Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

Наказаны любовью/глава 21

Наказаны любовью/глава 21
Пролог https://www.asienda.ru/post/28326/
Глава 1 https://www.asienda.ru/post/28362/
Глава 2 https://www.asienda.ru/post/28464/
Глава 3 https://www.asienda.ru/post/28464/
Глава 4 https://www.asienda.ru/post/28500/
Глава 5 https://www.asienda.ru/post/28560/
Глава 6 https://www.asienda.ru/post/28593/
Глава 7 https://www.asienda.ru/post/28651/
Глава 8 https://www.asienda.ru/post/28663/
Глава 9 https://www.asienda.ru/post/28710/
Глава 10 https://www.asienda.ru/post/28736/
Глава 11 https://www.asienda.ru/post/28791/
Глава 12 https://www.asienda.ru/post/28803/
Глава 13 https://www.asienda.ru/post/28836/
Глава 14 https://www.asienda.ru/post/28849/
Глава 15 https://www.asienda.ru/post/28876/
Глава 16 https://www.asienda.ru/post/29002/
Глава 17 https://www.asienda.ru/post/29079/
Глава 18 https://www.asienda.ru/post/29093/
Глава 19 https://www.asienda.ru/post/29183/
Глава 20 https://www.asienda.ru/post/29196/

Глава 21


Роберто сжал ее плечи и немного встряхнул Кристину:

- Объясни спокойно, что произошло? – он пытался понять, что ее так рассердило.

- Спокойно? - Кристины пыталась вырваться, но он ее крепко держал. – Да как ты смеешь говорить мне о спокойствии, когда имеешь наглость заявиться ко мне домой, рыться в моем белье? Что ты за человек?

- Я что делал? – Роберто был настолько удивлен ее словами, что отпустил ее.

- Ты ворвался в мой дом, в мою комнату, - Кристина стала говорить медленнее, когда Роберто ее отпустил, она чуть отступила назад.

- В твою комнату? – он взял ее за руку и потянул ее за собой. Отодвинув стул, усадил ее. Сам сел рядом. - Успокойся и расскажи мне все по порядку, - он взглянул на открытую дверь своего кабинета.

Увидев его взгляд, Мария кивнула и быстро закрыла дверь его кабинета. Наученная горьким опытом – она никого не впустит больше в его кабинет. В прошлый раз он так отчитал ее, всегда спокойный, Роберто рассказывал ей об ее обязанностях повышенным тоном. Больше она такого точно не допустит.

Кристине стало стыдно, в сердцах она решила, что это был он. Разве могла она подумать о другом, когда он так внезапно напал на нее в саду. Сейчас же, увидев его реакцию, поняла, что ошиблась.

- Кристина, не молчи, кто был в твоей комнате? - требовал ответа Роберто, сжимая ее руку.

- Я, - она попыталась убрать руки, но он не дал ей этого сделать. – Извини, просто после вчерашнего, я подумала, что это ты, а теперь понимаю, что ошиблась. Господи, - Кристина вдруг поняла, что это мог быть Бруно.

Это наверняка был он. Только он мог так наследить и сделал это специально, чтобы она увидела, чтобы поняла, но так как она была взволнована поведением Роберто, то все ее мысли смешались, и она глупо предположила, что это был он.

- Объясни все по порядку. Прошу тебя, - Роберто гладил ее ладонь.

- Извини, - Кристина снова пыталась убрать руку, но он не позволял ей этого сделать. – Извини, что побеспокоила тебя, - она хотела уйти.

- Я рад, что ты пришла, - просто сказал Роберто, он наклонился к ее руке и поцеловал, смотря ейпрямо в глаза. – Меня беспокоит твое нервное состояние, - он встал и положил руки на ее плечи, немного надавливая, как бы массируя, он попросил. – Объясни.

- Просто мне показалось, что, - Кристина закрыла глаза, это ласка с его стороны, такая неожиданная, что женщина замолчала, она не могла продолжать говорить, все ее тело мгновенно откликнулось на его прикосновение.

Он хотел, чтобы она расслабилась, доверилась ему. Кристина испугалась, если так пойдет и дальше – она перестанет себя контролировать и расскажет ему все. Женщина напряглась. Роб мгновенно почувствовал в ней перемену. Она попыталась встать, но он опять надавил на ее плечи, не позволяя ей этого сделать.

- Не надо, - он наклонился к ее уху. – Я не отпущу тебя, пока ты не расскажешь мне все, что у тебя произошло, - прошептал он.

- Роб, - сорвалось с ее губ, сердце гулко забилось в груди, как же он действовал на нее.

- Да. Это я, - улыбнулся Роберто, чувствуя как в нем закипала кровь только от того, что она была с ним рядом.

- Ты смеешься надо мной? – обиделась Кристина.

- Нет, я просто улыбаюсь, - он вдохнул запах ее волос. – Ты как всегда невероятна. Врываешься в мой офис. Нападаешь с невероятными обвинениями. Потом резко меняешь свое мнение и пытаешься убежать. Неужели ты думаешь, что я отпущу тебя? – он снова едва касался ее уха губами.

Кристина улыбнулась. Она расслабилась, как же ему удавалось так действовать на нее.

- Может кофе? – предложил он.

Кристина покачала головой. Роберто все еще стоял позади нее, его руки лежали на ее плечах. Он словно боялся убрать их, как будто бы она могла вырваться и убежать.

- Как же так? – воскликнул он, чем напомнил ей того Роберто из молодости, - ты же не хочешь, чтобы все посчитали меня негостеприимным хозяином, - улыбка все еще была на его губах. – Выпьешь кофе? Конечно, у тебя он получается лучше.

- У тебя тоже очень вкусный кофе, - тихо произнесла Кристина.

Роберто отпустил руки, направился к своему столу, поднял телефон внутренней связи и попросил, чтобы им принесли две чашечки кофе, при этом он ни на секунду не отводил от нее взгляда.

- Когда я его варил и даже.., - он осекся, был такой хороший момент, что просто жаль было его портить. – Были времена, - его улыбка получилась натянутой.

Кристина напряглась, когда он замолчал, но увидев его улыбку, улыбнулась в ответ. Он старался, и она тоже не хотела портить такой момент.

- Хорошо, я выпью с тобой кофе, - согласилась с ним Кристина.

Она смотрела на него, как он обходит стол, присаживается напротив нее, не отводя от нее глаз

- Ты уже угощала меня кофе, теперь моя очередь, - Роберто положил руку на стол, рядом с ее.

Кристина смутилась, она хотела убрать руку, но он не позволил, накрыв ее своей ладонью, чуть сжав.

- На улице такая погода, - Роберто кивнул головой в сторону окна, меняя тему разговора.

- Да, не очень приятная, но я люблю дождь. Он успокаивает, - вздохнула она.

В дверь кабинета постучали, и вошла Мария с подносом. Роберто вынужден был выпустить ее руку. Они молчали, пока девушка не вышла.

- Во время дождя приятно находиться в уютном месте, - Роб смотрел поверх чашки, делая глоток. – Я знаю одного человека, который умеет его создавать.

Кристина улыбнулась:

- Познакомишь? – спросила она.

- Нет, такие люди на вес золота, - он рассмеялся и попытался распустить узел галстука, но одной рукой не получилось.

Кристина потянулась к нему и помогала. На мгновение замерев, так близко, глаза в глаза, и вновь опустив руку увеличила расстояние между ними. Роберто судорожно сглотнул. Думал ли он о том, что будет вот так сидеть с ней рядом и пить кофе?

- У тебя уютный офис, - заметила Кристина.

- Спасибо, - Роб обернулся. – Никогда не задумывался об этом, - он посмотрел на нее. – Ну же. Скажи правду, - попросил он, подмигнув ей.

- Что? – не поняла Кристина.

- Что тебе здесь не нравится? Чтобы ты хотела переделать? – Роберто слегка приподнял брови.

- Нет. Я ничего не говорила, - Кристина взмахнула рукой.

- Но я же вижу, ну же позволь себе, - Роберто предлагал ей попробовать что-то изменить в его кабинете. – Я серьезно. Мне просто интересно.

Кристина осмотрелась. Это был мужской кабинет. Очень аскетичный. Никаких лишних деталей.

- Я бы ничего не стала менять. Он в твоем стиле, - прошептала Кристина хриплым голосом.

- Каком именно? – Роберто хотелось услышать похвалу от нее.


- Строгий. Все на своем месте, - она улыбнулась ему своей мягкой улыбкой.

- Ты именно таким меня видишь? – спросил он.

Кристина посмотрела ему прямо в глаза:

- Сейчас да, - кивнула она.

- Да, но было время, - Роб покачал головой и усмехнулся, - а сейчас.

- Не надо, - попросила Кристина и взяла за руку, впервые прикоснувшись к нему сама, - пожалуйста, прошу тебя. Время идет. Жизнь не стоит на месте. Все меняется.

Роб накрыл ее руку своей, согревая:

- Да, - он взглянул в ее глаза. – Что случилось вчера у тебя дома? – спросил он, поняв, что она уже успокоилась.

- Кто-то проник, когда нас не было. Я не знаю, - сказала Кристина, ему все таки удалось расположить ее к себе и разговорить.

- Кто это мог быть? – нахмурился Роберто.

- Не знаю, - пожала плечами она.

- Ты вызвала полицию? Даниэль в курсе? – требовал он ответа.

- Нет. Я ничего не говорила детям. Все на месте – ничего не пропало. Может бродяги забрались? – предположила она.

- Кристина, ты так странно рассуждаешь. К вам забрались воры, а ты молчишь, - он так разволновался, что просто не мог мыслить спокойно.

- Нет, не воры – я же тебе сказала, что ничего не взяли. Не надо никого беспокоить, - попросила она.

- Ты просишь не беспокоиться, - Роберто встал. – Ты живешь не одна, подумай о детях.

- Я о них и думаю, не стоит их беспокоить. На них и так столько всего навалилось, - вздохнула она, жалея, что пришла к нему, с одной стороны – так приятно было на минутку окунуться в атмосферу взаимного притяжения, а с другой – она понимала, что Роберто теперь не успокоится.

- Вот именно, надо быть более внимательной. Ты подумала о том, что в этот момент кто-то мог быть в доме? – спросил он, желваки ходили на его скулах.

- Но никого же не было, - возразила она.

