Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

Лабиринты запретной любви/ Часть 8

Лабиринты запретной любви/ Часть 8
Пролог https://www.asienda.ru/post/26287/
Часть 1 https://www.asienda.ru/post/26289/
Часть 2 https://www.asienda.ru/post/26290/
Часть 3 https://www.asienda.ru/post/26291/
Часть 4 https://www.asienda.ru/post/26292/
Часть 5 https://www.asienda.ru/post/26294/
Часть 6 https://www.asienda.ru/post/26295/
Часть 7 https://www.asienda.ru/post/26296/

Часть 8

Пригород

Она не могла подумать, что провожать сына будет так тяжело. Татьяна вытерла слезы и вздохнула. Вот и уехал. Поцеловал, обнял на прощание и уехал. Она смотрела в след маршрутке, которая увозила сына.

Никита сам попросил, чтобы она не ехала с ним на вокзал. Сказал, что там будут три преподавателя. Их всего 20 человек. Складывающийся спиннинг – это подарок сыну на день рождение, которое он впервые проведет вне стен дома.

Татьяна уже хотела было зайти в дом, как ее окликнула Даша. Женщина повернулась. Сердце тревожно кольнуло. Сколько раз так уже было. Поругаются, Даша собирала сумку и сбегала к папочке, а через день или на следующий возвращалась. Нелегко жить у отца, который теперь еще и без работы, сидел на Светкиной шее. И как та еще не ушла от него, Таня не понимала, что она в нем такого нашла?

- Мама? – Даша держала сумку двумя руками, смачно жуя жвачку.

Татьяна молчала.

- Ты не рада? – насупилась девочка.

- Тебе всегда рады, это твой дом, - спокойно произнесла Татьяна. – Только так больше нельзя себя вести, как маленький избалованный ребенок. Ты уже девушка, - в таком же тоне продолжила Татьяна.

Даша скривилась, опять эти нравоучения. Она сама знала, как ей жить дальше. Она поискала глазами Илью, но не увидела.

- А Илья где? – спросила она. – Он еще работает у нас?

- Работает, - кивнула Татьяна. – Есть такое понятие, как деньги, на которые можно купить телефон, одежду, еду и, - она не договорила, как девочка шагнула к ней.

- А это правда? – тихо начала она.

У Татьяны перехватило дыхание, она не знала, что еще ей мог сказать такого Ваня, ожидая самого худшего, спросила:

- Что? – ее слегка повело и ей пришлось взяться за косяк.

Даша пожала плечиком:

- Ну так ведь не бывает, чтобы кушать нечего было? Да ведь? – спросила она.

Татьяна побледнела:

- Бывает, - кивнула она, - все бывает, по этому надо стать серьезной, Дашенька. Хватит, - она вздохнула, - хватит эти побеги, ты от себя никуда не убежишь.

- Мама, - Даша бросила сумку на лавочку и надула пузырь, который ту же лопнул. – Но это ты же так образно да? – настаивала она.

Татьяна покачала головой:

- Нет, мы прошли это, - призналась она. – Я же говорила, что у нас были трудные времена, и что жить нам негде было, и кушать нечего.

- Но ты же сама ушла от отца, - напомнила ей дочь. – Ты бросила его. У тебя был другой, - утвердительно произнесла девочка.

Татьяна вздохнула и опустилась на скамейку. Сегодня она чувствовала себя еще хуже, чем вчера, но вида не показывала. Пройдет, шептала Таня утром, запивая таблетку водой.

- Девочка моя, ну что же ты так ерепенишься? Чего тебе не хватает? Почему споришь, отрицаешь, не принимаешь? Почему не хочешь просто слушать? – устало спросила Татьяна.

- Ох, мама, а почему все так трудно, а? – Даша смирилась и присела рядом с матерью, - Светка меня не любит, - она шмыгнула носом.

Татьяна бросила на нее взгляд:

- Хочешь, чтобы пожалела тебя? – спросила она, слегка улыбаясь.

- Мамуля, - Даша прислонилась к ней и обняла ее, - нет, ты хорошая, - согласилась она, только вот вся какая-то старомодная.

