядиться, и все же. Даниэль молчал, как и Роберто, они оба были погружены в работу, обсуждать домашние дела совершенно не хотелось. Да и не были они так близки, чтобы говорить о своих проблемах. Было время, когда они могли поделиться друг с другом душевными переживаниями, но это была просто случайность. Хоть и молча, но в компании друг друга, работа спорилась. Каждый работал по отдельности, но в одном кабинете, незримо, но вместе.

Даниэль злился на Кристину, на то, что она оставила Карлоса ночевать. Он понимал, что у того произошли неприятности, иначе мама бы так не поступила. Последнее время все шло как-то странно и нелогично. Да и поведение Кристины вызывало какие-то подозрения.

С другой стороны она взрослый человек, конечно, ему это было больно осознавать, но она тоже имела право жить так, как ей хотелось, но ведь она не должна была забывать и о них. Да и сам Даниэль стремился изменить свою жизнь. Ему безумно нравилась Виктория, и не далек был тот день, когда он решится на серьезные отношения.

У Сабрины тоже был молодой человек. Карлос. Опять этот Карлос. А ведь был момент, когда родители Карлоса и Виктории пророчили их друг другу. Надеялись на их свадьбу. Объединить капиталы. А что Даниэль? Простой парень. Какое у него будущее? Сможет ли он обеспечить достойную жизнь Виктории? Может был прав тогда Роберто, когда говорил, чтобы он держался от его дочери по дальше.

Роберто. Он тоже был не так прост, как казался на первый взгляд. Хотя он сейчас и не против их отношений, но неизвестно, что будет завтра. Боже, как же все было сложно и запутанно.

Роберто посмотрел на Даниэля. Работа двигалась, а вот все остальное становилось с каждым днем запутаннее и сложнее. В первую очередь его волновала дочь и ее ультиматум. Он был рад, что Палома стала лечиться, и что лечение пошло ей на пользу, но что ему делать со всем остальным.

Он понимал, что наступит такой момент, когда жить так как раньше, не получится. Хотя о чем он, у него уже не получалось. Он всегда прямо смотрел в лицо жизни, и сейчас не хотел себя обманывать – его жизнь менялась, при чем очень круто. Жаль, что прошлого не вернуть, хотя о чем он, даже и вернув прошлые дни, все равно он ничего не в силах был изменить, он все равно бы поступил точно также, как и в тот день, когда женился на Паломе. Это его крест. Наказывая одного человека, он навлек беды на головы всех, теперь приходилось пожинать плоды своего поступка.

- Добрый день, - Алехандро зашел в кабинет.

Даниэль и Роберто разом подняли головы. Они не ожидали увидеть его здесь.

- Помешал? – как-то резко и навязчиво произнес мужчина. – На улице сегодня ужасная погода. Льет как из ведра. Был на объекте, - он продолжил, не обращая внимание на их молчание, - все идет по плану, правда погода внесла коррективы в наши планы, но ничего. Как дела?

- Да, погода хмурая, - произнес задумчиво Роберто, как и наше настроение, мысленно добавил про себя.

- Я после обеда поеду посмотрю, мне.., - Даниэль запнулся, ну зачем он ляпнул, теперь Алехандро точно прицепится к нему.

- Ты поедешь, - обрадовался Алехандро, - тогда я постараюсь освободить время, чтобы составить тебе компанию.

- Алехандро, - Роберто встал из-за стола, - Даниэль и сам прекрасно справится, ну что ты в самом деле, складывается ощущение, что ты ему не доверяешь, - он внимательно смотрел на своего компаньона.

- Я не доверяю? - удивился мужчина. – Наоборот, стараюсь ему помочь.

- Так отпусти его, дай ему свободу для полета мысли, - разозлился Роберто, его стало раздражать навязчивое желание Алехандро сопровождать Даниэля везде.

- Не понимаю, что тебе не нравится? – в свою очередь спросил Алехандро.

- Мы с тобой уже столько лет компаньоны, - напомнил ему Роберто. – И впервые в жизни ты так тщательно контролируешь каждый шаг моей компании.

