Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

Лабиринты запретной любви/ Часть 7

Лабиринты запретной любви/ Часть 7
Пролог https://www.asienda.ru/post/26287/
Часть 1 https://www.asienda.ru/post/26289/
Часть 2 https://www.asienda.ru/post/26290/
Часть 3 https://www.asienda.ru/post/26291/
Часть 4 https://www.asienda.ru/post/26292/
Часть 5 https://www.asienda.ru/post/26294/
Часть 6 https://www.asienda.ru/post/26295/


Часть 7

Татьяна сидела на стуле, опустив голову. У нее просто не осталось сил. Ее сын сидел у стены, облокотившись об нее. Вроде бы так близко и в то же время так далеко.

- Мама, - он первый заговорил, заставив ее вздрогнуть.

Татьяна медленно подняла голову, слез уже не было:

- Ты не думай, я не верю больно-то отцу, мне Даша все уши прожужжала, просила, чтобы мы к бабке пошли. А я не верил, - признался он, - не верил. Ты у нас самая лучшая.

Татьяна едва сдержала слезы от слов сына, она покачала головой, не найдя силы заговорить.

- Надо что-то делать с Дашей, - Никита запрокинул голову. – Наломает ведь дров, потом будет ныть, всех обвинять в этом. Что с ней, не понимаю, все ведь для нее делаешь, - вздохнул Никита.

- Может что-то не так, - с хрипотцей в голосе ответила Татьяна. – Может слишком люблю ее, может боюсь ее потерять, она постоянно отцом прикрывается, - в ее голосе послышались нотки горечи.

- Мам, - Никита взглянул на нее, - а это правда? – осторожно спросил он. – Ну прости меня, что такие вопросы задаю, но это могла бы быть правда, что у нас другой отец? – в его голосе была надежда, граничащая с отчаянием.

Татьяна побледнела, то, на что надеялся сын, в свое время так пугало ее, до ужаса, она боялась, что дети будут похожи на Мишу, но слава богу – отцом оказался Ваня, иначе… иначе бы она не знала, просто бы не знала, что ей делать и куда идти. Если мать не приняла ее с детьми, когда Ваня ударил ее, то с новорожденными и подавно не пустила бы дальше порога.

- Нет, - Татьяна сжимала холодные пальцы рук, - нет, Ваня ваш отец, - твердо произнесла она, отметая другие мысли, да и какие тут могли быть предположения, когда Даша – полная копия своего отца, те же черты, тот же характер и сложение тела такое же с широкой костью.

Никита опустил голову, стиснув зубы:

- Мам, может мне тогда остаться, - предложил он, оставив запретную тему, - чтобы тебе помочь. Даше мозг прочистить, и, - он посмотрел на нее, - не вздумай покупать ей новый телефон, - погрозил он пальцем. – Я заберу ее планшет. Так что устроим ей информационную блокаду. Тебе сильно инет не нужен, роутер я отключу, покручу, хватит, - кивнул он, - хватит с ней нянчиться.

- Никита, - вздохнула Татьяна, - я не собиралась покупать телефон, но отключить инет, она же, - женщина замолчала.

- Что? – спросил Никита, - что? Уйдет жить к отцу, скатертью дорога, только поверь мне, дней через пять прибежит и будет хвостом мести, что первый раз? Там Света не даст ей так себя вести, как она тут родной матери позволяет гадости говорить. Взрослая стала.

- А если не вернется? – с тревогой в голосе спросила Татьяна. – Ты не понимаешь, у нее сейчас такой возраст, мальчики и, - она замолчала, - ей очень нужна мама, хоть она и отрицает это, кто как не мама поможет ей.

- И что? – пожал плечами Никита, - у меня тоже есть подружки.

- Никита, - ахнула Татьяна, посмотрев на сына, заставив того покраснеть.

- Мама, - смутился он, - давай я не буду говорить с тобой на эту тему, - попросил он.

- Ты же еще маленький, - вырвалось у нее.

Никита поднялся с пола и вытянулся во весь рост:

- Маленький? – спросил он, улыбнувшись, - ты уверена?

Татьяна улыбнулась:

- Рост у тебя дай боже, - покачала она головой.

- Совсем не в отца, - заметил Никита.

