Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

Наказаны любовью/глава 26

Наказаны любовью/глава 26
Пролог https://www.asienda.ru/post/28326/
Глава 1 https://www.asienda.ru/post/28362/
Глава 2 https://www.asienda.ru/post/28464/
Глава 3 https://www.asienda.ru/post/28464/
Глава 4 https://www.asienda.ru/post/28500/
Глава 5 https://www.asienda.ru/post/28560/
Глава 6 https://www.asienda.ru/post/28593/
Глава 7 https://www.asienda.ru/post/28651/
Глава 8 https://www.asienda.ru/post/28663/
Глава 9 https://www.asienda.ru/post/28710/
Глава 10 https://www.asienda.ru/post/28736/
Глава 11 https://www.asienda.ru/post/28791/
Глава 12 https://www.asienda.ru/post/28803/
Глава 13 https://www.asienda.ru/post/28836/
Глава 14 https://www.asienda.ru/post/28849/
Глава 15 https://www.asienda.ru/post/28876/
Глава 16 https://www.asienda.ru/post/29002/
Глава 17 https://www.asienda.ru/post/29079/
Глава 18 https://www.asienda.ru/post/29093/
Глава 19 https://www.asienda.ru/post/29183/
Глава 20 https://www.asienda.ru/post/29196/
Глава 21 https://www.asienda.ru/post/29239/
Глава 22 https://www.asienda.ru/post/29512/
Глава 23 https://www.asienda.ru/post/29570/
Глава 24 https://www.asienda.ru/post/29633/
Глава 25 https://www.asienda.ru/post/29649/

Глава 26

…Сабрина была настолько ошеломлена, что не могла пошевелиться. Кристина спала в объятиях Роберто. Их сон был настолько бесмятежен и крепок, они не слышали, как в комнату зашел Даниэль. Он тронул Сабрину за руку и показал пальцем молчать. Даниэль вывел Сабрину из комнаты матери и закрыл дверь ее спальни.

- Что происходит? – прошептала Сабрина. – Мама и сеньор Роберто? – не понимала она.

- Пойдем вниз, - сказал Даниэль. - Виктория сейчас спустится.

Они прошли на кухню. Сабрина присела на стул и опустила голову на стол, она так запуталась, что просто не знала, как реагировать на увиденное.

- Вчера здесь была сеньора Рамона, - начал Даниэль и тут же сменил тему. -Сейчас главное – как Карлос? Почему ты вернулась? Мы собирались с Викторией ехать к вам в больницу.

- Даниэль, - Сабрина повернулась к окну. – Сеньор Алехандро забрал его домой ночью. Я так волнуюсь за него. Ему следовало бы остаться в больнице.

- Не переживай, - Даниэль присел с ней рядом, - думаю, что за Карлосом присмотрят. Сеньор Алехандро конечно суровый человек, но не будет же он причинять вред своему сыну.

- Я понимаю, - кивнула Сабрина, у нее в глазах стояли слезы,

- Успокойся, - попросил ее Даниэль и приобнял ее, - Они вызвали врача?

- С ними поехал Винсенте, - тихо прошептала Сабрина.

- Ну вот видишь, значит все будет в порядке, - он попытался улыбнуться.

Сабрина молчала, не могла же она сказать, что не доверяет Винсенте, как доктору, ведь он погубил ее мать, но Даниэль ничего не знал об этом. Только мама сможет ее понять, понять ее беспокойство и волнение.

- Доброе утро, - в комнату вошла Виктория. – Что с Карлосом? – забеспокоилась она, увидев состояние Сабрины.

- Его забрал домой отец, - упавшим голосом произнесла Сабрина.

- Он не просто увез его домой, - добавил Даниэль. – С ними поехал его лечащий врач. Значит, все будет хорошо.

- Я очень на это надеюсь, - всхлипнула Сабрина. - Я так хочу поговорить с мамой, - она закусила губу.

- Сейчас не время, - Даниэль сжал ее руку. – Ты кое-чего не знаешь.

- Что еще случилось? – спросила она. - Почему сеньор Роберто ночует у нас? – она смотрела на Даниэля. – Как так? – не понимала Сабрина.

- Отец ночевал здесь? – удивилась Виктория. – Где он? – она уже хотела пойти к нему.

- Успокойтесь обе, - встал Даниэль. – Не кричите. Говорите тише, мы же не хотим их разбудить.

- Даниэль? – Виктория покраснела. – Ты хочешь сказать, что они? Папа и Кристина? – она присела на стул от волнения, ее сердце тревожно забилось, она и сама не знала, как реагировать на это, толи радоваться, толи плакать.

- Да, они вместе, - кивнул Даниэль, - но не будем делать из этого трагедию. Тем более в ходе последних событий этого и следовало ожидать.

- Даниэль, что ты говоришь? – Сабрина была удивлена. – Что произошло? Чего я не знаю?

- Вчера сюда приходила Рамона, бабушка Виктории, - Даниэль посмотрел на Сабрину. - Она объявила, что сеньор Роберто и мама встречались раньше, - он вздохнул и добавил. - В молодости.

- Что ты такое говоришь? – побледнела Сабрина.

- Мы тоже сначала не поверили, но потом подумали и пришли к выводу, что такое возможно, - кивнул Даниэль.

- Я тоже думала об этом, - призналась Сабрина, - но потом просто отбросила эту мысль. Мама, ведь никогда не упоминала об этом, - нахмурилась она.

- Я думаю, что в прошлом с ними случилось что-то серьезное, - Даниэлю неприятно было это говорить. - Я предполагаю, что в их отношения в свое время вмешалась бабушка Виктории. Если она решилась помешать Виктории, то что можно говорить о ее собственном сыне? – спросил он

Сабрина нахмурилась. Она никак не могла принять услышанное:

- Мама и сеньор Роберто? А папа? – растерянно прошептала она.

- Сабрина, - Виктория пересела к ней поближе. – Мне очень жаль твоего отца, но пойми жизнь продолжается. Твоя мама несчастна, мой отец тоже. Мы должны им помочь, - предложила Виктория. - Не знаю, стоит ли выяснять, что у них произошло, когда-нибудь они сами нам все расскажут, если сочтут нужным, конечно.

- Ты так спокойно об этом говоришь, - вздохнула Сабрина. – А твоя мама? Ты подумала о ней?

- Я постоянно думаю о родителях, - Виктория опустила голову. - Я давно прошу их развестись. Они не любят друг друга.

- А сеньор Роберто любит маму? - спросила Сабрина.

- Я не знаю, - ответила Виктория, - но вижу, что она ему очень дорога. Я никогда не видела, чтобы отец относился к женщине с такой теплотой и нежностью, - она покачала головой.


- Сабрина, мне тоже неприятно это говорить, тем более мы недавно потеряли отца, - вмешался Даниэль, - но я понимаю, что если мама захочет быть с сеньором Роберто, то я не хочу им мешать. И если Рамона стала причиной их разрыва, то мы просто обязаны помочь им.

- Что нам делать? – растерялась Сабрина, она не была готова к таким резким переменам в их жизни.

- Думаю, что нам надо срочно исчезнуть, - хмыкнул он. - Не хочу их смущать, когда они проснуться. Вы хотите слушать их объяснения? - спросил Даниэль.

Виктория и Сабрина посмотрели на него – конечно они хотели все знать, но наверное не сегодня.

- Тогда выпьем кофе и поедем? – вздохнула Сабрина.

- Лучше мы сразу уедем, кофе выпьем по дороге, - он встал.

- Даниэль, могу я попросить тебя – сеньор Алехандро неплохо к тебе относится. Может быть ты сможешь заехать к ним домой, проведать Карлоса? – попросила Сабрина.

- Конечно, не переживай, я сам хотел это сделать, - кивнул Даниэль.

- Я поеду вместе с тобой. Нам двоим сеньор Алехандро не откажет, - предложила Виктория.

