Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

Наказаны любовью/глава 30

Наказаны любовью/глава 30
Пролог https://www.asienda.ru/post/28326/
Глава 1 https://www.asienda.ru/post/28362/
Глава 2 https://www.asienda.ru/post/28464/
Глава 3 https://www.asienda.ru/post/28464/
Глава 4 https://www.asienda.ru/post/28500/
Глава 5 https://www.asienda.ru/post/28560/
Глава 6 https://www.asienda.ru/post/28593/
Глава 7 https://www.asienda.ru/post/28651/
Глава 8 https://www.asienda.ru/post/28663/
Глава 9 https://www.asienda.ru/post/28710/
Глава 10 https://www.asienda.ru/post/28736/
Глава 11 https://www.asienda.ru/post/28791/
Глава 12 https://www.asienda.ru/post/28803/
Глава 13 https://www.asienda.ru/post/28836/
Глава 14 https://www.asienda.ru/post/28849/
Глава 15 https://www.asienda.ru/post/28876/
Глава 16 https://www.asienda.ru/post/29002/
Глава 17 https://www.asienda.ru/post/29079/
Глава 18 https://www.asienda.ru/post/29093/
Глава 19 https://www.asienda.ru/post/29183/
Глава 20 https://www.asienda.ru/post/29196/
Глава 21 https://www.asienda.ru/post/29239/
Глава 22 https://www.asienda.ru/post/29512/
Глава 23 https://www.asienda.ru/post/29570/
Глава 24 https://www.asienda.ru/post/29633/
Глава 25 https://www.asienda.ru/post/29649/
Глава 26 https://www.asienda.ru/post/29671/
Глава 27 https://www.asienda.ru/post/29747/
Глава 28 https://www.asienda.ru/post/29753/
Глава 29 https://www.asienda.ru/post/29760/

Глава 30

Сабрина хотела пойти за матерью, но Карлос не пустил ее.

- Подожди, - попросил он. – Сеньор Роберто все решит. Дай им поговорить, - он с тревогой посмотрел на закрытую дверь церкви, за которой скрылись Роберто и Кристина.

- Мама так странно себя повела, что-то случилось, - Сабрина беспокойно взглянула на закрытую дверь.

Она понимала, что Роберто среагировал мгновенно – он взял и вывел Кристину на улицу. Девушка была в замешательстве.

- Сабрина? – к ним подошел Даниэль и Виктория. – Что случилось? Ты что-нибудь знаешь?

- Нет. Я ничего не понимаю. Виктория, - Сабрина взяла ее за руку, - не переживай. Мама скорее всего переволновалась. Это так на нее не похоже, - она с беспокойством взглянула на дверь.

- Я не ожидала этого от Кристины, - расстроено призналась Виктория. - Думала, что что-нибудь выкинет бабушка, она была против нашей свадьбы. Неужели Кристина тоже? – спросила она.

- Нет, - Сабрина пыталась ее успокоить. – Нет. Они нам все объяснят, как только вернутся. Давайте не будем делать поспешных выводов, - попросила она, хотя беспокоилась, Кристина вела себя последнее время очень странно.

- Хотелось бы в это верить, - вздохнула Виктория.

- Виктория, у Кристины в последнее время были очень тяжелые дни, - сказал Карлос. – Она не хотела портить вам праздник. Это просто недоразумение.

Если бы Карлос мог только предположить, что именно Кристина узнала сейчас, если бы он только знал.

- Такое, чтобы помешать нашей свадьбе? – хмурился Даниэль, испытывая разочарование.

- Хватит, - резко одернул его Карлос, он сам сильно нервничал, но не мог позволить плохо думать о матери. – Мы все хорошо знаем Кристину.

- Вот именно. Знаем. Значит…, - начал Даниэль.

- Ничего это не значит, - резко оборвал его Карлос. - Все будет хорошо. Давайте немного подождем, - попросил Карлос. – Просто подождем…


… На улице, на ступеньках, Роберто сделал шаг назад. Он растерянно опустил руки.

- Что? Что ты такое говоришь? – спросил он.

- Даниэль – твой сын. Твой. Прости меня, - она протянула к нему руки. - Я не знала. Только сейчас. Мы должны остановить их, - она потянула его, ухватившись за руку.

- Сын? Даниэль – мой сын? – он не верил в это счастье. Счастье!!! Так вот оно какое, он улыбнулся со слезами на глазах.

- Твой, - на ее глазах выступили слезы. – Как же я ошибалась. Я столько лет…. – она замолчала. – Я считала, что…. – она содрогнулась от мыслей, вспомнив насилие.

Роберто заставил замолчать ее, прикрыв ее губы ладонью, всмотрелся в ее глаза, он понял, о чем она подумала в этот момент. Господи, так вот что он считал изменой, а над ней надругались. Она столько лет жила и думала о том, что Даниэль сын того подонка.

- Господи, Спасибо, - он сжал ее в своих объятиях, вознося хвалу богу – он вернул ему его жизнь.

Он вернул ему его семью. Бог услышал его. У него есть сын. Он не один. Он рассмеялся. Кристина вырвалась из его объятий и смотрела на него, не понимая, что с ним происходило, он что – сошел с ума? Сейчас, когда он был ей так нужен?

- Мой сын, - Роберто взял ее за руки. – Даниэль – мой сын. Кристина, - радость в его глазах. Счастье. Он сразу же поверил в ее слова. Таким ведь не шутят. Он видел, что она сказала правду. – Ты преподнесла мне такой подарок.

- Свадьба, - напомнила ему Кристина, ее еще трясло от новости, она не знала, что ей со всем этим делать, главное сейчас было не дать пожениться Виктории и Даниэлю. - Мы должны остановить ее, Роб. Пожалуйста, приди в себя. Мы потом поговорим. Обещаю.

- Конечно, у нас будет очень долгий разговор, - он вновь обнял ее. - А сейчас, мы должны пойти на свадьбу нашего сына. Нашего, - он сказал это с такой гордостью, что у Кристины защемило сердце. Их сын.

Роберто взял ее под руку и повел к церкви.

- Роб, что ты делаешь? – Кристина пыталась остановиться, казалось, что он не понимал всю серьезность положения.

- Все в порядке, - прошептал Роб. – Они могут пожениться. Поверь мне.

- Но Виктория? – Кристина запнулась. – Она.

Роберто думал всего лишь мгновение и, решившись, признался:

- Я не родной отец. Виктория – моя приемная дочь, но никто об этом не знает, - быстро сказал он. - Палома была уже беременной, когда выходила за меня замуж. Я это знал, когда женился. Она попросила меня, я признал Викторию и воспитывал как свою родную. Успокойся и пойдем на свадьбу наших детей. Сегодня такой день – мы должны быть с нашими детьми, - он широко улыбался.

Кристина, как во сне вошла в церковь под руку с Роберто. Вдвоем они прошли мимо всех прямо к алтарю. Там, где стояли растерянные Даниэль и Виктория. Карлос и Сабрина находились рядом с ними. Все молчали, все ждали, что они скажут.

- Мама, что с тобой? – спросил Даниэль, хмурясь.

- Извините нас за задержку, - произнес Роберто, прекращая дальнейшие расспросы. – Нервы. Все в порядке. Можем продолжать. Так ведь, Кристина? – он заглянул в ее глаза. Она подарила ему сына. Его сын. Даниэль его сын. – Даниэль, - Роберто еле сдержался, чтобы не обнять его.

- Да, - Кристина еще не верила в то, что узнала. – Извините меня, - попросила она прощения.

Роберто и Кристина встали рядом со своими детьми. Слезы катились из глаз Кристины. Она не могла прийти в себя от такой новости, с одной стороны – облегчение и радость, что отец ее детей – Роберто, а с другой – как ему все рассказать? Как сказать о Карлосе? И как самому Карлосу сказать об этом?

Роберто с гордостью смотрел на Даниэля. Он все еще не мог прийти после того, что узнал – у него был сын. Сын. Его и Кристины. Разве мог он об этом мечтать? В его глазах мелькнули слезы счастья и радости.

Карлос внимательно смотрел на них, он видел, что те ошарашены какой-то новостью, но при этом безумно счастливы от этого. Узнали что-то такое, что заставило их объединиться. Они вместе будут стоять против всего, что им преподнесла судьба. Что же узнали? Почему Кристина хотела остановить свадьбу?

Во взгляде Сабрины было недоверие и вопрос: что произошло на улице. Роберто и Кристины были смущены и в то же время обрадованы. Казалось, что они выяснили что-то очень важное для них. Что-то такое, из-за чего Кристина пришлось сказать – нет. Что-то, что сплотило их, позволив им больше не скрывать свои отношения, открыто заявив о них, вернее просто показав, что они вместе.

Рамона нахмурилась. Она уже было обрадовалась, что Кристина решила помешать свадьбе, но все опять продолжалось. Виктория все таки вышла замуж за сына Кристины. Она сделала то, чего она, Рамона, когда-то не позволила сделать Роберто и Кристине. Какая жалость, что все происходило, и при этом она бездействовала. Но самое страшное было то, что Роберто, ее сын и это выскочка, Кристина, снова вместе. Надо было быть слепым, чтобы не заметить этого.

