Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

Лабиринты запретной любви/ Часть 3

Лабиринты запретной любви/ Часть 3
Пролог https://www.asienda.ru/post/26287/
Часть 1 https://www.asienda.ru/post/26289/
Часть 2 https://www.asienda.ru/post/26290/

Часть 3

.. Они шли долго, дети устали, Никита еще держался, а Дашенька просто села на асфальт и отказалась двигаться:

- Я к папе хочу, отведи меня к папе, - плакала девочка, - папаааа, - капризничала она.

- Мама, а куда мы идем? – спросил Никита, тяжело вздохнув.

Таня опустила голову. Она не знала, что ответить. Она не знала. Двое детей на руках. Мать и бабушка видеть ее не могут, как будто не родная она им. Отец умер, да и не решал он ничего. Так уж сложилось, что всем командовала и заправляла Вера. Вроде и был отец, и в то же время не было его, так изредка обнимал и все.

Да что же это такое. Таня присела на скамейку и расплакалась. Она не заметила сама, как пришла к подъезду.

- Домой, домой, - Даша тянула ее за ручку, - папаааа.

Никита уткнулся в колени Тани:

- Я не хочу к папе, - прошептала мальчик, - он плохой.

Таня мысленно застонала и стала гладить голову сына, его спину. Никогда она не думала, что окажется в такой ситуации, без образования, без жилья, без нормальной работы.

- Мама, домой, домоооой, - Даша топала ножками, пытаясь выдернуть ручку из ладони матери.

Таня, кусая губы в кровь, переступая через себя, поднялась. Дети устали. Они голодны. Она открыла дверь в подъезд и поднялась на второй этаж. Соседка Светка. Таня обернулась, бросив взгляд на дверь напротив. Костя. У ее мужа был сын на стороне. Да, это даже не удивило ее, при их-то отношениях… но удивило, ей было неприятно.

Отек на глазу. Таня потрогала рукой. Прошли всего сутки, как они на чемоданах. Похороны отца завтра. И дети, Таня повернула ключ в замке и зашла… она сразу поняла, что в доме была другая женщина. Она это почувствовала.

Даша сразу же бросилась в комнату и в сандаликах забралась в свою кроватку.

- Плохая мама, - крикнула она, - плохая, ножки устали, - Таня сняла сандалии с дочери, хоть та и брыкалась.

Никита топтался около матери. Он не хотел от нее отходить.

- Мужик ты или нет, за юбку все держишься, - Ваня показался в дверях с бутылкой пива. – Приперлась, - хмыкнул он.

Таня вздрогнула, но не повернулась, лишь прижала сына к себе.

- Не на долго, - прошептала она.

Ваня стиснул зубы:

- Некому не нужна, - расхохотался он. – Никогда не думал, что две бабы будут у меня, - он повернулся и вышел из спальни.

Таня словно окаменела. Никита жался к ее ногам:

- Мама, давай уйдем к бабушке Маше, там Шарик приходит на радуге, мамочка, пожалуйста, - молил Никита.

Женщина закрыла глаза. Она понимала, что сын прав. Он прав, но завтра похороны отца. И баба Маша умерла. А ей нужен хотя бы один день. Один день, чтобы найти выход, чтобы понять, как жить дальше, и самое главное где.

Сбережений у нее не было. Ваня практически ничего не давал. Сама оплачивал коммуналку. Таня покупала на те копейки, что зарабатывала одежду детям, игрушки, и то не с каждой зарплаты. Ваня приносил продукты. Может она бы и могла так жить дальше, если бы Ваня не поднял на нее руку. Уложив сына в кроватку и кое как успокоив его, она вышла из спальни и прошла на кухню.

Она усыпила детей голодными. Она виновата в том, что измотала их переходами и суматохой дня. Папа. Таня вздохнула. Раньше она не понимала, почему отец всегда молчал, а теперь что-то стало проясняться, ради ребенка можно многое. Вот как она сейчас – ради детей вернулась, чтобы взять небольшую передышку. Но сможет ли она так жить?