Алехнадро нахмурился. Все валилось из его рук. Отец исчез вместе с его женой, и Алехандро не мог понять, куда он мог ее отвезти? Бруно занимался этим вопросом, но пока безрезультатно. Даниэль отдалялся от него. Роберто вмешивается в его личные дела. Как же он ненавидел в этот момент Кристину за то, что она стала виновницей всей этой ситуации, ведь если бы она тогда не забрала сына, то он сейчас бы здесь не стоял и не навязывал свое присутствие своему же сыну.

- Как твоя мама? – сменил тему Алехандро.

Даниэль вскинул голову. Роберто нахмурился. Они оба не понимали его интереса к Кристине.

- Она похоронила мужа, - пояснил мужчина, - вот я и спрашиваю, как она себя чувствует.

- Ей некогда скучать, - буркнул Даниэль и вновь вернулся к работе.

Роберто резко обернулся к Даниэлю – что он имел в виду. Ему совершенно не понравился его ответ.

- Что ты хочешь этим сказать? – они одновременно задали этот вопрос, чем поставили себя в неловкое положение друг перед другом, высказав свой интерес к матери Даниэля.

- Она занимается вашим сыном, сеньор Алехандро, не знаю, что там у вас произошло, но Карлос ночевал у нас дома, - Даниэль сказал и сразу же пожалел об этом.

У него не было права рассказывать. Его никто не спрашивал об этом. Маме явно это не понравится, да и получается, что он подвел Карлоса.

- Что? – Алехандро ударил кулаком по столу. – Так вот, где он провел ночь. Выключил телефон, - у него от злости заходили желваки, Кристина медленно подбиралась к сыну, в то время, как он все больше отдалялся от него, и никак не мог построить нормальные отношение с Даниэлем. Он начинал терять обоих сыновей, Карлоса, которого никогда не понимал, и Даниэля, которого так и не мог обрести. – Нет, это уже слишком.

- Может тебе стоит заняться своим сыном? – по-дружески посоветовал ему Роберто.

- Я и занимаюсь своим сыном, - зло проговорил Алехандро, взглянув на Даниэля, развернулся и хлопнул дверью.

- Зря я это сказал. Ему не понравилось, - покачал головой Даниэль. – Он явно разозлился. Теперь у мамы будут проблемы, - вздохнул он.

- А можно узнать, почему Карлос ночевал у вас? – поинтересовался Роберто.

- Не знаю, он пришел поздно ночью расстроенный, - сказал Даниэль, - ну и мама, пожалев его, оставила на ночь. Мы с Сабриной не стали вмешиваться и спрашивать. Расскажут сами. Надо позвонить маме и предупредить, - Даниэль потянулся за телефоном.

Роберто покачал головой. Жизнь явно не стояла на месте. Мало Кристине было своих проблем, так она еще взвалила на свои плечи проблемы Карлоса. Алехандро резкий человек, он ни с кем не церемонился.

- Позвони Кристине, - кивнул Роберто, ему не нравилось, что она будет встречаться с Алехандро, хотела она этого или нет, но невольно встала между отцом и сыном.

А ведь если Карлос и дальше будет встречаться с Сабриной, то в скором времени они могут пожениться. Роберто не знал, как ему быть, но их дети объединяли их всех вместе. Они хотели этого в свое время, чтобы Карлос и Виктория поженились, но не могли и предположить, что объединяющим фактором станет Кристина и ее дети.

- Не могу дозвониться, телефон выключен, - расстроился Даниэль. - У Карлоса тоже не доступен.

- Они на работе? – Роберто нервно барабанил пальцами по столу.

- Должны были пойти, - пожал плечами Даниэль.

Роберто набрал номер телефона Энрике, но тот сообщил, что Кристины еще не было на работе, и она предупредила его, что задержится.

- Куда интересно они могли отправиться в такую погоду, - задумался Роберто. - Позвони на домашний, - попросил он.

- Никто не подходит, - Даниэль ругал себя за то, что не сдержался.

Он разозлился на Алехандро на то, что тот постоянно вмешивался в его личные дела, и еще Карлос остался у них ночевать. Все смешалось, вот Даниэль и вспылил, сказав то, о чем следовало бы молчать.

Роберто нервничал, ему не нравилась эта ситуация, он поймал себя на мысли, что волновался за Кристину. И больше всего его пугало то, что он не знал где она?