Палома вытерла слезу, скатившуюся по щеке. Ее девочка нашла свое счастье. Она вышла замуж. Создала свою семью. Скоро у нее появятся дети. Дай бог, чтобы Палома смогла участвовать в их жизни. Радоваться хотя бы этому, что упустила со своей дочерью, теперь она отдаст всю свою ласку и нежность своим внукам. Спасибо, что судьба ей послала такого мужчину, доброго, чуткого, внимательного. Она повернулась к Мануэлю и улыбнулась. Жизнь продолжалась.

Августа растерянно смотрела на церемонию. Как Кристина и Роберто позволили все это? Что с ними? Неужели Даниэль – не сын Роберто? Тогда – кто отец? Что все это значало?

Алехандро злился, ему ужасно хотелось сейчас стоять рядом с Даниэлем, но он не мог объявить всем, что он его отец. Приходилось быть простым зрителем, приглашенным. Хотя если честно – его ведь никто не приглашал. Он сжал кулаки, все равно настанет его время, когда Кристина лишится своей власти, когда спадут все маски, когда дети поймут, кто она на самом деле.

Карлос отвернулся от него, от своего родного отца, Даниэль этого не сделает. Он возненавидит мать за это, за то, что она лишила его настоящего отца. За то, что лишила его возможностей жить в достатке и роскоши. Он посмотрел с такой ненавистью на Роберто. Каким образом ему удалось расположить к себе Кристину. Они стояли вместе, как пара. Что у них за отношения? Да, их дети женятся, но это же не значило, что они?.. Или могли? Палома сидела с другим мужчиной. Неужели Роберто и Палома расстались? Когда это случилось? Неужели Рамона это позволила? Что он упустил? Чего он не знал?

Энрике и Паула просто наслаждались церемонией. Они были удивлены поведением Кристины, но Роберто все разрешил. Энрике в очередной раз удостоверился, что они очень близки. Паула смотрела на них с легким чувством зависти. Эти двое испытывали друг к другу сильные чувства. Взглянув на них, не оставалось сомнений, что они любили друг друга.

Все поздравляли Викторию и Даниэля. Роберто впервые обнял сына. У него на глазах выступили слезы. Его сын. Он все еще не верил в это счастье, вознося хвалу богу за такой подарок, благодарил, что тот его услышал.

- Мама, с тобой все в порядке?- спросил Даниэль, принимая от нее поздравление, целуя в щеку.

- Да, я, извини меня, - обрывисто произнесла Кристина, не веря в свое счастье, ведь это было счастье, что отцом был Роберто, а не Алехандро.

Роберто приобнял ее за плечи:

- Даниэль, Виктория, не обижайтесь на Кристину. Она просто перенервничала. Все в порядке. Забудьте об этом. Давайте праздновать, - он сиял от счастья.

- Папа? – Виктория недоверчиво смотрела на отца – таким счастливым она его еще никогда не видела. Казалось, что он переполнен им. – Мы не ожидали этого и были очень удивлены.

- Прошу вас всех, - громко произнес Роберто. – Давайте забудем об этом маленьком недоразумении. Сказались нервы. Мы все люди и нам свойственно в порыве слабости говорить глупости. Будем считать это маленьким происшествием. Какая свадьба без казуса? – своим выступлением – он предупредил любые попытки - задавать Кристине вопросы.

- Казус? – удивленно произнес Даниэль. – Чтобы родная мама останавливала свадьбу? – он все еще был немного разочарован поступком матери.

- Поверь, такое бывает, - громко сказал Роберто, смотря на Рамону. – Некоторые матери умудряются вообще сделать все, чтобы свадьба не состоялась. У нас же просто сдали нервы. Кристина.., - он подбирал слова, смотрел на нее с такой любовью, что ей от этого делалось страшно, сможет ли она с ним быть или нет. – Забудем это маленькое недоразумение. Хватит об этом говорить. Сегодня самый счастливый день, - он, взглянув на Викторию и Даниэля, обнимая Кристину, сказал. – День, когда наши дети поженились!

У Кристины на глазах выступили слезы, услышав, как Роберто произнес слово «наши». Если бы он знал, что у него не один сын, что у него был еще Карлос. Сын, которого воспитывал его компаньон по бизнесу. Человек, который вторгся в их жизнь, разрушив их молодость, лишив возможности быть друг с другом.

Как все это объяснить ему? Как? Как сказать Даниэлю? Что будет с Карлосом? Как он сможет понять, что жил совершенно с чужими людьми? Роберто чувствовал, что творилось в ее душе. Он не оставлял ее ни на одно мгновение. Был все время рядом, не позволяя никому задавать никаких вопросов, мгновенно переводя разговор на другую тему.

И он добился своего, через час, уже никто не вспоминал об этом событии. Все радовались и веселились. Рамона не выдержала этого и уехала, так ничего и не сделав. Сегодня она была бессильна. Она видела, что с каждым днем Роберто и Кристина сближались, но сегодняшний день объединил их навсегда. Все, что она делала – было бессмысленно. Осознание этого убивало ее.

Августа выбрала момент, когда Роберто отвлекся, заговорив о чем-то с Алехандро.

- Не понимаю, почему вы решили разрешить эту свадьбу, но прошу тебя – пока ничего не говори Алехандро, - попросила она.

- Спасибо, Августа, что открыла мне правду. Ты ведь могла скрыть это от меня. Я бы до сих пор считала, что… - Кристина покачала головой.

- Не надо, - остановила ее Августа. – Ваши дети счастливы. Хотя мне это и непонятно.

- Им можно было. Я не могу тебе пока сказать, но их брак возможен, - просто ответила Кристина.

Она ничего не хотела объяснять Августе. В ее голове и так был полный каламбур. Она все время думала о том, как все рассказать Роберто, ведь разговор был неминуемым.

Что сказать Робу, каким образом она узнала о том, что именно он отец, а не тот насильник – вот это была большая проблема. Потому что не могла она сказать об Алехандро. Она не знала, что сделает Роберто, узнав всю правду. Как защитить его? Как уберечь детей?

Кристина понимала, что правда изменит полностью их жизнь. Она стояла перед выбором: рассказать все как есть или только часть. Если она расскажет всю правду, то под угрозой окажется бизнес Роберто.

Ей нужно было еще какое-то время молчать, пусть они сначала закончат проект, чтобы не было угрозы бизнесу Роберто и его деловой репутации. Можно было бы рассчитывать на Херардо, но узнав всю правду, он точно изменить свое отношение ко всему, встав на сторону Алехандро, все таки он был его сыном. Если сейчас он защищал их, считая отцом Алехандро, то все настолько кардинально поменяется, когда она заговорит. Лишь правда выплывет наружу. Начнутся суды, разборки, обвинения, угрозы. Пострадают все. Молчание же заставит страдать Карлоса, которому и так досталось в жизни. У Кристины голова шла кругом, она не понимала, как ей поступить правильно.

- Кристина, думаю, что пока не стоит Алехандро знать правду, - повторила Августа, боясь, что их кто-то может услышать.

- Я тоже так думаю, - согласилась с ней Кристина. - Мне надо время, чтобы все обдумать.

- Потанцуем, - к ним подошел Роберто. Он смотрел на нее с такой нежностью. – Сегодня все танцы мои, - подмигнул он, напомнив ей того парня, с которым она познакомилась когда-то очень давно.

Кристины смущенно улыбнулась. Если до сих пор ей удавалось сдерживать Роберто, то теперь, узнав о Даниэле, он никогда не оставит ее в покое. Да и не нужно ей было этого, чтобы он оставлял ее. Может быть, вдвоем они справятся со всем. Роберто должен ей поможет. Сможет защитить и ее, и их детей.

Роберто закружил ее в танце, только ему было подвластно, мгновенно очаровывать ее, подчинять себе, так, что у нее не оставалось ни одной мысли, кроме ощущения, что она любима. Он ее любил. Ему не нужно было этого говорить, она видела это в его глазах, читала в его улыбке, ощущала в его прикосновениях.

- У нас есть сын, - прошептал он ей на ушко.

Кристину пробила дрожь. Да, у них бцл не один сын, два, у них два сына: Даниэль и Карлос.

- Ты грустишь? Ты не рада? – удивился Роберто.

- Я счастлива, что ты отец. Ты даже не представляешь на сколько, - призналась она. - Я столько лет считала, что он его отец.

- Тише, - Роберто при всех поцеловал ее, заставляя замолчать. – Потом, у нас будет время. Не здесь. Не сейчас. Сейчас мы танцуем, радуемся, веселимся. Я невероятно счастлив. Только ты можешь сделать меня таким. Прошу об одном – никогда больше не покидай меня. На днях я так испугался, на миг представив, что ты вновь исчезла, - признался он, прижавшись к ней, сжимая в своих объятиях.

- Никогда не отпускай меня, - прошептала Кристина. – Будь всегда рядом, - попросила она. - С тобой так спокойно, когда ты рядом, я живу.

Карлос и Сабрина улыбнулись, увидев, как радовались Кристина и Роберто. Они заметили их поцелуй. Роберто и Кристина никого не стеснялись. Они открыто объявили о своих отношениях.