Решив на этом, они собрались и вышли из дома…


… он был дома. Карлос с трудом открыл глаза. У него болела грудь. Дыхание было затруднено. Он закашлялся. С трудом сев на кровати, он пытался вспомнить - каким образом он сюда попал? Последнее, что он помнил, это Кристину и Сабрину у его постели в больнице.

Карлос накинул халат и вышел. Спустившись по лестнице, зашел в кабинет отца.

- Ты зачем встал? – накинулся на него Алехандро. – Тебе надо лежать. Хочешь снова упасть в обморок? – разозлился он.

Карлос оперся о дверь, с трудом сделав вдох.

- Что я здесь делаю? – тихо спросил он.

- Это твой дом, - Алехандро вышел из-за стола. – Винсенте, - позвал он.

- Я не хочу быть здесь, - покачал головой Карлос.

- И куда же ты пойдешь? – с насмешкой спросил его Алехандро.

- Мне все равно, но только подальше отсюда, - Карлос слегка покачивался.

- Бежишь, как твой дед, - усмехнулся Алехандро. – Посмотри на себя. Ты еле держишься на ногах.

Карлос взглянул на отца:

- За что же ты меня ненавидишь? – спросил он.

- Ты тоже меня ненавидишь, - парировал Алехандро.

- Ты прав, - согласился с ним Карлос, - я тебя ненавижу. Ненавижу за то, что ты сделал со мной, - сказав, он вышел из кабинета, пошатываясь и кашляя.

- Ты слабак, - Алехандро шел за ним, у него совершенно не было жалости к нему. – Не можешь быть мужчиной.

- Видимо я пошел в мать, - ответил Карлос и направился к двери.

- Да, - кивнул Алеханлдро, - сейчас ты напоминаешь мне ее, она тоже бросала мне вызов.

Карлос схватился за поручень. Как же ему хотелось спросить, кто она, но он не хотел показывать ему свою слабость.

- Куда ты идешь? – спросил Алехандро, наблюдая за ним.

- Какая тебе разница, - отмахнулся Карлос.

- Идешь к ней? Да? - он усмехнулся. - К Кристине, – язвительно заметил мужчина.

Винсенте спустился по лестнице и стоял внизу, не спеша вмешиваться, рискуя получить порцию оскорблений в свой адрес.

- Хотя бы и туда. Там, по крайней мере меня там ждут, - Карлос сделал шаг на ступеньку.

- Да что ты говоришь? - Алехандро разозлился не на шутку. – Ты в этом так уверен?

Карлос остановился, услышав что-то странное в его голосе.

- Уверен. Там меня ждут. Эта женщина стала мне как мать, которой у меня никогда не было, - выкрикнул Карлос слабым голосом, поворачиваясь к отцу, в его глазах стояли слезы.

- Она не может стать твоей матерью, - закричал Алехнадро, брызжа слюной. – Не может!

- Сеньор Алехандро, - Винсенте решил вмешаться. – Не надо, остановитесь, - попросил он.

Однако Алехандро отмахнулся от него и подошел поближе к Карлосу.

- Она не может стать твоей матерью, - он смотрел прямо в его глаза, - знаешь почему? – спросил он. - Потому что она и есть твоя настоящая мать! Мать, которая бросила тебя, родив. Иди, беги к ней, - он махнул рукой, - к той, которая отвергла тебя, забыла о тебе!


Карлос побледнел, его глаза расширились.

- Кристина – моя мама? – он не верил в то, что слышал. – Этого не может быть, - он качал головой. – Нет! Нет... Нет…

- Да. Она твоя мать. Она родила тебя, - подтвердил Алехандро, чувствуя себя победителем, он понимал, что наносил удар по Кристине и ему было все равно, что чувствовал при этом Карлос. - Винсенте принял роды. Спроси у него, - предложил он. - Сначала Даниэль, потом ты, но она выбрала его, - Алехандро склонился к Карлосу. - Даниэль твой брат. Ты же хотел знать его, - усмехнулся он. - Конечно же, он был здоровый ребенок, не то что ты слабый и больной. Ты же хотел это знать, теперь ты знаешь. Что ж беги к ней, - он развел руки в стороны. – Кто тебя держит. Беги, - Алехандро чуть сбавил тон. - Я же предупреждал тебя, что ты не захочешь знать правду.

Карлосу жадно хватал ртом воздух. Кристина не могла быть его матерью. Даниэль - его брат? тогда Сабрина – его сестра. О Господи. Что же он наделал? Карлос хотел сделать шаг назад, он хотел бежать, чтобы не слышать, но ноги не слушались его. Он не мог двигаться, в глазах потемнело, и он потерял сознание.

- Зря вы так, сеньор Алехнадро, - Винсенте подбежал к Карлосу. – Он еще не совсем поправился.

- Он мужчина, хватит с ним нянькаться, - он взглянул на бледного сына.

Теперь Карлос знал о Кристине. Теперь он ее будет ее ненавидеть. Жаль, конечно, он хотел бы сам сообщить ей об этом, но Карлос сделает это лучше него. Он убьет ее своими словами.

Алехандро не стал смотреть, как Винсенте и Бруно поднимали Карлоса и укладывали его на диван. Пусть занимаются им сами. У него сегодня и так было много важных дел. Надо разобраться с Роберто и устранить его на некоторое время, чтобы он не мешал ему спокойно общаться с Даниэлем. Тем более, что совсем скоро тот должен был узнать о том, что он его настоящий отец. Алехандро, взглянув последний раз на сына, вышел из дома.


Винсенте старался привести Карлоса в чувство, его дыхание было слабым и сбивчивым.

- С ним все будет хорошо, - тихо произнес Винсенте, боясь, что Карлос не выдержит.

Разве можно было вот так сообщать такие новости. Алехандро ни перед чем не остановится. Впервые в жизни он понял, что попал в ловушку, выхода из которой не было...


… она была свободна. Ее сознание практически очистилось. Августа раздвинула шторы. Солнце уже встало. День обещал быть солнечным. В дверь постучали.

- Да, войдите, - отозвалась женщина.

В комнату вошел Херардо:

- Доброе утро, Августа. Как ты себя чувствуешь? – поинтересовался он.

- Спасибо, мне значительно лучше, - ответила она.

Августа уже забыла, когда она вот чувствовала себя. Сознание не ускользало от нее. Мысли не путались. Они ничего не боялась. Детские страхи отступили.

- Я бы хотел с тобой поговорить. Мне нужно задать тебе несколько вопросов. Постарайся ответить на них честно и искренне, - попросил Херардо. - От этого зависят жизни других людей.

Августа присела на кресло. Она уже поняла, о чем он хотел поговорить.

- Я вас слушаю, - она была благодарна ему, что тот помог ей.

- Речь пойдет о Кристине, - начал Херардо.

- Я так и подумала, - вздохнула.

- Она родила двух мальчиков? – спросил он.

- Да, - кивнула она.

- Почему получилось так, что она забрала только одного? – уточнил Херардо.

- Роды были очень тяжелыми, - Августа опустила глаза. - Никто из нас не ожидал и не знал, что будет двойня. Когда родился старший, она потеряла сознание. Алехандро запретил Винсенте заниматься ею, так как в этот момент начались новые схватки. Все поняли, что у нее два малыша, - призналась она.

У Херардо закололо сердце, он положил руку на грудь.

- Второй ребенок был очень слабым, - продолжила Августа. - Винсенте сказал, что его нужно срочно отвезти в больницу. Алехандро обрадовался, что у него двое сыновей, что даже забыл о том, что оставил Кристину одну. Вернее там был Бруно, - вспомнила Августа, - но она смогла от него сбежать, каким образом, я не знаю. Она потеряла очень много крови. Все это время мы считали ее мертвой, как и ребенка. Никто не ожидал, что она сможет выжить.