- Дедушка Юра был выше меня, худощавый, ты на меня похож, это я сейчас немного раздалась, поправилась, - тут же ответила Татьяна. – Не надо, Никита, не думай, - попросила она его.

- Ты прекрасно выглядишь, - Никита подошел к матери и обнял ее, - только вот все время одна и, - он замолчал.

Татьяна ласково обняла сына за талию и уткнулась в его майку:

- Спасибо, сынок, ты настоящий мужчина, только, - она подняла голову и посмотрела на него, - не становись быстро взрослым, - попросила Татьяна.

- Мамуля, - Никита рассмеялся, - то, о чем ты просишь, вполне естественно, и я прекрасно осведомлен о средствах контрацепции, ты меня просветила, - напомнил он.

- Никита, - Татьяна покраснела.

- Мамуля, - Никита поцеловал ее в макушку, - еще нет, но когда-нибудь это случится, - успокоил он ее.

- Ты знаешь, у вас у мужчин, - Татьяна снова уткнулась в его майку, - это немного по другому устроено, ты молод, гормоны через край, будь аккуратен, прошу тебя. И девочку не испорть, они такие наивные, и пожалуйста, не хватало нам еще растления малолетних, - вздохнула Татьяна.

Никита расхохотался:

- Я уж постараюсь под статью не загреметь, - произнес он.

Татьяна сидела с закрытыми глазами, обнимая сына за талию – он вырос, ее дети выросли. Им уже 16 лет. Скоро школу закончат. Поступят в институты, как же ей не хотелось их отпускать от себя. Вроде бы и недалеко. Только никаких общежитий, будут ездить, она постарается купить Никите машине, чтобы они вместе с Дашей ездили и приезжали, но чтобы возвращались домой.

- Мамуль, - Никите приятно было обнимать мать, - ты так и не сказала, что у тебе болело?

Татьяна отстранилась и улыбнулась:

- Просто перегрелась, пойду прилягу, а вечером надо посмотреть, как поливная система работает, я уже Илью попросила с мастером пройти тот участок, - просто ответила она.

- Опять Илья, - подмигнул ей Никита.

Татьяна покраснела и слегка шлепнула сына по его худенькой маленькой попе:

- Никита Иванович, вы забываетесь, - пожурила она сына.

- Ой, - воскликнул Никита, потирая место удара, - а рука у тебя тяжелая.

Татьяна осеклась. Сразу же вспомнился Миша, как он учил ее постоять за себя.

- На всякий случай, - говорил он, - случаи бывают разными, но женщина должна уметь дать отпор.

Он ниразу не спросил ее о том, что у нее было с Ваней. Просто научил парочке приемов, и когда она случайно заехала ему в бок, он сказал эти же слова, что и ее сын сейчас.

- Мама? – Никита заметил, что Татьяна задумалась, - кого мы сейчас вспоминали? – спросил он.

Татьяна вздрогнула?

- Думала о том, все ли мы тебе положили и ничего ли не забыли, - быстро нашлась Татьяна.

- Мама, я не потащу на себе это все, мне хватит одного рюкзака. Мы идем в турпоход на месяц, будем сплавляться, нас забросят вертолетами, правда ведь здорово? – он говорил это с таким воодушевлением. – А потом я все там буду фотографировать, записывать, - он был безмерно рад этой поездкой, маленьким путешествием.

Татьяна покачала головой:

- Я не могу тебя остановить, понимаю, как ты ждал этой поездки, - начала она.

- Это самое настоящее путешествие, - перебил он ее.

Татьяна подошла к нему:

- Бегом сумку собирать, путешественник, - распорядилась она.

Никита чмокнул ее в щеку и убежал. Худой, высокий, он так смешно раскидывал руки, когда спешил, делая большие шаги, размашистые. Татьяна улыбнулась. Как же она любила сына, обожала дочь… Даша, почему же девочка постоянно шла с ней на конфликт, как началось с детства, так и продолжалось по сей день. И Ваня оказывал дочери медвежью услугу, потакая всем ее прихотям…

Поселок

- Я не буду выполнять все ее прихоти, - твердо заявила Светка, стоя посреди комнаты. – Что за манеру нашла, поругается с матерью и бегом к нам. У нас итак места мало, - она посмотрела на Ваню, который хорошо раздобрел, нарастил большой живот, волосенки поредели, слиплись, ему бы следовало чаще купаться.