Палома была довольна, что Роберто наконец-то нашел то, что искал. Она жила с ним эти годы, но никогда глаза ее мужа так не сияли, не было на его лице столько эмоций. Словно, после стольких лет, он наконец вышел из тени. Кристина его женщина. Он сохранил о ней память, он хранил ее в своем сердце, никому не подвластно было занять ее место. Палома снова видела того Роберто, как в молодости, только с сединой на висках, с грустью в глазах, в которых отражался опыт прожитых лет.

Энрике и Паула в глубине душе надеялись на то, что смогут стать такими же счастливы, как и их друзья.

Видимость счастья порой была такой странной, вроде бы вот оно практически рядом, ощутимое, позволяющее даже окунуться в него. Никто не знал, насколько оно дано, но когда оно наступало, хотелось забыть все и погрузиться в него с головой. Именно так сделали Роберто и Кристина. Они позволили себе расслабиться в этот день и наслаждаться каждой минутой этого праздника. На глазах у всех, в компании своих друзей и не только, они танцевали, смеялись.

Порой Карлос ловил на себе грустный взгляд Кристины, словно она просила у него прощения, словно о чем-то думала. Карлос отвечал ей улыбкой, подбадривал своим видом, давая понять, что все хорошо, что он был безумно рад, что она могла хоть немного насладиться этими моментами, когда не надо было думать, когда не надо было бояться.

- Мне хотелось бы видеть маму всегда такой, - Сабрина взяла его под руку.

- Мне бы тоже, - согласился с ней Карлос. – Она заслужила счастье.

- Только не все так просто, как нам кажется, - заметила она.

- Да, Роберто женат, - вздохнул Карлос. - И еще много всего, чего мы не знаем, - таким образом он сказал о самом себе, о Алехандро.

- Да, а может нам и не стоит знать, - согласилась с ним Сабрина, вспоминая о Луз.

Женщине, что родила ее, но так никогда об этом не узнавшая. Сколько еще могли твориться бесчинства и вседозволенность? Когда же Винсенте понесет свое наказание за все, что он сделал?

День близился к концу. Даниэль и Виктория, смеясь, сели в машину, помахав на прощание всем рукой. Машина тронулась, и они поехали в свою новую жизнь. Они открывали свою историю. Сегодня родилась новая семья.

Роберто обнял Кристину со спины, поставив подбородок на ее плечо. Он был так счастлив, что готов был кричать об этом.

- Нам тоже пора, - тихо прошептал он, вдыхая аромат ее духов.

Кристина напряглась – вот и настал этот момент, момент признания. Где произойдет разговор? Куда повезет ее Роберто?

- Все будет хорошо, - он мгновенно почувствовал в ней перемену. – Я уже сказал Энрике, что ты берешь неделю.

- Неделю? – удивленно спросила Кристина.

- Ну да, - пожал он плечами. - Я отпустил Даниэля на неделю. Почему мы не можем позволить себе этого же? – спросил он.

- Сабрина и Карлос? Они…, - начала Кристина и замолчала.

- Они будут рады остаться одни, - улыбнулся ей Роберто. – Поехали, - он потянул ее за собой.

- Куда? – она чувствовала себя неуверенно.

Еще вчера она ругалась с ним, отвергая его, сегодня танцевала с ним весь вечер, обнимала, целовала на глазах у всех.

- Домой, - Роберто уверенно повел ее к своей машине.

- Домой? – удивилась Кристина. – О чем ты?

- Мы едем к нам домой, - он открыл ей дверь машины, не замечая злого взгляда Алехандро. – У нас есть наш дом, - он взглянул на нее и подмигнул, слегка приподняв бровь.

- Наш дом? – Кристина смотрела, как он заводит машину. – Что ты такое говоришь?

- Дом уже практически закончен, ну осталась самая малость, - он взял ее за руку, поднес ко рту и поцеловал, не открывая при этом взгляда от дороги. – Помнишь, ты мечтала о нашем доме. Я строил его все эти годы, как будто бы ждал, как будто бы верил. Моя надежда оправдана. Позволю тебе сделать все так, как ты захочешь – это же твой дом, - рассмеялся он, - меняй все, что ты захочешь.

У Кристины выступили слезы. Что стало с их жизнями? Как произошло так, что все, о чем они мечтали, было разрушено в одно мгновение, и вот через столько лет – жизнь давала им второй шанс. Возможно ли все это? Как забыть о прошлом? Как начать жить заново? Сердце тревожно сжалось – каково было Роберто все эти годы? Жить, предполагая, что она была мертва – и при этом верить в то, что она могла вернуться? Как за все это время ему удалось не потерять рассудок?

Виктория – не его дочь. Однако он воспитывал ее как своего ребенка. В то время, как его собственных детей воспитывали другие мужчины. Даниэль и Карлос. Они даже не предполагали, что Роберто был их отцом. Карлос считал отцом Алехандро. Даниэль же воспитан Рафаэлем.

- Постарайся не думать, - попросил Роберто. – Мысли, они утягивают нас в трясину огорчений, боли, отчаяния. Не надо. Не думай о прошлом. Давай будем жить настоящим.

- Хотелось бы в это верить, - вслух произнесла Кристина, думая о том, что пока они не разберутся с прошлым – для них не будет никакого будущего. – Мне любопытно – куда ты меня привезешь? Где тот дом, который ты строил? – спросила она, улыбнувшись ему.

Роберто рассмеялся, довольный осознанием, что сможет удивить ее. Конечно, она могла немного обидеться на него за то, что промолчал, что этот дом его, зато она многое поймет. Ведь зная, что дом принадлежит ему, она бы ни за что не согласилась участвовать в этом проекте.

Уже подъезжая к дому, Кристина стала узнавать местность.

- Не может быть, - произнесла она, когда Роберто остановился около загородного дома. – Это твой дом, - она повернулась к нему.

- Наш, - поправил ее Роб и вышел из машины, чтобы открыть ее дверь. – Ты же не будешь сейчас ругать меня за то, что я промолчал? – спросил он, подавая ей руку.

Кристина оперлась на нее и вышла. Что она испытывала в этот момент – радость? Она действительна была рада, что он строил этот дом для нее. Все эти годы он хранил свои воспоминания о ней, не забывал, несмотря ни на что. Она огляделась. Уже темнело. Повернувшись к Роберто, она подошла к нему ближе и поцеловала его, вложив в этот поцелуй всю свою нежность, тоску, накопившуюся за все годы разлуки.

- Ругать тебя? За что? – спросила она. - Это прекрасный дом. Знаешь, что я подумала, когда первый раз его увидела, - она взяла его под руку, - подумала о том, что я бы хотела здесь жить.

- Он наш. Я его для тебя строил, - Роберто был очень доволен, что Кристине счастлива.

- Даже Карлосу он сразу же понравился, - тихо сказала Кристина,

- У Карлоса очень тонкое восприятие. Почти как у тебя, - повернувшись к ней, сказал Роберто.

- Да, он очень чуткий, талантливый, жаль, что многие этого не видят, - горько вздохнула она, жалея, что не могла ему признаться в его существовании.

- Крис, главное, что ты это видишь, ценишь. Ты поможешь ему стать увереннее, - с пониманием произнес он.

- Хотелось бы мне в это верить, - кивнула она.

- Почему ты так привязана к нему? – спросил Роберто.

Кристина вздрогнула. Как сказать ему, что Карлос его сын, что у них двое детей, что она сама не знала, что в тот день родила двоих, что сама узнала об этом буквально вчера.

- Его семья, она.., - Крис замолчала, подбирая слова, - она не понимает его увлечений, не поддерживает его стремления.

- Да, Алехандро очень строг с ним, - согласился с ней Роб. - Я правда не понимаю, почему он хочет, чтобы Карлос участвовал в его проектах, когда у молодого человека совершенно другое направление. Нельзя заставить быть его тем, кем он не хочет.

- Алехандро не понимает этого. Он очень злой, - жестко ответила Кристина.

- Злой? – удивился Роберто. – Он обидел тебя? – осторожно спросил он.

- Разве может он не обижать? – спросила в свою очередь Кристина. - Я встала на защиту Карлоса, вот и возник конфликт между нами.

- Возможно, - уклончиво ответил Роберто, чувствуя, что Кристина не договаривала. – Но мы сюда приехали не для того, чтобы говорить об Алехандро и Карлосе.

Кристина опустила голову. Как же близко подошел Роб к правде. Ведь разговор будет идти именно об Алехандро. А о Карлосе ей придется промолчать, пока промолчать.

- Я до сих пор под впечатлением, что ты все эти годы строил для нас дом, - она попыталась сменить тему.

- Да, но не мог его закончить, - он взял ее за руку и повел к дому. - Энрике злился на меня. Спрашивал, что меня еще не устраивает. А я все находил и находил разные мелочи, только бы его не заканчивать, так как понимал, что без тебя – я никогда в него не в еду. Продать тоже не смогу. Все эти годы – этот дом связывал меня с тобой, он словно был невидимой нитью между мной и тобой, - он открыл дверь, приглашая ее войти. – Я часто приезжал сюда, когда становилось совершенно невыносимо.

- Роб, - Кристина сжала его руку. – Почему? За что все это нам?