Херардо побледнел. У него волосы шевелились на затылке от услышанного. Вчера он тоже слышал историю со слов Кристины, сегодня Августа подтвердила и добавила свое.

- Почему ты не смогла родить? – спросил он.

- До брака с Алехандро я забеременела от одного мужчины и сделала аборт, после этого я уже не смогла иметь детей, - призналась она, понимая, что скрывать больше не было смысла.


- Вам вообще не следовало их иметь. Вы не в состоянии заботиться о ком-либо, - Херардо закрыл глаза, пытаясь смириться с услышанным.

Августа опустила глаза. Она понимала, что Херардо был прав.

- Ты помнишь, что сказала Карлосу? – спросил он.

- Что? – пожала плечами она.

- Ты прокричала ему, что ты не его мать, - сухо ответил Херардо, молча обвиняя ее в том, в чем она была косвенно виновата.

Августа побледнела. Она совершенно не помнила об этом.

- Я не могла, - прошептала женщина. – Карлос.

- Он очень страдает от того, что не знает, кто его мать, - сообщил ей Херардо. - Но хуже всего его мать тоже не знает о его существовании, и самое страшное то, что Карлос думает, что его мать его бросила.

- Она не бросала его. Она ничего не знала, - тут же сказала Августа. – Она не знала.

- Теперь я это знаю, но ведь я тоже так считал, что она его бросила. Я обвинял ее, - в сердцах произнес Херардо.

- Кристина не виновата, - тихо прошептала Августа.

- Ты мне это говоришь? – возмутился Херардо. - Почему ты не пришла ко мне, когда ты поняла, что задумал Алехандро, ведь я мог вмешаться, - он требовал от нее ответа.

- Вы ничего не смогли бы сделать, - Августа покачала головой.

Херардо встал:

- Карлос, Кристина и Даниэль в большой опасности, - взволнованно произнес он. - Алехандро не остановится. Сейчас мне удается его немного сдерживать, но это все временно. Мне надо срочно поговорить с Кристиной и уговорить ее уехать. Она не может оставаться в этом городе.

- Она столько раз просила меня помочь ей, - Августа отвернулась к окну. - Месяцы, что она провела на ранчо, она молила меня о помощи.

- На ранчо. Удаленное место. Идеальное для замысла Алехандро, - покачал головой Херардо и ответил на телефон. - Я вас слушаю. Что? Как Карлос дома? Почему вы не сообщили мне, что Алехандро забрал его из больницы? Почему вы не помешали ему? – Херардо очень сильно заволновался.

- Что с Карлосом? Почему он в больнице? – спросила Августа.

Херардо положил телефон и подошел к окну. Он не мог поехать домой к сыну, так как показал бы, что заинтересован судьбой Карлоса, а этого нельзя было делать. Нельзя было давать ему карты в руки.

- Это моя вина, - прошептал он.

- Я не понимаю, - Августа отошла к окну.

- Своим молчание вы только навредили Карлосу. Он стал встречаться со своей собственной сестрой, - слова Херардо заставили ее повернуться. - Кристина должна знать правду, только она в состоянии все исправить.

Августа зажала рот рукой:

- Неужели все зашло так далеко? – спросила она, еще не верившая в то, что она могла сказать Карлосу такие вещи.

Когда она сказала ему об этом? В какой форме? Она ничего не помнила. Сейчас же все стало еще хуже. Карлос и Сабрина являлись братом и сестром.

- Очень далеко. И как найти выход из этой ситуации? – спросил Херардо скорее самого себя.

Августа была уже не рада, что проснулась после долго сна…


... Роберто проснулся и чихнул, рядом зашевелилась Кристина. Мужчина потянулся, он так хорошо выспался. Не открывая глаз, он прижал ее к себе еще крепче, смакуя каждое мгновение.

- Какое сладкое пробуждение, - прошептал он.

Сердце Кристины готово было выпрыгнуть из груди. Она посмотрела на окно. Солнце уже встало. Значит, утро уже было в самом разгаре.

- Который час? – заволновалась она.

- Как банально, - разочарованно произнес Роберто, поцеловав ее плечо.

- Роберто, остановись, - прошептала она. – Мы у меня дома, - напомнила она ему. - А дома дети, - она попыталась встать, но он не позволил, положив на нее ногу.

- Я не позволю тебе ускользать из моей постели, - грозно сказал он, хотя в его глазах мелькали искорки смеха.

- Мы не одни в доме. Ты забыл, где мы находимся? – спросила она, стараясь оттолкнуть его.

- Я все помню и знаю, - он продолжал ласкать ее, целовать.

- Роб, прошу тебя, - Кристина пыталась отстраниться.

- Конечно, - улыбнулся Роберто, переиначивая смысл ее слов.

- Я серьезно, так не пойдет, - рассердилась Кристина, борясь с самой собой.

Роберто откинулся на подушки. Он был недоволен, что его прервали.

- Ты уверена, что дети дома, - он взглянул на часы. – Если я правильно понимаю, то все уже должны быть на работе.

- Они не разбудили меня, - удивилась Кристина. – Это не похоже на них.

- Все меняется, - заметил Роберто. – Думаю, что они постеснялись, увидев меня, - он улыбнулся.

Кристина ахнула от такого предположения:

- Как ты можешь говорить такое? – возмутилась она. - Даже думать об этом не хочу.

- Не надо вести себя, как маленькая, - нахмурился он. - Мы взрослые люди. Твои дети все поймут, наверное, уже поняли.

Кристина не верила в его слова:

- Я посмотрю, вдруг они дома, - прошептала она, краснея.

- Прогуливают работу? – он удивленно приподнял бровь.

Кристина улыбнулась, как же мило у него это получалось. Поддавшись его обаянию, она наклонилась и поцеловала его в губы и тут же отпрянула.

- Я посмотрю, - прошептала она хриплым голосом.

- Да, да конечно, - кивнул он. - Они сидят и ждут тебя в гостиной, чтобы ты перед ними отчиталась, - засмеялся Роберто.


- Роберто, тише, - попросила Кристина и, накинув халат, вышла из комнаты.

Роберто все еще улыбался. Он не верил в реальность происходящего. Он и она, вместе. Могли смеяться. И в этот момент понял, что неважно, что было, главное то, что есть сейчас.

- И? – Роберто демонстративно сложил руки на груди, когда спустя несколько минут вернулась в спальню. – Как дети? Что сказали? – поинтересовался он.

- Никого нет дома. Я не понимаю, - Кристина пожала плечами.

- Так чего же ты тогда ждешь? – он приподнял одеяло, приглашая ее присоединиться к нему.

- Роберто, - замялась она. – Нам надо ехать. Уже много времени, надо проведать Карлоса. Сабрина провела там всю ночь.

- Крис, Карлос под наблюдением. Поверь мне, Сабрина рада, что находится рядом со своим любимым, - он слегка наклонил голову, смотря на нее глазами, полными огня. - Так почему бы нам не воспользоваться ситуацией и не уделить себе хоть немного времени, а потом, мы пойдем на работу?

Его предложение было таким заманчивым. Кристина вздохнула – она вообще ни на что не рассчитывала. Он снова перевернул всю ее жизнь, как тогда в молодости. Пришел, увидел, покорил.

Кристина улыбнулась, смиряясь с положением. Почему бы и нет? Почему не позволить себе минуту слабости? Она столько лет оглядывалась, жила с опаской, может пора было остановиться.

Кристина чуть склонила голову и начала медленно развязывать пояс халата. С лица Роберто мгновенно слетала улыбка, в его глазах зажегся огонь желания, который могла потушить только она.

- Иди сюда, иначе я за себя не ручаюсь, - приказал Роберто.

Кристина повела плечом, и халат упал на пол. Медленно и грациозно она подошла к кровати, дальше все произошло слишком быстро.