- Можно предположить, что Алехандро не найдет их дома, так что у нас пока есть время, - сказал Роберто и вышел из кабинета.

Он не хотел показывать Даниэлю, как сильно волновался, и скрывать волнение не получалось. Роберто быстро прошел в свой кабинет. Даниэль нервничал сам, так что даже не заметил реакции Роберто…


… она заметила, что в это время редко приходят в архив. Сабрина открыла архив и зашла в помещение. В первую очередь она нашла историю болезни своей пациентки, потом убедившись, что за ней никто не наблюдает, нашла историю Луз.

- Я сделаю копию и положу все на место, - предупредила она работника архива, отдавая ему ключ.

- Да конечно, ксерокс в вашем распоряжении, я отойду не надолго, - предупредила ее женщина. - Вы пока делайте копию, я успею вернуться.

- Да, да, даже не переживайте, - Сабрина ликовала про себя, как же все удачно сложилось.

Убедившись, что она одна, Сабрина стала копировать историю болезни Луз, она потом все тщательно изучит, главное, чтобы у нее был вариант. Пусть это и неправильный, оригинал находился в кабинете Винсенте, но и этого ей пока будет достаточно. Она успела снять копию, положить историю болезни Луз на место, когда вернулась сотрудница.

- Я как раз снимаю последнюю страничку, - Сабрина закрыла карточку своей пациентки.

- Я положу ее на место, не беспокойтесь, - успокоила ее женщина.

- Спасибо, - улыбнулась девушка.

Прижимая к груди отснятые листы, она вышла из архива. Сердце гулко стучало. Она в двух шагах от открытия тайны неизвестной женщины, что так заинтересовала ее. Оставалось всего немного времени, чтобы узнать, кто она такая, кто ее родственники...


… они не были родственниками, но Кристина относилась к нему, как к родному. Карлос и Кристина забежали в дом.

- Ну и погода, - улыбнулась Кристина.

- Зато мы проверили с вами, как действительно выглядит клумба в дождь, ничего ли не смыло и где нам стоило подправить, - заметил Карлос, выглянув в окно, он продолжил, - мне кажется, или дождь прекращается.

- Скорее всего ты прав, он заканчивается, - Кристина встряхнула головой, волосы рассыпались по плечам. – Сейчас согреемся, высохнем, и нам пора ехать на работу.

- А где документы? – спросил Карлос
- У меня в комнате, я взяла их, чтобы поработать, - отозвалась она.

- Но не удалось, - грустно заметил Карлос. - Я сейчас за ними схожу, - предложил Карлос.

- Я пока сделаю кофе, - улыбнулась Кристина.

Карлос поднялся наверх. Кристина хотела пройти на кухню, но ее остановил звонок в дверь. Кого интересно принесло в такую погоду?

- Ты? – Кристина смотрела на Рамону.

- Я, - Рамона отодвинула женщину в сторону и зашла в дом.

- Зачем ты пришла? – Кристина закрыла дверь, она даже не удивилась наглости этой женщины.

- Сказать, чтобы ты убиралась из этого города, - заявила Рамона.

Жива. Кристина была жива и стояла перед ней.

- Не тебе это решать, - Кристина держалась уверенно.

- Ты нажила ребенка, кувыркалась с любовником, в то время как мой сын жаждал жениться на тебе, - грозно прошептала Рамона.

- Сложно сказать, кто и где кувыркался, Роберто женился очень быстро, - тут же ответила Кристина. - Наши пути разошлись, как ты этого и хотела. Что ты еще тебе от меня нужно?

- Я не позволю тебе вмешиваться в его жизнь, - заявила Рамона.

- Роберто взрослый человек, - напомнила Кристина, она совершенно забыла, что Карлос наверху. – Сам разберется с кем и когда ему быть.

- Ты нисколько не изменилась за эти годы. Как была продажной, такой и осталась. Сколько тебе нужно, чтобы ты оставила моего сына в покое? – спросила она ее.

- Ты его продаешь? – рассмеялась Кристина.

- Раньше мне надо было это сделать, чтобы ты навсегда исчезла из его жизни, - Рамона чуть ли не пыхтела от злости.

- Что ты так беспокоишься? Твой сын женат. У него любовница. У него все в порядке, он живет, как и большинство мужчин в этом мире, заботясь только о собственном благополучии, - спокойно ответила она.

