Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

Лабиринты запретной любви/ Часть 29

Лабиринты запретной любви/ Часть 29
Пролог https://www.asienda.ru/post/26287/
Часть 1 https://www.asienda.ru/post/26289/
Часть 2 https://www.asienda.ru/post/26290/
Часть 3 https://www.asienda.ru/post/26291/
Часть 4 https://www.asienda.ru/post/26292/
Часть 5 https://www.asienda.ru/post/26294/
Часть 6 https://www.asienda.ru/post/26295/
Часть 7 https://www.asienda.ru/post/26296/
Часть 8 https://www.asienda.ru/post/26355/
Часть 9 https://www.asienda.ru/post/26356/
Часть 10 https://www.asienda.ru/post/26357/
Часть 11 https://www.asienda.ru/post/26358/
Часть 12 https://www.asienda.ru/post/26359/
Часть 13 https://www.asienda.ru/post/26362/
Часть 14 https://www.asienda.ru/post/26363/
Часть 15 https://www.asienda.ru/post/26364/
Часть 16 https://www.asienda.ru/post/26365/
Часть 17 https://www.asienda.ru/post/26366/
Часть 18 https://www.asienda.ru/post/26367/
Часть 19 https://www.asienda.ru/post/26368/
Часть 20 https://www.asienda.ru/post/26369/
Часть 21 https://www.asienda.ru/post/26370/
Часть 22 https://www.asienda.ru/post/26418/
Часть 23 https://www.asienda.ru/post/26419/
Часть 24 https://www.asienda.ru/post/26420/
Часть 25 https://www.asienda.ru/post/26422/
Часть 26 https://www.asienda.ru/post/26423/
Часть 27 https://www.asienda.ru/post/26424/
Часть 28 https://www.asienda.ru/post/26425/


Часть 29


Татьяна закрыла рот рукой и опустилась на поваленное дерево. Никита – сын Миши. Миши. Ее трясло. А Никита смотрел на Мишу, не понимая:

- Вы шутите? – прошептал он.

- Нет, - Миша покачал головой, - не шучу, мы с мамой сделали анализ, чтобы быть уверенными, вот, - Миша показал цветной лист генетической экспертизы. – Я твой папа, настоящий папа.

Никита отступил назад:

- Нет, - заплакал он, - нет, мама, - он обернулся к ней, - как так? Дядя Миша мой папа, наш? – спросил он, вытирая нос.

Ему было стыдно за свои слезы, но то, что говорили взрослые казалось ужасным… радостным и кошмарным одновременно. У него есть отец. Отец. И это дядя Миша. Он бы никогда не подумал.

- Никита, сыночек, - Татьяна поднялась на ноги. – Это правда, мы сами не знали.

- Как? – закричал Никита. – Как можно было не знать, значит отец, - он запнулся, - он был прав, когда говорил, что я не его сын. Да? А ты молчала, молчала все это время, - обвинил ее мальчик.

- Кит, - Миша тронул сына за плечо. – Не горячись, все не просто, мы только сами узнали. Ты же видишь, мы узнали, и сразу сказали тебе. Мы же этого не скрывали.

Никита вздрогнул и шагнул назад от них двоих:

- Как вы могли? – закричал он, не сдерживаясь, - я столько лет мечтал об отце, а он был рядом, а тот, - он показал рукой куда-то в сторону, - тот чморил меня, как будто бы я ничтожество, - срывающимся голосом кричал Никита. – Так кто я? – кричал мальчик. – Кто?

Миша резко шагнул к сыну и обнял его, прижав к себе, почти одного с ним роста, еще немного, и он дорастет до Миши, а может и перерастет его. Худой, но сильный. Никита рвался из объятий отца, вздрагивая, рыдая. Он ненавидел себя за слезы, он ненавидел их за то, что они так с ним поступили.

Татьяна обняла Никиту со спины, помогая Мише удержать сына:

- Тише, мой родной, тише, сынок, - молила она. – Ты рассержен, обижен. Ты можешь не понять, нам самим трудно понять это, - они держалась за руки Миши, только бы не отпустить сына.

Никита еще пытался вырваться, но родители крепко держали, обнимая, успокаивая. Вместе. Татьяна уткнулась в спину сына.

- Ты наш сын, - Миша слегка встряхнул Никиту, заставив посмотреть того в глаза. – Ты просил отца, вот я, я твой отец. Я только сейчас об этом узнал, и мама только сейчас узнала. Мы можем попытаться понять и принять это, или, - он замолчал, вглядываясь в глаза мальчика.

Никита замер. Слезы катились по его щекам:

- Или? – прошептал он. – Или? – в его глазах мелькнул ужас. – Нет, - зарыдал он, - нет.