Мгновенье – и она уже лежала, еще секунда, и она полностью в его власти, в огне его страсти. Эта вспышка, эта буря, это непреодолимое желание вырвалось наружу. Они снова были вместе. Как же он ее любил, любит. Роберто шептал ей на ушко, требуя и даря. Кристина сгорала в кольце его рук, погружаясь в его ласку, нежность, которой он так щедро ее одаривал, они забыли обо всем, отбросив прошлое назад, в данный момент ему просто не было места…


…они были слегка растеряны. Виктория, Даниэль и Сабрина сидели за столиком, пили кофе и разговаривали. Они позвонили Карлосу, но он не ответил на звонок.

- Мама, будет удивлена, не застав нас дома, - грустно заметила Сабрина.

- Подожди, она что знает, что ты вернулась из больницы? – уточнил Даниэль.

- Нет, - вздохнула девушка.

- Значит, она не будет волноваться. Я не стал ее будить, ушел на работу, - он подмигнул Виктории.

- Да, папа, любит порядок. Он не терпит опозданий, - призналась она.

- Так странно говорить о том, что они вместе. Это так не привычно для меня, - Даниэль стал очень серьезен.

- А мне будет интересно посмотреть, что он скажет, когда сам опоздает на работу, - хмыкнула Виктория.

- Сеньор Роберто не будет ни перед кем отчитываться, - хмыкнул Даниэль. - Он руководитель, он не опаздывает, он задерживается.

- О эта мужская солидарность, - Виктория закатила глаза.

- При чем здесь это, - насторожился Даниэль. – Неужели ты думаешь, что…

- Ничего я не думаю, а говорю о том, что вы мужчины всегда защищаете друг друга, - рассмеялась Виктория.

- Хотелось бы и мне порадоваться вместе с вами, - Сабрина была очень грустной. - Если бы с нами был сейчас Карлос.

- С ним все будет хорошо, - Даниэль сжал ее руку.

- Вас не пустили к нему. Этот их противный Бруно, он сказал, что с Карлосом все в порядке. Но тогда почему он не отвечает на звонок? – беспокоилась она.

- Он перезвонит. Ну что ты в самом деле? Сейчас мы все поедем на работу, ты там встретишь Винсенте и узнаешь у него все о Карлосе, - Даниэль старался говорить убедительно.

- Хорошо, держите меня в курсе, - попросила Сабрина, - если что-то узнаете, звоните, мне уже пора. Опаздываю.

Девушка попрощалась с братом и Викторией и вышла из кафе.

- Ты же довезешь меня до работы? – спросила Виктория.

- Ну а как же, куда я денусь. Тем более, что мне по пути. Сегодня я с утра работаю в офисе. А после обеда мы с твоим отцом должны поехать на объект. Он появится? – нахмурился Даниэль.

- Даниэль, не ревнуй, - попросила Виктория. - Отец никогда не отлынивает от работы и держит слово.

- Ну на счет опозданий я уже сомневаюсь, посмотрим. Честно, Сабрина права, мне странно все это принимать, - признался он, - но похоже, сеньор Роберто и мама будут вместе. Пойдем?

Виктория рассмеялась, и они вышли из кафе. День обещал быть хорошим...


… как же ему было плохо. Карлос медленно приходил в себя. Его сознание не желало возвращаться в действительность. Правда убивала его, он не в состоянии был признать ее.

Пошевелившись, Карлос ощутил боль во всем теле. Ему хотелось кричать от отчаяния. Он не понимал, как Кристина могла так притворяться, изображать заботу? Что она была за человек? Она знала и молчала. Он приходил к ней, все рассказывал, плакал, а она просто молчала.

Как она могла допустить, чтобы он и Сабрина... У него не укладывалось в голове все, что он узнал и то, что с ним было. Карлос мысленно застонал, открыв глаза, он понял, что лежал в холле. Винсенте опять поставил ему капельницу.

С трудом, сев на диване, он вытащил иглу из вены, и зажал руку. Ему хотелось, уйти, убежать, но отчаяние разрывало его на части, а сил совсем не было. Карлос пытался собраться с мыслями, он не мог поверить в то, что Кристина была его матерью. Как она могла так поступить с ним? Как могла быть такой двуличной?

Он не понимал, но больше всего его волновало другое – Сабрина была его сестрой, как Кристина допустила их отношения? Его отец ведь предупреждал его, а он не верил. В этот момент он был даже благодарен Алехандро за то, что тот молчал.

Хотя их привело к непоправимому. Карлос не знал, что ему делать. Как быть. В данный момент он не хотел никого видеть, никого. Он встал.

- Карлос, тебе надо лежать, - Винсенте подошел к нему. – Зачем ты убрал капельницу?

- Она моя мать? – он поднял на него глаза полные боли и отчаяния.

- Да, она твоя мать, - Винсенте не было больше смысла это скрывать.

Карлос зашатался, обхватив голову руками. Как же так? Почему? За что с ним все это? У него не укладывалось в голове: та Кристина, что он знал, добрая, нежная, заботливая женщина, и она же, которая бросила его, оставила, забыла, вычеркнула из своей жизни, как эти два образа могли быть один человеком? Он не понимал.

Ладно он, пусть она не хотела его, так же как и отец, им обоим нужен был только Даниэль, здоровый, сильный мальчик. Им же пренебрегли, но почему она вернулась, почему позволила ему так привязаться к ней, почему она допустила его отношения с Сабриной?

- Ложись, Карлос, - попросил Винсенте. - Я поставлю тебе капельницу.

- Не надо. Не хочу, - он поднялся с дивана. – Не хочу жить, - шатаясь, он поднялся по лестнице.

Его мир померк. Сама жизнь посмеялась над ним.

Винсенте не знал, что ему делать и как быть. Он слышал, что Карлоса душил кашель, но тот не пускал его в свою комнату. Вскоре за дверью воцарилась тишина…

Херардо все же приехал к Алехандро, только на этот раз он сказал, что его хотел видеть Карлос. Херардо пытался изображать равнодушие, и только желание увидеть внука, позволило ему прийти в этот дом.

Сам же Херардо был страшно зол на детектива, что тот не начал свою работу прямо ночью, тогда бы Алехандро не смог увезти Карлоса домой, не смог бы манипулировать им. Бруно проводил его наверх, объясняя, что Карлос находился в своей комнате. Херардо поднялся по лестнице.

- Он не в этой комнате, в другой, - Бруно был очень учтив. - Сеньор Алехандро решил, что там будет ему удобнее.

Херардо нахмурился, что-то подозрительное было в словах Бруно, но раздумывать не было времени, он направился за ним следом. Бруно открыл дверь, Херардо шагнул в комнату, и за ним закрылась дверь.

Увидев Алехандро у окна, он сразу же все понял. Его заманили в ловушку. Он позволил себя обмануть. Как же все получилось нелепо, если бы не болезнь Карлоса, в которой он был виноват, то Херардо бы не приехал.

- Ты приехал очень быстро, что-то не верится мне в твое равнодушие к собственному внуку, а ведь он твой внук, - ухмылка не сходила с лица Алехандро.

- Я не собираюсь с тобой обсуждать то, что уже решено, - сурово ответил Херардо.

- Ничего не решено. Ты сам виноват в том, что вынудил меня действовать таким образом. Ты не выйдешь из комнаты, пока не изменишь своего завещания, пока не признаешь моих детей, - заявил Алехандро.

- Посмотрим, - Херардо старался быть спокойным.

- Увидим, - согласился с ним Алехандро. - Мне больше нечего терять. Сегодня Карлос узнал, кто его настоящая мать, - сообщил он отцу, - завтра об этом узнает Даниэль. Так что это всего лишь вопрос времени, после проведения генетической экспертизы, ты не сможешь их не признать.

Херардо молчал. Его слова о том, что Карлос уже знал о Кристине, заставили его похолодеть. Каким образом он преподнес Карлосу новость. Что именно он сказал? И дело в том, что Херардо не мог даже спросить, не мог показать свою заинтересованность в этом.