- А если в другой раз будет? У тебя есть враги? – поинтересовался Роберто.

- Не переживай, - она поставила чашку на стол. - У кого нет врагов? И потом дважды одному и тому же событию не бывать, - она опустила глаза.

Роберто отвернулся к окну, услышав последнюю фразу.

- Ты думаешь, что нельзя повторить то, что было? – спросил он, вложив в свой вопрос иной смысл.

Кристина встала и сделала шаг к двери:

- Я не знаю, о чем ты думаешь, но тот, кто залез в мой дом – второй раз этого не сделает, - уверенно сказала Кристина. – Извини, но мне пора на работу. Я и так сегодня задержалась.

Роб повернулся к ней. Она уже стояла у самой двери. Как же близко и как же далеко одновременно.

- Ты в офис? К Энрике? – спрашивал он, требуя ответа.

- Роберто? – Кристина слегка наклонила голову.

- Я просто спросил, - он развел руки в сторону, делая вид, что в его вопросе нет двусмысленности, – где ты будешь работать? Разве сложно ответить на этот вопрос, учитывая вчерашнее?

Кристина вздохнула, у нее рвался вопрос с губ – чего именно: проникновения в дом или то, что случилось в саду, но она сдержалась, незачем усложнять их и так непростые отношения.

- Не беспокойся. Я поеду на квартиру, - она немного помолчала и добавила. – Твою и Паулы. Мне надо кое что уточнить.

- А потом? - Роб не собирался рассказывать, что порвал с Паулой.

- Потом у меня еще работа, - пространственно ответила Кристина.

- Как я понимаю – мне не имеет смысла спрашивать, иы все равно не скажешь – что за работа тебя ждет потом, - Роберто сунул руки в карманы.

- Ты абсолютно прав. Спасибо за кофе. Он был вкусным. До свидания, - Кристина вышла и закрыла дверь за собой.

Роберто быстрым шагом подошел к двери, взялся за ручку и остановился. Какой был смысл догонять ее? Сейчас она больше ничего не расскажет. Она права – время изменило их. Вернуть прежнее доверие было не так-то просто. Хотя о чем это он? Разве он хотел вернуть прошлое?

Роберто отпустил ручку, так и не открыв дверь. Он не понимал, что с ним происходило. Желание догнать и защитить ее разрывало его не части, и где-то вдалеке билась мысль – она ему изменила. Он отошел от двери назад, стараясь не думать, понимая лишь одно, он просто не знал, что ему делать…


… и что же ей со всем этим делать? Сабрина в замешательстве собирала листы с пола. Она не могла понять, почему эта женщина жила в их доме? Как такое могло быть, чтобы в одном и том же доме проживало два человека с одинаковым именем и фамилией? Рафаэль Фернандез – ее отец и был еще один Рафаэль Фернандез – муж Луз.

Случайность ли это, простое совпадение? Кто такая Луз? Может родители были с ней знакомы? А вдруг она их родственница? И родители скрыли это от них. Как скрыли то, что они жили в этом городе. Ведь и мама, и папа волновались, когда она произносила ее имя, неужели они могли быть знакомы?

Не бывало простых случайностей, именно ей суждено было найти настоящую историю болезни со снимками, открывающими правду. Надо срочно было поговорить с мамой. Сабрина поискала телефон и позвонила матери, но абонент был недоступен.

Девушка не знала, как ей доработать до конца рабочего дня. Карлос. Она ведь могла ему позвонить, наверняка он где-то недалеко от Кристины, но Карлос ответил, что Кристина поехала на работу, а он ехал к отцом. Поинтересовавшись – все ли у нее в порядке, Карлос положил телефон. Сабрина положила телефон, ей самой нужно время, чтобы разобраться с тем, что она узнала…


… он знал, вернее предполагал. Херардо проводил врачей и устало опустился в кресло. Осознание того, что его сын медленно убивал Августу, просто шокировало его. Алехандро стал монстром. Он сам превратил его в чудовище. Из-за него пострадали в первую очередь Августа, Кристина, Карлос.

Даниэль еще ничего не знал, но что с ним будет, когда правда выйдет наружу. Сколько судеб он искалечил. И все из-за него самого, Херардо. Винить во всем одного Алехандро бессмысленно, он начал эту игру с его подачи. Расставил фигуры на доске, делал ходы, не замечая, как ломал жизни других.

Что же он наделал? Все из-за желания доказать, что его поступок – когда он отключил капельницу его жены, своей мачехи, так изменил жизни стольких людей, тот его шагвсе предопределил. Не поздно ли Херардо вмешался? Не поздно ли было остановливать сына? В состоянии ли он помочь Августе? Не поврежден ли ее мозг?

А Кристина? Как она могла всю свою жизнь жить и не пытаться найти второго сына, вернуть его? Он не понимал? Может он знал не все? Херардо потер грудь, сердце кололо, он не до конца понимал, что же в действительности тогда произошло? Только Августа смогла бы ему рассказать и восстановить события тех дней, чтобы Херардо смог понять и помочь им всем. Ему стало страшно, потому что он не знал, что будет с Алехандро, когда вся правда откроется? Что станет с его сыном?...


… его сын дома. Алехндро победно улыбнулся. Пусть и методом угроз, но Карлос пришел. Сколько раз он себе говорил, что не будет сюда приходить, но вновь и вновь возвращался.

- Где дед? Ты знаешь? – Алехандро напал на него сразу же, как только увидел.

- Нет. Что тебе от меня надо? – Карлос перестал сдерживаться, выказывать уважение к тому, кто ни во что его не ставил.

- Ты врешь. Ты его покрываешь, - Алехандро даже не слышал, что говорил ему Карлос.

- Я ничего не скрываю. А вот тебе бы следовало рассказать мне правду, - Карлос смотрел отцу прямо в глаза.

- О чем ты? Переночевал в ее доме, решил, что они стали твоей семьей? – усмехнулся Алехандро. - Про свою можно забыть?

- Ты не дашь мне забыть о моей семье, хотя какое это имеет значение, когда семьи-то и нет. Вы все время мне лгали, - обвинил его Карлос. - Я так страдал. Переживал. Не понимал, почему мама меня не любят, а оказывается она мне не мать. Не она меня родила.

Алехандро остановился. Его глаза сузились.

- Кто тебе сказал? – тут же спросил он.

- Твоя жена. Прямо в глаза кричала мне, что я нее ее сын, - заявил Карлос, смотря Алехандро прямо в глаза. - Ты знаешь, мне даже стало легче, теперь ее поведение вполне объяснимо. Только вот тебя не понимаю, ты ведь вроде как мой отец.

- Я твой отец, - резко сказал Алехандро. – Даже не сомневайся. Ну узнал ты, что Августа не твоя мать, что ты ноешь, как ребенок, побежал жаловаться к ней, - с презрением произнес Алехандро.

- Не смей ее трогать, - возмутился Карлос, защищая Кристину. - Твоя юность была отравлена злобой, но ты сам виноват в этом. Ты сам все портишь, портишь все к чему прикасаешься.

- Ты забываешься, - Алехандро не нравилось, какой оборот принимал их разговор.

- Ты останешься один отец. Ты потерял меня. Потерял свою жену. У тебя ничего не останется, - Карлос с негодованием смотрел на отца.

- У меня есть еще один сын. Твой брат, - сообщил ему Алехандро.

- Я в курсе, - покачал головой Карлос. - Ты думаешь, что узнав о тебе, он с радостью тебя примет? Сомневаюсь. Если они не вспоминали о тебе в течение 25 лет, то какой смысл им сейчас напоминать о себе? – спросил он.

- Вот таким ты мне нравишься, - отметил Алехандро. – Можешь дать отпор, - он даже зауважал его в этот момент.

- Я не стану таким как ты, я другой. И не зови меня каждый раз, когда у тебя случаются какие-то проблемы с женщиной, которая считалась моей матерью, - со злостью ответил Карлос.

- Смотри, как она влияет на тебя, - Алехандро был действительно удивлен.

- Да. В этом есть заслуга Кристины. Она удивительная женщина, - признался он.

- Чем она расположила тебя к себе? Что в ней такого? – Алехандро действительно не понимал.

- Своим отношением. Своей искренностью, - неохотно ответил Карлос.

- Ты считаешь ее почти святой, - с иронией сказал Алехандро.

- Это так и есть, - согласился с ним Карлос.

- Сомневаюсь, - он покачал головой. – Ты тоже в этом убедишься, но всему свое время.

- Не пытайся опорочить ее. А меня прошу – оставь меня в покое, - попросил он спокойно.

- Ты стал указывать, что мне делать, сын? Обретаешь смелость, - кивнул он, все еще не веря, что Карлос мог быть таким.

- Это не смелость – это правда. Я не могу понять одного – зачем вам нужен был ребенок, вы не способны проявлять родительских чувств, - спросил Карлос то, что его так мучало.

- Это не тебе решать, - резко оборвал его Алехандро.

- А кому? Я твой сын, - Карлос тяжело дышал, хрипы слышались у него в груди, но он держался, не желая показать отцу свою слабость. - Посмотри правде в глаза – вам никто не нужен. Каждый сам по себе. Ты ждешь только беспрекословного выполнения твоих указаний. У тебя нет ни сочувствия, ни сострадания.

Алехандро отвернулся. В его жизни был момент, когда он проявил сострадание, но он очень дорого за это заплатил.

- Не жди сострадания от других, ты его не получишь, - сухо отозвался Алехандро.

- Нет в твоей жизни точно, но оно есть у других людей, - с горечью произнес Карлос.

- Твоя мать пропала, - Алехандро сменил тему. – И ты ее видел, где?

- Она мне не мать, - громко произнес Карлос. – Не мать. Она ею не была и не смогла стать.

- Ты сравниваешь ее с Кристиной, – вырвалось у Алехандро. Его бесило то, что Карлос знал и не говорил ему.

- Да, вот эта женщина идеальная мама, жаль, что она не моя мама. Очень жаль, - Карлос побледнел, сдерживая кашель.

- Твоя мать тебя бросила, - закричал Алехандро.

- Спасибо, - кивнул Карлос. - Я это уже знаю.

- И ты продолжаешь говорить о том, что любил бы свою мать, если бы узнал, кто она, - спросил Алехандро.