Никита схватился за отца, вздрагивая, не понимая, но он держался за него так, боясь отпустить, боясь, что его отвергнут, ведь его столько лет не принимал отец, мужчина, которого он считал отцом. А он ему не отец.

- Он не мой отец, - Никита заглянул Мише в глаза. – Не мой? – в его глазах плескалась дикая надежда.

- Не твой, - выдохнул Миша, - он не твой отец, я твой отец, ты мой сын, слышишь, мой, - Миша крепко обнял своего взрослого сына. – Мой сын, - шептал он.

Татьяна все еще касалась Мишиных рук, но понимала, что он переборол истерику Никиты, переборол. У него получилось. Она отпустила руки и отошла. Ноги больше не держали ее. Никита его сын. А Даша? Кто отец Даши?

Сердце нервно стучало в груди, причиняя невыносимую боль. Она взрослая женщина, и она не знала, кто отец ее детей. Всегда считала, что это Ваня. А вот та заветная бумажка, которую выронил Миша. Они даже наступили на нее. Миша и Никита обнимали друг друга. Миша не сдерживал слез:

- Мой сын, мой сын, - шептал он, то обнимая мальчика, то похлопывая его по плечам. – Мой.

- Ты мой папа, папа? – Никита не верил, он улыбался и плакал, плакал, как маленький ребенок, - ты правда мой папа? – раз за разом спрашивал он. – Мой? Папа?

Татьяна смотрела на них. Они были счастливы. Двое самых дорогих мужчин в ее жизни были счастливы. Она нагнулась и подняла листок с результатами. Она хотела и не хотела читать, но понимала, что надо.

Никита – сын Миши, точность 99,99%. Даша – 0,0%. Татьяна закрыла глаза, сминая лист с результатами в руке. Даша – дочь Вани. Вани. Ваня, который чувствовал, что Никита не его сын, а она всегда защищала Никиту, ниразу ей не пришло в голову, что дети могут быть от разных мужчин.

Татьяна сминала лист с результатами в комок двумя руками и покачивалась. Миша все еще обнимал Никиту, а Никита цеплялся за мужчину, не веря в свое счастье. Он был так рад, что плакал от счастья.

- Мой папа, папа, - шептал мальчик, получивший наконец то, о чем мечтал все эти годы. – Мой папа.

- Сын, сынок, - Миша прижал руку к голе Никиты и соприкоснулся с ним лбом. – Мой сын, - он был горд, горд, что у него есть сын.

- Что вы сказали? – голос Даши ворвался так внезапно, заставив их троих вздрогнуть

Девочка выронила радионяню, она смотрела на них широко раскрытыми глазами и качала головой:

- Мама? – спросила она.

Никита повернулся к сестре:

- Вот наш настоящий папа, - радостно сообщил он.

Даша закричала так, что у всех зазвенело в ушах:

- Неееееееет, нееет, - топала она ногами. – Неееет, - махала руками.

Татьяна мгновенно оказалась около дочери, но та толкала и пихала ее, рыдая:

- Это неправда, - кричала она. – Нет.

Татьяна схватила дочь за руки:

- Даша, - она встряхнула дочь, дернув ее за руки, - это отец Никиты, твой папа – Ваня, - призналась она.

Никита выпучил глаза. Миша крепко сжал его руку, показав палец, чтобы молчал. Он отпустил сына и шагнул к Татьяне и девочке.

- Так не бывает, - кричала девочка. – У нас один отец. Один.

- Два, - прошептала Татьяна.

Даша со всей силы толкнула Татьяну так, что та бы упала, если бы не подоспел Миша и не придержал ее. Девочка смотрела на всех с осуждением:

- Ты всегда изменяла отцу, - закричала она. – Вот это правда! – обвиняла она. – Вы мне смеете говорить, что он не имел права поднимать руку на нее, да за такое, - кричала она.

Миша встал между Татьяной и Дашей:

- Что за такое надо делать? – тихо и строго спросил он.

Даша нервно дышала. Она смотрела на них всех, как на врагов. Она бы могла убежать, убежать…. Только в этот раз бежать было некуда…. Не к кому. Она изменилась в лице. Она осталась одна.

- Я одна, - прошептала девочка, широко раскрыв глаза. – Мой папа умер, у меня нет теперь папы, у меня никого нет.

- Даша, мы твоя семья, - осторожно начал говорить Миша.

Татьяна всхлипывала за его спиной.

- Вы нет, - тут же отказалась она. – Вы никто, мне нужен мой папа, - зарыдала она, - папа, папочка, она всегда обманывала тебя с ним, всегда.

Миша сжал плечи девочки, не давая той убежать.