- Это твои дела, твои игры, мне все равно, - Херардо старался говорить ровным голосом, хотя это ему удавалось с трудом.

Алехандро был разочарован. Он думал, что отец проявит хотя бы грамм сочувствия, но тот оставался спокойным и равнодушным.

- Я вижу, что ты пока не готов со мной говорить, - кивнул он, - ну что ж, тогда я дам тебе время подумать. А также и о том, где ты прячешь мою жену. Так как ты здесь, она там, подумай – есть ли у нее шанс выжить, если ты скоро не вернешься, - спросил Алехандро.

Херардо молчал. Он понимал, что Алехандро пытался вывести его из себя, заставить говорить.

- Как хочешь, оставлю тебя в приятной компании, - он ухмыльнулся, подошел к нему и забрал его телефон.

Херардо чуть повернулся. Что хотел сказать сын? Алехандро уже вышел из комнаты. Сразу же в замке повернулся ключ. Херардо оказался заперт в своем собственном доме.

Как же давно он не был в этой комнате, в его собственной спальне, он обернулся, чтобы посмотреть и замер, на полу стоял портрет его жены. Так вот о чем шла речь. Обладать портретом, разве в этом был смысл, скорее всего это была просто уловка, чтобы не дать Алехандро жить спокойно.

Образ жены он хранил в памяти, как и то, что он увидел в тот день, который стал для нее последним. Херардо подошел к портрету, прикоснулся к нему. За Августу он был спокоен. Но что же с Карлосом? Где он? Где Кристина? Он так и не успел ей все рассказать. Хорошо, хоть успел нанять детектива, чтобы он следил за его сыном. Дай-то бог, чтобы они успели вмешаться вовремя и остановить Алехандро, если это потребовалось бы.

Алехандро, насвистывая, спустился вниз. Он был рад, что отец наконец-то был дома, пусть и таким образом, но он дома, сколько же лет он мечтал об этом. Алехандро был рад, наконец-то судьба улыбнулась ему. Осталось совсем немного, и Даниэль тоже будет жить здесь. Все становилось на свои места.

Сегодня он решит вопрос с Роберто, и тогда на пути к Даниэлю не останется никого, кто смог бы помешать ему. Кристина не сможет угрожать ему, он ничего не скажет Даниэлю, пока тот сам не придет к нему, а это вопрос времени, так как сам Карлос сделает первый ход, а он уже расскажет остальную часть истории.

- Бруно, нам пора ехать. Нас ждут великие дела, - довольно произнес Алехандро.

- Хорошо, сеньор, - кивнул Бруно.

Они вышли из дома, сели в машину и направились на объект. Алехандро весь светился от счастья...

…Роберто улыбался, он все еще лежал в постели. Он попросил Кристину принести ему кофе. Он очень хотел, чтобы она поухаживала за ним, в прошлый раз она лишила его этой маленькой радости.

Кристина зашла с подносом. Две чашечки горячего кофе, сливки, парочка горячих тостов и джем. Она подала ему кофе, налив немного сливок, намазала тост джемом. Роберто сделал глоток кофе, зажмурив глаза от удовольствия, откусил кусочек тоста, смакуя.

- Господи, как же это безумно вкусно, - он расплылся в улыбке. – Больше не позволю тебе ускользать из моей постели.

- На этот раз постель моя, - напомнила ему Кристина.

Роберто оставил это замечание без ответа, у него не было никакого желания спорить с ней, он просто наслаждался каждым мгновением.

- Я хочу так встречать каждое утро, - он от удовольствия закрыл глаза.

- Сколько ж женщин тебя так баловали? – нахмурилась Кристина. – Ты ведешь себя сытый кот.

Роберто откусил еще кусочек, отпил немного кофе и серьезно посмотрел на Кристину.

- Так как ты, никто за мной не ухаживал. Я действительно сейчас похож на кота, который наконец-то добрался до сливок, довольствовавшийся до этого одним только молоком, - ответил он.

- Да, да, скажешь тоже, - не поверила она ему.

- Никто ко мне не врывался в офис с угрозами, - хмыкнул он. - Только ты одна способна на такое.

- Я уже извинилась за этот случай, - покраснела Кристина. - И где ты в этом увидел ухаживание? Ты что? Сравниваешь меня с другими? – возмутилась она.

- Разве тебя можно сравнивать? – удивился Роберто, он говорил уклончиво, заигрывая с ней.

Кристине нравилась их перепалка:

- Не верю, что мужчину можно накормить одним тостом, - заметила она. - Даниэль всегда с утра голодный, как волк.

- О, я тоже голодный, - он подмигнул ей. – Но заставлять тебя готовить мне завтрак, и оставлять меня тут одного надолго, это слишком для меня, - скривился он. - Хочу, чтобы ты была рядом со мной, тем более, пока никого нет дома.

- Уже очень много времени, я опаздываю на работу, а мне еще надо заехать в больницу – проведать Карлоса, - Кристина боялась, что слово за слово они вновь могут вернуться к событиям из прошлого.

- Давай позвоним Энрике, и я отпрошу тебя на весь день, иди сюда, - он протянул ей руку.

- Роберто, я серьезно. Нам пора. Я в душ, - она встала с кровати, игнорируя его руку.

- Хорошо, я принимаю твое предложение, - согласился он с ней.

- Какое предложение? - Кристина остановилась на пол пути в ванную.

- Я присоединяюсь к тебе, - он поставил чашку на поднос, откинул одеяло.

- О нет, не надо, - взмолилась она. - Так мы задержимся еще на долго, - она выставила руки перед собой, двигаясь назад. – Давай по очереди.

Роберто же не обращал внимания на ее попытки ускользнуть в одиночку, приобнял ее, поцеловав в щеку.

- Не спорь со мной, все равно проиграешь, идем, - он потянул ее в ванную, - ты же сама говоришь, что у нас мало времени. Давай поторопимся.

Кристина покачала головой и улыбнулась, ну как можно ему противостоять. Этому сладкому напору?...


… он был очень настойчив, но сеньор Херардо не брал трубку, не отвечал на его звонки. Детектив, наблюдавший со стороны, нахмурился. Алехандро явно задумал недоброе. Он видел, что тот хотел что-то подстроить, только вот вопрос – для кого? Кто будет жертвой. Он без конца набирал номер Херардо, но телефон был выключен. Надо каким-нибудь было образом помешать Алехандро…


…все было так плохо, просто ужасно. У него раскалывалась голова. Карлос приоткрыл дверь. В коридоре никого не было. Пользуясь тем, что Винсенте куда-то отошел, Карлос потихоньку выскользнул за дверь и спустился вниз.

Он хотел поскорее уйти из дома. Больше он никогда сюда не вернется. Он уже все решил. В его руках сверкнул нож и скрылся в кармане куртки. Выйдя из дома, он обернулся, посмотрев на него в последний.

Столько лет он жил здесь, страдал. Не знал правды. Теперь же зная правду, ему стало только хуже. Так и кому нужна была эта правда? Кристина заплатит за все. За его унижения, за то, что надсмехалась над ним, изображая заботливую женщину, как будто бы мать, хотя на самом деле являлась ею. Карлос решительно направился прочь. Его больше ничего не держало здесь…


… Энрике придержал дверь и зашел в душ. Паула накинула халат и села на кровать, когда раздался звонок в дверь. Она бросила взгляд на ванную и открыла входную дверь. На пороге стоял Даниэль. Паула смутилась.

- Добрый день, - поздоровался Даниэль. – В офисе мне сказали, что Энрике дома. Я могу с ним поговорить? – спросил он.

- Да, конечно, проходи, - предложила Паула. – Он в душе. Я скажу ему, что ты пришел. Тебе что-нибудь предложить? – спросила она.

- Нет спасибо. Я подожду здесь, - Даниэль присел на диван.

- Хорошо, - Паула вышла из гостиной.