- Я не прошу тебя говорить, я не хочу этого знать. У нее своя жизнь. У меня своя, - жестко произнес Карлос. - Тысячи детей становятся сиротами при живых родителях. И порой чужие люди становятся ближе, чем родные, - закончил он.

- Ты вознес ее до таких небес, не больно ли ей будет падать? – он улыбался, чувствуя превосходство.

- Не суди по себе. Она другая. И почему она тебя так интересует? – с подозрением спросил Карлос.

- Меня? Ошибаешься, она интересует тебя в большей степени, - он улыбнулся, - твое право – говоришь, что она идеальная, хорошо. Поступай, как знаешь, я просто понаблюдаю и дождусь, когда наступит день, когда ты на коленях приползешь ко мне, разочаровавшись в этой женщине, - он кивнул. - Наступит день, когда ты ее возненавидишь, - он повернулся и прошел в свой кабинет.

Алехандро понял, что Карлос не знал, где Августа. Если раньше он испытывал чувство сострадания к ней, как к матери, то сейчас, зная правду, он полностью в ней разочаровался. Женщина, не способная подарить материнскую любовь и заботу за 25 лет, не сможет заставить его заботиться о ней. Карлос ей ни чем не был обязан. Ничего не был должен.

Карлос смотрел на закрытую дверь. На душе остался неприятный осадок. Что именно имел ввиду Алехандро, говоря о том, что наступит такой день, когда он возненавидит Кристину. Разве это возможно? Что должно такого произойти, чтобы это случилось?

Конечно, он не сможет долго находиться в ее доме, как гость, ему нужно было подыскать квартиру, чтобы перебраться туда. Он уже достаточно взрослый, чтобы жить самостоятельно. Карлос взглянул на лестницу.

Перед его глазами замелькали картинки из его детства, сколько раз он падал на глазах Августы, но та ни разу не предприняла попытки поднять его, все это за нее делали няньки. Даже Бруно пару раз подхватывал его, но только не она. Она просто не прикасалась к нему. Он так ждал. Так надеялся. Шли года, а Августа так и не изменилась. Она оставалась холодной и безразличной по отношению к нему. Больше ему здесь нечего было делать. Этот дом стал чужим для него, он вырос здесь, но тепла со стороны родителей так и не дождался…



…она думала, что уже не дождется ее, уже отчаялась, когда дверь открылась, и зашла Кристина. Она тут же сняла промокший плащ.

- Погода сегодня не радует, - Паула вышла из комнаты.

- Паула, привет, - улыбнулась Кристина. - И не говори, но мне нравится дождь, он приносит успокоение.

- А я его не люблю, мне в дождь всегда плакать хочется, - призналась Паула.

- Да ты что? – Кристина пожала ее руку, поддерживая. – В жизни и так много такого, что вызывает слезы.

- Ты права, - Паула шмыгнула носом.

Кристина обернулась:

- У тебя все в порядке? – спросила она.

- Да. А когда ты закончишь? Когда я смогу переехать? – поинтересовалась Паула.

Кристина отвернулась, чтобы только Паула не увидела в ее глазах тоску, ведь девушка стремилась поскорее завершить ремонт, чтобы перебраться сюда вместе с Роберто. Подавляя раздражение, Кристина ответила:

- Думаю, что необходима еще неделя, ну максимум две. Квартира будет в полном твоем распоряжении. Надеюсь, что ты будешь здесь счастлива, - вздохнула она, хоть кто-то будет счастлив, и может быть Паула даст счастье Роберто.

Кристина прошла в комнату, осматривая то, что сделали рабочие. Паула следовала за ней следом.

- Не думаю, что это возможно, - прошептала Паула.

- Ты о чем? – Кристина не хотела говорить, но Паула не отставала от нее, поэтому ей приходилось поддерживать разговор.

- О том, что стану здесь счастливой. Мне не везет. Я выбираю не тех мужчин. Ошибаюсь, - призналась она.

- Паула, что случилось? – спросила она.

Девушка посмотрела на Кристину и вдруг бросилась к ней, обняла ее и расплакалась. Кристина, не ожидавшая такого, растерялась. Она поглаживала голову девушки и старалась ее успокоить.

- Ну что ты. Успокойся. Ты наверное права, дождь действительно вызывает у тебя слезы, - согласилась она, понимая, что не всем нравился дождь.

- Нет, в этот раз дождь не виноват, - девушка покачала головой, все еще обнимая Кристину. – Он меня бросил.

- Что? – Кристина сразу же поняла, о ком говорила Паула. – Ты уверена? – спросила она.

- Да, он сказал, что все кончено, что он ничего мне не обещал. Что мне не на что больше рассчитывать, - Паула все еще плакала, говоря сквозь слезы.

Кристина покачала головой. Роберто удивлял ее, почему именно сейчас он решил расстаться с Паулой? Для чего тогда он делала ремонт в этой квартире

- Его жена проходит курс лечения, вроде бы как бы он идет ей на пользу, - прошептала Паула. – Мне Энрике сказал. - С одной стороны он прав, на что мне было рассчитывать, но обещал мне помочь с квартирой.

Кристина отметила про себя, что Роберто умел оставаться галантным даже в момент расставания. Хотя скорее всего это не галантность, а просто нормальное человеческое отношение, тем более, что у него были такие возможности. Другой бы на его месте просто ушел бы и все, возможно даже забрал бы квартиру, но все равно это не оправдывало его. Значит, он так решил из-за своей жены.

- Мне так плохо, я не знаю, как мне быть, что делать? Я ведь ничего не умею, - призналась девушка. – Мне так стыдно и одиноко. А еще этот дождь.

- Паула, ты хорошая девушка, у тебя все получится. Я понимаю твою растерянность, - вздохнула Кристина и опустила руки.

- Не знаю, - Паула отошла от Крис. – Извини, что выплакалась тебе в жилетку. Просто у меня в этом городе никого нет. Я так запуталась и устала. Не знаю, как теперь быть и что делать.

- Никто не знает, - Крис пригласила ее присесть на новый диван. – Смотри, гостиная уже почти готова. Старайся находить радость в каждом дне, - посоветовала она.

- Ты не понимаешь, - покачала головой девушка, - я не смогу содержать эту квартиру. Впервые в жизни у меня есть свое собственное жилье, но не нет средств к существованию. Мне придется ее продать и уехать назад в деревню. Я так этого не хочу, - она снова заплакала.

Кристина жалела девушку, с одной стороны она ее понимала, с другой стороны – даже не знала, что ей посоветовать.

- Мы с мужем почти 25 лет прожили в сельской местности. Там очень спокойно. Нет этой городской суеты. Природа. Воздух, - спокойно начала она.

- Не рассказывай мне о том, как там здорово, - перебила ее Паула. - Это не для меня. Я хочу жить в городе.

- Тогда тебе надо найти работу, чтобы попытаться обеспечить себя, - предложила ей Кристина.

- Я никогда этого не делала, - призналась девушка. – Я приехала в город. Ты знаешь уже эту историю.

- Можно научиться. Ты не одна. У тебя есть друзья, - напомнила ей Кристина.

- Кто? – спросила она.

- Я. Энрике. В конце концов. Ты всегда можешь опереться на Роберто, я думаю, что он поможет тебе, - как бы неприятно это было говорить Кристине, но она знала, что Роберто помог бы, не отказался.

- Он тоже мне так сказал, что я могу на него рассчитывать, - всхлипнула Паула.
- Вот видишь, все не так плохо, - улыбнулась Кристина.

- Наверное, но мне так страшно, - она заламывала руки, сидя на диване.

- Это нормальная реакция, - согласилась с ней Кристина, - но поверь, все образуется, в жизни бывает такое происходит, даже страшно произнести в слух, но и тогда человек учится жить заново.

- Ты правда веришь, что я смогу? Что у меня получится? – Паула с надеждой смотрела на нее.

- Конечно, - кивнула Кристина. - Самое главное надо попытаться собраться с силами. Поверить в себя. Успокоиться и тогда сама жизнь преподнесет тебе подарок.

- Ты так говоришь, как будто бы у тебя что-то страшное произошло в жизни, - прошептала Паула.

- Возможно, - Кристина не хотела рассказывать о себе, тем более Пауле, - и я получила подарок, когда совсем уже отчаялась, когда сил совсем не было, мне предложил руку помощи незнакомый мне человек, который тоже был растерян, подавлен, но нашел в себе силы идти дальше, он помог мне, а я надеюсь – помогла ему, - в ее голосе звучала такая тоска.

- Ты немного успокоила меня, - Паула вытерла слезы. – Спасибо. Знаешь, - она улыбнулась, - а ведь был момент, когда я подумала, что Роберто неравнодушен к тебе, но потом поняла, что ошиблась.

- Между мной и Роберто ничего не может быть, - сказала Кристина и отвернулась к окну. – Никогда.

Паула смотрела на женщину, она слышала в ее голосе такую боль:

- У тебя что-то случилось в прошлом, но ты это пережила, - поняла девушка.

- Давай не будем об этом, - попросила Кристина.

- Извини, ты права, еще не хватало, чтобы и ты расплакалась, - она шмыгнула своим прекрасным носиком.

- Нет, не буду, лучше поработаю немного, - Кристина встала с дивана, - а то я сегодня только говорю и говорю.

- Может мне стоит поучиться у тебя, вдруг получится? – спросила Паула.

Кристина посмотрела на девушку и рассмеялась, так как понимала, что та совершенно не приспособлена что-либо делать руками.

- Ты права, это не для меня, - кивнула Паула, -но я по крайней мере могу подавать тебе инструменты, хоть чем-то буду занята, не буду думать.

- Хорошо, пойдем, - согласилась Кристина, - работа будет спориться с такой-то роскошной помощницей.

Паула и Крис рассмеялись. А за окном перестал лить дождь, но на улице было серо, погода еще хмурилась…


… она все еще хмурилась. Рамона сидела в гостиной и пила чай. Дождь за окном стих. Он то затихал, то вновь обрушивался с новой силой. Эта выскочка дала ей отпор, она уже не та пугливая девчонка, поняла Рамона.

- Можно выпить чай с тобой? - спросила Виктория.

Рамона взглянула на внучку и кивнула:

- Я не хочу с тобой больше ругаться, - сообщила Виктория, присаживаясь на диван.

Рамона кивнула. Она всегда знала, что та не была способна долго таить обиду. Все ее угрозы были бессмысленны.