Он закрыл за ними дверь и повернулся к ней.

- Кто сможет ответить на этот вопрос? – он пожал плечом. - Когда-то я посчитал, что бога нет, - они вместе подошли к дивану. - Я перестал молиться, - Роберто снял пиджак, и повернулся к камину. - Сегодня же, перед венчанием, я не знаю, что это было – я впервые за все эти годы обратился к нему, - признался Роберто, - попросил его, чтобы он вернул мне мою жизнь. Потому как я не жил, я просто существовал. Нагружал себя делами, заботами, пытаясь убежать от мыслей, но от себя не убежишь. Можно постараться не думать, - кивнул он, - но это временно, когда в душе нет покоя. Можно обманывать, создавать иллюзию и осознавать, что вкуса жизни - нет, - он стал разводить огонь.

Кристина стояла позади него, не находя себе места. Понимая, что Роберто первый стал ей рассказывать, ничего пока не требуя взамен, чтобы дал ей немного времени собраться с мыслями, также понимала, что потом наступит ее очередь.

- Когда мы молоды, - Кристина присела на диван, - нам кажется, что вся жизнь перед нами. Мы дерзки, своевольны, мы не задумываемся о многом. Мечтаем о будущем, предполагая, как и с кем мы будем жить. Каково же глубоко наше разочарование, когда все рушится в одно мгновение. Еще вчера было счастье, еще вчера была надежда, еще вчера можно было верить.

Роберто разводил огонь и прочувствовал каждое произнесенное ею слово, ведь с ним было все именно так.

- А потом раз, как будто кто-то посмеялся над тобой – все исчезает. Ничего больше нет. И что? – Кристина развела руки. – Можно закончить свою жизнь? Хотелось бы, да нет, ты уже не один, ты несешь за кого-то ответственность, и надо жить дальше.

- Я тоже не раз задумывался над тем, чтобы взять и повернуть руль на крутом повороте, улететь с обрыва, чтобы раз и все было кончено, - сказал Роберто, - чтобы сердце не болело, чтобы душа не разрывалась на части, но злость, обида, гнев, все это цепляет тебя, держит. Ты учишься жить по новому, по другому. Пытаясь достучаться до других людей, что неправильно то, так не должно быть. А потом понимаешь, что им это безразлично, так как они имеют свое мнение. Все бессмысленно.

- Рамона? – спросила Кристина, понимая, о ком говорил Роберто.

- Да. Я думал, что она рада за нас, что она хотела нашей свадьбы, но все было ложью. Она обманывала и притворялась, за нашей спиной, строя свои козни, - вздохнул он.

- Что? – напряглась Кристина.

- Я предполагаю. Я точно не знаю, но постоянно убеждаюсь, что она могла, - Роберто встал, когда огонь разгорелся.

Кристина задумалась. Конечно, Рамона могла бы это сделать, но это было бы слишком просто. Сейчас, оглядываясь назад, вспоминая, она понимала, что мать Роберто не имела никакого отношения к тем событиям. Как бы не хотелось, ей обвинить ее во всех своих несчастьях.

- Не думаю, Роб. Это не она, - да, Рамона знала семью Алехандро, но навряд ли бы Алеханжро позволил кому-то со стороны вникать в дела его семьи, тем более такие, понимала Кристина.

Роберто повернулся к ней и внимательно посмотрел, ища подтверждение:

- Я не знаю. Все было против нас. Я был слишком молод, слеп, скорее наивен, не мог этого увидеть, - с горечью произнес он, сожалея о своих ошибках.

- Я жалею об одном, что в тот вечер позволила тебе уехать, - грустно произнесла она, -чтить традиции, что невеста и жених не должны видеться – кому они были нужны, - Кристина опустила голову. – Ведь если бы ты не уехал тогда, то…, - она замолчала.

- Мы могли бы погибнуть с тобой в пожаре? Твой дом сгорел, - напомнил ей Роберто.

- Возможно, - Согласилась кристина, - зато мы были бы вместе. А может быть бы и спаслись, - Кристина посмотрела на него. – Но никто не знает, как могло бы быть. Даже сейчас я не знаю, что будет завтра. Все неопределенно. Мой дом сгорел. Да, - она отвернулась, - мне об этом сообщили, так как тоже ехали его уничтожить, чтобы стереть память обо мне.

Роберто замер, она начала говорить. Он боялся ее спугнуть, боялся сделать что-то не так, чтобы оно вновь не замкнулась. Кто-то все таки ей угрожал, он был прав, мужчина от бессилия сжал кулаки, не имея возможности защитить ее.

- Я не могла оставаться одна в доме, как будто бы чувствовала, что могла погибнуть, - прошептала она. - Ты знаешь, - Кристина смотрела на огонь, - ведь, если бы я не вышла на улицу, возможно, я бы сейчас не сидела здесь.

- Не говори так. Я не смогу тебя похоронить, - он покачал головой. – Я уже через это проходил, я не смогу, - признался он. – Сколько раз я думал о том, жалея о том, не остался в тот вечер, понимал одно, что мы были бы вместе, погибли бы или остались живы, но были бы вместе.

- Когда-нибудь мы все умрем, - вздохнула Кристина.

- Когда-нибудь, но не скоро, - он снял галстук и расстегнул несколько пуговиц на рубашке. – Я так хочу жить, - он положил галстук на каминную полку, - как никогда не хотел, - признался он. -Сейчас мы должны быть вместе, только так. Мы все преодолеем, - Роберто взглянул на нее.

- На улице я не видела, - она обернулась, словно вновь оказалась в том темном переулке, - не помню, как вылетела машина, он сбил меня, - Кристина закрыла глаза, вновь вспоминая то, что пережила когда-то. - Я упала. Не знаю, все произошло так быстро. Было темно. Он сказал, что отвезет в больницу, - Кристина вздрогнула. - У меня была сломана нога. Я даже не могла предположить, что за этим всем последует, - она опустила голову, едва сдерживая слезы.

Роберто взял бутылку вина, два бокала на каминной полке и сел на пол рядом с ней, облокотился спиной о диван. Он наливал вино, трясущимися руками, едва не проливая вино, уже зная, что она скажет дальше. Роберто не смотрел на нее, понимая, что ей так проще было говорить. Кристина провела рукой по его волосам, и он закрыл глаза от удовольствия, наслаждаясь этой мимолетной лаской.

- Я провалилась в какое-то беспамятство, - прошептала Кристина, - предполагая, что мы едем в больницу, но когда, очнулась, была уже в какой-то комнате, - Кристина опустила голову на руки, ей так тяжело давались эти воспоминания. – Накануне нашей свадьбы он меня изнасиловал, объявив, что ему нужен ребенок, что я должна ему родить его, - он всхлипнула.

Роберто чуть не раздавил бокал с вином в руке, реальность обрушилась на него. Он предполагал что-то страшное, но не настолько ужасное. Как он смел говорить ей об измене, когда все было совсем наоборот. Справившись с эмоциями, он подал ей бокал.

- Выпей немного, - с хрипотцой в голосе попросил он.

- Измены не было, понимаешь, я не изменяла тебе по своей воле, - она нагнулась, прижавшись к его голове.– Я боролась, я всегда с ним боролась, - прошептала она. - Пыталась убежать, но сломанная нога, и они меня никуда не выпускали. Я девять месяцев не была на улице.

Роб закрыл глаза от нахлынувших на него эмоций. Сколько всего ей пришлось пережить, а он думал, что она ему изменила, что искала лучшей доли. Кристина вздохнула и выпрямилась, сделала несколько глотков вина.

- Прости, у меня ничего не получалось, - попросила она прощения. – Я столько раз пыталась и все безрезультатно.

- Тебе не за что просить у меня прощения, - произнес Роберто хриплым голосом.

Есть, я не говорю тебе о Карлосе - подумала она и прижала руку ко рту, но вслух сказала:

- У нас всегда есть за что просить прощение, - с горечью ответила она. - Он хотел ребенка, а его жене – он был не нужен. Узнав, что я беременна – насилие прекратилось, но от этого мне стало еще хуже, я понимала, что не смогу оставить ребенка в этой семье. Я вновь пыталась, но мои попытки пресекали.

- Его жена? Не понимаю, - Роберто чуть повернул к ней голову.

- Она не могла иметь детей, - ответила Кристина. - А им нужен был наследник. Не спрашивай, почему они так решили. Я не знаю, - всхлипнула она, - почему на их пути оказалась я, а не кто-то другой, - она остановилась, сдерживая слезы, потом продолжила, сделав пару глотков вина. - Потом я увидела то объявление в газете о твоей свадьбе, и все, мир рухнул для меня. Если я еще на что-то надеялась, думала, что смогу тебе объяснить, но прочитав, я поняла, что у тебя другая жизнь.

Роберто покачал головой и налил себе вина:

- Я сделал это назло матери, - признался он. - Она всегда кричала и била себя в грудь, что не допустит, чтобы я воспитывал чужого ребенка. Она обвинила тебя в измене, ко мне попали фотографии, где ты была с другим мужчиной. Теперь я понимаю, что она это сфабриковала. Иначе, она никогда в жизни бы не поехала со мной к тебе. Она хотела удостовериться, чтобы снимки попали в мои руки.