Он пришел к Энрике, так как хотел с ним поговорить о Роберто, ведь они были друзьями, наверняка он что-то знал о его прошлом.

- Извините, что я без приглашения, - начал Даниэль, увидев Энрике.

- Ничего страшного. Что-то случилось? – спросил он.

- Нет. Я бы хотел с вами поговорить о Роберто. Вы же с ним друзья. Вы знаете о его жизни, - Даниэль немного нервничал.

- Мы друзья, но я не так много знаю, как ты предполагаешь, - Энрике сел в кресло.

- Я бы хотел спросить вас, вы были с ним знакомы, когда он встречался с моей мамой? -задал он свой вопрос, что так волновал его. - Вы ведь в курсе, что у них были отношения?

- Нет. Мы познакомились намного позже. Он уже был женат на Паломе. У них уже была Виктория, - ответил Энрике. - Я мог только предполагать, что Роберто и Кристина были знакомы, и то только тогда, когда Кристина приехала в наш город, - пояснил он.

- А он когда-нибудь говорил о маме? – поинтересовался Даниэль.

- Нет. Никогда он не называл ее имени, - покачал головой Энрике. - Он никогда ничего не рассказывал, но пару раз он что-то упоминал уклончиво о том, что в его жизни была одна грустная история, которая нанесла ему незаживающие раны. Это все, что я знал.

- О грустной истории я уже слышал, - задумчиво вздохнул Даниэль. - А вы не знаете, почему именно они расстались? Что тогда случилось, если они уже назначили день свадьбы? Что произошло?

- Они собирались пожениться? – в свою очередь удивился Энрике. – Я даже этого не знал. Тебе известно больше. Одно могу сказать, что он безумно любил Кристину. Теперь это очевидно. Он никогда о ней не забывал. Как я думаю и твоя мама, не смогла забыть его. Даниэль, - Энрике встал. – Ты уже достаточно взрослый. Я попрошу тебя об одном, не мешай им. Чтобы тогда не случилось, пусть они сами разберутся, сами все решат, - попросил он. - Ведь если им тогда помешали, то пусть хотя бы сейчас они смогут самостоятельно прийти к какому-то решению. Они уже взрослые люди, у них за плечами целая жизнь. У каждого из них была семья. Если в молодости все кажется нам возможным то, чем старше мы становимся, тем страшнее нам менять свою жизнь. Сейчас у них очень сложный период.

- Мама вдова, сеньор Роберто еще женат, - напомнил ему Даниэль.

Энрике подошел к Даниэлю, и тот встал.

- Не будь таким категоричным. Поверь, пройдет немного времени, и все встанет на свои места. Береги свою маму. И не злись на Роберто, – посоветовал ему Энрике.

- Я не хочу им мешать, я просто пытаюсь понять, что тогда случилось. Кто виноват во всем, - он пытался понять причину их расставания.

- Не ищи виновных, - воспротивился Энрике. - Это не твоя история. Ты не должен вмешиваться. Если они решат, не вспоминать? – предположил он. – Если они захотят начать жить с чистого листа. Порой воспоминания причиняют такую боль. Ты даже не можешь себе представить.

- А если он вновь причинит ей боль? – Даниэль хмурился.

- Даже если и причинит, - кивнул Энрике. - Это их жизнь. Позволь им попытаться, если они все таки решат быть вместе.

- Вы же знаете о том, что сделала сеньора Рамона. А что если тогда им помешала именно она? – он говорил о своих опасениях.

- Рамона не подарок, - согласился с ним Энрике. – Но у нее есть свои убеждения. А тебе известно, что каждый стремится им следовать. Рамона же – человек старой закалки, она считает, что ее семья должна жить так, а не иначе. Вот отсюда все и сложности, разногласия и проблемы, конечно, Роберто и Палома, это отдельный разговор, - вздохнул он. - Вот и смотри, ты не имеешь никаких как бы правильно сказать – обязательств что ли, в то время, как твоя мама и даже Роберто, им приходится оглядываться, раздумывать, как поступить так, чтобы никто не пострадал.

- А разве так бывает? Чтобы все остались довольны? – Даниэль понял, что окончательно запутался.

- Нет, кому-то нравятся наши действия, кто-то против. Дело в другом, - Энрике был очень серьезен, - когда их совершает близкий и родной человек, который пытается устроить свою жизнь, и которого ты любишь всей душой и желаешь ему только счастье, то для меня главное, чтобы ему было хорошо.

- Разве на чужом горе построишь счастье? – не понимал Даниэль.

- Кто в данный момент несчастлив? – спросил Энрике. - Кому они причинят боль? Сложный вопрос? Мы не должны их судить. Да и потом, мы ничего не знаем. У нас одни предположения, - пожал он плечаим.

Даниэль был согласен с Энрике.

- Копаться в прошлом, - мужчина покачал головой, - это до добра не доведет.

- Я не хочу ни с кем разбираться, - сразу же ответил Даниэль.

- Ты хочешь найти виновного, - заметил Энрике. - А был ли он? Они могли просто поругаться.

- Вы сами в это верите? – спросил Даниэль.

- Почему я должен во что-то верить? Думаю, что ни ты, ни я не можем обсуждать того, чего не знаем, - он смотрел ему прямо в глаза.

- Как будет выглядеть то, что если мы с Викторией решим пожениться? Вернее мы хотели бы, - Даниэль запнулся.

- Кто вам мешает? – спросил Энрике. - Рамона я думаю, успокоится со временем.

- Ну если мама и …., - начал Даниэль и замолчал.

- И что тут такого? – не понимал Энрике.

- Как все это будет выглядеть? – спросил он.

- Даниэль, ты слишком много думаешь, - покачал головой Энрике. - Пришел узнать о том, почему они расстались, кто был виноват. Сейчас уже думаешь о своей свадьбе. Если хочешь – женись. Живи и наслаждайся каждым днем. Жизнь такая короткая.

- У вас все так просто получается, - не согласился с ним Даниэль.

- Кто как относится к жизни, тот так и воспринимает события, - улыбнулся Энрике.

- Наверное, вы правы, – Даниэлю пришлось с ним согласиться. – Хотелось бы знать, но спрашивать у мамы, я не буду. Мне ясно одно, что рядом с сеньором Роберто ей относительно спокойно. За помощью она идет к нему, - кивнул он. - А это уже о многом говорит.

- Все будет хорошо, - попытался успокоить его Энрике.

- Хотелось бы верить, - согласился с ним Даниэль.

- Дай Роберто шанс проявить себя, ты сможешь узнать его с другой стороны, - попросил его он.

- Я уже увидел. Он хороший человек. Спасибо вам, - Даниэль пожал Энрике руку. – Мне пора. Не говорите маме и сеньору Роберто, что я приходил к вам.

- Об этом можешь не беспокоиться, -Энрике закрыл за ним дверь.

В комнату зашла Паула:

- Значит они вместе да? – спросила она.

- Не знаю, - пожал плечами Энрике.

- Почему ты меня обманываешь? – обиделась она. - Мы же видели их. Ее сын говорит об этом. А ты все отрицаешь. Она нравится тебе?

- Я не знаю, что у них сейчас, не знаю, что было, но знаю о том, что у них есть общее прошлое. Ты надеешься, что Роберто вернется к тебе? – в свою очередь спросил ее Энрике.

- Нет. Я поняла, что ревную тебя к Кристине, - призналась Паула.

- А это совсем ни к чему, - Энрике обнял ее и поцеловал. – Оставим этот разговор…

…она хотела с ним поговорить. Кристина зашла в кабинет Энрике, но того не было на месте. Она подошла к своему столу и взяла телефон.

- Сабрина, доченька. Доброе утро. Как ты? Как Карлос? – спросила она.

- Мама, наконец-то ты позвонила, - обрадовалась Сабрина. - Я уже на работе.

- Как на работе? А Карлос? – удивилась Кристина.

- Ночью его забрал отец, - грустно сообщила ей Сабрина.