- Ты рассчитываешь стать его любовницей? – воскликнула Рамона, - как же низко ты пала, хотя ты никогда и не поднималась. Было время, ты могла выйти за него замуж, но ты выбрала любовника. У него было больше денег? – поинтересовалась она.

- Ты так и не познала жизнь, Рамона. Цепляешься за деньги, дорожишь ими, трясешься, над ними, - покачала головой Кристина, неужели она ее когда-то боялась?

- Ты решила, что твой сын сможет пробраться в нашу семью? Заставила его вскружить голову Виктории. Я не позволила тебе, не позволю и ему, - она пригрозила ей пальцем.

Кристина шагнула к Рамоне:
- Только посмей тронуть моего сына, - она задумалась, в ее голове мелькнула мысль. – Как ты не позволила мне? – Кристина понимала в абсурдность своего предположения, а вдруг Рамона приложила руку к той истории, хотя каким образом? Ведь Алехандро сбил ее на машине. Или все это было подстроено.

- Я уничтожу тебя, вместе с твоим выродком. Жаль, что мне не удалось сделать этого раньше, - словно подтвердила ее мысли, сказала Рамона.

- Что именно? – допытывалась Кристина.

- Роберто женат, я не позволю ему развестись со своей женой, как бы ты не уговаривала Викторию и не настраивала ее, - усмехнулась Рамона. - Виктория никогда не выйдет замуж за твоего сына.

- Ты ничего не сделаешь моему сыну, - Кристина смотрела матери Роберто прямо в глаза.

- Ты в этом так уверена? Один раз мне удалось сделать так, чтобы ты исчезла из жизни Роберто, - Рамона надменно взглянула на нее.

- Не может быть, - Кристина отшатнулась. Неужели она сговорилась с Алехандро?

- Один раз я сожгла твой дом, но в следующий раз я постараюсь, чтобы именно ты была в доме, чтобы навсегда избавиться от тебя, - со злостью прошептала Рамона.

Кристина стояла, как громом пораженная. Рамона сожгла ее дом. Она всю жизнь думала, что это сделал Алехандро, но оказывается это было делом рук Рамоны.

- Ты удивлена. Зато теперь будешь знать, что я ни перед чем ни остановлюсь, - Рамона с ненавистью смотрела на Кристину.

Кристина ничего не могла сказать. Она понимала, что не сделай этого Рамона, его бы сжег Алехандро или Бруно. Дом ее родителей в любом случае не остался бы нетронутым.

- Если ты хоть каким-нибудь образом посмеешь навредить мне или моим детям, то тебе придется за это отвечать, - Кристина смотрела ей прямо в глаза.

- Твой сын никогда не женится на Виктории, - заявила Рамона. – Роберто никогда, - начала она.

- Сеньора, почему вы вмешиваетесь в жизнь своей внучки, - перебил ее Карлос, спускаясь по лестнице.

Кристина обернулась, побледнев. Что он успел услышать, она совершенно забыла о том, что он находился в доме.

- Ты хорошо устроилась – дочь сватаешь Карлосу, сына – Виктории, - усмехнулась Рамона. – Не бывать этому, - категорично заявила она.

- Сеньора, почему вы угрожаете Кристине? – поинтересовался Карлос.

Рамона повернулась к Карлосу:

- Ты ее совершенно не знаешь, лучше не вмешивайся в дела взрослых. Мой тебе совет – обрати свое внимание на Викторию, выброси из головы ее дочку, забудь, - она не просила, она требовала.

- У вас нет права указывать мне, что и как делать, - спокойно ответил Карлос.

- Карлос, - Рамона похлопала его по щеке. – Не обольщайся раньше времени, она не та, за кого себя выдает.

Рамона повернулась и направилась к выходу.

- Никогда больше не приближайтесь к моему дому, - Кристина захлопнула за ней дверь.

- Кристина, зачем приходила сеньора Рамона? – спросил Карлос. – Почему она вам угрожала?

Кристина просто обняла молодого человека. Ей стало страшно за своих детей. С одной стороны Рамона, с другой Алехандро. Еще Роберто. Как ей разобраться со всеми, защитить своих родных. О себе она в этот момент совершенно не думала.