- Что ты говоришь? – прошептала она в изумлении. - Я никогда не была с другим мужчиной, - Кристина была настолько ошарашена его словами. – Теперь я понимаю, почему ты говорил мне об измене.

- И ты с этим соглашалась, считая насилие изменой, - прошептал Роберто.

- Я не знаю, откуда они. Ты уверен, что там я? – спросила Кристина.

- Я считал, что на тех снимках ты, но теперь понимаю, что все было обманом. Мать старалась сделать так, чтобы я поверил в ее ложь, Роберто покачал головой. - Это она их сделала, не знаю, каким образом, но ей удалось поселить во мне сомнение, хотя сердце кричало мне об обратном, душа разрывалась от отчаяния. В мгновение я потерял все: смысл, веру, желание жить. Мой мир перевернулся.

- Роб, - она вновь опустила голову, уткнувшись в его волосы.

- Но что говорить обо мне, когда ты прошла через такое, - сказал Роберто сквозь зубы

- У каждого из нас – свой путь, - она вздохнула и выпрямилась. - Мы сами должны его пройти. Теперь я это понимаю, что все было взаимосвязано. Все было предрешено. Только как теперь со всем этим жить дальше? – спросила она.

- Как тебе удалось убежать? Когда ты вышла замуж за Рафаэля? – спросил Роберто.

- Роды были очень тяжелыми, родив Даниэля, я потеряла сознание, - сказала Кристина и замолчала.

Она смотрела на огонь, а слезы текли по ее щекам. Она ругала себя, почему у не хватило сил в тот момент, почему она не выдержала. Ведь если бы она осталась в сознании, то знала бы, что родила еще одного сына.

- Я лишь услышала, что у меня теперь есть сын. Сын, ради которого я должна была постараться жить, - продолжила Кристина. - Придя в себя, в голове билась одна мысль – бежать. Схватив Даниэля, я сделала это. Дома никого не было. Мне удалось ударить охранника, он упал, этим я и воспользовалась. Я смутно помню тот день, все расплывчато, - вздохнула она. - Где были все – я не знала, и не понимала, почему меня оставили умирать, но это было счастье, что Даниэль был рядом со мной. В тот день была ужасная гроза. Я шла пока были силы, пока могла двигаться. Подальше от них, подальше от того дома, пока не упала.

Роберто выпил еще вина. Он сжал кулаки до боли в ладонях, понимая, что не силах изменить прошлого, не в силах был оградить ее от этого.

- Там на обочине меня и нашел Рафаэль. Как ему удалось меня увидеть, я до сих пор не понимаю, наверное это судьба, - кивнула она. - Мимо меня проехала машина, но не остановилась. Рафаэль ехал из больницы, у него в тот день умерла жена, родив ему дочь.

- Значит Сабрина, - Роберто не договорил.

- Да, Сабрина моя приемная дочь, - подтеврдила она его предположение.

- Ты воспитывала приемного ребенка, я воспитывал Викторию. Странная жизнь, порой я ее не понимаю, - признался он. - Я никогда не откажусь от Виктории, она для меня всегда будет моим родным ребенком, но все же, зачем так с нами? – задал он вопрос, на который ни у кого не было ответа.

- Я всегда буду любить Сабрину, как родную дочь, - согласилась с ним Кристина. – И неважно, что я не родная ее мама.

- А ведь Виктория или Сабрина могли бы быть нашеми дочерьми, - с горечью прошептал Роберто.

Кристина положила руку на его плечо:

- Возможно, а может быть и нет, - она понимала его печаль.

- Хотя я был бы не против еще одного сына, - попытался улыбнуться Роберто, но улыбка вышла горькой.

Слезы покатились по ее щекам. У них был еще сын. Карлос, но как ему об этом сказать?

- Я практически умирала, - продолжила Кристина, уходя от опасной темы, - но Рафаэль приложил все свои силы, чтобы не допустить этого, он практически вытащил меня с того света. Он заставил меня жить. Предложив мне свою помощь, предложил мне свое имя, он потерял свою семью, но нашел в себе силы создать новую, ради дочери. Я потеряла свою жизнь. Ты для меня был потерян. Он показал мне, что есть еще кто-то, ради кого я должна бороться. Я так боялась, что меня найдут и заберут Даниэля. Рафаэль не желал более находиться в этом городе, где все напоминало ему о жене. Мы уехали, - быстро закончила она.

- Сабрина знает? – спросил Роберто.

- Да, мне пришлось ей сказать, - Кристина закрыла глаза. - Она работает в той же больнице, где работал Рафаэль, и она нашла историю болезни своей матери. Рафаэль не дожил до этого дня. Даниэль считает его своим отцом. Как ему все рассказать? Как объяснить? – спросила она Роберто.

- Нам всем нужно время, - согласился он с ней, понимая, что нельзя было так просто сказать обо всем Даниэлю. - Ты не сказала, как ты узнала, что я отец? – напомнил он ей.

- Я все эти годы считала его отцом Даниэля, - тяжко вздохнула Кристина.

- Я думал, что отец Даниэля Рафаэль, - согласился с ней Роберто. - Ты не представляешь, как я злился, узнав, что у тебя хорошая семья, сын, дочь, что ты просто забыла обо мне.

- Это просто видимость. Да, не буду отрицать – у меня была замечательная семья, но мы с Рафаэлем смогли стать только друзьями, не более. Мы были опорой друг другу, хранили секреты друг друга, но мужем и женой так и не стали в полном смысле этого слова, - она опустила голову. - Перенеся насилие, мне нанесли глубокую рану, я считала, что как женщина я уже не существую.

- Я думал, что он насиловал тебя, - скрипнул зубами Роберто.

- Нет, он не смог бы поднять руку на меня. Я считаю, что мне его послал сам бог. Он говорил, наоборот, что я ему послана. Мы встретились, когда оба были в безвыходной ситуации, - Кристина всхлипнула, вспомнив Рафаэля.

- Чужой человек стал родным, - покачал головой Роберто.

- Да, очень близким, - согласилась с ним Кристина.

- Что случилось с его женой? – спросил Роберто, давая ей возможность собраться с мыслями, хотя ему не терпелось узнать, как именно узнала она о том, что Роберто отец Даниэля.

- Луз сбила машина, и она впала в кому, - ответила Кристина. – Она была беременной. Все эти месяцы ее держали на аппаратах, чтобы она смогла выносить ребенка. А потом Рафаэлю пришлось отключить жену от аппаратов жизнеобеспечения, он так и не простил себе этого, считая, что убил тем самым жену.

У Роберто не было слов.

Кристина сделала несколько глотков вина. Все было взаимосвязано. От каждого из них в их истории тянулась ниточка, ведущая к другому. Винсенте убил жену Рафаэля, и чуть не убил Кристину, в то же время потворствуя Алехандро в грязных его делишках.

- Ты скажешь мне кто этот человек? – Роберто задал вопрос, глядя на огонь, уже заранее зная на него ответ.

- Не спрашивай меня об этом, прошу тебя, - взмолилась она.

- Я так понимаю, что это достаточно состоятельный человек. Я его знаю? – Роб понимал, что Кристина не скажет ему.

Не сейчас, когда-нибудь может быть, но он сделает все, чтобы докопаться до правды. Слишком много горечи и боли, он не мог давить на нее, требуя ответов на свои вопросы, но он не остановится ни перед чем, чтобы уничтожить его.

- Роб, прошу тебя. Я не хочу, я не могу, поверь мне, - прошептала она.

- Он пугает тебя? Ты ведь с ним встречалась? – кивнул Роберто.

- Не буду обманывать, - призналась она. – Да, сначала я боялась, что он откроет всю правду Даниэлю, а потом поняла, почему он молчал, - вдруг сказала она уже более смело.

- Что останавливало его? – спросил Роберто удивленно. - Он вновь пытался тебя похитить?

- Не он, - вырвалось у нее.

- Тогда кто? – Роберто хотел знать.

- Роб, поверь, больше этого не повторится никогда. Он не сможет ничего сделать, тем более сейчас, когда выяснилось, что он не отец, - прошептала Кристина.

- Каким образом? – не понимал Роберто.

- Он сделал анализы, - почти соврала Кристина. – Выяснилось, что Даниэль не его сын. Это я узнала перед самой свадьбой.

- Где ты успела с ним встретиться? На свадьбе? – он стал перебирать в голове всех тех, кто там присутствовал и не мог сопоставить факты.

- Нет, не в церкви, - перебила она его, - по дороге, - соврала Кристина. - Он объявил мне, что Даниэль не его сын. Я была в таком замешательстве, что не понимала вообще, что происходит. Только в самой церкви до меня дошло, что Виктория и Даниэль брат и сестра.

- Они не брат и сестра, - покачал головой Роберто.

Что-то в ее истории не складывалось. Что-то было не так, и Кристина была немного напряжена, конечно, рассказать свою историю, часть своей жизни было не так легко.

- Тогда мне стало так страшно, - продолжила она.

- Понимаю, - задумчиво ответил Роберто.

Он был рад, что Даниэль его сын, но что-то все равно не давало ему покоя.