Татьяна усмехнулась и обняла свою дочь. Сколько раз они сидели вот так после ссоры, Даша шла на мировую, но как-то боком, никогда не признавая, что она виновата. Вот и сейчас ходила кругом и около, вызывая жалость.

- А что во мне старомодного? – спросила Татьяна, поглаживая спину девочки.

- Ну ты не красишься, волосы всегда заколоты, в брюках ходишь, ты когда платье надевала? – спросила девочка. – Хотя нет, не надо платье, Илья итак на тебя смотрит, - она напряглась.

- Ревнуешь? – улыбнулась Татьяна, прижимая к себе дочь, - и все попусту. Илья работает у нас и все. И тебе не надо на него вешаться. Он взрослый для тебя, - она пыталась достучаться до дочери.

- И что? – вскинулась девочка. – Если у меня девственность, то меня стороной обходить надо? – она наконец-то задала матери вопрос, который так ее мучил, при чем дерзко, открыто, не понимая даже сути этого вопроса.

- Так, - насторожилась Татьяна и вязала дочь за руку, - идем-ка в дом, моя хорошая, поговорить надо.

Даша шмыгнула носом и виновато взглянула на нее из-под ресниц:

- Ты простишь меня? – спросила она.

- Я люблю тебя, - ответила Татьяна. – Но за свои слова и поступки надо отвечать, идем в дом, бери сумку и пошли.

Даша улыбнулась, опуская голову, ей стало немного лучше. Все таки когда с мамой – это так хорошо.

- Ты как Светка командуешь, - начала она.

- Нельзя так говорить о взрослом человеке, - строго произнесла Татьяна. – И да, Никита забрал твой планшет, потому как ты разбила его, - она подняла руку, прося выслушать ее, - новый телефон мы не купим и да, дома нет Интернета, сломался вайфай, - закончила Татьяна.

Даша согнулась:

- И это не каменный век? – воскликнула она. – Мама???

- Идем, - Татьяна улыбнулась, - идем, - она протянула ей руку.

Даша взяла ее за руку, и они вместе зашли домой…


Город

…вот они и дома. Катюша сразу же кинулась в свою комнату. Миша прошел на кухню, где Оля спокойно пила чай.

- Ты так и будешь сидеть или пойдешь и поговоришь с дочерью? – спросил он.

Оля даже бровью не повела:

- Она не ребенок, чтобы сопли вытирать, взрослая, пусть привыкает к новому месту и чем скорее она это поймет, тем лучше, что в Москву, - она посмотрела на Мишу, - мы не вернемся, потому, как нашему папочке приспичило купить здесь землю, завод, ферму, что там еще? – спросила она. – Я все перечислила или чего забыла? – она зло смотрела на него.

Миша налил стакан воды и выпил залпом:

- Нет, не забыла, ты забыла только о дочери, и о том, что ей нужна мать, - произнес он сквозь зубы.

- А папочка ей не нужен, вон как любит тебя, слушается, сразу в комнату пошла, - ехидно заявила Оля.

- А ты пробовала к ней подход найти, почему требуешь, отчитываешь, унижаешь ее. Она твой ребенок, твоя кровь и плоть, что с тобой? Очнись? – он слегка встряхнул ее за плечи.

- Знаешь, - Оля задумчиво посмотрела на него. – Может мне чего в еду подсыпать, чтобы в тебе побольше желания было? Может спаивать тебя начать, ты же у нас мастер тогда, все работает, - она посмотрела вниз.

Миша покачал головой:

- У меня все работает, только вот желания нет, - он заставил взглянуть себе в глаза, - никакого.

- Так я и говорю, виагру что ли мне купить? Мне 35 лет, а ты, - она тяжело дышала.

- А я работаю и зарабатываю, - напомнил он ей.

- Хорошо, - кивнула Оля, - я тоже найду себе работу, и буду зарабатывать.