- Держите меня, даже ударьте, - дерзко ответила девочка, смотря Мише в глаза, - у меня ведь нет теперь папы, а у него есть, - она кивком показала в сторону Никиты. - Он всегда был маменькиным сынком, а теперь станет и папенькиным, - хрипло говорила она. – Как она могла читать нравоучения, когда она спала с двумя, двумя? – девочка показала два пальца мужчине. – И вы меня ругали, что я к Илье пристаю?

Миша строго смотрел на Дашу. Никита тронул Татьяну за руку. Она вздрогнула и зажала рот руками. Она не знала, что сказать дочери, ведь в ее словах было столько правды. Она ужасная женщина.

- Мама, а почему ты замуж вышла за него? – шепотом спросил Никита. – И как так, что у нас разные отцы, мы же двойняшки.

Даша расхохоталась, услышав то, что спросил Никита:

- Ты дурак или прикидываешься? - сквозь смех спросила она, вытирая слезы. – У нее была куча любовников. Она падшая женщина. Наша мама - падшая женщина. Мы даже не знаем, кто отец Юли. Ну же, - Даша с вызовом уставилась на Татьяну, - скажи, кто отец у нашей сестры?

Мише тоже было очень интересно узнать, кто же отец малышки, но не сейчас. У них почти получилось с Никитой, с Дашей все оказалось намного сложнее.

- Даша, - Миша шагнул к ней ближе, - твой отец заставил твою маму, принудил, практически изнасиловал, - он произнес Миша.

Татьяна вздрогнула, как от удара, услышав эти слова:

- Миша, - прошептала она.

- Врете, - закричала Даша. – Все вы врете. Папа же не сможет этого опровергнуть, - стояла она на своем.

Ее мир делился на черное и белое, другого не существовало. Хорошее и плохое, не было золотой середины. Миша посмотрел на девочку:

- Если ты и дальше будешь противоречить мне, маме, всем, то ты можешь повторить историю своей мамы, - начал Миша. – Ты навредишь себе.

- То есть вы предполагаете, что у меня будет два мужа? – не унималась Даша.

- Даша, - Татьяна вышла из-за спины Миши, - перестань, хватит, я виновата перед вами и мне нести свой крест до самой смерти.

- Это папа умер, а ты жива, - заявила девочка.

- Ты хочешь, чтобы я тоже умерла? – спросила Татьяна.

Даша осеклась. Слезы уже высохли. Она спорила с ними со всеми, а главное с самой собой.

- Ты хочешь, чтобы я уехал? – спросил Миша.

Они стояли рядом друг с другом, напротив девочки, а позади маячил Никита. Он был обеспокоен. Все так смешалось. И он испугался, услышав слова Миши.

- Нет, - прошептал мальчик, - пожалуйста, - взмолился он. – Только не это.

- Я одна, - заплакала девочка, сбавив гонор. – Я одна, у меня нет папы.

Татьяна обняла дочь. Девочка пыталась упираться, но позволила это матери:

- Поплачь моя хорошая, поплачь, - шептала Татьяна, гладя дочь по голове, спине.

- Меня никто не любит, даже Илья не смотрит на меня, он в тебя влюблен, - Даша хотела толкнуть мать, но не смогла, она вцепилась в ее сарафан, боясь отпустить.

- Я люблю тебя, доченька, почему ты такая упрямая, почему не хочешь слышать, что я желаю тебе только добра. Миша не обидит тебя, - Татьяна сама еле сдерживала слезы.

- Он хочет нас бросить, - тихо прошептала Даша, уткнувшись в плечо Татьяны, она взглянула на мужчину из под лобья.

- Не нам это решать, - ответила Татьяна. – Криками и угрозами, мы ничего не добьемся.

- То есть он уедет, потому что я плохая? – спросила девочка.

Миша запустил руку в волосы. Она улыбнулся. Даша сама того, не понимая, приняла его. Она еще спорила и сопротивлялась, но она уважала его. Уважала так, как наверное не уважала своего отца.

Миша подошел к ним. Девочка напряглась. Миша же вздохнул и обнял их обеих. Своих маленьких женщин. Он крепко прижимал их. Даша попыталась вырваться, толкнуть его, но не смогла. Ваня никогда так не обнимал ее. Это было для нее впервые в жизни. А еще чтобы вот так с мамой вместе, словно они семья.

Никита топтался рядом, он вдруг почувствовал себя обделенным, как всегда, словно о нем забыли. Миша бросил на сына взгляд и кивнул. Мальчик улыбнулся и подошел к ним. Миша обнял и его, не отпуская Дашу. Они втроем смотрели на растерянную Татьяну. Миша улыбнулся ей, стараясь подбодрить, но она не реагировала.

Татьяна думала о том, что же будет дальше. Она боялась. Ведь это не все. Она понимала, что будут еще разговоры, вопросы. И еще Ольга, она ее сестра, жена Миши. Татьяна тяжело вздохнула. Миша выпустил детей, поняв, что ему удалось их хотя бы успокоить немного. Это уже первый шаг. Еще надо будет приложить массу усилий, чтобы Даша поверила ему, доверилась.