- Роб, прими это так, как есть, - попросила Кристина, наклоняясь к нему. - Я не хочу снова в это все опускаться, я не хочу ворошить прошлое. Я ведь до сих пор не знаю, что мне со всем этим делать.

Роберто повернулся к ней:

- Сабрина знает о Луз, но не знает о Даниэле, - произнесла она. – Вернее она знает, что Рафаэль не его отец. Даниэль же вообще ничего не подозревает. У нас у каждого была семья. А теперь ничего не осталось. Я боюсь, боясь за своих детей. Как воспримет Виктория новость о том, что ты неродной отец? - спросила она в свою очередь.

- Слишком много всего, - согласился с ней Роберто. – А как мне принять то, что я возможно знаю этого подонка? А если я сним общаюсь? – спросил он?

- Не думай об этом. Мы не в силах изменить прошлое, - попросила Кристина, уткнувшись в его волосы, конечно, он знал его, подумала она.

- Изменить, мы не изменим, а как с этим жить? – спросил он.

- А как я жила? – спросила она, выпрямляясь.

Роберто встал и протянул ей руки. Заглянув в ее глаза, он стер слезы с ее щек.

- Теперь мы вместе, – прошептал он, обнимая ее, крепко прижимая к себе, словно мог стереть горечь. - Вместе мы все преодолеем. Сегодня ты подарила мне сына. Ты сделала меня самым счастливым на свете, но и самым несчастным, - признался он. - Ты не говоришь мне всю правду до конца, - он прижал палец к ее губам, прося выслушать его. - Я не буду давить на тебя. Я понимаю твою боль. Я принимаю твои страхи. Я буду ждать, когда ты откроешься мне до конца.

- Я хочу мира и спокойствия, - ответила она и прижалась к нему, уткнувшись в его рубашку. - Я хочу верить в то, что нам удастся вернуть свою семью, детей.

Роберто кивнул:

- Я верну нашу жизнь, - пообещал он.

Кристина всхлипнула. Нелегко ей далось признание, но еще труднее было промолчать о Карлосе, их втором сыне. Она подумала о Даниэле и Виктории. Сказать одному правду, значит признать Викторию приемной. Как и в случае с Сабриной, если они скажут одно, следовало им и признаться в другом. И Алехандро, человек, который стал их общим прошлым.

Роберто вдыхал запах ее духов. Никогда он больше не отпустит ее. Никто не в силах больше мешать им, никто не в силах был их разлучить. Больше он этого не допустит, никому не позволит.

- Ты не должна меня бояться, - сказал Роберто, сжав ее лицо в своих ладони.

- Я не боюсь тебя, - улыбнулась Кристина сквозь слезы.

- Ты должна мне верить, - он смотрел в ее глаза.

Так близко, рядом. Он медленно наклонился к ней и легонько коснулся ее губ, пытаясь стереть из ее памяти воспоминания о былом, благодаря за то, что она ему открылась.

- Это наш дом. Здесь начнется наша новая жизнь, - сказал Роберто. – Мы это заслужили. Никуда не хочу торопиться. Ни о чем не хочу больше думать. Нам нужна передышка, - объявил Роберто. Давай на время забудем о всех невзгодах, проблемах и заботах. Только ты и я, одни.

- Как будто бы никого нет? – спросила она.

- Да, как будто бы мы одни на всем белом свете, - кивнул он.

Кристина улыбнулась, это было заманчивое предложение. Им действительно требовалась передышка, время, чтобы собраться с силами, чтобы идти дальше, чтобы понять, как поступить правильно.

- Надеюсь, что нас никто не потеряет, - заволновалась Кристина.

- Дети в курсе, что мы с тобой вдвоем. Я считаю, что они не против наших отношений, а значит следовательно – должны быть очень рады, что мы вместе и не ругаемся, - улыбнулся он.

- Ты что-то знаешь, о чем я не знаю, - заподозрила она, всматриваясь в его глаза.

- О нет, я не хочу даже говорить, - отмахнулся Роберто. – Мне хватило и того, что они мне утроили допрос.

- Что? – удивлению Кристины не было предела. – Они мне ничего не говорили, - нахмурилась она. – Не верю, что они промолчали. Это так непохоже на них.

- Решили нам не мешать – это все, что я понял их из сбивчивых объяснений, - отмахнулся Роберто и выпустил ее своих объятий, чтоюы подбросить дров к камин. – Не бери в голову, поверь, дети выросли. У них своя жизнь, - он умолчал о приходе Рамоны к ней домой.

Кристина не успокаивалась:

- Почему ты мне ничего не говорил? Да, кстати, что случилось? – она поставила руки в боки. – Что с вами произошло? Даниэль сбежал от меня, ничего не сказав, у тебя рана на виске, что случилось? - спросила она.

Роберто улыбнулся и подошел к ней:

- Хочешь обо мне заботиться? – спросил он. – Вот теперь я узнаю тебя, мою любимую Крис, - он поцеловал ее и нахмурился, так как она не ответила на его поцелуй. - У нас и так полно забот, Крис. Давай не будем, - попросил он.

- Пока не скажешь, что за рана у тебя и откуда, - начала она.

- Ударился, - буркнул Роберто и развел руки, - ну же, я весь в твоем распоряжении, - он чуть склонил голову, подмигнув.

Кристина улыбнулась и покачала головой – в этом был весь Роберто, ее милый Роб.

- Роб, - она обняла его, - я никогда не устану заботиться о тебе, - прошептала она.- Что нужно сделать? И что там с детьми? – снова спросила она.

- О, мне прописали постельный режим, - он хмыкнул, - вместе с тобой конечно.

Кристина закатила глаза, легонько ударив его по плечу.

- Серьезно, ты думаешь, что сейчас это так важно, - спросил он, - что думают дети о нас, если они не сказали нам ни слова против, видя, что я тебя прилюдно целовал на свадьбе, разве это не служит хорошим доказательством того, что они приняли то, что есть на самом деле?

- Ты прав, - согласилась с ним Кристина, а она даже об этом не подумала. А ведь действительно, они ничего не спросили, даже Даниэль.

- Даниэль занят своей молодой женой, - напомнил он. - И знаешь, я его прекрасно понимаю, - он многозначительно посмотрел на нее.

- Роберто, - Кристина покраснела. – У тебя болит голова, - заметила она, скрывая улыбку.

- Да, у меня очень сильно болит голова, - рассмеялся он, сжимая е в своих объятиях, - и есть прекрасно средство от этого. Хватит беспокоиться обо всех. Позволь себе расслабиться, - Роберто коснулся ее шеи и расстегнул пуговицу на платье, поцеловал оголившееся плечо. – Мне надо постараться, чтобы у тебя не осталось никаких мыслей, а тебе нужно как следует меня полечить.

- Роб, - вздохнула Кристина, он мгновенно спутал все ее мысли.

Она радовалась, что они могли снова смеяться, перебрасываться шутками, поддевая друг друга.

- Считай, что у нас романтический уикенд, - он потянул платье вниз, но она придержала его. - Несколько дней ни звонков, ни встреч, никаких проблем и забот. Только ты и я в нашем доме, - в его голосе послышалась легкая хрипотца.

- Хочешь его обжить? – улыбнулась Кристина, не давая платью упасть.

- О да, - в его глазах загорелись язычки страсти.

- Ну что ж, тогда я жду, когда ты устроишь мне экскурсию по своему дому, - она лукаво посмотрела на него и отошла на пару шагов назад.

Роберто немного наклонил голову, тяжело дыша:

- Да? – он улыбнулся. – С какой комнаты начнем?

- Дай подумать, - Кристина слегка повела плечиком.

Роберто сделал шаг к ней, но Кристина отступила назад. Он чуть приподнял бровь. Кристина придержала платье рукой.

- Пойдем налево или направо? – спросил Роберто, ему явно не понравилось, что Кристина не давала платью упасть. – Давай руку, - он протянул к ней руку, желая лишь, чтобы она перестала придерживать его, - я поведу тебя.

Кристина подошла к нему, приподнявшись на цыпочки, она поцеловала его. Роберто сжал в объятиях, ответив на ее поцелуй. Ненавистное платье упало к их ногам.

- Я могу тебя удивить, - сказал он, смотря на нее сверху вниз, потом подхватил ее на руки и понес наверх.

Кристина не понимала. Она помнила, что дом был пуст. Каково же было ее удивление, когда в спальне перед ее взором предстала большая кровать.

- Роб, когда ты успел? – ахнула Кристина.

– Ты же не против, чтобы в этой комнате была наша спальня? – спросил он, опуская ее на кровать. - Когда хочешь, когда желаешь – находишь и время и возможности, - Роберто расстегнул пуговицы и снял рубашку.

Она смотрела на него, дыхание перехватило. Момент стыдливости давно прошел. Она потянулась к нему, взялась за ремень на его брюках. Раздевать мужчину – это было новое старое забытое ощущение. Снова быть вместе, не оглядываясь, не опасаясь, имея на это полное право, Роберто и Кристина полностью отдались своим чувствам…


…Их чувства были взаимны, это было такое счастье. Они муж и жена. Виктория и Даниэль зашли в дом. Он привез ее в дом, где он вырос.