Ваня пил пиво и ел креветки, не обращая внимание на болтовню женщины. Пол часа назад Даша приехала к ним и сказала, что будет жить с ними. Ваня кивнул, взял ее сумку и бросил на диван в зале. Он не спросил, почему они поругались, почему поссорились.

- Я устала, - продолжила Света, - у нее есть мать. Пусть она ею и занимается. Вот где сейчас Даша? – спросила она у Вани.

Тот пожал плечами:

- Гулять ушла, - спокойно ответил он, - что я ее запереть должен.

- Ей уже почти 16, я за нее отвечать не хочу, - Светка взмахнула руками и села, - Ваня, ты посмотри, как мы живем? Квартиру мою продали, когда тебя сократили. Два года уже прошло, а ты так и не устроился, и денег особо нет, все сквозь пальцы ушло, - причитала она.

- Не пили, - отмахнулся мужчина, - я ищу, нет пока, - просто ответил он.

- Ее и не будет. Домой работа не придет. Хорошо да, хорошо, когда жена все в дом, приберет, погладит, накормит, а на какие шиши я должна все это купить? – спрашивала она.

Ваня допил пиво и поставил пустой стакан и выпустил газы отрыжкой.

- Интеллигент хренов, - горестно вздохнула Света, - раньше с горла хлестал, а теперь только со стакана, - заметила она. - Косте надо спортивный костюм купить, компьютер поменять. А ты штаны пролеживаешь на диване, - с упреком говорила она.

- Когда-то я все тащил на себе, можно же мне немного отдохнуть, - пожимал он плечами, - что с того. Пойду вечером заработаю, - спокойно ответил он. – Дашка телефон новый просит, - заметил он.

- Нет, - испуганно вскочила Света со стула, - ты никуда не пойдешь вечером, только не туда, сколько можно в этих автоматах зависать? Сколько можно мои гроши проигрывать?

- Я выиграю, - кивнул Ваня, не обращая на нее внимания. – Выиграю, - он налил себе пива в стакан и выпил его залпом.

- Нет, - закричала Света, - нет, ты никуда не пойдешь. Будь прокляты эти автоматы, и кто их только придумал? – вопрошала она в никуда.

- Я же выиграл на прошлой неделе, помаду ты себе купила, забыла? – спросил он.

- Три тысячи? – Света подошла к мужчине ближе, - три тысячи? Как ты собираешься жить на эти три тысячи? У нас сын, а тут еще эта краля заявилась, вся из себя.

Ваня жестко схватил Светку за запястье:

- Она моя дочь, - произнес он.

- Твоя и ее, твоя жена ушла от тебя 10 лет назад, а ты все еще злой как собака, ну ушла баба, что с того? – спросила она.

- Даша – моя дочь, моя, - он ударил кулаком себя в грудь, - а эта краля еще поплачет, что кинула меня.

- Ваня, - воскликнула Света, - да сколько можно? Что было, то прошло, я с тобой уже 10 лет живу, а ты не хочешь ничего менять, - она потерла запястье, которое покраснело.

- Не хочу, пусть 18 исполнится, тогда и поговорим, я что дурак алименты платить, так что, - Ваня нагнулся и посмотрел на Светку, - она все еще моя жена. Хоть и полная дура.

Света стиснула зубы. Как же она устала. Она все лучшие годы отдала ему. Сначала тайно встречалась, родила сына, которого он так хотел. И что странно Ваня любил детей. Любил Дашу и Костю, не воспринимая Никиту совсем. Гнилая кровь – вот его слова о Никите и все. Как можно было делить детей, Светка не понимала, да и не хотела вникать. Вечный статус любовницы. Гражданской жены. С ним она только потеряла, сначала молодость, потом квартиру. Женщина понимала это, но в то же время держалась за него.

Мой мужчина. Она постоянно это говорила на работе в парикмахерской. Мой Ваня. Девчонки советовали, чтобы бросила она его.

- Я что дура? – удивленно спрашивала Света, - я столько в него вложила, чтобы сейчас вот так взять и кинуть его. Ни фига, - она махала пальцем перед коллегами, - я заставлю его развестись и жениться на мне. А потом он перепишет на меня свою квартиру, и она достанется Косте, и только ему.