Миша шагнул к Татьяне, взял ее лицо в ладони и прижался к ее губам. Он поцеловал ее прямо при детях. Никита удивленно уставился на них. Даша моргнула и толкнула брата в бок, но тот отмахнулся, смотря на родителей.

- Спасибо, - Миша обнял Татьяну, прижимая ее к себе, - спасибо за сына, - поблагодарил он.

У Татьяны выступили слезы на глазах. Даша и Никита молчали. Они никогда не видели такого. Не видели, чтобы кто-то вот так открыто проявлял чувства. Это стало для них открытием. А так же и то, что Миша обнял Татьяну и позвал всех домой.

Даша и Никита шли рядом. Оба были в полном смятении. Даша даже чувствовала себя немного виноватой, что она наговорила много такого. Миша нравился ей. С ним было надежно, понимала девочка. И она боялась… боялась, что он уедет…

Поселок

Он уехал. Нина слышала, как хлопнула входная дверь. Ее муж уехал к ее сестре, сестре, с которой у него были отношения. Он говорил, что только в молодости, но разве можно ему было верить?

Женщина не понимала, что происходило. Да, она знала своего мужа, знала, что он бабник до мозга костей, она сама решила с ним остаться. Ей было хорошо – видный и перспективный мужчина, зарабатывающий. Он обеспечил ее быт, дарил подарки. Он уделял ей внимание, как и многим другим. У него даже есть сын. Сын, с которым жила Вера.

А Оля. Нина вздрогнула. Ее дочь в больнице. Она тут встала и взяла сумку. Нина вышла из квартиры и захлопнула дверь. Сергей ее муж. Только ее, он всегда возвращался домой, так почему же сейчас так ныло сердце, почему было так тревожно на душе, словно она только сейчас узнала о том, каковым был ее муж на самом деле.

Нина остановила такси и села в него. Она должна думать о дочери в этот момент, а не о муже и о том, сколько у него было женщин…

Он смотрел на женщину и не узнавал ее. Сергей оттолкнул дверь и зашел в квартиру к Вере. Та была при полном поряде. Волосы уложены в замысловатую прическу. На лице хороший макияж, шикарный шелковый халат и шлейф дорогих духов. Она умела встречать мужчину, но к сожалению ждала уже не его.

Сергей внимательно посмотрел на нее. Что-то колыхнулось внутри – может он зря отказывался, считался с родственными связями. Вера следила за собой, отметил он.

- Что ты хочешь? – спросила Вера, смотря мужчине прямо в глаза. – Ты опоздал!

- Где он? – Сергей отодвинул ее в сторону и зашел в комнату.

Он может быть остановился бы, даже пофлиртовал бы с ней, а может и даже большее бы позволил. Сергей впервые посмотрел на Веру, как на женщину, а не как на родственницу. Да, у них было пару раз в молодости, но это не считалось. Стало для него табу, когда он женился на Нине. Он чувствовал ее, ощущал ее запах.

Сергей нахмурился и тряхнул головой:

- Где мой сын? – грозно спросил он.

- Он не хочет с тобой видеться, - улыбнулась Вера.

Она распахнула халат и показала свое нагое тело:

- Смотри на то, что тебе так и не досталось, теперь этим всем наслаждается твой сын, а он молод, горяч, не то что ты, - она брезгливо поморщилась и запахнула халат. – Ты жалок и ничтожен, - призналась Вера.

Сергей стиснул зубы. Он схватил Веру и прижал ее к стене:

- Я же могу тебя прямо вот тут оформить, и ты дашь, как миленькая, - прошипел он.

Вера оскалилась и плюнула ему прямо в лицо:

- Будешь тр…ть бездушное тело, пожалуйста, - фыркнула она и улыбнулась.

Она торжествовала. Впервые могла ему ответить. Она победила его!

- Сука, - выругался Сергей и оттолкнул Веру.

Та захохотала, поправляя халат:

- Ты проиграл, стареешь, Серый, стареешь, скоро никому не нужен будешь, будет Нинка тебе харчами кормить, - смеялась она, улыбаясь.

Мужчина покачал головой и вышел. Он не мог находиться в одной с ней комнате. Он действительно проиграл. Если бы в свое время не отказался бы, то Верка бы сейчас не бросалась такими словами, она бы в рот ему заглядывала бы. Сергей быстро спустился по лестнице.