- Я ко второй жене пошел, - объявил Ваня, бросив на нее презрительный взгляд. – Не вызываешь ты у меня никаких желаний. Слушай, - он облокотился о косяк, - может ты нас обслуживать будешь, точно, - кивнул он. – Светка в постели, а ты готовить, да убирать будешь, кто-то же должен.

Таня смотрела на него, не мигая, ничего не чувствуя. Просто сидела и смотрела.

- А это ничего, - продолжал Ваня, - тихая, покорная, будешь делать все, что скажу, а иначе, - он показал кулак, - зубы все повыбиваю, - пригрозил он. – Правильная жена дома сидит, мужа ждет, а не шляется.

Она слышала, как хлопнула дверь. Проверила – спят ли дети. Таня бродила по квартире, пытаясь найти выход, пытаясь понять, как ей быть, куда податься.

Утро не принесло никаких вестей. Грязные брюки Вани, пропахшая потом рубашка. Таня автоматически забросила все в машинку, отвела детей в сад и взяла отгул. Темные очки за 50 рублей, купленные в переходе. Тональный крем и немного пудры. Синяки не скрыть, но они уже не так бросались в глаза.

- Не смей перед людьми показываться, - шыкнула на нее Вера.

Бабушка косо посмотрела и погрозила пальцем:

- Проклинаю тебя, - сухо произнесла она, - ты сына моего в могилу свела. Все из-за тебя.

Таня покачала головой. Она не могла ответить перед людьми, собравшимися на похороны. Таня держалась в тени, коей и была все это время, просто тенью. Вера всегда сторонилась дочери, требуя лучшего от нее, а в итоге ее дочь сполна окунулась во все грязное.

Таня молила про себя, чтобы мать одумалась, чтобы повернулась, улыбнулась, сказала, чтобы они пришли к ней, ведь она осталась одна. А потом Таня вспомнила, что тетя Нина оставила ключи от их квартиры. Ее глаза заблестели, сердце тревожно сжалось. Ноги задрожали. Она ведь могла там временно пожить, пока… пока не найдет жилья, пока… пока у нее ничего не было и лучшего не предвещало.

- Мама, - Таня зашла на кухню, - дай ключи от квартиры тети, - попросила она. – Я там пока поживу.

Вера стояла около окна и курила:

- Нет, - просто ответила она. – Сама выбрала себе мужа, вот и живи с ним. И потом, у тебя нет денег, чтобы оплачивать коммуналку. Возвращайся к мужу.

Таня побледнела:

- Ты не видишь, что он ударил меня? – спросила она. – Посмотри на меня, - потребовала она.

Вера медленно развернулась:

- Бьет, значит заслужила, - спокойно ответила мать.

Молодая женщина покачала головой:

- Что ты за мать? – вырвалось у нее.

Вера шагнула к дочери:

- Та самая, которая тебя обо всем этом предупреждала, ты забыла? – сурово спросила она.

- Я все помню, только сколько ты будешь меня наказывать за это, - она потянулась и сжала ладонь матери, - я же твоя дочь, папа умер.

- Умер из-за тебя, - обвинила ее Вера, - ты виновата, что у него был удар, ты не знала, что у него сердце больное.

Рука Тани безвольно упала, Вера взяла новую сигарету:

- Я жила, и ты будешь с мужем жить, - Вера отвернулась от дочери.

Таня побледнела:

- Ради детей, твоих внуков заклинаю, - молила Татьяна. – Мне не к кому больше пойти, мне не к кому больше обратиться. Что ты за человек?

- Тот, который дал тебе жизнь, когда детей рожала, думала, где будете жить и как? – спросила Вера, слегка вздрогнув.

Таня опустила глаза:

- Я не знала, - призналась дочь. – Не знала, ты меня не научила.

Вера развернулась и презрительно взглянула на дочь:

- Спать надо с тем, с кем надо, чтобы не было вот такого, - снова повторила свои слова Вера, когда-то сказанные дочери.