- Я хочу просто спросить – почему родители поженились? – осторожно спросила Виктория.

- Все когда-нибудь решают пожениться, - так же просто ответила Рамона.

- Это понятно, но почему поженились мама с папой, они ведь не любили друг друга, - девушка внимательно смотрела на бабушку.

- Разве браки заключаются только по любви? – спросила в свою очередь Рамона. -Не будь такой наивной и глупой.

- Не все решают деньги, - грустно заметила Виктория.

- Не все, но многое. А любовь – она проходит со временем и ничего не остается, кроме пустоты, - Рамона пыталась говорить спокойно, ни к чему было провоцировать новый скандал.

- А ты когда-нибудь любила, бабушка? – спросила Виктория. – Ты никогда не рассказывала.

- Все влюбляются, но я всегда думала, прежде чем делала, - тут же ответила Рамона железным голосом.

- Значит, ты не позволила себе быть счастливой, - сделала вывод Виктория.

- Счастье не в том, когда любишь. Счастье, когда твоя семья рядом, когда ты замужем за достойным человеком, - резко ответила Рамона.

- Что ты хочешь этим сказать? – нахмурилась девушка.

- То, что ты скоро наиграешься со своим Даниэлем, и выйдешь замуж за мужчину из своего круга. Достойного и образованного, - твердо заявила Рамона.

- Даниэль – образованный, достойный молодой человек, - возразила Виктория. - Спроси папу, у него есть перспективы на работе.

- Мы опять спорим, - покачала головой Рамона.

- Я не хочу спорить, не хочу ругаться, - согласилась с ней Виктория. - Почему последнее время у нас не получается разговаривать спокойно?

- Потому что он плохо влияет на тебя, - она тут же обвинила Даниэля. - Ты изменилась.

- Нет, ты ошибаешься, я все та же, - Виктории стало неприятно от того, что Рамона пыталась диктовать ей, как вести себя.

- Вот и помоги мне, себе, - попросила Рамона. - Не заставляй родителей разводиться, к чему это все приведет? Твоя мать окончательно сопьется. А сейчас, ты же видишь, что лечение приносит свои результаты. Они могут стать нормальной семьей, - она говорила так, как будто бы верила в это.

- Бабушка, мы не нормальная семья, - возразила ей Виктория. - У нас нет семейных праздников, за эти годы мы не завели традиции. Разве это правильно?

- А почему ты судишь по тому, что видишь у других? – тут же спросила ее Рамона. - Если у них это есть, это еще не значит, что у них все идеально, и они все там счастливы.

- Да, это не показатель, - согласилась с ней. - Я хочу иметь дружную семью. Я вас всех люблю и желаю вам всем счастья, но вы все не понимаете, что если и дальше все так будет продолжаться, то вы разрушите то последнее хорошее, что у вас осталось.

- Ты говоришь так, как будто не принадлежишь этой семье, - Рамона уже едва сдерживалсь.

- Я говорю так, потому что я живу здесь и вижу, что каждый страдает и ничего не желает делать, – Виктория встала. – Ради кого вы все так тщательно бережете этот брак? Кому это нужно? – спросила она. - Общественности? Да им всем наплевать, они только с радостью посплетничают о наших делах, если вдруг кто-то из нас сделает что-то такое, что выходит за рамки их понятий. Не говори мне о том, что я должна жить так, как этого хочешь общественность, - Виктория заставила выслушать себя Рамону. - Мне нужно то, чего я сама для себя желаю. Если вы решите оставить все так как есть – я, конечно, же это приму, - вздохнув, смирилась Виктория, - но мне будет больно. Если тебе все равно, то продолжай и дальше держаться за брак моих родителей, видимо большего у тебя в жизни ничего нет. И я честно не понимаю, что тебе нужно от папы и мамы? Чем тебе удобен так этот брак?

- Никто и никогда в нашей семье не разводился. Брак – это один раз и навсегда, - Рамона сидела к ней в пол оборота.

- Это уже устаревшее мнение, прости меня, просто ради бога, - она присела перед Рамоной. – Посмотри, бабушка, подумай, прошу тебя. Если ты не развелась в свое время с дедушкой только из-за того, что кто-то когда-то вбил тебе в голову эту идею, то мне искренне тебя жаль, ты никогда не была счастливой, не познала любви. Не позволила себе прикоснуться к счастью, - Виктория сжимала ее холодные руки.

- Ты слишком молода. Ты не понимаешь, - возразила Рамона.

- Я знаю, что за счастье надо бороться. Я хочу быть счастливой и стану, - прошептала Виктория. - Только от моей семьи, а вы моя семья, такая как есть, зависит будет ли полной моя жизнь.

Виктория взяла ее руку и приложила к своей щеке.

- Я вас очень люблю, - она встала и ушла к себе.

Рамона в растерянности проводила ее взглядом. Нет. Роберто и Палома не разведутся. Она столько усилий приложила, чтобы они поженились, а сейчас Виктория просила не мешать им. Этому не бывать. В их семье никогда не было разводов. Она не допустит такого.

Виктория тоже не будет с Даниэлем. Она не выйдет замуж за этого выскочку, сына Кристины. Не бывать этого, пока она жива. Она что-нибудь придумает, она обязательно решит эту проблему…

… проблема… у него проблема. Роберто даже не думал о том, что это не его проблема. Кристина озадачила его своими словами – кто-то посмел к ним забраться. Он стиснул зубы. Кто-то мог снова причинить ей вред, от одной только мысли, его бросало в холодный пот. Он помнил ее крики, помнил, как она рвалась из его объятий.

Роберто распахнул дверь и зашел в кабинет, где работал Даниэль. Даниэль поднял голову и посмотрел на него.

- Что-то случилось? – спросил он, отметив, что сеньор нервничал.

- Почему ты так думаешь? – вопросом на вопрос ответил Роберто.

- Просто у вас такой встревоженный вид, - сказал Даниэль, немного смущаясь, ну вот почему он лез не в свое дело.

Роберто приподнял бровь. Хотел он этого или нет, но он сблизился с Даниэлем. Сын Кристины чувствовал его настроение. Это стало для него открытием… или может быть он забылся и не скрыл своих эмоций?

- Кое что произошло, я не знаю, как быть, - признался Роберто. - Я очень переживаю за вас. За Викторию, так как она бывает в вашем доме, - пояснил он.

Даниэль оставил работу и встал:

- О чем вы говорите, сеньор? – насторожился Даниэль.

Роберто посмотрел на Даниэля, размышляя говорить или нет, но у него не было другого выхода, Даниэль должен был знать, чтобы у Роберто появилась возможность защитить их. В первую очередь свою дочь. Или может Кристину? Он отбросил свои мысли и решил рассказать все Даниэлю…

- Теперь я понимаю, почему мама меня вчера не впустила в комнату, - Даниэль нервно ходил по кабинету. – Господи, как она?

- Что еще случилось? – Роберто стиснул кулак.

- Ну тот случай, когда воры забрались к нам в дом и ну…, - он смотрел на Роберто. – Мама. Он… ее изнасиловал, - он смог произнести эти.

Роберто отвернулся, сжав кулаки. Он и сам об этом думал, когда шел, но как же тяжело было слышать это в слух.. знать о том, что ее изнасиловали.

- Ты думаешь, что это был он? – сухим голосом спросил Роберто, едва сдерживая свой гнев на того насильника. – Ведь, по словам твоей матери, в других комнатах был идеальный порядок.

- Значит, кто-то следит за ней? Где мама сейчас? – Даниэль схватил телефон и набрал ее номер, но телефон был не доступен. – Она как всегда забыла его зарядить, - в сердцах воскликнул Даниэль, бросая телефон на стол.

- Она работает. Может позвонить Карлосу? – предложил Роберто, вновь испытывая страх за нее, второй раз за день.

Даниэль набрал номер, но Карлос сказал, что он в офисе, Кристина еще не приезжала.

- Где она может быть? – нервничал Даниэль.

Роберто был взволнован. Он как будто вновь переживал события того дня, когда Кристина пропала, а он не мог ее найти, а потом она вообще исчезла, пожар, снимки. Роберто моргнул, отбрасывая мысли, которые утягивали его в пучину прошлого, полного боли и отчаяния.

- Может Энрике в курсе? – Даниэль смотрел на Роберто. - У меня нет его телефона.

Роберто кивнул и набрал номер друга. Одна мысль, что на Кристину могли напасть и причинить вред, выбивала у него из-под ног почву. Энрике упокоил, сказав, что Кристина в данный момент находилась в квартире у Паулы, он только что с ней разговаривал.

- Хорошо, что мы нашли ее, – выдохнул Даниэль. – Она. Я не могу допустить, чтобы маме снова причинили боль.

Роберто кивнул, смотря на Даниэля. Он тоже не мог допустить, чтобы ей причинили вред. Не мог.

- Вы позволите мне уйти раньше, чтобы я забрал ее, - спросил Даниэль, - не хочу, чтобы она вечером возвращалась одна. Также поговорю с Карлосом, чтобы не оставлял ее одну. Мы сможем ее защитить.

- Так не может продолжаться всегда, - Роберто подошел к окну. Дождь практически прекратился. – Надо выяснить, кто за всем этим стоит, пока не устранишь причину, ты сам понимаешь, - он был очень серьезен.

- Неужели у мамы могут быть враги? – удивился Даниэль.

- Наверное, они есть у всех, только человек не всегда о них знает, а когда понимает, то становится слишком поздно, - с горечью отозвался Роберто.

- Вы что-то знаете? – нахмурился Даниэль.

- К сожалению, нет, - вздохнул Роберто, - но хотел бы.

- Почему мама пришла к вам? Почему она мне ничего не сказала? – не понимал он.

- Даниэль, она вас защищает, беспокоится о вас, - не мог же он сказать, почему именно Кристина пришла к нему, ведь в первую очередь она подумала о нем.

Он был рассержен, что она вообще допустила такую мысль – разве он был способен на такую низость. Если он захотел бы прийти к ней в дом, то он сделал бы это открыто. Не скрываясь, не прячась.

- А вам она доверяет, - сказал Даниэль.

- Не знаю, но хотелось бы в это верить, - Роберто все еще хмурился.

- Нам не к кому больше обратиться, вы правы, извините, - Даниэль кивнул, - мама правильно сделала, что пришла к вам. У нас никого нет в этом городе. А вы надежный человек.