Миша хмыкнул, сунув руки в карманы:

- Не смеши, ты, которая в жизни палец о палец не ударила, то нянька, то кухарка, то уборщица, кто-то – но не ты, ты вообще чего в жизни хочешь? – спросил Миша. – Дуешь себя, тянешь, колешь разную чепуху, гробишь здоровье, у тебя дочь, подросток, ей мама нужна, а не кукла крашенная.

Оля лишь повела плечиком и усмехнулась:

- Думал, что оскорбил меня, обидел? Да, я такая, ты знал, на ком женился, - спокойно ответила она. – И ты спал с моей сестрой в нашу брачную ночь. Так, так ли ты хорош, каким хочешь казаться? – она смотрела на него, улыбаясь.

Миша кивнул:

- По крайней мере, - он чуть нагнулся к ней, - я этого хотел, - тихо произнес он. – Понимаешь, я этого хотел.

Оля задохнулась от возмущения. Он впервые признался, что было, что у него что-то было с Танькой. До этого одни отмазки, отговорки. Она замахнулась, намереваясь залепить ему пощечину, но он перехватил ее руку:

- Может и ты расскажешь, как по барам и кабакам шлялась? Может это, - начал он.

- Не смей упрекать меня в том, в чем виноват сам, - закричала Оля.

- Не смей кричать на меня, - одернул ее Миша, - и хватит. Хватит истерики устраивать.

- А если мне больше некуда энергию девать, - усмехнулась Оля. – Или ты мне предлагаешь мужика завести? Раз сам никак? – она снова опустила взгляд вниз.

- Делом займись, - посоветовал Миша.

- Точно, - взмахнула рукой Оля, - я займусь. Сестренка мне должна, так что пусть выметается.

Миша схватил ее за плечи, больно сжав, он зло посмотрел на нее:

- Не смей ничего делать, это не твой дом, не твоя земля, это дом моих родителей, и кто там будет жить и сколько, только мне решать, поняла, - Миша был так зол, глаза горели, руки больно сжимали плечи, что Оля спасовала.

Она никогда не видела мужа таким.

- И что ты нашел в этой пигалице? – не понимала она. – Чем она так привязала тебя, своей п…ой сладкой?

Миша схватился за голову и отвернулся. Он не мог говорить о Татьяне с Олей. Просто не мог. Она была для него как оазис, недостижимый мираж в пустыне.

- Я не могу, - Оля согнулась от смеха, - ты и она, всего один раз, - она выставила палец вверх, - а ты не можешь ее забыть. Сколько у нас было ночей, сколько раз я ублажала тебя, а ты все думаешь и думаешь о ней. Как же я ее ненавижу, - сквозь зубы прошептала Оля.

- Ненавидь сколько можешь, но не трогай ее, иначе просто пожалеешь, и дочерью займись в конце концов, - Миша схватил папку с документами, - иначе, - он покачал головой и вышел из дома.

Миша шел широким размашистым шагом к машине, надев темные очки на глаза. Как же ему хотелось кого-то поколотить… но кроме самого себя больше некого… сам во всем виноват, а теперь еще связан по рукам и ногам. Миша со злостью ударил кулаком по машине, которая как будто бы была в чем-то виновата…

Поселок

…кто виноват и виноват ли, сестры не стали разбирать. Они встретились в кафе и заказали по чашечке кофе и пироженному.

- Здесь вкусная выпечка, - заметила Нина, уплетая с аппетитом кремовое пироженное.

Вера же отломила вилочкой всего один кусочек и пригубила кофе.

- Сколько лет мы с тобой вот не встречались в кафе, - вздохнула Нина.

- Ровно столько, сколько вы отсутствовали, - сухо заметила Вера.

Радость первой встречи уже прошла, и в ней снова проснулась обида, что сестра взяла и уехала. Мало того не звонила и не писала, как будто отреклась.

- Ты не суди меня, - Нина отодвинула пустую тарелочку, - мне пожалуйста еще одно, - попросила она официанта.

- Ты куда столько ешь? – одернула ее сестра. – Ты посмотри на себя, совсем за собой следить перестала.

Нина улыбнулась:

- Вера, Вера, не в этом счастье, полная ты или худая, - она вздохнула. – Ты думаешь, мы просто так резко собрались и уехали?