- Так вот, где вы жили. Уютно, - заметила девушка.

- Да, - Даниэль оглянулся, поставив чемодан. – Я так соскучился по дому. Только сейчас это понял. Пойдем, - он обнял ее, - я покажу тебе наше жилище. Так странно быть здесь, когда нет ни папы, ни мамы, - заметил он.

- Твой отец, он счастлив за тебя, - Виктория коснулась его щеки. – Пусть он не с нами, но я думаю, что ты всегда будешь под его защитой. Мы здесь проведем неделю? – спросила она.

- Да. Только ты и я, - улыбнулся Даниэль.

- Так здорово. Я почти никогда не уезжала из дома. Мы не путешествовали, а самой или с друзьями, как-то не хотелось. А вот с тобой, - она прижалась к нему, - я поеду куда угодно, только бы быть рядом.

- У нас все с тобой впереди, - пообещал Даниэль. – Я тоже нигде не был. Учился, сразу пошел работать. Мама всегда была против того, чтобы я куда-нибудь уезжал. Она всегда переживала за нас с Сабриной. Я ведь в тайне от них подал документы на конкурс и выиграл, - признался он, - только потом им сообщил результат, иначе бы они отговорили меня.

- Боюсь даже представить, если бы ты не решился на это, - ужаснулась от такой перспективы Виктория. - Тогда мы с тобой бы никогда не увиделись.

- Нет. Все равно наши с тобой дороги пересеклись бы, - уверенно сказал Даниэль. – Знаешь, мне до сих пор непонятно, что случилось с мамой. А Роберто, он все взял на себя, даже не дал толком поговорить с мамой. Они так странно себя вели весь вечер, - задумчиво произнес он.

- На папу это похоже – все решать. Он всегда так делал, - вздохнула Виктория. – Они весь вечер были парой, отбросив все сомнения. Не обращая внимания на взгляды, на пересуды.

- Тебя это не смущает? – нахмурился Даниэль.

- Что о них будут говорить? Нет. Разве ты против? – Виктория немного напряглась.

- Не то чтобы против, мне непонятно, ведь Роберто еще женат на твоей маме, - пояснил свои сомнения Даниэль.

- Ты не заметил, что мама пришла с Мануэлем, - напомнила Виктория. - Они теперь вместе, и я очень за них рада.

- Вот это мне и непонятно. Официально ведь они еще не развелись, - сомневался Даниэль.

- Даниэль, разве это так важно. Успеют они еще все оформить, - быстро ответила она. - Не будь таким принципиальным. Поверь, никто из моих родителей уже не вернется к тому, что у них было. Расставшись, они вздохнули свободно. Теперь им стало проще. Папа, он как будто бы, даже не знаю, как это правильно сказать, ожил что ли. Таким счастливым я его никогда не видела.

- Роберто сильно изменился, - согласился с ней Даниэль.

- Думаю, что он всегда в молодости был таким, только мы его таким не знали. Зато вот бабушка – она узнавала папу и это ее так пугало, - с грустью призналась Виктория. - Я несколько раз ловила ее взгляды. Жаль только одного, она была против их отношений.

- Рамона не сможет им больше помешать, как не получилось у нее с нами, Даниэль обнял свою молодую жену. - Тем более, что мы не позволим ей сделать этого. Я хочу видеть маму счастливой. У них с папой были хорошие отношения, но чтобы она вот легко себя чувствовала, чтобы сияли ее глаза, чтобы она наслаждалась жизнью. Я никогда не видел, чтобы моя мама танцевала, - признался Даниэль. - А встретив Роберто, она научилась любить жизнь.

- Бабушка непредсказуема, - грустно вздохнула Виктория, обнимая своего мужа. - Она всем навязывает свое мнение. Боюсь, как бы у отца не начались проблемы с разводом.

- У твоего отца достаточный штат юристов, - хмыкнул Даниэль. - Кстати, ты можешь ему помочь в этом. Рамона не в силах будет заставить Роберто жить так, как хочется ей.

Виктория присела на диван:

- Прав был папа, когда сказал, что можно уехать на край света, но невозможно убежать от своих мыслей, - она взглянула на него. - Мы здесь, в другом городе, вдали от всех своих родных, а все равно думаем о них. Переживаем.

Даниэль чуть склонил голову:

- Мы переживаем и волнуемся за тех, кто нам дорог, - он присел рядом с ней, убрал волосы за ушко. – Но ты права, - он поцеловал ее, - нам надо на время забыть обо всех и всем. Просто наслаждаться этими днями. Нашим медовым месяцем.

- Всего неделя, - напомнила Виктория.

- Неделя, но какая. Она останется в нашей памяти навсегда…


…память, она была настолько избирательна, но в данный момент он помнил одно – Кристина его мама. Карлос смотрел, как Сабрина убирала со стола. Он думал о Кристине. Ему безумно хотелось поговорить с ней, но Роберто ни на минуту не оставлял ее одну. Словно защищал, оберегал. Что же произошло на свадьбе? Что такого они узнали? Что произлошло, заставив их объединиться, сплотиться?

- Ты думаешь о том же, о чем и я? – спросила его Сабрина.

- Хочу забыть, но не получается. Вроде бы ничего страшного. Все закончилось хорошо, но все же, - задумчиво ответил Карлос.

- Ты прав, - Сабрина присела за стол. – От мыслей никуда не денешься. Хочется забыть, а не получается.

Карлос присел напротив нее. Он ведь знал, что Сабрина не родная дочь Кристины, но не мог сказать ей об этом. Ведь тогда ему нужно будет признаться, почему Кристина открыла ему правду. Сейчас еще было нельзя. Еще не пришло время.

- Кристина была такой радостной, - Карлос смотрел на Сабрину.

- Ее глаза так сияли, я знаю маму, она умеет радоваться, но сегодня все было по-другому, - согласилась она с ним. - В нашем доме часто проходили вечера, но мама и папа никогда не танцевали, словно не любили, не умели или не могли. А сегодня, я увидела ее с другой стороны, что она обычная женщина, которой тоже хочется быть любимой. И кто бы что бы ни говорил, Роберто ее любит, как и она его. Я не видела, чтобы мама целовала папу, а тут при всех она позволяла это Роберто, - вздохнула Сабрина, испытывая грусть, что с ее отцом Кристина не была так счастлива.

- Думаю, что Роберто и не собирался ни у кого спрашивать разрешение. – хмыкнул Карлос.

- Они вели себя так, словно…, - Сабрина замолчала.

- Муж и жена, - закончил за нее Карлос.

- Вот именно. Когда они вновь вернулись в церковь и встали рядом. Как будто бы родители, - Сабрина покачал головой.

- Но они и есть родители, - улыбнулся Карлос.

- Я подумала об отце. Мама никогда не любила его как мужчину. С Роберто же ведет себя по другому, - она опустила голову.

- Не надо, Сабрина. Не думай о том, чего не могло бы быть, - попросил он. - Не обвиняй Кристину в вольном поведении. Мы же понимаем, да и ты сама говорила, что с Рафаэлем они были просто друзьями, хоть и являлись супружеской парой.

- Я это понимаю, а сердце болит, что папа…, - она не договорила.

- Он был счастлив с Кристиной по своему, - Карлос сжал ее руки.

- Возможно ты прав. Они так решили. Это был их выбор. Только мне очень жаль отца и маму, - в этот момент Сабрина подумала о Луз.

- Мне жаль их всех, - Карлос сжал ее руку. – Но не будем оглядываться, поверь, впереди нас ждет только радость.

- Да, я знаю, я очень благодарна маме, - в этот раз Сабрина уже говорила о Кристине. – Она самая лучшая. Она любит нас. Тебя. Ты стал нашей семьей.

Карлос кивнул. Он и есть их семья. Кристина была его настоящей матерью. Сабрину же просто воспитала.

- Думаю, что скоро и Роберто станет частью нашей семьи, - прошептала Сабрина. – Честно, я очень хочу, чтобы мама была счастлива. А Роберто, это именно тот мужчина, который способен это сделать. Только я не могу не думать о папе. Он тоже заслуживал счастья.

- Все его заслуживают, те, кого мы знаем, и даже те, о ком не имеем понятия. Как бы прискорбно это не звучало, извини меня сразу, - попросил он прощения, -но думаю, что сейчас твоему отцу было бы не очень комфортно. Кристина, встретив Роберто, не смогла бы более оставаться с ним. Ты же это понимаешь? – спросил он.

- Не знаю. Может быть она бы вообще не позволила себе никаких отношений, - грустно ответила она.

- А было ли это правильным? – спросил Карлос.

- Не знаю. Нельзя строить свое счастье на несчастье другого, - заметила Сабрина.

- Да, мы все любим говорить эти слова, - согласился с ней Карлос, - но жизнь устраивает нам испытания, мы совершаем поступки, о которых можем потом сожалеть. Кому-то наши действия приносят разочарования. Следовать, поступать и жить – это все разные вещи. Мы живем сегодня. Я не верю, что ты была бы согласна с тем, чтобы Кристина и Рафаэль продолжали изображать счастливую семью. Роберто и Палома расстались, - напомнил он.

- Ты абсолютно прав. Я все понимаю. Просто мне очень не хватает папы, - в ее глазах блеснули слезы.