- Спасибо, только что сейчас моя надежность? Хотя у меня есть несколько соображений, - Роберто встал и направился к выходу, - да, - он уже обернулся у самой двери, - езжай и забери Кристину домой, ты прав, не следует ей оставаться одной, - распорядился Роберто.
- А вы? Куда вы идете? – тут же спросил он. - Извините, я не должен задавать вам такие вопросы.

- Все в порядке, - успокоил его Роберто. - У меня есть идея, хочу узнать, возможности, прежде, чем рассказать. Береги маму, - он вышел и закрыл дверь за собой.

Даниэль, взглянул на часы, было уже почти четыре часа. Он решил поработать еще часик и потом поехать за Кристиной...


… мысли о работе вылетели в одно мгновение, когда он узнал, что Сабрина посещала архив. Винсенте сидел в кресле в своем кабинет. Он нервничал. Эта девчонка продолжала копаться в прошлом. Не далек тот день, когда она доберется до истины.

Винсенте просто не знал, как остановить ее. Его руки были связаны угрозами Кристины. Он понимал, что любое действие против Сабрины повлекло бы за собой крах его карьеры. Естественно, что он станет бороться. Противостоять, но начнутся суды, а это уже подмочит его репутацию.

Ему требовалось срочно встретиться с Алехандро. Тот должен был ему помочь, ведь он тоже замешан в этой истории. Тем более сейчас, когда исчезла Августа. Они не знали, где она. Что с ней делали? Если Херардо приложил к этому свою руку, то вполне вероятно, что он наймет хороших врачей, которые опровергнут его диагноз, начнут ее лечить по настоящему, и наступит день, когда станет известно, что он делал ей аборт, что она была беременна от него. Винсенте вскочил с кресла. Надел пиджак, вышел из кабинета. Оставаться один на один со своими мыслями – было выше его сил.

Сабрина смотрела из другого конца коридора, как Винсенте покидал больницу, словно сбегал. Она слышала, что он спрашивал о ней у медсестры, и та сказала, что Сабрина была в архиве. Он нервничала, поняла Сабрина, и ей это не понравилось. Значит она была на верном пути.

С Луз действительно была связана какая-то тайна, она обязательно должна узнать, кто эта женщина. Где теперь жил Рафаэль Фернандез? Кто он? Ведь, не мог же быть это один человек? Сабрина тут же отбросила эту мысль – так как тогда получилось бы, что Кристина не ее мама, но этого же просто не могло быть.

Нет. Сабрина испугалась собственных мыслей. Только Кристина могла ей помочь разобраться в этом, но у нее как всегда разрядился телефон, и она не могла дозвониться до нее…


… Виктория отложила телефон в сторону, поговорив с Даниэлем. Палома смотрела на дочь, та решила составить ей компанию и поужинать вместе. Она была удивлена.

- Ты не пошла сегодня на работу? – спросила Палома.

- Нет, я была с утра, но вернулась. Погода сегодня просто ужасная, - спокойно ответила Виктория.

- Да, как будто небеса решили пролить всю воду, что накопили, - согласилась с ней Палома.

- Мама, расскажи мне о своей молодости, - попросила Виктория.

- Учеба, потом замужество – особенно и нечего рассказывать. Все как у всех, - поджала плечами женщина.

- Но было же что-то такое, о чем хочется вспоминать? – настаивала Виктория.

- Нет. Боюсь тебя огорчить, но свою молодость я не хочу вспоминать, - Палома была категорична.

- А папа? – не поняла Виктория

- Что папа? – переспросила ее Палома.

- Он был счастлив в молодости? – искала ответы на свои вопросы Виктория.

- Боюсь, что он тоже не хочет вспоминать о своей молодости, - грустно улыбнулась Палома.

- Почему? – девушка действительно было удивлена.

Палома посмотрела на дочь, она действительно страдала от того, что ей не договаривали, о чем молчали, уходили от вопросов. И Палома решилась.

- Мы оба любили. Оба потеряли свою любовь, - призналась она. – И мы решили пожениться, думая, что сможем помочь друг другу, родилась ты.

- Вы поженились не по любви, - кивнула Виктория, вздохнув, она это знала всегда.

- Да, ты права, мы никогда не любили друг друга, - кивнула Палома. – Никогда. Мы не смогли полюбить друг другу, не получилось у нас.

- Мама, а почему ты не смогла выйти замуж за того, кого любила? – осторожно спросила Виктория.

- Он умер, - быстро ответила Палома.

- Мамочка, - Виктория подошла и обняла дочь. – Как же так?

- Все происходит в жизни. Никто ни от чего не застрахован, - Палома не обняла дочь, лишь той позволила это сделать. - Если ты любишь, и тебя любят в ответ, то береги это, потому что, потеряв, ты никогда не сможешь ее вернуть, - сказала она словами Роберто.

- А папа? Где его любимая? – спросила Виктория.

- Она тоже умерла. Я не знаю, он никогда не делился, но он безумно ее любил, вместе с ней он похоронил свое сердце, - Палома вздохнула.

- Мама, - Виктория не смогла сдержать слез. – Ты так просто говоришь об этом. Вы столько лет женаты

- Да, я уже привыкла. Мы поженились без любви, без нее жили, - просто ответила Палома.

- А вы никогда не пытались попробовать? – спросила ее дочь.

- Виктория, невозможно заставить себя полюбить. Это либо есть, либо нет. Другого не дано, - Палома вздрогнула, она никогда не представляла, вернее даже не допускала мысли о том, что между ней и Роберто могла бы быть любовь.

- А бабушка? – спросила Виктория.

- Ей был выгоден наш брак. Как она любит повторять – мы все одного поля ягоды, мы из одного слоя общества. О чувствах она никогда не думала. Ты знаешь, мне кажется, что это она разлучила Роберто с его любовью, - высказала свои сомнения Палома.

- Что ты такое говоришь? Ты же сказала, что она умерла. А сейчас, что их разлучили? – Виктория не понимала.

- Я не знаю, раньше я считала, что она умерла. Я часто ночами слышала, как он звал ее во сне, - призналась Палома.

- Мама, ты такое пережила. Спать в одной постели с мужчиной, когда ему снится другая, - ужаснулась Виктория.

- Все в порядке. Мы знали оба на что шли, когда расписывались. Может и я что-то шептала во сне, я не знаю. Роберто никогда мне об этом не говорил, - пожала она плечами. - Потом узнали, что у нас будешь ты, и мы стали жить отдельно.

- Значит, есть вероятность, что его любовь жива? – осторожно спросила Виктория.

- Я не знаю. Я могу только предполагать, но если честно, - Палома задумалась, она что-то слышала о какой-то Кристине, но та ли эта девушка, или кто-то другой, может просто совпадение. Да и потом. Разве можно было вернуть прошлое? Пусть они сами разбираются, у нее не было никаких прав делать выводы и предположения. Это не ее дело. – Нет, не думаю, что она жива. Ведь, если бы она была жива, то обязательно бы нашла его. Они безумно любили друг друга. Я даже так не любила. Я видела, как он страдал, он каждый день оплакивал ее, хоть и скрывал.

- Да. Ты права, если бы она была жива, то они были бы вместе, - согласилась с ней Виктория. - Такая любовь. И потом - я не верю в то, что папу можно было бы с кем-нибудь разлучить, если бы он этого не хотел.

- Да. Роберто всегда стоял на своем. Он никому не позволял указывать, как ему жить, - согласилась с ней Палома.

- Ты мне это говорила, а я подумала о том дне, когда он разнес весь свой кабинет, что же с ним тогда случилось? - спросила Виктория.

- Словно он увидел призрака, - предположила Палома. – Наверное, просто кто-то напомнил ему его любовь, вот он и выплеснул свою боль, которую столько лет сдерживал.

- Мне так вас жаль. Может вам стоило попробовать что-нибудь изменить в своей жизни? – снова спросила Виктория. - Вы дошли уже до такой грани, когда жить так как раньше, у вас просто не получится.

- Виктория, не все так просто, - вздохнула Палома.

- Мама, не говори мне только о том, что скажут люди, если вы разведетесь. Неужели ты послушаешь бабушку? – удивилась она.

- Развод – это последнее, что меня беспокоит, - призналась Палома.

- Тогда что? – искренне не понимала Виктория.
Палома не успела ответить, так как в комнату зашел Мануэль.

- Извините, я вам помешал, - он видел, что глаза Виктории красные. Неужели она опять просила Палому развестись.

- Нет, Мануэль, проходите, вы нам не мешаете, - Виктория встала. – Мы с мамой говорили о прошлом.

- Прошлое – это наша жизнь, его стоит просто принять и научиться с этим жить, - в своей манере ответил он.

- Вы правы, а вот настоящее, его еще в силах изменить и тогда будет возможно будущее, - Виктория все еще стояла на своем, она говорила очень деликатно, стараясь не задеть ни чьи чувства.

- Если бы все зависело от одного человека, но так не бывает, как правило к определенному возрасту, мы уже накапливаем опыт, обзаводимся семьями, и от нашего решения зависят многие – вот и приходится молчать и жить так, как повелось.

- Мануэль, вы так говорите, словно хотели бы что-то изменить, но не решаетесь, - заметила Виктория.

- Вы правы, Виктория, просто, чтобы что-то предпринять одному человеку, необходимо чтобы другой тоже решился на этот шаг. Все взаимосвязано, - он посмотрел на Палому.

Виктория показалось, или Мануэль с грустью смотрел на ее маму. Неужели такое возможно? Неужели он испытывал какие-то чувства к ней? Она обратила внимание на то, что и Палома с надеждой смотрела на Мануэля. Они оба заинтересовались друг другом, но пока еще даже не осознали этого.

Виктория улыбнулась. Вот так дела! Все действительно было взаимосвязано. Все решится, просто надо им всем немного помочь. Виктория с улыбкой поцеловала Палому, пожала руку Мануэлю и вышла.

- О чем она думает? – спросила Палома.

- Не знаю, но такое ощущение, что она что-то задумала, - он посмотрел на дверь, чуть склонив голову.

- Вот это меня и тревожит, - вздохнула Палома.