Посмотрев на окна квартиры Веры, он нахмурился, потом махнул рукой. Пусть живет так, как знает, ему то какое дело, ну топчет ее его сын, значит хочет, дело молодое, научится, пойдет дальше. Улыбка скользнула на его губах и исчезла. Ольга, доченька. Его дочь…

Город

Нина смотрела на свою дочь и не верила своим глазам. Та была желтого цвета, вены проступали на серой коже. Ее дочь похудела. Она же всегда была такой красавицей, что же с ней стало? Нина чуть не плакала, наверное по этому приезжал Миша к ним утром.

Миша, теперь он точно ее бросит. Нужна ему такая жена? Врачи не давали никаких прогнозов. Трубки, капельницы, уколы. Миша обеспечил жене достойный уход. Нина присела около кровати. Уход уходом, но ее дочь была одна. Катя не приехала к матери, и знала ли она вообще, что Ольга заболела, хотя болезнью это сложно было назвать.

- Ты не одна, - шептала Нина, гладя руку дочери.

Ольга пошевелилась и открыла глаза. Она рассмеялась в лицо матери:

- Я всегда одна, вы родили меня уродом, и я родила уродов, - призналась она.

Нина качнула головой, подумав, что ее дочь стала безумной.

- Проверяешь, нормальная я или нет, - хмыкнула Ольга и тут же поморщилась от боли.

- У тебя хорошая дочь, - напомнила ей Нина.

- Дочь, дочь, - смеялась Ольга, морщась, - а еще и сын есть.

- Что ты несешь? – не понимала Нина. – У тебя девочка, ее зовут Катя.

- Моя дочь умерла при родах, а осталась уродка, и сын уродец, какая мать, такие и дети, - Ольга откинулась на подушку и уставилась в потолок. – Его Микаэлем звать. Мой муж назвал, муж, - хмыкнула она.

Нина побледнела, поняв, что ее дочь говорит правду.

- Оля, - только и смогла прошептать Нина.

- Твоя дочь не святая, - Оля посмотрела на мать, - совсем не святая, мамочка.

Ольга говорила и говорила, а Нине хотелось закрыть уши, чтобы не слышать то, что она слышала.

- Ну и в кого я такая у вас уродилась? – спросила Ольга.

Нина не понимала, толи та спрашивала, толи себя саму высмеивала.

- В своего отца, - прошептала Нина. – Ты полная копия своего отца.

Сергей толкнул дверь и зашел в палату. Он смотрел на бледную жену, на дочь на больничной койке.

- Она твоя дочь, - повторила Нина.

- Я знаю, - отозвался Сергей.

Нина покачала головой:

- Она твоя дочь, твоя…

Пригород

- Он твой папа и Катин, - Даша сидела на диване и смотрела в окно.

Катя удивилась и вытащила наушник:

- Кто чей папа? – переспросила девочка.

- Миша твой папа и Никиты, у вас есть папа, у меня теперь нет, - грустно отозвалась она.

Катя нахмурилась:

- Чего ты выдумываешь, - Катя посмотрела на Татьяну и Мишу.

- Это правда, - кивнул Миша. – Теперь я папа для вас всех, и для тебя, Даша, - он смотрел на девочку.

Даша не прореагировала. Миша не уехал. Он пока никуда не уехал, но он же всегда уезжал. Один раз он с ними жил долго, а потом уехал и его не было еще дольше.

- И на долго вы тут? – Даша спросила, не смотря в окно.

Миша вздохнул и пододвинул стул поближе к девочке:

- Я пока никуда не собираюсь уезжать, - начал он.

- Пока, - кивнула девочка.

Татьяна закусила губу и присела рядом с дочерью. Она обняла свою упрямую дочь. Даша даже отказывалась пойти к Юле. Что-то надломилось в ней, сначала смерть Вани, а теперь она узнала, что у Никиты другой отец, а еще Миша сказал, что Ваня принудил Татьяну к близости. В голове у девочки была самая настоящая каша.

- Все не так просто, - попытался оправдаться Миша.

- Ну да, - девочка пожала плечами, - вам ведь есть, куда уехать, а мне теперь нет, у меня же нет папы, мне некуда больше ехать.

- Даша, тебе некуда не надо больше сбегать, - произнес Миша. – Мы теперь семья. Одна.

- То есть теперь у вас будет две жены? – спросила она. – Сначала у мамы было два мужа, теперь у вас?

Татьяна побледнела. Ее дочь задала прямой вопрос прямо в лоб. Она сама стеснялась спросить у него что-то, что-то потребовать, а Даша не боялась ничего. Миша опустил голову и вздохнул.

- Вот видишь, мама, - Даша повернулась к матери, - ты мне говоришь, что это правильно, а это нет. А вот это правильно? – спросила она. – Он будет жить здесь с нами, а потом ехать к ней в город.

- Так папа ушел от мамы, - вмешалась Катя. – И я рада, что мы тут живем, - она даже улыбнулась. – Разведутся они, - произнесла она как само собой разумеющееся.