- Не бойтесь. Она ничего не сможет сделать, - Карлос пытался успокоить ее.

- Если бы это было так. А я в этом не уверена, - призналась Кристина.

- Вы думаете, что она может вам навредить? – спросил он.

- Она обеспокоена. А когда человек нервничает, он совершает странные поступки, - Кристина знала, что Рамона могла что-то предпринять, если она сожгла ее дом.

- Она не сможет причинить вред Даниэлю, - покачал головой Карлос.

- Он работает у Роберто, - напомнила ему Кристина.

- Вот именно у Роберто. Давайте расскажем сеньору, он поговорит со своей матерью, - предложил Карлос.

- Не надо его вмешивать, - Кристина не хотела рассказывать ему об этом инциденте. – Даниэлю тоже ничего не говори, - попросила она его.

- Почему вы против? – не понимал Карлос.

- Не хочу беспокоить детей, - она попыталась улыбнуться.

- Я вас не понимаю, - признался он.

- Карлос, пожалуйста, дай мне возможность разобраться самой. Поехали. Мы уже и так опаздываем, - Кристина схватила папку с документами и ноутбук.

Уже выходя из дома, Карлос включил телефон. Тут же ему позвонил Алехандро, требуя немедленно с ним встретиться.

Кристина понимала, что Карлосу необходимо поговорить с отцом. Она осознавала, что этого не избежать. Карлос кивнул и уехал на встречу с отцом. Кристина взглянула на часы. Дождь вроде бы прекратился. У нее был еще один нерешенный вопрос, которым ей следовало бы заняться незамедлительно...


…закончив осмотр пациентов, Сабрина незамедлительно открыла историю болезни. Первое, что ей бросилось в глаза – Луз Фернандез. Да она и в прошлый раз обратила на это внимание. Просмотрев первую страницу, где были данные о пациентке – адрес, Сабрину бросило в холод. Это был адрес их дома. Луз Фернандез проживала в их доме? Изучая дальше, Сабрина узнала, что та женщина родила дочь, отец ребенка – Рафаэль Фернандез. Листы упали на пол. Сабрина сидела на лестнице, схватившись за голову. Луз и Рафаэль Фернандез, у них родилась дочь. Луз Фернандез жила в их доме… Что это такое?... Девушка ничего не понимала…


… он просто не понимал, куда она могла пропасть. Роберто стоял около окна и смотрел на город. Серые тучи сгущались над ним.

Роберто отошел от окна, услышав шум в приемной. Тут же распахнулась дверь и в его кабинет ворвалась Кристина. Мария маячила за ее спиной, не препятствуя ей. Конечно, он же тогда ясно дал понять, что для этой женщины вход в его кабинет был всегда открыт.

- Как ты посмел рыться в моих вещах? – она с порога набросилась него с обвинениями.

- Что? – опешил Роберто. – Ты о чем? – он очень обрадовался, что с ней все в порядке, но он совершенно не понимал, о чем она говорила.

Кристина продолжала на него наступать:

- Ты как вор проник в мой дом, копался в моих вещах. Что ты себе позволяешь? - спросила она голосом, полным гнева.

Роберто схватил Кристину за руку, предотвращая получить пощечину. Он действительно не понимал, о чем она говорила…

... продолжение тут https://www.asienda.ru/post/29239/

Рейтинг поста:  +10 Не понравилось Понравилось
Новороссийск
11 февраля 2016 года
167






Комментарии:

Написать комментарий

11 февраля 2016 года
+1  
Наташа! С нетерпением ЖДУ продолжения! Умеешь заинтриговать!

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
11 февраля 2016 года
+1  

стараюсь написать 21 часть и разместить сегодня

Нижневартовск
11 февраля 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
11 февраля 2016 года
 

Ларнака
11 февраля 2016 года
+1  
Ложь была создана силами зла, для того, чтобы разрушать жизнь людей. Не зря у русских появилась пословица "Сколько бы верёвочке ни виться, а всё-равно конец будет!"

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
11 февраля 2016 года
 
Да, ложь многие жизни разрушает
но правда всегда побеждает... хотя бы в моих романах

Воронеж
11 марта 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
11 марта 2016 года
+1  


Оставить свой комментарий

B i "
Отправить