Мануэль с грустью взглянул на Палому. Он понимал, что скоро она не будет нуждаться в его присмотре. Лечение помогало. Она уже начинала справляться, постепенно у нее исчезнет тяга к алкоголю. Как же больно осознавать, что наступит такой день, когда они расстанутся. Но с другой стороны – что он мог ей предложить? Он простой медицинский работник, а она женщина из высшего общества…



- Ты не будешь против моего общества? – спросила Паула, заходя в офис к Энрике.

- Что случилось? – спросил он.

- Все в порядке. Просто мне стало скучно, когда Кристина уехала, - призналась она. - Я кстати познакомилась с ее сыном. Такой замечательный молодой человек. Он даже мне кого-то напомнил, правда не могу понять кого.

- А где Кристина? – поинтересовался Энрике. – И когда ты успела познакомиться с ее сыном?

- Вот ты тоже о ней спрашиваешь, - немного обиделась Паула. – Ее сын тоже расстроился, что не застал ее.

- Просто ее сегодня все теряют, так как она не зарядила телефон, - пояснил Энрике, а ищут у меня, считая, что я могу знать, где она. А она сегодня вся в делах и на объектах.

- Да в наше время телефоны нас выручают, но и привязывают. Ты практически всегда на виду и под присмотром. Ты мне так и не сказал – каким еще проектом занимается Кристина, - спросила она.

- Паула, не обижайся. Это не секрет, но я действительно не могу сказать, пока она не доделает все до конца, - покачал головой Энрике. - Значит, Кристина поехала домой. Как там кстати погода? – он посмотрел в окною

- Час назад дождь вроде бы успокоился, а сейчас опять все затянуло. Вот-вот снова польет, - грустно ответила Паула.

- А чего ты такая грустная? – Энрике потянулся. – Сегодня столько дел переделал. Устал безумно. Может, составишь компанию? Поужинаем вместе? – предложил он.

Паула взглянула на мужчину:

- Ты приглашаешь меня на ужин? – спросила она.

- Да, а почему бы и нет? Ты свободна, как я понял, я тоже, составим друг другу компанию, - улыбнулся он.

- Энрике, а у тебя нет для меня какой-нибудь работы? – спросила Паула.

- Ты хочешь работать? – удивился он.

- Да, мне надо что-то менять в своей жизни. Я, конечно, ничего не умею, но если ты мне будешь подсказывать, то у меня должно получиться, - предположила она.

Энрике задумался:

- Ты знаешь, думаю, что я смогу тебе помочь. Значит – решено, идем ужинать и все обсудим, - кивнул он.

Паула растерянно взглянула на Энрике, неужели тот действительно ей поможет. Может быть Кристина права, наступил такой момент, когда кто-то обязательно протянет руку помощи. Она улыбнулась мужчине, и они вышли из офиса…


…Алехандро зашел в кабинет и посмотрел на портрет. Бруно доложил, что пока не смог найти, где находились Херардо и Августа. Он понимал, что ситуация полностью выходила из под его контроля.

Раз Карлос знал, что она не его мать, значит и Херардо был уже в курсе, он уже сказал ему, что не признает Даниэля. Алехандро срочно нужно было найти отца. Николас не должен был получить его наследства.

- Ты слышишь, - он обратился к женщине на портрете, - твой сын не получит моего наследства. Ты не победишь меня. Зачем ты только появилась в нашей жизни, из-за тебя все эти проблемы. Ты изменила жизнь моего отца, он отвернулся от меня. Все из-за тебя, - в сердцах прошептал он.

Алехандро отошел к столу, услышав, что в дверь постучали. В кабинет зашли Винсенте и Бруно.

- Что еще случилось? – спросил Алехандро, не ожидая ничего хорошего.

- Думаю, что девчонка подобралась очень близко к разгадке. Она скоро узнает о своей настоящей матери, - Винсенте нервно ходил по комнате.

- Ну и чего ты так боишься? – спросил Алехандро, налил себе порцию коньяка.

- А вдруг она попытается разоблачить меня, - испуганно спросил Винсенте.

- Это невыгодно Кристине, неужели ты не понимаешь, что ей тогда придется все рассказать. Она не решится, поэтому попросит дочь держать язык за зубами, - он отмахнулся от Винсенте. Его сейчас занимала другая проблема – его жена и его отец, который увез ее.

- Вы не понимаете, мы все пропадем, если Кристина заговорит, - нервничал Винсенте.

- Она не заговорит, - он почему-то был в этом уверен, - пока мы не трогаем ее детей, она будет молчать. Поэтому постарайся держаться от девчонки по дальше, и почему ты оставил столько следов? – спросил Алехандро. - Что еще она может раскопать?

- Она подняла историю болезни. А там данные о родителях и месте жительства. Я думаю, что она уже в курсе. День, два и она будет знать правду, - сообщил Винсенте.

- Почему ты такой дурак, никогда не думаешь? – разозлился Алехандро. – Уже давно бы поменял все данные. Переписал историю раз и навсегда, указав те данные, которые тебе нужны.

- Не все так просто, - Винсенте не знал, как оправдаться.

- У тебя все не просто, что за людей ты мне подсунул, – спросил он, - которые даже не смогли дать отпор моему отцу, позволили ему увезти мою жену. Я вообще уже жалею, что связался с тобой, от тебя одни проблемы. Ты ничего не можешь довести до ума, оставляешь такие следы, что только слепой бы их не заметил, - раздраженно сказал Алехандро.

Винсенте не нравилось, как с ним разговаривал Алехандро, но он был его единственной надеждой выйти сухим из воды.

- Надо что-то предпринять, - как-то жалобно произнес он.

- Выход один – убить Кристину, - жестко ответил Алехандро. - Но мы не можем этого сделать, пока снимки у нее. А найти их пока не получается. Опять твоя вина.

Винсенте встал. Он понимал раздражение Алехандро, но сейчас его больше всего волновала его собственная судьба.

- Подумайте, может опять стоит встретиться с Кристиной, - предложил Винсенте. - Вразумить ее, что ей тоже не выгодно, чтобы ее дочь узнала о настоящей матери.

Алехандро хмыкнул:

- Может быть ты и прав. Но я не собираюсь с ней встречаться по этому поводу. Показать ей, что мы чего-то опасаемся – дать ей козырь в руки. Хочешь – иди и говори с ней сам. У меня полно своих проблем, чтобы решать еще и твои, - отрезал Алехандро и отвернулся от него, показывая, что разговор окончен.

Бруно открыл дверь и проводил доктора. Алехандро подождал, пока за ними закроется дверь, и со всего маху запустил бокал в портрет, коньяк расплескался, бокал разбился, а портрет остался целым и невредимым, за окном сгустились тучи…



…тучи нависли, готовые вот-вот пролиться дождем. Несмотря на непогоду, Кристина все же приехала сюда. Она присела на скамейку под деревом. На улице весь было хмуро и сыро. Кристина хотела немного поработать, пока еще совсем не стемнело, и пока не начался дождь.

Она подошла к будущему фонтану. Карлос был прав, его решение оказалось верным, так фонтан стал намного оригинальнее. Она присела и стала поправлять камушки, вода немного их размыла, конечно, это ведь был пробный вариант, его еще никто не укладывал.

Кристина поправила сдвинутую композицию, чтобы Карлос не расстроился по этому поводу. Ему итак было не сладко. Кристина оглянулась. В ветвях деревьев загудел ветер. Тучи окрасились в свинцовый цвет, но почему-то ее это совершенно не пугало. Она любила дождь, но похоже, что должна была разродиться настоящая гроза.

Странный день с самого утра. Столько всего произошло, и Кристина нигде не могла найти себе места. К ней в дом проник Бруно, рылся в ее вещах, он искал снимки. Значит, они стали предпринимать попытки лишить ее козыря. Как же ей быть?

Кристина тяжко вздохнула. Все валилось из ее рук, ее жизнь разваливалась на части. Она понимала, что в следующий раз они могли решиться на что-то более серьезное. Каким образом ей защитить детей? Как помочь Карлосу справится с тем, что он узнал. А если он захочет найти свою мать? Что его будет ожидать? Захочет ли та женщина видеть его, общаться с ним?

Господи, сколько всего навалилось. Кристина закрыла глаза и попыталась сосредоточиться на работе, но раскаты грома вдалеке, напомнили о том, что погода стремительно портилась. Может ей стоило уехать, но она проделала такой путь, было жаль покидать это место, так ничего и не сделав. Посмотрев на небо, она улыбнулась, решила остаться, что-то тянуло ее сюда, она даже не могла этого объяснить, здесь словно душа находила покой…



- Не можешь оставить меня в покое, - раздраженно спросила Палома, увидев Рамону.

- Я никогда не оставлю тебя в покое, - заявила она, заходя к ней в комнату. – Ты должна быть мне благодарной за то, что я помогла тебе с браком, - напомнила она.

- Это было так давно, - усмехнулась Палома. - Все изменилось, и тебе пора это признать. Хватит цепляться за свои глупые идеалы. Твой сын плевал на них, ты же выглядишь просто смешной, - она встала с кровати, бросая ей вызов.

- Это ты ведешь себя глупо, идя на поводу у дочери, - разозлилась Рамона.

- Ты ошибаешься, я просто наблюдаю за твоими тщетными попытками управлять ситуацией, но смелюсь тебе сообщить, - Палома покачала головой, - ты давно потеряла контроль над всем.

- Ты стала слишком разговорчивой, - Рамона была возмущена ее смелостью.

- Просто раньше не было смысла тебе перечить – все шло так, как шло, - пожала плечами женщина.

- Что изменилось сейчас? – спросила Рамона, она не узнавала свою невестку.

- Может тебе лучше спросить своего сына? – предложила Палома.

- Ты ошибаешься, - начала Рамона.

- Нет, это ты заблуждаешься, - перебила ее Палома. - Думаешь, что можешь всех и вся контролировать, но я тебя разочарую, ты давно уже ни на что не влияешь. Твой сын волен поступать так, как ему заблагорассудится. Поверь, он уже давно все решил, - сообщила она.

- Что ты хочешь этим сказать? – насторожилась Рамона.

- Ничего, - отмахнулась Палома. - Со временем ты сама все узнаешь, только боюсь, тебя не обрадует действительность, - она улыбнулась, смотря прямо ей в глаза.

Рамона отступила назад. Сегодня явно был не ее день. Все началось с Кристины, потом неприятный разговор с Викторией, теперь уверенная Палома. Никто не считался с ее мнением. Что происходило? Неужели Палома права? Неужели она не в силах что-либо предпринять.