-Я это уяснила, - кивнула Таня. – Что ты хочешь от меня? – не выдержав, закричала она. – Чтобы я встала перед тобой на колени? – спросила она. – Этого хочешь? Я встану, ради детей встану, - Таня медленно опустилась на колени.

Вера окаменела. Она смотрела на дочь сверху вниз. Видела, как та сложила руки в немой мольбе.

- Я не твой муж, - просто ответила она.

- Да за что же ты так меня ненавидишь? – воскликнула Таня. – И папа, - начала она, стоя на коленях.

Вера тут же перебила ее:

- Ты убила отца, - спокойно заявила она, - убила, я не могу жить с убийцей.

Она потушила сигарету и вышла из кухни, оставив свою дочь стоять на коленях на кухне. Таня раскачивалась из стороны в сторону, не веря в то, что ее мать такой человек. Да она всегда была холодной.

- У тебя нет сердца, - Таня заглянула в комнату матери.

Вера стояла у окна:

- У меня его давно нет, - согласилась она с дочерью.

- Ты никогда и никого не любила, - покачала головой Татьяна. – Я тут прописана, и я имею право.

Вера резко развернулась:

- У тебя есть деньги на адвокатов? – нахмурилась она. - Ты готова привести сюда своих спиногрызов, убогих, никчемных. Рожать надо от правильного мужчины.

Таню повело:

- Ты никогда не любила меня, - признала Татьяна истину, - и отца не любила, это не я его убила, это ты его убила.

Вера подбежала к дочери и ударила ее по щеке, потом по второй. Таня даже не шелохнулась. Она настолько была ошарашена. Ее мать – никого не любила.

- Ты его убила, вон из моего дома, вон убийца, - кричала Вера, махая руками.

Ее стеклянный взгляд пугал Таню. Она поняла, что и в этом доме ей не будет места, даже если она что-то добьется, придет с детьми, Вера не даст им жить. Она просто не даст им житья. Никита напуган. Даша истерит. Ее детям не нужна такая бабушка. Не нужен такой приют.

Так что же делать? Таня шла к дому, а ноги не слушались, она еле передвигала их, так как понимала, что возвращение – это полная утопия.

- Зря ты вернулась, - Таня не сразу услышала Свету. Она обернулась и посмотрела на нее.

Русые волосы, покрашенные прядями с разными оттенками умелыми руками мастера. А когда Таня была последний раз в парикмахерской? Чуть полновата, ниже ее ростом. И мальчонка с серыми глазами, такими же, как у ее дочери. Рыжеватый чуб как у Вани. Глаза мальчика блестели, ему все было интересно и любопытно.

Таня вздохнула – у ее мужа другая семья. Он лишал своего сына внимания, в то время как другому дарил машинки.

- Это нам папа купил, да мой хороший, - Света нагнулась и поправила маечку на животике мальчика, - расскажи тете, как мы в зоопарк ходили.

Таня покачнулась, она присела на лавочку у детского сада, ноги ее больше не держали. Ее муж ходил со Светой в зоопарк, в то время, как Никите даже шоколадку не желал принести. А Дашу баловал.

- Не жена ты ему, зачем живешь, зачем? – требовала ответа Света. – Ты же бесишь его, он от тебя сбегает ко мне, руку поднял, а на меня не посмеет, я ему сразу так в глаз двину, даже мысли такой не возникнет, - гордилась собой женщина.

- Ты же с чужим мужем шашни разводишь, совесть не мучает? – тихо спросила она.

- Кто бы говорил, самой рыльце в пушку, Ваня говорил, что ему изменяла, так что не суди меня, - спокойно ответила Света, посмотрев ей в глаза. – Мой он и только мой, что мы с тобой мужика делить будем? Бери детей и уезжай подобру поздорову, пока он тебя не прибил. А я жить хочу, мне еще сына поднимать надо.

Таня нахмурилась. Все так легко было со слов Светы, так куда ей только поехать, она бы с радостью, с превеликим удовольствием… только некуда.