Вера нахмурилась и поставила локти на стол:

- А разве не так было? – спросила она.

- Загулял Серый мой. Серьезно загулял, - выдохнула она на одном дыхании.

- Что? Как? – ахнула Вера. – Не может этого быть.

- Еще как может, спасибо, - Нина поблагодарила она официанта.

Вера изменилась в лице, она не верила в то, что слышала:

- Ты специально все это, чтобы я тебя пожалела, ведь так? Чтобы простила? – шептала Вера.

- Верусь, сын у него родился, - она нагнулась к сестре, - я как узнала, сразу стала ситуацию прослеживать, контролировать. А тут предложение переезда. Вот за него и ухватилась, как за соломинку. И ведь помогло, Серый перестал с ней общаться.

- И что, сын прямо есть? – не верила Вера.

Она не заметила, как взяла вилочку и стала есть пироженное, внимательно слушая сестру.

- Я конечно и вида не показала, а тут Оля со своей беременностью, свадьбой, - вот всем сарафаном и уехали, - она налила себе чашку чая и положила три ложечки сахара, - не знаю хорошо это было или нет, но семью сохранила.

- Что и Сергей не в курсе, что ты знаешь? – удивленно спросила Вера.

- Нет, - пожала плечами она. – А зачем ему знать. Мужики они такие, сбегали налево, а потом к жене возвращаются.

- Нет, - Вера покачала головой, - нет, мой бы Юрий никогда бы мне не изменил.

- Юрий у тебя спокойный был, - согласилась с ней Нина. – Жаль, очень жаль, что так рано ушел.

Вера не обратила внимания на слова сестры, все еще прокручивая в голове то, что узнала.

- Надо же сын, - произнесла она, - сына родил.

- Ну не он родил, а женщина, вырос уже мальчик, - отмахнулась Нина. – Отца не знал и не узнает.

- И ты не хочешь увидеть этого ребенка? – удивилась Вера. – Это же сын Сергея, - не понимала она.

- Вера, я что всех его детей должна вокруг себя собрать? – спросила она. – Думаешь, что это первый его поход налево? Нет, были еще, но все такое разовое.

- Как ты можешь так говорить? И ты спокойно со всем мирилась? – Вера была в шоке от услышанного. – Сергей гулял?

- Гулял всю жизнь, должность, возможности, симпатичный. Ты же не станешь отрицать, что он интересный мужчина? – спросила она сестру.

- Интересный, - согласилась с ней Вера, - но я бы никогда не подумала, Сергей и, - она покачала головой. – Всегда такой правильный.

- Ох, намучилась я, - призналась Нина, - так напереживалась, а мне его мама, когда я пожаловалась, что гуляет, сказала, подумаешь, мужик он хороший, придет, опустишь его хозяйство в водочку, прополоскаешь и все, - Нина отодвинула пустую тарелочку, - развестись не проблема. А вот нормального найти, семью создать, - Нина вздохнула, - хорошая была женщина, моя свекровь. Она меня тогда опустила на землю.

Вера раскрыла рот от удивления, слушая исповедь сестры:

- И сколько детей у Сергея? – едва слышно спросила она.

- Оно мне надо? – Нина пожала плечами. – Никогда не интересовали его поблядушки. Он зарабатывал, нас обеспечивал. Ну сходил налево, а потом ведь домой пришел.

Вера подозвала официанта и попросила бутылочку красного вина:

- Ты меня убила, - призналась она, - просто сразила наповал. Почему никогда мне этого не говорила? Почему ничего не рассказывала?

- Зачем? – спросила Нина. – У тебя своя семья, свои заботы. Ну что мне сор из избы выносить. Да и чем ты мне могла бы помочь?

- А сейчас Сергей не гуляет? – не унималась Вера.

Нина хмыкнула:

- Куда уж ему, простатит замучил, вот ему наказание за то, стольких женщин обидел в жизни, - усмехнулась она.

- Что не работает? – Вера кивнула официанту, когда тот поставил бутылочку вина на столик, бокалы и сырную тарелочку.