Собравшись, Рамона посмотрела на Палому:

- Смеется тот, кто смеется последним, - с этими словами она вышла из ее комнаты.

Они сами виноваты. В голове ее уже зрел план. Жаль, что под удар попадала Виктория, ну что ж, они сами заставили ее действовать. Пусть так и будет, раз только с помощью Виктории она сможет доказать Паломе и Роберто, что именно она решала, что и как должно произойти, значит так тому и быть.

Палома задумчиво смотрела на дверь.

- Вас что-то беспокоит? - спросил Мануэль.

- Как-то быстро она сдалась, не верю я ей. Не в ее это принципах. Боюсь, чтобы кто-нибудь не пострадал от ее действий, - забеспокоилась она.

- Вы думаете, что она способна на подлость? – спросил Мануэль.

- Рамона, способна на все, - кивнула Палома. - Однажды она не пощадила сына. Теперь ее ничто не остановит. Я боюсь за Викторию. Она самая беззащитная среди нас, - Палома скрестила руки.


- Мы что-нибудь придумаем, - он взял ее руку. – Главное не тревожьтесь, - попросил он.

- Спасибо, что поддерживаешь меня. Мне это так необходимо, - Палома улыбнулась, ее глаза впервые за столько лет оживились.

Мануэль чуть не выпустил ее руку. Как же преображала ее улыбка, озарявшая ее лицо, словно луч света…


…Луч света пробился сквозь грозовые тучи и тут же исчез. Роберто стоял у окна и смотрел на город. Он волновался, он снова переживал, не мог найти этому объяснения. Мария заглянула в кабинет.

- Сеньор, к вам пришли, - сообщила она и открыла дверь, впуская двух мужчин.

Мария закрыла дверь кабинета за ними. Сеньор не попросил ее принести кофе, она была удивлена, как и заметила то, что сеньор был очень напряжен. Мария вздрогнула, когда буквально, через минут 15 дверь кабинета открылась, и Роберто попрощался с мужчинами, сказав им, что они встретятся на днях, скорее всего завтра. Он поблагодарил их за визит и дальнейшее сотрудничество.

Мария молча проводила мужчин на выход и посмотрела на закрытую дверь кабинета.

Роберто нервничал, хотя бы один вопрос отпал… ну почти был решен, осталась самая малость, но эту малость он решит без труда. Он набрал номер телефона Энрике. Ему хотелось знать, уехала ли Кристина домой. Услышав, что Даниэль ее не застал, он забеспокоился.

На домашний телефон Кристины никто не отвечал. Странно, дома тоже никого не было, но Даниэль уже уехал, а дома никого до сих пор никого не было. Где же она могла быть? Где сам Даниэль? Где Сабрина? Нет, они точно сведут его с ума. Куда все подевались? Роберто мерил свой кабинет шагами, страх закрадывался в его душу, словно история повторялась, когда он потерял ее.

- Нет, - прошептал его губы, - нет, - кричало его сердце, - нет, - причитала его душа.

Роберто изменился в лице, понимая, что он не выдержит этого снова, просто не переживет. Он снова взял телефон и отбросил его в сторону, как бесполезную вещь, кому звонить? Где ее искать? Где Кристина? … столько вопросов… а в ответ была пугающая тишина…


…воцарившаяся тишина пугала. Виктория смотрела на Даниэля, как тот моргнул и покачал головой.

- Виктория, ты в своем уме? – Даниэль наконец-то хоть что-то сказал. – Что ты такое говоришь?

- Я прошу тебя, не мешай моему отцу, если он вдруг станет ухаживать за Кристиной, - снова повторила Виктория.

- Ты что? Он тебе что-то говорил? – спросил он.

- Нет, он ничего мне не говорил, но мои родители на грани развода, - сообщила она. - Они прожили свою жизнь без любви, без нежности. Сейчас у них есть возможность что-то изменить. Я прошу тебя только об одном – не вмешиваться, - попросила она.

- А при чем здесь моя мама? – возмутился Даниэль.

- Просто мне кажется, что папа ею немного увлечен, - призналась Виктория, опуская голову.

- Этого еще не хватало, - возмутился Даниэль. - Только я стал ему немного доверять, поверил, что сможем стать друзьями, как он вновь все портит, - рассердился он.

- Да пойми ты, - Виктория сжала его руку, - папа ничего не знает о нашем разговоре. Это полностью моя идея, позволь мне продолжить, выслушай меня, - попросила она.

- Я даже не хочу ничего слушать. Мама и твой отец, - усмехнулся он. - Это с его то жизненными устоями, ты сама говорила, что у него была целая вереница любовниц. Одну мы даже видели, - напомнил он. - Кстати, сегодня я имел удовольствие познакомиться с ней поближе, - с сарказмом сказал Даниэль.

- Паула – не любовница. Они же все объяснили, - напомнила она ему.

- Может и не любовница, - согласился с ней Даниэль, - но сколько их у него было?! Ты же сама мне говорила. Он не для семейной жизни. А не желаю это обсуждать, - категорично отрезал он.

- Даниэль, как это ты познакомился с ней поближе? – тут же нахмурилась Виктория.

- Не понял? – удивился Даниэль. - Я заехал за мамой, но не застал ее, - пояснил он. – А что такое? – в свою очередь спросил он.

- А что случилось с Кристиной? – забеспокоилась Виктория, игнорируя его вопрос.

- Все в порядке. Просто время неспокойное, не хочется оставлять ее одну, - Даниэль не стал рассказывать о том, что узнал от Роберто, чтобы не волновать ее лишний раз. – Возможно, она сейчас одна дома, я очень беспокоюсь за нее. Может поедем к нам и спокойно все обсудим, - предложил он. – Давай и маму пригласим за наш стол переговоров, - улыбнулся Даниэль с иронией, - я думаю, что ей будет интересно узнать, что взяла на себя роль свахи.

- Вечно все ты переворачиваешь с ног на голову, - обиделась Виктория.

- Извини, но ты говоришь такие вещи! – Даниэль попросил счет. - Чтобы твой отец и моя мама вместе? Да это просто нереально, невозможно. Тем более, отец, его только недавно похоронили, - он стал грустным.

- Мне жаль твоего отца. Извини, - Виктория вздохнула, - просто я так хочу, чтобы все вокруг меня были счастливыми.

- Я тоже хочу, чтобы мама наконец-то обрела счастье. Но не могу представить их вместе, извини, - поднял руки Даниэль в знак примирения. - Твой отец неплохой человек, но он не для моей мамы.

- Даниэль, ты не понимаешь. Мой отец очень страдал, - начала Виктория.

- Я знаю, - согласился он.

- Откуда, - удивилась девушка?

- Мы как-то разговорились, он немного рассказал о своем прошлом, и я так понял, что он сильно любил и потерял ее, - Даниэлю было неловко рассказывать то, что поведал ему Роберто. - Ты знаешь, мне показалось, что он до сих пор любит ту женщину, так что их с мамой отношения просто невозможны. Он никогда ее не забудет.

- Странно, что он с тобой был так откровенен, - Виктория была в некотором роде обижена, с ней, со своей дочерью он не говорил о совеем прошлом, а с Даниэлем поделился.

- Не обижайся, мы с ним говорили по-мужски, - улыбнулся Даниэль, - он как отец давал мне наставления в отношении тебя. Я его понимаю, - он чуть наклонился к Виктории. - Наверно на его месте я бы ревновал свою дочь ее сильнее, чем он.

- И все же дай мне слово, что ты не будешь мешать, - попросила она, надеясь, что вдруг у ее отца был шанс стать счастливым.

- Виктория, ты просишь о невозможном. Твой отец женат, - напомнил ей Даниэль.

- Хорошо. Давай договоримся так, - согласилась с ним Виктория, - если они разведутся, то ты не будешь мешать моему отцу и их отношениям с Кристиной.

- Виктория, ты действительно ненормальная, - он чуть не расхохотался. - Все дети держаться за брак своих родителей. Страдают, переживают, если те вдруг решились на развод, ты же просишь меня не стоять на пути у твоего отца. Ты невероятная, - его глаза заблестели.

- Кристина тоже много пережила, неужели она не заслуживает немного счастья? – спросила его Виктория, если она что-то вбила себе в голову, то шла напролом.

- Раз ты волнуешься за маму, то нам следует срочно оплатить счет и ехать домой, - Даниэль достал кошелек, - так как маме нельзя одной находиться дома, - в его голосе послышалось волнение.

- Почему? – удивилась Виктория.

- Потому что я не хочу, чтобы она грустила вдали от нас, - улыбнулся Даниэль, все еще качая головой – Роберто и мама, нет, это просто нереально.

Он заплатил по счету, и они вышли на улицу.

- Скоро пойдет дождь, - Виктория плотнее запахнула куртку. – Похолодало.

- Да, давай поторопимся, может успеем добраться до дождя, - Даниэль приобнял ее.

- Даниэль, папа и Кристина..., - снова начала Виктория.

- Я согласен на то, что они могут стать друзьями. Почему бы и нет, - он понимал, что раз Кристина пришла к Роберто и рассказала о проникновении в дом, то она ему доверяла.

Роберто сможет защитить маму. Почему он был так в этом уверен, он и сам не знал.

- Спасибо, - обрадовалась Виктория.

Друзья, она была так рада, что он согласился хотя бы на это. Дальше все было в руках отца. А она со своей стороны сделает все, чтобы подтолкнуть их друг к другу. Девушка с облегчением выдохнула, крепко держась за его руку.

Они шли по улице, направляясь к машине. Даниэль сунул руку в карман за зазвонившим телефоном…



…Сабрина не успела поднять телефон, как он перестал звонить. Она слышала звонок, пока открывала дверь, но не успела ответить…

…Роберто положил трубку телефона. Никто не отвечал. Значит дома Кристины не было. Даниэль с Викторией. Энрике сказал, что она уехала. Куда?

Удар грома, молния озарила его кабинет, словно осенив его. Он еще сомневался, но уже спешил к выходу. Неужели она уехала загород? В такую погоду? Одна? Сердце гулко стучало в груди.