Татьяна опустила глаза в пол. Даша посмотрела на Катю, потом на Мишу. Миша понимал, что Даша ревновала его к Ольге, даже не зная ее. Татьяна была смущена, а ведь ее дочь ее защищала. Миша улыбнулся и поцеловал Дашу в лобик:

- Мы все решим, ты главное не волнуйся за нас, хорошо? – попросил он.

Даша взглянула ему в глаза, она смотрела на него долгим взглядом. Татьяна замерла. Ее девочка была с очень непростым характером. И сейчас было очень важно, чтобы она приняла Мишу. Приняла, Татьяна молилась про себя, молилась, чтобы Даша приняла мужчину, которого она любила.

- Вы даете мне слово? – вдруг спросила она.

Татьяна моргнула. В этом была вся ее дочь. Прямолинейна. Порой молола чепуху, порой совершала глупости, порой даже обижала ее, но это была ее маленькая девочка. Татьяна тоже посмотрела на Мишу, она сама ждала его ответа.

- Я даю тебе слово, - кивнул он, - что мы все решим, все вместе.

- Хорошо, - вздохнула она и обняла его, - а как мне вас называть? – спросила она тихо-тихо, чтобы услышал только он.

Миша улыбнулся, Татьяна выдохнула с облегчением. Никита закричал – Ура и захлопал в ладоши. Катя фыркнула, показывая всем своим видом, что типа от решения Даши что-то зависело.

- Можешь звать меня просто по имени, Миша, - подмигнул он ей, - и на ты, так будет проще.

- Так вы разводитесь? – тут же спросила Даша, стоило только Мише встать. – Ты разводишься? – поправилась она.

Миша опустил голову и кивнул:

- Да, но не сейчас, - признался он.

Татьяна побледнела. Она хотела задать ему вопрос в лоб – как не сейчас. Никита смотрел на Мишу чуть ли не влюбленными глазами – у него есть отец, да еще какой отец. Катя же залезла на диван с ногами и включила плеер. Она слушала музыку, ей стало спокойно, теперь она будет жить тут с тетей Таней, или просто Таней, раз Даша будет звать ее отца по имени, то и она может называть ее маму по имени.

Звонок в дверь прозвенел так внезапно, что все сразу же замолчали. Даша задумалась. Татьяна удивленно смотрела на свою дочь, та никогда не думала, она говорила все, что у нее на уме. Что же стало с ее девочкой? Что? Она так боялась ее сломать, переломить ее боевой характер, ведь в жизни порой так нужна смелость, упорство и упрямство. Поведение Даши настораживало, как и Кати.

Миша достал телефон и стал проверять звонки. Никита ушел на улицу. Татьяна включила чайник. Надо было готовить ужин.

- Ма, - Никита показался в дверях.

Он прятал за спину букет, но цветы все равно выглядывали. Миша приподнял брови и чуть повернул голову. Татьяна вытерла руки о полотенце. Она взяла конверт и прочитала.

- От кого? – сухо поинтересовался Миша.

Татьяна повернулась к нему. Он же сказал ей, что не сейчас. Да он поцеловал ее при детях, но что будет дальше? Что?

- От Александра Владимировича, - отозвался Никита. – Он приглашает маму в театр, -мальчик показал билеты. – Это не я, - тут же затараторил Никита, увидев грозный взгляд Миши, - это честно не я, это он сам.

- У тебя свидание? – спросил Миша, буравя Татьяну взглядом.

- Ты же маму не приглашаешь, - заметила Даша, - и цветов ей не даришь, - пожала она плечами. – Хоть он мне не нравится, но он ухаживает, а ты только рычишь. Мама слишком мягкая, - заметила девочка, - чтобы сказать тебе об этом.

Миша побледнел. Татьяна покраснела. Она оказалась меж двух огней, между дочерью и Мишей. Даша была права, Миша ничего ей не дарил, не обещал. Сказал, что они со всем справятся и все. Да, он дал им кров, это очень многого стоит, но ей так хотелось маленьких женских радостей, подумала женщина…. Хотя о, чем она, Миша был женат.

Никита вырвал конверт из рук Татьяны:

- Я сам пойду и скажу, чтобы больше не дарил веники, - Никита не знал, куда ему деть цветы.

Даша взяла радионяню и подошла к брату:

- Давай их мне, у меня в комнате они будут хорошо смотреться, - она покачала головой и скорчила ему рожу.

Миша стиснул зубы. Катя приподняла бровь и смотрела на это все, не участвуя. Даша делала ей знаки, но девочка не реагировала, она словно провалилась в свой мир. Даше пришлось подойти к сестре и дернуть ее за руку:

- Идем, поможешь, - позвала она сестру.

Катя нахмурилась, но пошла за сестрой. Никита закрыл дверь в гостиную, оставив взрослых наедине.