Света смотрела, как Ваня открыл новую бутылку и налил пива в стакан:

- Костюм спортивный, телефон, что еще надо? – спросил он.

- Ничего не надо, - Света пододвинула к нему бутылку пива, - пей и ешь свои креветки, а потом иди спать.

Она дождалась, пока он опьянеет, потом отвела его в спальню и уложила спать.

- Папа уже спит? – Даша беспардонно заглянула в их спальню.

Света как раз взялась за ширенку на штанах, чтобы расстегнуть их. Она вздрогнула и повернулась:

- Сколько раз я говорила, чтобы ты стучала, - напомнила она девочке.

- Это вообще-то квартира папы, - кривляясь ответила Даша, - что хочу, то и делаю.

Она внимательно смотрела на руки женщины с интересом. Света тут же прикрыла пледом Ванины ноги и встала с кровати:

- Идем, - она схватила девочку за руку, - а ну быстро вон из комнаты. Вся в мать, такая же прошмандовка, - Света больно стукнула девочку по попе.

Даша закричала, потирая ушибленное место:

- Ты чего? – возмутилась она. – Я все папе расскажу, - тут же заявила девочка, намереваясь пройти в спальню.

- Отец спит, - Света встала грудью перед дверьми. – А ты в душ, ноги мыть, лицо и сама знаешь, взрослая уже, - жестко произнесла женщина.

- Мачеха, - крикнула в лицо Даша. – Все равно мне папа телефон купит, бе-бе-бе, - она тут же скрылась в ванной.

Света покачала головой – совсем сладу нет с девчонкой. И в кого она такая уродилась. Татьяна тихая спокойная. Даша же полная противоположность, грубит всем, хамит.

- А Косте тоже надо мыть свое хозяйство? – услышала Света из ванной.

Женщина сжала руки в кулаки. Она готова была побить Дашу. Хорошо, что Костю отвезла к своей матери, такая девица может научить плохому. Даша выползла из ванной с ухмылкой на лице в коротком халатике, едва прикрывающим пах.

- Правда красивый, я у мамы выпросила, она мне все покупает, - хвасталась девочка.

Она не сказала, что халатик был намного длиннее, и это Даша сама его укоротила, в тайне от матери, но Светка-то этого не знала.

- Есть хочу, - капризно надула губы девочка.

- В чем проблема? – спросила Света.

- Дай поесть? – хамила та.

- Встала быстро, подняла свою задницу и подогрела, - резко ответила Света.

Даша подбоченилась:

- Хорошо же ты с падчерицей разговариваешь, совсем обнаглела, я вот папе пожалуюсь, он тебя выгонит, квартира-то его, - парировала девочка, ни сколько не смущаясь взрослой женщины.

Светка, не долго думая, схватила Дашу за руку, и ударила пару раз по ягодицам:

- Не смей так со взрослыми разговаривать, матери будешь грубить, а мне не смей, я тебе никто, - она толкнула ее на кухню.

У Даши на глазах навернулись слезы. Света всегда давала отпор, нисколько не смущаясь Ивана, а тот молчал. Делал вид, что эти разборки его не касаются.

- Налила себе суп в чашку, подогрела на плите и поела. И чтобы посуду помыла за собой, если что-то разобьешь, то посажу лично на такси и отвезу к матери, - Света присела на стул и смотрела на девочку. – Ты меня поняла. У меня разговор короткий. Взяла, налила, подогрела, за собой убрала. Нянек в этом доме нет. Понятно?

- Понятно, - фыркнула Даша, передернув плечиками.

Она бы еще поспорила со Светой, ей нравилось ее выводить, и ей не влетало за это. Ваня всегда был на стороне дочери, но она поняла, что отец снова выпил и спит, проснется только утром. И Света вполне могла выполнить свою угрозу, а видеться с матерью она пока не хотела. Та покусилась на ее Илью. Илья будет только ее.

- У меня жених есть, вот такой красавчик, - похвасталась она, беря ложку.

- Ну-ну, - покачала ногой Света, сидя на стуле, - такими темпами соблазнит тебя твой красавчик и бросит, вот тогда узнаешь, где раки зимуют. Взрослой жизни захотела?