- Не желаю быть одиночкой по твоей вине, сыну он фамилию дал, ты вообще на себя посмотри, кто ты такая? Женила мужика на себе, не любит он тебя и детей твоих не любит, - Света говорила спокойно, словно давно заготовила эту речь.

Таня же просто смотрела в одну точку. Все было правда в словах соседки. Одна голая правда, от которой не спрятаться, не скрыться. Она действительно женила на себе Ваню, когда он приехал, увидел ее живот, смутился, озадачился, выпил и сказал, что сдержит слово, тогда они и поехали к ее родителям, и тогда все резко изменилось.

- Ну не жена ты ему пойми, - Света посадила Костика в песочницу и присела с ней рядом, - не жена. Я ему жена, ко мне он приходит ночами, я его ублажаю. Неужели ты не видишь этого?

Таня закрыла глаза, тихо вздохнув:

- И что? – это были ее первые слова.

- Будешь дальше терпеть такое его поведение? – спросила она. – Ты посмотри на себя. Серая, бледная, так и заболеть не долго, ты же знаешь все болезни от нервов. Дети потом куда твои?

- Доброй хочешь быть? – Таня посмотрела на нее.

- Доброта мне ни к чему, она еще к хорошему не приводила, - она хмыкнула. – Вон Ваня тебя пожалел, и что получилось? Вали на все четыре стороны. Мужика найдешь, заживешь, с Ваней не будет у тебя жизни, не будет. Он мой мужик. Есть в тебе хоть капля гордости, а?

Таня моргнула и отвернулась. У нее она могла бы быть, когда знаешь, что твоим детям есть, где спать, есть, что кушать. Осудить легко, а войти в положение никто не хотел.

- Место мое хочешь занять? - спросила Таня.

- Твое нафиг мне не нужно, - хмыкнула соседка, - у меня свое есть, и сын у меня есть от Ваньки. И Ванька знает, что это его сын.

Таня нахмурилась. Да он холоден был с Никитой, Дашу же любил, признал ее детей, и дети были похожи на него, вернее дочь. Никита же пошел в ее породу, как и сказал Ваня… гнилая порода. Таня даже не могла с ним спорить. Ее родная мать отказалась и от дочери, и от внуков, разве в нормальной семье такое возможно? А Даша, Таня нервно сжала пальцы, она так боялась, что дочь пойдет характером в Ваню, своего отца, уже сейчас у нее проявлялся характер. Никита же наоборот больше напоминал ее. Тихий, спокойный мальчик, ласковый.

- Уходи, - посоветовала Света и поднялась со скамьи. – Забирай вещи свои, а твоих у тебя мало, Ваня сказал, что два чемодана всего твое приданное, так что два и бери, смотри, проверю, чтобы чего лишнего не взяла, я все знаю.

Таня побледнела. Света вела себя так, словно уже была полноправной хозяйкой в их квартире, а она просто служанкой.

- Завтра последний день месяца. Чего я платить буду? – спросила она. – Я сдам лучше. Лишняя копейка никогда не помешает, тем более сейчас, пока я в декрете.

Таня покачал головой – Света выгоняла ее из ее собственного дома.

- Ты тут не качай головой, иди сумку собирай, да вали, - посоветовала ей соседка, - а то опять злой будет Ванюша, как собака, а мне потом успокаивай, проваливай, - она нагнулась к ней, - и не сиди тут, как статуя. – Ее голос стал жестким, - И чем быстрее свалишь, тем лучше, я ведь сидеть, сложа руки, не буду, - Света посмотрела ей в глаза, - ты поняла меня? Сыночка, - ее голос стал ласковым, - идем мой хороший, папа скоро придет.

Слова как острая бритва резанули душу. Таня вздрогнула, словно очнулась. Она тоже поднялась со скамьи и побрела в детский сад за детьми. Уходи, вон… слова разрывали душу на части. Даша снова капризничала. Никита разбил коленку, упав на площадке, воспитатели замазали ее зеленкой, и мальчик молчал, держа маму за руку.

- Папе все скажу, - жаловалась Даша. – Никита толкнул меня, я чуть не упала.