- Ты можешь пойти с ним, - начал Миша. – Я же не зову тебя, - он сунул руки в карманы.

- Спасибо, что разрешил, - парировала Татьяна, - я сама разберусь, что мне делать и куда идти.

Они смотрели друг на друга и снова ругались, стоило только детям оставить их наедине.

- Хорошо, иди, - кивнул Миша, - мне тоже надо съездить по делам.

Он направился к дверям. Татьяна побледнела:

- Ты к ней едешь? – спросила она.

Она все таки спросила, не хотела, но вопрос сам сорвался с ее губ.

- Да, мне надо, она моя жена, - напомнил он.

Татьяна поджала губы, чтобы не расплакаться. Ей стало так обидно и горько. А кто тогда она? Просто мать его сына? Татьяна отвернулась к плите. Слезы капали на стол, а она кромсала картошку.

Миша подошел к ней сзади и сжал ее плечи. Татьяна напряглась. Сегодня столько всего произошло, а он снова грубил и грубил ей. Она так переживала, так волновалась. Он свалил всех детей на нее и уезжал к своей жене, она же его жена. Жена.

- Мне надо, - прошептал Миша. – Не злись, пожалуйста, - попросил он.

Татьяна не реагировала. Она старалась не всхлипнуть, чтобы он только не заметил, что она плачет. Сегодня они положили начало новым отношениям, но доверять так и не научились, не могли еще. Миша поцеловал ее в затылок, вздохнул и ушел, ничего больше не сказав. Татьяна положила нож на дощечку.

Она прикусила губу. Ей так хотелось спросить, когда он вернется, на долго ли уехал, но она молчала, смотрела в окно, как он прошел в душ, потом в кухню. Вышел оттуда в чистой рубашке и брюках.

Татьяна глотала слезы, обида захлестнула ее. Он был женат. Ольга его жена, а спал он с ней. Что у нее за жизнь? Что? Женщина не понимала. Она уже хотела было согласиться и пойти с мужчиной в театр, только чтобы не думать, но не могла. Понимала, что не могла так поступить, потому что она отвечала за детей. Дети бы не поняли ее. Они бы точно покрутили бы у виска. Ей оставалось только ждать… и научиться верить…

Поселок

Она не верила в свое счастье. Вера сидела на диване и улыбалась. Она потерла висок, моргнула, пытаясь прогнать поволоку в глазах. Черные точки замельтешили и исчезли.

Сергей принес ей шоколадку. Маленькую, небольшую, но ей. Женщина расцеловала его в обе щеки. Она ему не сказала, что хотела бы от него ребенка… или сказала. Вера потерла висок, пытаясь вспомнить, но мысль ускользала. Давление в висках усилилось. Вера вздохнула. Она снова потерла висок и откинулась на диван. С ее губ сорвался вздох наслаждения. Она была в раю. На ее губах сияла блаженная улыбка.

Сергей зашел в зал и улыбнулся. Вера сидела на диване, откинувшись. Ее взгляд был устремлен в потолок, руки раскинуты, словно она ждала его. Он купался во внимании, нежности, заботе. Молодой мужчина заварил чай и принес его на подносе.

- А вот и чаек, - произнес он, поставив поднос на журнальный столик.

Вера не реагировала. Она так и сидела, смотря в потолок, а на губах застыла блаженная улыбка. Улыбка сползла с губ мужчины. Его затрясло. Он осторожно коснулся руки женщины… и ее рука безвольно упала, Вера завалилась на бок, не закрывая глаз, с ее губ не сходила улыбка.

Сергей схватился за голову. Вера была мертва. Пока он ходил на кухню, она умерла, не позвав его, просто тихо и незаметно ушла из жизни…

Город

- Я не хочу такой жизни, - кричала Ольга, мечась на кровати.

Врачи и медсестры суетились рядом, пытаясь успокоить пациентку. Миша отошел к стене. Он приехал недавно. Хотел узнать о состоянии, хотел поговорить с Олей, но состояние у его жены оставляло желать лучшего.

Сильное повреждение печени. У его жены был цирроз, и она заболела им не вчера. Он уже много лет у нее прогрессировал. Она просто не обращала внимания, бегая по салонам красоты, коля себя разными уколами.

- Мы ввели ей успокоительное, - сообщил врач, - завтра проведем диализ. Почки не справляются.

Миша кивнул. Он не знал, о чем спрашивать врача. Он сидел около ее кровати, дожидаясь, пока пройдет острый приступ. Тесть и теща находились в коридоре. Это он попросил их выйти. Ему нужно было у нее спросить, хотя он понимал, что все равно ничего бы не изменилось, но он хотел услышать это от нее.

- Сидишь как коршун, - Ольга открыла глаза и зажмурилась. – Ждешь, когда я умру?