Света говорила без стеснения, в то время, как Татьяна всегда была тактична в объяснениях этих вопросов, что порой девочке казалось, что она лучше осведомлена обо всем, чем ее мать. Ну был у нее один муж, и то так давно, по этому она и не ставила ни во что мать. Хотя, девочка задумчиво ела суп, Илья то обнимал ее мать, а нее. Обида захлестнула ее.

- Мне нравится взрослая жизнь, - ответила Даша. – Я уже взрослая.

- Титьки выросли, а ума полный ноль, таких парни любят кивнула она, шпана всякая, поманят, а ты побежишь, труся телесами, а потом слезы и сопли на кулак наматывать будешь, - язвительно заявила Света, нисколько не церемонясь с ней.

Даша осеклась – она очень любила себя. И не хотела… очень не хотела быть просто попользованной.

- Надоела мне эта девственность, - фыркнула она вслух, смотря в тарелку. – Носятся с ней, как будто бы это что-то особенное. Преграда на пути.

- Чтобы по мужикам пойти? По рукам? – уточнила Света, слегка наклонившись к ней. – Тебе уже почти 16.

- Раньше на Востоке это уже старуха была, - хмыкнула девочка.

- Так мы не на Востоке живем, красавица, угомонись, девственность тебе мешает, дурости в твоей голове полно, - кивнула Света. – Поела, мой посуду. Вытри со стола, - давала она четкие указания.

Даша, скрипя сердце, сделала все, что ей сказали. Света коршуном ходила за ней следом, давая указания, как разобрать диван, где взять подушку, постельное, как постелить.

- А теперь спать, - приказала Света и выключила свет.

- Я что в тюрьме? – воскликнула Даша.

- У нас такие условия, и еще, - Света включила свет. – Ты меня квартирой отца не попрекай, прогулял твой отец мою квартиру, так что он мне должен, это во-первых, а во-вторых, у него нет работы, нет грошей, чтобы телефон доченьке купить, у которой культяпки, вместо рук, все роняешь, портишь. Цену деньгам не знаешь. Не знаешь, что мать твоя в свое время в проголодь жила, чтобы вас поднять, спи давай уже, - сказав, Света выключила свет и вышла.

Впроголодь жила. Слова, как заноза засели в сознании девочки. Никто и никогда ей не говорил такого. Сложно было даже представить, что такое вообще было возможно.

- Нет, - Даша села на диване, - она специально это, со зла. Мама? – внутри нее поселилось беспокойство, неуверенность… а потом она вспомнила, как та обнималась с Ильей. Илья. Он же ее парень, ее любовь, пусть он пока об этом еще и ничего не знает, но он будет с ней. И какая же она дура, что уехала… ведь она дала им свободу, поняла вдруг девочка. Ей надо срочно домой, прямо с самого утра, срочно домой…

Город

Дом. Это теперь их дом. Оля прошла в комнату, громко цокая каблуками. Короткая юбка, блузка с глубоким вырезом, волосы, свободно падающие на плечи и темные очки. Три комнаты в высотке.

- Это все? – она повернулась и посмотрела на мужа. – Это все, что мы можем себе позволить? – не понимала она.

- Да все, - спокойно ответил Миша и занес чемоданы. – Катюша, идем, я покажу тебе твою комнату, - позвал он дочь.

Девочка, коротко стриженная в рванных джинсах большего размера в растянутой майке, стояла позади отца. Бегающий взгляд, темные круги под глазами. Она больше была похожа на испуганного котенка.

- Что ты там мнешься? – шикнула на дочь Ольга, - иди в свою комнату, - приказала она. – Видишь мы с отцом разговариваем

- Хватит, - сорвался Михаил, - хватит помыкать дочерью.

- Это тебе хватит, мотаемся уже 10 лет, переезжаем с места на места. Почему в Москве не остались? – закричала она. – Почему из Германии уехали?

- Понравились тебе ночные клубы и кабаки? – парировал Миша. – Угомониться не можешь, девочку из себя строишь. И ты прекрасно знаешь, почему уехали, напомнить?

- Папа, мама, - прошептала Катюша и прошла в комнату, в которой е й предстояло жить.

- Может мне тебе напомнить, - наступала на него Ольга. – Все по твоей вине, слышишь, ты виноват во всем, ты, - она замолчала, тяжело дыша.