- Я не специально, - встрял мальчик, - я сам упал, - оправдывался он.

- Все пройдет, мои хороши, - Таня погладила обоих по головке.

Она посмотрела на дом, подъезд. Ей надо уехать. Только куда и на что? Собрать вещи, да и немного их у нее. Светка не даст ей житья, как и Ваня, если он снова ударит ее, ведь может и прибить, что тогда с детьми будет? Права была Светка.

Таня похолодела. Ей стало жутко страшно, горько, не жизнь, а сплошная каторга. Женщина ступила на дорогу, даже не посмотрев по сторонам. Сжимая, ладошки детей, она переходила проезжую часть. Скрип тормозов и сигнал машины, заставил Таня быстро схватить детей и повернуться спиной к звуку. Легкий толчок в бок, писк сигнала и крики Даши с Ваней. Женщина упала на колени, девочка кричала, мальчик плакал. А сердце Тани замерло, потом пустилось в галоп. Ей не хватало воздуха. Она стояла на коленях, смотрела вниз, беззвучно раскрывая рот, и никак у нее не получилось вдохнуть. Сделать всего лишь один маленький вдох.

- Мама, - вопила Даша, - папа, - испуганно кричала она.

- Мамочка, - плакал Никита, теребя руку Тани.

А она не могла шевельнуться, грудь сдавило. Сквозь шум в ушах, она услышала звук шагов. Темные ботинки показались в зоне ее видимости, а дальше белая поволока.

- Детка, тише, все в порядке, - кто-то осмотрел ее дочь. – Коленка, ничего страшного, ты сильный, малыш, - в голосе мужчины послышалось облегчение. – Теперь посмотрим маму.

Таня позволила помочь ей. Он усадил ее на асфальт, заставив, облокотится о машину, присел с ней рядом. Она так хотела увидеть его лицо, словно хваталась за соломинку… или ей казалось…

- Ну же, малыш, тише. Я маму приведу в чувство, с вами все в порядке, дышите, давайте, ну же, вдох, выдох, - Таня пыталась, следуя его указаниям.

Сердце громко стучало в груди. Его ладони сжали ее пальцы. Его голос проникал в самую душу, а она никак не могла увидеть его лицо, все плыло перед глазами, белая пелена застилала. Таня протянула руку, слезы покатились из ее глаз.

- Ну же, ну что вы, дышите, - он убрал волосы с ее лица и замолчал, вглядываясь в ее глаза.

Таня сжала его пальцы, моргнула, она уже могла дышать, испуг прошел. Постепенно к ней возвращалось зрение. Шум в ушах стихал.

- Мама, - Даша всхлипывала с ней рядом.

- Мамочка, - Никита гладил ее по волосам, - мамочка, - шептал он, шмыгая носиком.

Таню затрясло, стоило ей только снова увидеть эти глаза, темные… и взгляд серьезный… и кончики пальцев на ее лице.

- Миша, - беззвучно прошептали ее губы, - Миша.

Его рука безвольно упала вдоль тела:

- Таня, - узнал он ее, - Таня, Таня…


... продолжение тут https://www.asienda.ru/post/26292/
Рейтинг поста:  +15 Не понравилось Понравилось
natalia_lari
Садовод 3 уровня
Новороссийск
15 декабря 2015 года
166




Комментарии:

Написать комментарий

Курган
16 декабря 2015 года
+1  
Ну вот и встретились...может всё наладится наконец-то

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
 

да уж... до развязки ой как далеко

16 декабря 2015 года
+1  
Опять тишина

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
+1  

просто читают

16 декабря 2015 года
+1  
Хоть смайлик о прочитанном можно вставить?

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
+1  
может стесняются

16 декабря 2015 года
+1  
Ага, а читать не стесняются

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
+1  
Ну что же ты так. Всему свое время

16 декабря 2015 года
+1  
Одна надежда на6каникулы

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
+1  
о да

16 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
+1  

Воронеж
16 декабря 2015 года
+1  
Читаем!!!

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
+1  


Оставить свой комментарий

B i "
Отправить