Миша молчал.

- Не дождешься, я не оставлю тебя, не отдам тебя Таньке. К ней ты бегаешь? У нее ночуешь? – сыпала она вопросами, срываясь на нем.

- Кто отец детей? – тихо спросил Миша.

Ольга повернулась и посмотрела на мужа:

- Ты, ты отец моих детей, - стояла она на своем до сих пор.

Миша покачал головой, не понимая, как так можно.

- Твой любовник признался, - сообщил Миша.

- Любовник? Любовник? – засмеялась Ольга.

Она хохотала в голос, вытирая выступившие слезы:

- Любовник, - она посмотрела на него. – Знаешь, сколько их у меня было? Люблю я мужиков, а ты слабак.

Миша стиснул зубы. Он знал это уже. Знал. Мурат предупреждал его, что Ольга не такая, какой хотела казаться.

- Ты ненормальная, - сухо прошептал Миша.

- Я урод, - кивнула Ольга, - и дети у нас уроды.

- Никогда, - взорвался Миша, - никогда не смей так говорить о детях!

Ольга выпрямилась и села на кровати, выдернув капельницу:

- Это мои дети, - заявила она ему в лицо, - и они уроды такие же, как и я, - выдохнула она ему в лицо.

Миша изменился в лице. Он схватил жену за плечи и встряхнул.

- Один урод заграницей, а вторая уродка, - она не договорила, Миша легонько ударил жену по губам.

- Не смей, - прошептал он сквозь зубы.

- Что ты мне сделаешь? – Ольга с вызовом посмотрела на мужа. – Они мои, - она оттолкнула его, - а ты наш, - заявила она.

Миша отпустил жену и отошел подальше, чтобы не ударить ее, хотя у него так чесались руки. Его жена никогда не называла себя уродом.

- Наш великий папочка, который не заметил ничего в своей девочке, - Ольга кривлялась на кровати, ей было уже все равно.

Миша нахмурился, смотря на Ольгу.

- А я позаботилась, - Ольга уставилась в стену, - я позаботилась, но она умудрилась залететь, - сообщила она.

У Миша подкосились ноги, он облокотился спиной о стену, побледнев.

- Твоя любимая доченька залетела от мужика, понял, от мужика, - Ольга выкрикнула эти слова. – У нее был мужик.

Миша скатился по стене на пол, тяжело дыша, от услышанного. Грудь сдавило, ему было трудно дышать. Сердце закололо.

- Я сделала так, чтобы у нее был мужик, - Ольга ударила себя в грудь, - чтобы выбить из нее все эти бредни. Знаешь почему? – спросила она у мужа. – Знаешь, почему я так поступила? Потому что она на девочек стала засматриваться. У нее в друзьях одни девочки. Я ее к врачу водила, он признал в ней это отклонение.

Миша хватал ртом воздух, не в силах вздохнуть. С губ Ольги слетали ужасные слова.

- Ей всего 16 лет, - прошептал Миша, - что ты несешь, что ты натворила?

- Это она натворила, - закричала Ольга.

В палату забежали Нина и Сергей, но Ольга не обратила на родителей внимания.

- Она натворила, я все исправила, ее ребенок умер, а она знает, что такое мужик, чтобы не повадно было, - сказав, Ольга упала на кровать.

У нее закончились силы. Теперь Миша знал. Она сломила его. Ольга смотрела на мужа, сидящего на полу. Сергей держал Нину, готовую в любой момент потерять сознание от услышанного.

Миша схватился за голову, заткнув уши. Он не хотел этого слышать. Как он мог упустить, как мог просмотреть то, что творилось у него под носом. А как Катя пряталась. Он вспомнил ее бесформенную одежду, ее беспомощный взгляд.

- У Кати был ребенок, - прошептал Миша.

Нина вскрикнула. Сергей закрыл глаза.

- Он умер, - сказала Ольга и накрылась простыней. – Он умер.

Она смотрела в потолок. Ее затрясло… и она зарыдала, отвернувшись к стене.

- Я не хочу больше жить, - стонала она, - не хочу.

- Но будешь, - Миша медленно поднялся. – Ты будешь жить, я все сделаю для этого, - прошептал он, - будешь жить с этим вечно…


продолжение тут https://www.asienda.ru/post/26427/
Рейтинг поста:  +16 Не понравилось Понравилось
natalia_lari
Садовод 3 уровня
Новороссийск
17 декабря 2015 года
140






Комментарии:

Написать комментарий

17 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
17 декабря 2015 года
+1  

Курган
17 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
17 декабря 2015 года
 

Москва
17 декабря 2015 года
+1  
Да же нет слов.

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
17 декабря 2015 года
 

Воронеж
18 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
18 декабря 2015 года
+1  


Оставить свой комментарий

B i "
Отправить