- Родители вернулись тоже, ты по этому сюда захотел или есть другая причина? – она хотела докопаться до истины.

- Все кончено, мы с тобой сами решили вернуться сюда, ради нашей дочери, - Миша стиснул кулак, пытаясь снова не начать кричать.

- Москва давала нам преимущества, но тебе везде нет места. Там скучно, там шумно, что ты хочешь? – Ольга бросила гламурную сумочку на диван.

- Я хочу нормальную семью, - ответил Миша, - без скандалов и криков, надоело мне все это, понимаешь, надоело.

Ольга даже не повела бровью:

- И мне надоело быть замужем и находиться просто при муже, я тебе уже не раз говорила, что я молодая женщина, мне мужчина нужен, - она подошла к нему ближе.

Миша отпрянул от нее, как от прокаженной:

- Так давай разведемся, и все, никто ничего никому не будет должен, - предложил он.

Оля расхохоталась ему прямо в лицо:

- Зачем мне разводиться? – спросила она.

- Тебя же все не устраивает, - хмыкнул Миша, сунув руки в карман, - и давай на пол тона ниже.

Оля фыркнула:

- О дочери печешься? Да? Раньше надо было, - вырвалось у нее.

- Что? – нахмурился Миша. – Ты о чем?

Оля тут же отвернулась от него:

- Растет зверенышем, вечно эти джинсы, майки застиранные, как пацанка, - с досадой произнесла Оля.

Миша нахмурился и взял жену за руку, развернул ее к себе:

- Ей мать нужна, - напомнил он ей, - мать, а не женщина, которая молодится и молодится. Ты посмотри на себя, - предложил он, - в куклу превращаешься.

Оля оттолкнула Мишу:

- Это модно сейчас, ты ничего не понимаешь, вечно на работе, - она попыталась задеть его. – и я молодая, я еще очень молодая.

- Кто-то должен зарабатывать, чтобы оплачивать со, - но не успел договорить.

Оля подбежала к нему и зажала его рот руками:

- Молчи, - громко зашептала она, - молчи, и никогда не говори о нем, слышишь, никогда, ты заставляешь меня страдать, мучиться, вспоминать, - в ее голосе послышались слезы. – Я не хочу, я не могу, - она села на диван и закрыло лицо ладонями. – Не могу.

Миша вздохнул и сел с ней рядом. Осторожно взял ее ладонь и отвел от лица. Сжал.

- Тише, - сорвалось с его губ, - тише, не плачь, - попросил он.

Оля повернулась и уткнулась в его плечо, всхлипывая…

Поселок

Они обе всхлипывали. Нина и Вера обнимали друг друга. А Сергей стоял у окна и курил, задумчиво смотря на улицу. Сестры не виделись больше 15 лет. Раньше они тоже уезжали, но всегда возвращались, виделись, общались.

- Ты не серчай на меня, - просила Нина, она поправилась, располнела, в то время, как Вера так и осталась стройной. – На нервах тогда мы были все. Свадьба и прочее. А молодежь, она ж такая, - Нина махнула рукой.

- Ты не звонила мне, - обиженно произнесла Вера, порой бросая взгляды на Сергея.

Раньше Сергей и Юрий вместе курили у окна, а теперь остался один Сергей.


- Хотела, но то одно, то другое, а потом как-то ну не получалось, - вздохнула Нина. – Помотала нас жизнь за эти годы. Где только не были, и дети за нами, намучались.

- Юры нет больше, - тихо прошептала Вера.

Нина снова крепко обняла сестру. Они были очень похожи друг на друга в молодости, а сейчас в зрелости сильно отличались. Нина как-то сдала, в то время, как Вера выглядела хорошо, ухоженная, подтянутая.

- Знаю, Верусь, прости, что рядом не было, как ты пережила? – спросила она, отстраняясь.

Вера пожала плечами:

- Пережила, - просто ответила она. – Время все лечит, - она замолчала, опустила глаза, - или не все. Танька со мной не общается, - тут же добавила она.

- Как так? – взмахнула Нина руками. – Почему? Что стряслось? Неужели все из-за того, - начала она и замолчала.

Вера пожала плечами:

- Замуж выскочила сразу, детей народила, муж непутевый, не послушала меня, вот и мается по сей день, злится, что я права оказалась. Внуков видеть не дает, - пожаловалась Вера.