- Вера, - отмахнулась от нее сестра, - скажешь тоже, работает. Так изредка бывает, да и не хочется уже ничего.

Вера чуть повела плечиком:

- Как не хочется? – спросила она. – Вот Юрий умер, а мне так мужчины не хватает, - вздохнула она.

- Так Юра умер 10 лет назад, тогда еще хотелось, - она потянулась к бокалу, - давай помянем его? – предложила сестра. – славный был человек.

- Помянем, - Вера подняла бокал.

Они, не чокаясь, выпили. Вера пожаловалась, что у нее дверца в шкафе сломалась. Починить не кому.

- Был бы Юра, – вздохнула она, - быстро бы сделал.

Нина махнула рукой:

- Серому скажу, придет, починит, не проблема, - быстро предложила она. – Ты мне лучше про Таню расскажи.

Вера нахмурилась:

- А нечего рассказывать. От мужа ушла. Живет сама, детей тянет. Мне видеться с ними не дает, так что я даже детей и не видела, дети меня не знают, - просто ответила она.

- Двое да у нее? – тяжко вздохнула Нина. – Как бы увидеться с племянницей? Дай адрес, - попросила Нина.

- Не знаю, - пожала плечами Вера. – Она мне его не оставила.

Нина опешила:

- Вера, она же твоя дочь, ты как мать должна была найти к ней подход, - с укором произнесла она.

- Слушай, а ты часто с Олей видишься? – парировала Вера.

- Часто, - кивнула сестра, - и Катюша к нам приходит, правда вот уже пару месяцев не хочет у нас оставаться. Она девочка хорошая, но тихая, скромная, все мне твою Татьяну напоминает.

- В тихом омуте, - начала Вера, - так что вы смотрите за своей тихоней, а то как моя выкинет, что потом на голову не натянешь, - предупредила она сестру.

Нина отмахнулась:

- Скажешь тоже, что может выкинуть Катюша? – спросила она. – С мальчиками мы пока еще не дружим, вся в компьютере, в уши эти вставит, - Нина показала на свои уши, - затычки наушники, и ходит, ничего не слышит. Ничего не видит.

- Выкинет, выкинет, - кивнула Вера. – Смотрите за ней. Детки они такие.

Нина покачала головой и предложила выпить за здоровье:

- Оставим мою внучку в покое, у нее родители есть, пусть сами разбираются и решают, что лучше, а что хуже, давай за здравие, а то все за покой и за покой, - улыбнулась Нина. – Как хорошо дома, - призналась она. – Все твое, родное. Дачу думаем посадить, - начала Нина.

Вера сразу же поникла. Она не любила сельскую жизнь и всячески избегала этого.

- Нужна она тебе эта дача, пошли вон в магазин и все купили, - скривилась она. – Чего спину горбить, здоровье зря растрачивать, - не понимала она

- Так оно с грядочки свое, родное, - улыбнулась Нина, - и Сергей при деле, надо Вера, надо себя чем-то занимать.

Вера пожала плечами. Ей и в квартире было неплохо. Тишина, спокойствие…

Пригород

…спокойствия как не бывало. Татьяна смотрела за дочерью. А та юлой вилась около Ильи, то чай ему принесет, то яблоко предложит. А сама по сто раз на дню бегала переодевалась. Татьяна качала головой, сколько раз она говорила дочери о гордости. Ну зачем так себя выставлять на показ. Почему не получалось достучаться да нее, что Илье она совсем не интересна.

Он просто из вежливости молчал, кивал, порой краснел от того, как Даша его разглядывала, нисколько не смущаясь. Татьяна побледнела. Может ей самой стоит отвезти ее к Ване и попросить его, чтобы пожила у него пару недель. За это время остыла бы.

- Илья, а у тебя девушка есть? – Даша пришла в теплицу, где они осматривали ночные труды по поливу.

- Даша, - одернула ее Татьяна.

- Нет, - ответил Илья, даже не поворачиваясь.

- А хочешь, я твоей девушкой буду, - предложила она свою кандидатуру.