Роберто направился вниз к машине. Если он не найдет ее там, то… Нет. Он не хотел ни о чем думать, он не мог потерять ее вновь. Он просто не переживет это снова. Пусть они и не были в этот раз вместе, но знать, что она жива, что она где-то рядом, ему было просто необходимо. Роберто надавил на газ, сворачивая с главной дороги, стремясь объехать пробки и поскорее вырваться за город…

…раскат грома ворвался в дом, заставив Сабрину вздрогнуть. Она сидела в гостиной и ждала все. Быть одной в такой момент было очень грустно, мысли разрывали ее на части, документы в сумочке - что они могли доказать? Что? Неужели?

Сабрина снова вздрогнула и включила свет. Она знала, что Даниэль скоро приедет, и Карлос уже был на подходе. А мама? Где была она? Она так ей необходима именно сейчас. Поскорее бы она пришла и все ей рассказала, объяснила, дала понять, что она ошибалась во всем… ведь если верить документам… то получалось… нет. Сабрина чуть не плакала.

Стук в дверь так ее обрадовал, что она бегом кинулась открывать дверь и увидела Карлоса.

- Карлос, наконец-то, - девушка мгновенно оказалась в его объятиях.

- Сабрина, что случилось? – он прижал ее к себе.

- Мне так плохо, - призналась она и расплакалась.

Она не знала, что думать, понимая, что все сводилось к тому, что Кристина не была ее мамой. А как же тогда Даниэль? Она совсем запуталась.

Сабрина уже хотела сказать Карлосу о своих подозрениях, но поняла, что сначала ей надо было поговорить с Кристиной. Посмотреть ей в глаза. Вдруг это все нелепая ошибка, не могли же родители так их обманывать. Только Кристина могла ей помочь, рассказать, что же произошло 25 лет назад.

Сабрина вздрагивала, прижимаясь к Карлосу, осознавая, что тому тоже не просто. Он тоже не знал, кто его мама. Боже, как все запуталось. Карлос прижимал девушку к себе, а та плакала навзрыд и не могла остановиться. В таком виде их и застали Даниэль с Викторией.

- Что случилось? – встревожился Даниэль. – Мама, - позвал он.

- Кристины нет дома, - ответил Карлос.

- Не может быть, - Даниэль остановился посреди комнаты. – Что же делать? Где она? Брина, что с тобой? Почему ты плачешь? – спросил он

Она посмотрела на Даниэля, понимая, что они могли вообще быть друг другу ни кем. То, что она узнала, давило с такой силой, что она не могла произнести ни слова, она просто протянула руки, и Даниэль сжал ее в своих объятиях.

- Ты же любишь меня? – тихонько спросила она его.

- Конечно, котенок, что случилось? Тебя кто-то обидел? – забеспокоился он.

Ему в голову лезли всякие мысли. Сабрина одна дома, а если кто-то снова проник в их дом, а если он попытался причинить вред его сестре.

- Мне просто очень грустно. Просто невыносимо, - Сабрина еще всхлипывала. – Мне так нужно поговорить с мамой. Очень нужно. Где она может быть? – спросила она.

- Брина, ты нас всех пугаешь, – Виктория тронула ее за плечо.

- Зачем мы сюда приехали? Зачем? – Брина вытерла слезы. – Если мы сюда не приехали, то…, - она замолчала.

- То что? – спросил Даниэль.

- То может быть ничего бы и не произошло. Папа был бы жив, - всхлипнула она.

- Брина, Брина. Я уже и не знал, - выдохнул с облегчением Даниэль, - как же ты меня напугала, ты просто грустишь о папе, - он крепче обнял ее. – Мне тоже его не хватает.

Сабрина не стала его переубеждать. Она хотела знать правду, сказать которую могал только Кристина. Карлос и Виктория стояли рядом. На улице раздался очень сильный раскат грома, такой, что даже стекла в доме зазвенели. Сверкнула молния, и обрушился дождь…

…молния ослепила ее, Кристина вздрогнула от раската грома. Стемнело мгновенно. Она уже ничего практическим ничего не видела. Снова сверкнула молния, осветив все вокруг, и новый раскат грома заставил задрожать землю.

Первые капли, тяжелые, редкие упали на землю с такой силой, что слышно было, как они разбивалась на мелкие брызги. Не успела Кристина подумать о том, что ей надо где-то укрыться, как небо развернулось, и дождь пошел стеной, заслоняя все.

Кристина поднялась с колен, мгновенно, промокнув. Машина стояла далеко. Оставался один выход – поспешить к дому. Она сделала шаг и поскользнулась, наступив на камень. Вокруг мгновенно образовались ручьи грязной воды.

Она непременно бы упала, если бы ее вовремя не подхватили крепкие руки, прижав к мужскому телу, грубо, властно, с долей отчаяния.

- Я так испугался, - Роберто все еще тяжело дышал, он увидел ее до дождя, когда молния осветила все вокруг, словно указывая путь. – Слава богу, что я нашел тебя, - сколько же эмоций было в голосе.

Кристина была рада, что она не одна. Она повернулась в его руках и обняла его.

- Роб, я так испугалась, - она прижалась к нему.

Дождь лил как из ведра. Роберто подхватил ее на руки, прижал к себе, направился к дому. Распахнув дверь, Роберто сделал шаг внутрь, внося Кристину в свой дом, их дом.

Словно в замедленной съемке, он увидел себя со стороны: он вносил ее в свой дом, который строил для нее. Для нее одной. Никого больше он не хотел видеть в этом доме. Только он и она.

26 лет назад он нашел это место. 25 лет – он строил дом, в глубине души верил и надеялся, что наступит день, когда он сможет перенести ее на руках через этот порог. Этот шаг – шаг из настоящего в прошлое, из прошлого – в настоящее, из настоящего – в будущее, дался ему так легко, словно он только этого и ждал.

Роберто подошел к дивану, не выпуская ее из рук, освещаемые лишь только вспышками молниями, словно искрами пламени их любви, которая вырвалась, ничем не сдерживаемая, накрыла их своей волной. Сил сопротивляться и противостоять этому чувству, больше не было.

Роберто медленно поставил ее на пол, убрал мокрые пряди волос с ее лица. Он всматривался в ее глаза, словно не верил, что она тут, рядом с ним. Кристина уютно устроилась в кольце его рук, самом желанном для нее месте. Д

Дождь барабанил в окно. Гром гремел, словно ругаясь на всех и вся, что посмели встать между ними. Молния сверкала, создавая иллюзия нереальности происходящего, окутанные вспышками, освещаемые самой природой, они забыли обо всем. Ничего не осталось, только они одни в целом мире, на всей планете.

Роберто медленно, словно не веря, что это не сон, что она реальная, что она стояла перед ним, потянулся к ее губам. Кристина, словно завороженная, держалась за него, боясь отпустить, боясь вновь потерять.

Не говоря ни слова, лишь осязая руками, медленно сгорая в пламени близости тел, два одиноких человека воссоединились, их души расцвели, излечивая раны, сердца стучали в унисон, дыхание сбивалось, но возрождалось в дыхание другого. Надежда наполняла сердца.

Попав в сказку, благодаря буйству природы, они отбросили все свои мысли, забыли об обидах, стерли из памяти горесть разлуки, выжгли из сознания момент расставания. Они в эту ночь просто стали мужчиной и женщиной, обыкновенными, реальными.

Роберто тянулся к ее губам, наслаждаясь их мягкостью, податливостью. Кристина рванула ворот его рубашки, она так жаждала прикоснуться к нему, уже практически забыв, как это быть с ним, но руки помнили, тело выгибалось, приспосабливаясь.

Роберто радовала ее нетерпеливость. Ее стремление познать. Он и сам торопился раздеть ее, как же много было одежды. Где они раздевались, в каком месте оставляли части своей одежды, никто из них не мог понять. Стон, хриплое дыхание, шепот имен. Восторгу не было предела. Ему казалось, что он не выдержит. Кристина боялась проснуться, это же ведь только сон.

Она так торопилась, так старалась успеть, ее руки дрожали. Роберто поддерживал ее, ни на секунду не выпуская, не давая опомниться. Он не смог бы остановиться, его руки были везде, она все также прекрасна, изящна. Она идеально подходила ему. Он это сразу понял, когда увидел ее впервые. Сейчас же вновь убеждался в этом.

- Ты моя, только моя, – выдохнул он в ее губы, сминая их.

- Люблю тебя, - простонала Крис, и слезы полились из ее глаз, от той нежности, что он дарил, от той ласки, что пробуждал в ней эти забытые ощущения, он ее мужчина, ее Роб, и он был с ней рядом.

Роберто услышал, то, что жаждал услышать все эти годы. Она его любила. Любила. Раскат грома, такой сильный, что прокатился по полу, стенам дома, отдаваясь вибрацией, заставил раскрыть его глаза. Он вновь видел. Он вновь ощутил краски жизни. Только одна женщина могла дать ему это. Его Кристина. Она вновь вернула ему желание жить.

Роберто и Крис столько лет, вдали друг от друга, в присутствии людей, но одинокие друг без друга, обретали то, чего их когда-то лишили.

Мужчина и женщина, раненные, стремящиеся излечить боль друг друга, цеплялись за маленькую надежду, за маленькую возможность, подаренную им самой судьбой. Они не знали, что будет завтра, они не знали, будут ли вместе, существовало только сейчас, все отошло на второй план, на миг все было забыто.

Оглушительный раскат грома и отблеск молнии, словно природа в последний раз удостоверилась в том, что они вместе, убеждаясь, что сама вселенная на их стороне, осветила их, убаюкивая звуком идущего стеной дождем, пряча их от всех за своей пеленой…

... продолжение тут https://www.asienda.ru/post/29512/

Рейтинг поста:  +16 Не понравилось Понравилось
Новороссийск
12 февраля 2016 года
228






Комментарии:

Написать комментарий

Нижневартовск
12 февраля 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
12 февраля 2016 года
+1  

12 февраля 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
12 февраля 2016 года
+1  
Спасибо большое

Москва
12 февраля 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
12 февраля 2016 года
 

Ларнака
12 февраля 2016 года
+1  
Какой слог! Описание встречи любящих сердец достойно восхищения! Наташа, ты - талант! Как всё красиво описала - услада для души!

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
12 февраля 2016 года
 

спасио большое, Любовь Александровна

Воронеж
13 марта 2016 года
+1  
Здорово!!!

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
13 марта 2016 года
+1  


Оставить свой комментарий

B i "
Отправить