- Сабрина, ты не одна. Я всегда буду рядом. Даниэль, Виктория – мы все одна семья. Кристина никогда не разлюбит тебя. Она же твоя мама, - Карлос пытался успокоить ее.

- Она лучшая мама на свете, - кивнула Сабрина.

Карлос постарался улыбнуться. Он верил в эти слова. Был рад, что Кристина и его мама тоже, и был благодарен судьбе за то, что она позволила ему узнать материнскую любовь.

- Когда они вернутся. Ты сможешь поговорить с Кристиной и успокоиться, - сказал Карлос.

- Я хочу и не хочу этого, - призналась она. - Порой, когда ты не знаешь – живешь спокойно. Мама должна обрести свое счастье. Я верю в Роберто. Конечно, у них еще очень много проблем и забот. Впереди у Роберто развод. Как все сложится? Да еще есть сеньора Рамона, которая не очень-то жалует маму.

- Роберто решит этот вопрос, - улыбнулся Карлос. - На свадьбе Виктории ее не было видно. Она успокоится, смирится.

Он понимал, что гораздо сложный вопрос возникнет с его отцом Алехандро. Он ни за что не отступится. Он не даст Кристине жить спокойно. Вот это было большой проблемой. И это еще Даниэль ничего не знал.

- Как ты думаешь, когда вернется мама? – спросила Сабрина.

- Думаю, что к приезду Виктории и Даниэля. Я слышал, как Роберто сказал Энрике, чтобы он не ждал Кристину на работу в течение недели. Они устроили себе отпуск, - Карлос встал и обошел стол, чтобы обнять Сабрину. - У Виктории и Даниэля медовый месяц. Так что мы остались одни, - он поцеловал ее.

Сабрина улыбнулась. Пожить в тишине вдвоем – прекрасная перспектива…


…он возненавидел тишину. Херардо смотрел в окно. Уже прошла неделя. Она ему показалась бесконечно долгой. Никаких новостей у него не было, кроме одной – его внук Даниэль женился. Херардо не проявил никаких эмоций, когда Алехандро ему об этом сообщил. Он был совершенно спокоен, хотя его сердце забилось сильнее.

Кристина была очень смелой женщиной. Она шла вперед. Ему тоже нужно было собрать все свои силы, чтобы помочь этой женщине.

Алехандро каждый день приходил к нему вечером и просил принять его детей. Херардо понимал, что он это делал, тем самым давая ему возможность избежать уколов. Алехандро уже показал ему их, рассказал, как все будет происходить. Полная потеря разума. Его сын хотел сделать его овощем, то что ему не удалось сделать со своей собственной женой. Херардо успел вмешаться во время.

А кто сейчас помешает Алехандро? Кто помешает его сыну не причинять вред своему отцу? Как же он мог породить такое чудовище? Ничто не смогло изменить его, ничто не научило его признавать свои ошибки, тем более - исправлять их.

Херардо повернулся и взглянул на дверь. Она была закрыта и эта пугающая тишина…


…Сабрина открыла дверь и увидела Августу.

- Добрый вечер, проходите, - пригласила она ее войти.

Карлос молча посмотрел на женщину, выдававшую себя столько лет его матерью.

- Карлос, - Августа попыталась улыбнуться, но улыбка получилась кривой. – Я хочу поговорить с Кристиной, - попросила она.

- Зачем? – резко спросил Карлос, он не желала, чтобы Августа досаждала Кристине.

- Карлос, ну что ты? – Сабрина взяла его под руку. – Давайте выпьем кофе, спокойно поговорим. Хватит уже ругаться, - попросила девушка. – Августа, проходите. Могу предложить вам чай, кофе. Что вы будете?

- Я не хочу вас утруждать. Мне нужна Кристина, Августа выглядела спокойной.

- Мамы еще нет дома. Она не вернулась, - сообщила ей Сабрина.

- Когда она приедет? – спросила Августа.

- Зачем тебе она? – сухо спросил Карлос, не понимая прихода Августы.

- Как вы тут поживаете? – она постаралась проигнорировать вопрос Карлоса.

- Не поздно ли ты задаешь эти вопросы? К чему твой интерес? – набросился он на нее.

- Карлос, ну в самом деле? Зачем ты грубишь матери? – Сабрина встала на защиту Августы.

- Карлос, пожалуйста, давай спокойно поговорим, - Августа попыталась успокоить Сабрину. – Мы немного не допонимаем друг друга.

- Тебе не нужно было сюда приходить, - сухо заметил Карлос.

- Хватит. Не слушайте его, - Сабрина провела Августу на кухню. – Что вы будете? – спросила она, не понимая поведения Карлоса.

- Я наверное лучше пойду, не буду вам мешать, - она попыталась уйти. – Я хотела бы узнать у тебя, - она посмотрела на него, - ты не знаешь – где Херардо? Я не могу его найти.

Карлос пожал плечами. Он не хотел видеть здесь Августу. Не хотел вспоминать все, через что ему пришлось пройти. Сабрина же не понимала его поведения, пытаясь разрядить обстановку – она приготовила кофе и пригласила всех присесть.

- Спасибо, - поблагодарила Августа.

Она чувствовала себя очень неловко. Карлос хмурился. Она понимала его поведение, она и не ожидала, что он простит ее. Хотя ей и не нужно было этого. Сейчас ее интересовало одно – она хотела узнать, где находился Херардо, и узнать у Кристины – кто отец ее детей. Вдруг есть вероятность, что их отцом все же мог быть Алехандро. Хотя анализы говорили об обратном, но почему тогда она разрешила свадьбу Даниэля и Виктории? Если разрешили, значит все было в порядке.

- Как вы поживаете? – поинтересовалась Сабрина.

- Спасибо, хорошо, - Августа не знала, о чем разговаривать с девушкой.

Она вообще отвыкла от общения. Друзей особо не было, и она как-то в них не нуждалась. Привыкла быть сама по себе. Сейчас ей нужно было решить свой вопрос – развод с Алехандро. Она должна была точно знать, кто отец Даниэля и Карлоса, чтобы иметь козырь перед своим мужем.

Карлос присел рядом с Сабриной. Его разозлил приход Августы. Ему приходилось мириться с тем, что он не мог сказать Сабрине о том, что она не была его матерью.

- К нам еще кто-то пришел, - радостно улыбнулась Сабрина, услышав звонок в дверь. – Может мама вернулась. Я очень по ней соскучилась, - девушка встала.

- Я открою. Я сам безумно соскучился по Кристине, - сказал Карлос и пошел открывать дверь.

- Августа, ему надо время, - тихо сказала Сабрина.

- Нет. Все в порядке. Я понимаю, - она сделала глоток чая.

В гостиной раздался громкий разговор, как будто кто-то спорил. Августа и Сабрина вышли из кухни и увидели Алехандро.

- Зачем ты пришел? Забудь сюда дорогу, - закричал Карлос. – Как ты можешь? У тебя совершенно нет совести.

- Карлос, ну что ты такой нервный? – Сабрина была очень взволнована – конечно, родители Карлоса не подарок, но не стоило их было воспринимать в штыки.

- Что ты тут делаешь? – спросил Алехандро, увидев жену.

- Не кричи на меня, - попросила Августа. – У тебя нет никаких прав на меня. Я уже падала на развод, - сообщила она

- Ты не получишь развод. Никогда, - закричал Алехандро.

- Слушайте, разбирайтесь где-нибудь в другом месте, - попросил Карлос. – Я вас видеть не желаю. Никогда не приходите в этот дом.

Алехандро со злостью взглянул на сына. Кристине удалось изменить его мнение, настроить против него, но ничего у нее не получится.

- Можешь кричать сколько угодно, - оскалился Алехандро. – Ей удалось…

- Замолчи, - перебил его Карлос.

- Хватит, - попросила Августа. – Не устраивай скандал в чужом доме. Ты дашь мне развод, иначе я все расскажу. Расскажу всю правду, - заявила она.

- О какой правде вы говорите? – спросила Сабрина.

Алехандро, Августа и Карлос повернулись к Сабрине…



... продолжение следует...

Рейтинг поста:  +15 Не понравилось Понравилось
Новороссийск
22 февраля 2016 года
213






Комментарии:

Написать комментарий

22 февраля 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
22 февраля 2016 года
+1  

Нижневартовск
22 февраля 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
22 февраля 2016 года
 

Ларнака
22 февраля 2016 года
+1  
Наташа, какая ты умничка! Я ведь думала, что дети у Кристины от Роберто, но всегда задумывалась о том, что же будет с Викторией и Даниэлем. Но вот, что Виктория неродная дочь, до этого я не додумалась. Браво! Давай скорее окончание, пожалуйста, нет сил ждать.

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
23 февраля 2016 года
 

постараюсь уложиться в завтрашний день, но как получится
может быть эпилог будет только 24

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
23 февраля 2016 года
 
продолжение тут
https://www.asienda.ru/post/29813/

не добавляется ссылка в сам пост

Москва
23 февраля 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
23 февраля 2016 года
 

Воронеж
16 марта 2016 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 марта 2016 года
+1  


Оставить свой комментарий

B i "
Отправить