- Что? Как Алехандро узнал? – Кристина опустилась на стул.

- Видимо врачи позвонили Винсенте, консультировались с ним. А тот в свою очередь сообщил Алехандро. Мама, я так волнуюсь. Мы рано утром с Даниэлем и Викторией ездили к ним. Нас не пустили, сказали, что Карлосу лучше, он отдыхает, - в ее голосе слышались слезы.

- Успокойся, пожалуйста, - попросила Кристина, чувствуя, как ей стало нехорошо. - Если они так сказали, значит так и есть, - значит, Сабрина была дома, поняла Кристина.

Интересно, она знала, что Роберто ночевал у них? Заходил ли кто-нибудь в ее комнату. На будущее надо закрывать дверь, хотя о чем это она, разве это могло повторится?

- Почему тогда врач советовал ему оставаться в больнице пару дней? – спросила Сабрина, прерывая мысли Кристины.

- Доченька, ты же сама врач, ты же понимаешь, что врачи порой подстраховываются, - Кристина старалась успокоить дочь, хотя ее сердце тревожно билось. – Не думаю, что Алехандро навредит своему сыну. Будь спокойна, - попросила она. - Карлос скоро сам позвонит. Если он этого не сделает до завтрашнего утра, мы с тобой поедем к ним домой. Возьмем с собой его деда, думаю, что с его помощью нам удастся поговорить с Карлосом.

- Может сегодня вечером? – попросила Сабрина.

- Хорошо, давай вечером. Я постараюсь вернуться пораньше, - пообещала Кристина.

- Ты опять поедешь за город? – забеспокоилась Сабрина.

- Да, мне надо поработать и немного подумать, - ответила Кристина.

Сабрина чуть не спросила, о ком она хочет подумать, но во время остановилась. Сейчас было не время разговаривать о Роберто, да еще и по телефону.

- Мама, ты оставь мне, пожалуйста адрес, чтобы мы знали, где ты находишься, - попросила Сабрина.

- Хорошо, я напишу тебе сообщение, береги себя, - Кристина положила телефон, попрощалась с коллегами и поспешила к машине.

Всю дорогу до дома она думала о Карлосе, надеясь, что с ним все будет в порядке, что Винсенте сможет о нем позаботиться. Сегодня вечером она должна позвонить Херардо и поговорить с ним. Она потребует, чтобы тот помог им, чтобы позволил им увидеть Карлоса…


… он смотрел схему и недавно возведенную колонну. Откуда она здесь взялась, не понимал Даниэль. На схеме этого не было.

- Добрый день, - к нему подошел Роберто, он явно был в хорошем настроении и улыбался.

- Добрый день, - кивнул Даниэль. - Я не понимаю, откуда здесь это появилось. В планах этого не было, - он сразу же заговорил о работе.

Роберто взял схему и посмотрел. Действительно, ее здесь не должно было быть. Он огляделся, чтобы спросить у рабочих, но почему-то в округе никого не было.

Роберто отошел, намереваясь найти прораба. Даниэль же направился к колонне. Он обошел ее со всех сторон. Колонна была сделана очень грубо, некачественно, того и гляди, что завалится.

Даниэль потрогал ее, ему показалась, или та немного качалась. Роберто нахмурился, словно предчувствуя что-то нехорошее, резко обернулся. Он изменился в лице, когда увидел, что сверху посыпалась штукатурка, а внизу под всем этим находился Даниэль.

Роберто бросил схему и побежал в сторону Даниэля. Откуда у него взялись силы, ему показалось, что вся его жизнь пролетела в одно мгновение, еще секунда, мгновение… Роберто схватил Даниэля за руку и отдернул его в сторону. Роберто так испугался за него, что у него перехватило дыхание.

Треск, пыль, гул. Роберто повернулся и толкнул Даниэля, прикрывая его собой, действуя на полном автомате, он защищал его. Уши заложило, что-то сыпалось, падало, сильный удар пришелся по голове Роберто. Он дернулся, и его глаза закрылись…


…Кристина вздрогнула и остановилась. Она на секунду прикрыла глаза, чувствуя, как сердце сжалось в груди. Ей стало трудно дышать. Она прижала руку к груди, справляясь с дыханием. Потом подошла к фонтану и присела.

Вспоминая, что здесь произошло, и что потом последовало за этим, она задумалась, что же ей дальше делать. Как быть? Роберто делал вид, что его устраивало данное положение вещей.

Он не спрашивал ее о прошлом, жил только настоящим, но долго ли это могло продолжаться? Кристина не знала, как долго она сможет молчать, да и как ей все рассказать?

Ее безумно тянуло к этому мужчине, словно вкусившая запретный плод, она не могла остановиться. Не стоило ей позволять ему снова врываться в ее жизнь, но он снова перевернуть все с ног на голову, сделал все, что даже дети не задавали никаких вопросов. Она не понимала, как ему это все удавалось.


Кристина была уверена, что скорее всего дети видели, что машина Роберто стояла у их дома. Что теперь они о ней думали? Ведь совсем недавно они похоронили Рафаэля.

С другой стороны, она столько лет словно и не жила, стоило ему только прикоснуться к ней, как все преграды и барьеры, что она строила, рухнули. Смогут ли они заново построить свои отношения – возможно ли это? Кристина покачала головой – она никак не могла понять, что происходило с ее жизнью.

Если Роберто не будет спрашивать о прошлом, если дети примут их вместе, если она позволит себе эту слабость, то что тогда… Она зажмурилась от нахлынувших на нее эмоций. Счастье? Быть с любимым человеком, вместе идти по жизни, поддерживать друг друга в горести и радости? Когда-то она об этом мечтала, но возможно ли это сейчас? Да, если они начнут все с чистого листа, не вороша прошлое. Кристина улыбнулась и направилась к дому.

Подойдя, она увидела, что дверь была приоткрыта, это заставило ее насторожиться. Неужели Роберто, уезжая, не закрыл дом. Она зашла и огляделась, вроде бы все было в порядке, хотя для воров здесь нечем было поживиться.

Кристина подошла к дивану. Роберто все убрал, даже бокалы, из которых они пили вино, которое он взял у хозяев. Надо будет купить такое же и поставить на место. Она была спокойна. Ей было так легко в этом доме.

- Почему ты это сделала? – услышала она позади себя голос Карлоса.

Испугавшись, Кристина резко повернулась. Карлос был очень бледный, его шатало. Он с такой ненавистью смотрел на нее.

- Карлос. Слава богу, я так испугалась, думала, что сюда кто-то забрался, - сказала Кристина. - Почему ты встал, зачем приехал сюда. Как ты себя чувствуешь? – она сыпала вопросами, словно беспокоилась о нем.

- Хватит, - он практически выкрикнул это. – Хватит притворятся! – закричал Карлос. – Хватит! – взмолился он.

- Не понимаю, что с тобой? – Кристина была удивлена его поведением. - Иди сюда, присядь, - она протянула к нему руку, но он отшатнулся от нее, как от прокаженной. – Карлос? - она не узнавала его.

- Как ты могла? – закричал он. – Как ты могла так со мной поступить? – спрашивал он, тяжело дыша. - Как же я тебя ненавижу, - прошептал он. - Ты мне только скажи – за что? Зачем ты вернулась? – в его глазах плескалась дикая боль и отчаяние.

- Я не понимаю тебя, - она хотела подойти к нему, но он отошел в сторону.

- Не трогай меня, - попросил он. - Не прикасайся ко мне, - его голос сорвался на хрип и стон.

- Да что с тобой такое? – испугалась Кристина.

- Со мной? – он посмотрел на нее с презрением. - Ты продолжаешь надо мной насмехаться? За что? За что ты меня так ненавидишь? – спросил он.

- Карлос, родной…, - начала Кристина.

- Родной? – с насмешкой перебил ее Карлос. - Это Даниэль твой родной. Как и отца. Вы оба хотели только его. Не меня..., - он покачал головой, не зная, как ему справится с тем отчаянием, охватившем его.