Нина покачала головой:

- Татьяна другой стала наверное, - начала она, - по твоим словам – несладко ей пришлось.

Вера закрыла глаза:

- Давай о другом, не хочу, - попросила она. – Кому легко? Кому?

- Но она же твоя дочь, как так? – не понимала Нина.

- И что? – вдруг резко ответила Вера. – Что я?

Нина осеклась. Сергей повернулся к ним, стоя у окна.

- Всем нелегко пришлось, - вздохнула Нина, задумавшись. – Но теперь мы вернулись, значит все будет так, как было раньше. Заграница нам не по душе пришлась.

Вера хмыкнула и покачала головой:

- А что так? Плохо что ли? – не понимала она, смотря на Сергея.

- Все чужое и мы там чужие. Надо менталитет другой иметь, чтобы прижиться, ну ладно мы, - она вздохнула рукой, - так и дети не смогли. Оля так и не выучила язык, но Миша молодец, тянет всю семью.

Вера громко вздохнула:

- Хорошо Оля замуж вышла, а что не доучилась – плохо, - отметила она, - как и моя забросила институт, в который мы ее впихнули.

Нине не понравилось, как Вера говорила о дочери. Понимала, что между ними пробежала кошка, но чтобы до такой степени, чтобы не общаться, она не верила.

- Все будет хорошо, - Нина погладила сестру по спине, - теперь мы снова все вместе…


Пригород

Они вместе разобрались с поливной системой. Татьяна распрямилась, чтобы размять спину, как боль внизу живота снова напомнила о себе. Она поморщилась и чуть согнулась. Снова и снова, она возвращалась, тупая, практически уже постоянная. Они были одни Татьяна и Илья.

- Уже поздно, - заметил Илья, - вы бы пошли уже отдыхать, - предложил парень.

- Спасибо, Илья, - Татьяна пожала его руку, - да, спасибо, - поблагодарила она его за помощь.

- А вы очень красивая женщина, - признался он.

Татьяна чуть не запнулась и повернулась к нему:

- Что? – не поняла она.

- Вы очень красивая женщина, - повторил свои слова Илья в ночной прохладе.

Хоть фонари и освещали теплицу, но за ее пределами уже стояла полная темень.

- Илья, - одернула она его и покачала головой.

Парень шагнул к ней ближе:

- Почему вы не верите мне? – спросил он. – Потому что я слишком молод для вас? – не унимался он.

Татьяна покраснела. Она отвыкла от мужского внимания. Не была готова к такому повороту событий, что даже растерялась сначала. Пользуясь этим, Илья коснулся ее руки и сжал ее ладонь. Мягкая, теплая. Он улыбнулся.

- Илья? – Татьяна опомнилась и выдернула свою руку, отступая назад. – Ты забываешься, - резко произнесла она. – Держи себя в руках, - попросила она и быстро развернулась и ушла.

Илья смотрел ей в след и улыбался. Она женщина, настоящая женщина… и она нравилась ему. Ну и что, что она старше его, это нисколько его не смущало… наоборот… у него еще не было такой женщины. Были девчонки… просто девчонки… но Татьяна Юрьевна…. Она искушала его своей неприступностью. Пусть смотрит своими глазищами черными, темными, его так просто не испугаешь. Илья прикусил губу. Ему почти исполнилось 18, а кровь бурлила, ему скоро в армию, целый год под присягой, так почему он должен был не обращать внимания на то, как кровь в его венах играла в присутствии этой женщины…

Город

- Она не твоя женщина, - Оля постукивала пальчиками по стеклянному столу. – Почему тебя заботит, где она будет жить? – спросила она у мужа.

Миша молчал, завтракая. Он ругал себя, почему он не соврал тогда, что продал дом, участок родителей.

- Это не твоя забота, - спокойно ответил Миша. – У тебя есть деньги, у тебя есть дом. Занимайся дочерью, - он выразительно посмотрел на нее. – Ты бы чаще вспоминала о том, что у тебя есть дочь.

Оля фыркнула:

- Это недоразумение какое-то, - сокрушалась она. – Как у нас с тобой могла уродиться такая дочь? Не чета мне.

Миша побледнел, мгновенно оказался на ногах, желваки заходили на скулах:

- Не смей так говорить о нашей девочке, - прошептал он.

- А ты не смей мне указывать, что делать, - парировала Оля. – Я все для нее делаю, а ей все равно, уткнется в свой компьютер, наушники вставит уши и все. Ей все безразлично. Все, что я ни говорю ей, мимо ушей пролетает. А ты для нее бог, любимый папочка, - прошипела она.

- Так научи ее, покажи, ты пробовала ее просто любить? – спросил Миша.

- За что? – воскликнула Оля, подскакивая, - она не слушается, вечно вся в себе, что я только не делала, - она тяжело дышала.

- Тише, - Миша сжал ее запястье, - говори тише, ты ее разбудишь.

- Уже 9 утра, пора вставать, - язвительно заметила Ольга.

- У нее каникулы, - напомнил ей Миша, - она может выспаться.

- Вот так всегда, - Оля поставила руки в боки, - я одно, ты другое, потому она меня и не слушает.

- Не будь для дочери диктатором, - посоветовал Миша.

- Тоже мне, дипломат нашелся, долго ты не проработал на этой должности, в сельское хозяйство ушел, не понимаю, - она покачала головой, - как можно кабинет на пыль променять.

- Я просто люблю землю, - ответил Миша.

- А я нет, и я твоя жена, и я требую, чтобы ты продал дом своих родителей, выгнал ее наконец, сколько можно содержать мою сестру? – закричала Оля.

Миша схватил ее за руку и дернул на себя, прикрывая ее рот рукой, но было уже поздно.

- Вы постоянно ругаетесь, - в дверях стояла Катюша, волосы взъерошены. Футболка помята, она слегка горбилась, втягивая голову в плечи, - я устала. Устала, зачем вы меня сюда привезли? Ни друзей, никого нет! Я здесь чужая, - закричала девочка. – Никому не нужна.

- Котенок, - Миша шагнул к дочери, но та шарахнулась от него в сторону.

- Я никто и звать меня никак, я для вас обуза, простоя обуза. Вы делаете вид, что для меня, а сами только о себе и думаете, - кричала девочка. – Я не хочу с вами жить, - она открыла дверь и выбежала из квартиры. – Вообще жить не хочу.

- Катя, - закричала Оля, - а ну вернись немедленно! – потребовала она.

- Катюша, - Миша схватил пиджак и бросился за дочерью. – Она ведь здесь ничего и никого не знает, - прошептал он уже себе под нос.

Оля стояла на кухне и смотрела на распахнутую дверь.

- Куда ты так спешишь, дорогой, - спокойно произнесла она, - перебесится и вернется. Ей некуда идти, - она пожала плечами и села за стол.

Наконец-то она могла выпить чай и спокойно позавтракать в полной тишине…


продолжение тут https://www.asienda.ru/post/26355/
Рейтинг поста:  +21 Не понравилось Понравилось
natalia_lari
Садовод 3 уровня
Новороссийск
15 декабря 2015 года
2
245




Комментарии:

Написать комментарий

16 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
+1  

Курган
16 декабря 2015 года
+1  
Вера и Оля...уж не родные ли мать и дочь....как похожи

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
 
да нет, просто тетка, просто племянница

Курган
16 декабря 2015 года
+1  
даааа....жизнь-штука сложная и порой такая запутанная

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
 
это да... порой сложно разобраться во всем

Краснодар
16 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
 

Одесса
16 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
 

Москва
16 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
 
Спасибо большое

Воронеж
16 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
+1  
Спасибо большое

6 октября 2016 года
+1  
Вчера начала читать ваш роман(или что? ) и не могла остановиться .Прочла 7 глав на одном дыхании.Легла далеко за полночь(в 2 ч 35 минут ),а в 6 подъем на работу .В результате встала с головной болью что"не есть хорошо" .Но сегодня собираюсь продолжить чтение ,установив себе порог(не позднее 24.00)Получиться ли?

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
8 октября 2016 года
 

маргаритка27 пишет:
Вчера начала читать ваш роман(или что?
так что читали?
маргаритка27 пишет:
Прочла 7 глав на одном дыхании

приятно слышать

8 октября 2016 года
+1  
Вопрос "или что"относился к тому,что не знаю роман ли это?

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
8 октября 2016 года
 
наверное все таки роман


Оставить свой комментарий

B i "
Отправить