- Карлос, - Кристина зажала рот рукой, неужели Алехандро сказал ему о Даниэле. – Ты все неправильно, - она запнулась, - подожди, - попросила она, побледнев.

- За что? Просто скажи мне за что? – Карлос уже не сдерживался, кричал, спрашивал, требовал. - Почему ты выбрала его? Почему ты оставила меня?

Кристина сделала шаг назад, не понимая его вопросов, не понимая его боли, но ей стало страшно.


- Что ты говоришь? Я не понимаю, - призналась она, холодея от ужаса.

- Хватит притворяться, - закричал Карлос. – Хватит изображать несчастную. Ты чудовище! Я плакал, я рассказывал тебе. А ты? – он смотрел в ее глаза, полные слез. - Зачем? Для чего? Что теперь ты скажешь Сабрине? Как ей все это пережить? – он застонал от душевной болию

Кристина качала головой. Она не понимала. Она действительно не понимала о чем шла речь.

- Карлос, прошу тебя, успокойся, - попросила она. - Присядь, расскажи, что случилось. В чем ты меня обвиняешь. Я не понимаю. Богом клянусь, я не понимаю, о чем ты говоришь, - Кристина шептала, пытаясь найти слова, чтобы успокоить его, чтобы они могли спокойно поговорить.

- Кто ты? Как ты смеешь давать такие клятвы после всего, что натворила? – он топнул ногой. – Как ты могла позволить мне и Сабрине? Как ты смотришь людям в глаза?

- Карлос, прошу тебя, мне страшно, что с тобой? – Кристина не знала, что ей делать, как успокоить Карлоса.

- Страшно? Тебе? – он усмехнулся. – Какая же ты актриса, только не надо сейчас передо мной разыгрывать спектакль. Все кончено. Я все знаю, - его голос стал сухим и безжизненным

- Господи, да о чем ты говоришь? – закричала Кристина, ее трясло от его слов и непонятных обвинений.

- Как ты можешь поминать бога всуе? – Карлос шагнул к ней. - Тебе никогда не вымолить у него прощения. Или ты думала, что сможешь его вымолить у меня? – спросил он, смотря ей прямо в глаза. - Мне ничего от тебя не надо, ты дала мне жизнь, ты ее у меня и украла! Просто скажи – почему ты это сделала? Я должен знать! – закричал Карлос.

Кристина отшатнулась от него в ужасе.

- Я имею право знать, - голос Карлоса стал тише. Я хочу знать, - он смотрел прямо в ее глаза, - почему родная мать меня бросила?

Кристина шагнула назад, его слова повергли ее в шок.

- Ты родила меня и отказалась, - продолжил Карлос, наступая на нее. - Вычеркнула из своей жизни. Кто ты такая? Что ты за мать?

Кристина зажала рот рукой, ее глаза раскрылись от ужаса, она не верила в то, слышала. Она мать Карлоса? Как такое было возможно? Что еще задумал Алехандро?

- Молчишь? – покачал головой Карлос. - Нечего сказать? Все твои маски пали?

- Это Алехандро тебе сказал? – прошептала она.

- Он хотя бы имел смелость это сделать, хотя все время предупреждал, чтобы я держался от тебя подальше. От родной матери. Разве тебя можно так назвать? – спросил он, смотря в ее глаза.

- Карлос? – Кристина качала головой. – Карлос, - она не понимала его, что за ужасная ложь.

- Ты моя мать, Винсенте подтвердил. Он принял у тебя роды, или ты смеешь это отрицать? – спросил он.

Кристина выставила руки впереди себя, словно отгораживалась от этих слов, не веря в их реальность, она не могла не знать, она же… ей стало плохо от одной только мысли, что это была правда. Кристина пошатнулась, пытаясь собраться с мыслями.

- Карлос, прошу тебя, успокойся, - попросила она. - Ты неправильно все понял. Ты наверное под действием лекарств, - предположила она. - Я всегда относилась к тебе как к сыну.

- Ты что издеваешься надо мной? – разозлился Карлос.

- Я оставила тебя в больнице вместе с Сабриной, - начала она.

- При чем тут больница и Сабрина? – закричал Карлос. - Я говорю о тебе, почему ты меня бросила, когда родила? Почему оставила с ними? Почему забрала только Даниэля?

- Карлос, ты говоришь страшные вещи. Я не могу быть твоей матерью, - покачала она головой. - Посмотри на меня – разве я бы такое сделала? Я бы жизнь отдала за своего ребенка.

- За Даниэля? Он твой сын? – усмехнулся Карлос, поражаясь тому, что она до сих пор отказывалась от него. – Ты продолжаешь от меня отказываться, - он горько рассмеялся. - Ты скажешь, что у нас с Даниэлем не один отец? – спросил он.

- Карлос, все не так, как представил тебе Алехандро, - Кристина всхлипнула. - Да, отец Даниэля – Алехандро, - призналась она.

- Вот и нашелся мой брат, - усмехнулся Карлос. - Как ты могла допустить мои отношения с Сабриной? – спросил он. - Ты подумала о том, как ей жить дальше. Она ведь спала со своим сводным братом, или тебе все равно?

- Карлос, почему ты считаешь, что я твоя мама? – Кристина прижала руку к груди, где тревожно билось ее сердце.

- А кто еще? – спросил он. - Когда родился Даниэль?

- 25 ноября, - прошептала Кристина.

- Как и я, - покачал он головой.

Кристина побледнела. Разве это было возможно? Как так получилось, что она не знала, что у нее двое детей, двое сыновей, что за игру затеял Алехандро? Почему они все так жестки с ней, не понимала она, даже Херардо и тот был против нее.


- Херардо, - она подняла на Карлоса глаза. – Он все понял, - она схватилась за спинку дивана. - Он все знал, - у нее на глазах выступили слезы. - Они все знали. Господи, - закричала она, - за что ты так со мной? – ее голос сорвался на хрип. - Карлос, милый, - Кристина протянула руки к нему, но он отшатнулся от нее.

- Ты гениальная актриса, - с отчаянием прошептал Карлос. - Почему он, а не я? Почему ты оставила меня в их семье?

- Карлос, - ее голос сорвался, - я не знала. Клянусь богом, я не знала.

Карлос смотрел на нее, как на сумасшедшую:

- Если бы ты только знала, как же я тебя ненавижу, - прошептал он.

Кристину трясло так, что она не могла двинуться с места. Она вдруг поняла, почему тогда она осталась одна, когда очнулась, почему в комнате никого не было – они уехали со вторым ребенком, которого она родила в тот день, и котором до сегодняшнего дня ничего не знала.

- Не надо, не говори так, - взмолилась она. - Ты ничего не знаешь.

- Ты права. Я ничего не знаю и не желаю знать, - он вытащил нож из кармана. – Мне не зачем больше жить, - усмехнулся он, - я посмотрел в твои глаза, но я не понимаю, почему родная мать предала меня, почему она допустила кровосмешение. Нет, - он покачал головой. Живи с этим сама, - сказав, он направил нож себе в живот…

... продолжение тут https://www.asienda.ru/post/29747/

Рейтинг поста:  +12 Не понравилось Понравилось
Новороссийск
20 февраля 2016 года
181






Комментарии:

Написать комментарий

Москва
20 февраля 2016 года
+1  
Какое же чудовище Алехандро ждем следующую главу

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
20 февраля 2016 года
 
Он просто изверг следующая будет уже только завтра

Нижневартовск
20 февраля 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
20 февраля 2016 года
 

Воронеж
14 марта 2016 года
+1  
Думала дело к развязке, а все только начинается.

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
14 марта 2016 года
+1  
Ещё 8 глав так что по тихоньку раскручивается

Воронеж
15 марта 2016 года
+1  


Оставить свой комментарий

B i "
Отправить