Таня повернулась к дочери, делая знаки, чтобы та ушла, но девочка, как будто бы не видела ее.

- И как твоя девушка, я предлагаю пойти нам в кино вечером, - она села на высокий стол и стала болтать ногами.

- Даша, может ты лучше с подругами сходишь и прямо сейчас? – Татьяна попыталась вмешаться.

- Нее, - протянула та, словно не было никакого разговора утром о нравственности, - я вечером поздно хочу, на последний ряд, - мечтательно сказала она.

Татьяна вытерла руки о полотенце и шагнула к дочери:

- Идем, - сказала она, потянув ее за собой. – Илье надо сделать работу.

- Мама, ты его сильно нагружаешь, может тебе стоит нанять еще работника? – спросила девочка, - постарше? Только холостого, – попросила девочка.

Илья выпрямился и посмотрел на Татьяну. Он впервые среагировал на слова Даши.

- Смотри, мама, - обрадовалась Даша, - Илье понравилась эта идея.

Она прыгала около матери и просила нанять нового работника:

- Тогда у Ильи будет больше времени, мама, рабство же отменили, – настаивала она на своем.

- Даша, - Татьяна присела на скамейку и вытерла пот со лба, от усталости у нее подкашивались ноги. – Может тебе стоит пойти и убрать в доме. Пылесос знаешь, где стоит, полы помой.

- Фу как неинтересно, – скривилась девочка и присела рядом с матерью. – Я в кино хочу, - нудным голосом начала она.

- Замечательно, - согласилась Татьяна, - сначала домашние дела, а потом гульки, справедливо.

- Несправедливо. У меня молодость проходит, а я ее с тряпкой в руках должна проводить? – спросила она, подскакивая.

Татьяна выразительно посмотрела на нее, промолчав. Даша тяжко вздохнула:

- Эксплуатируете детей, вот вы какие, - буркнула она.

- Легкий труд не помешает, - улыбнулась Татьяна.

- Мам, - Даша снова присела с ней рядом, - а ведь здорово я придумала, чтобы ты нового работника взяла, а?

- Даша, пока об этом не может быть и речи, - ответила Татьяна. – Мы справляемся. Если и ты начнешь помогать.

- Нет, - тут же отказалась девочка.

- Да, - спокойно ответила Татьяна. – Хочешь новый телефон, заработай его. Мы с тобой обо всем уже договорились, я тебе все объяснила.

- Вечно эти бессмысленные разговоры ни о чем, - Даша качала ногами, смотря в пол.

- Даша, - Татьяна обняла ее, - ты должна вырасти не только телом, но и душой. Ты должна научиться узнавать людей, понимать. Ты жаждешь окунуться во взрослую жизнь, но ты еще так мала. Не спеши, все успеется, поверь.

- Делать мне больше нечего, я жить хочу. А Илью в армию заберут осенью. А я еще даже не целовалась, а ты мне все нотации и нотации читаешь, - Даша вскочила со скамьи, - у нас в школе между прочим уже все целовались. Одна я нецелованная, и ты Илью не отпускаешь, - обиженно высказав, она бросилась в дом.

Татьяна моргнула. Нецелованная. Господи, она содрогнулась. А ведь когда-то так о ней говорила Оля. Правда ей тогда было 18 лет, а ее дочери всего 16, почему дети так рано взрослеют? Нецелованная. Татьяна не могла подняться со скамьи. Перед глазами замельтешили картинки – как она идет по алле, как целует незнакомца, а потом страстные объятия и первый настоящий поцелуй в коридоре общежития.

Ей стало жарко. Краска прилила к лицу. Она бы никогда не узнала, что значит быть с мужчиной, если бы Миша тогда не затащил ее в ванную… где она страстно отвечала ему, поддавшись его желанию… как же она многого не знала. Как же давно это было, что почти стерлось из памяти.

- Вам плохо? – Илья подошел к ней, всматриваясь в ее глаза.

Татьяна посмотрела на него и никак не могла разглядеть его лицо. Ее взгляд был затуманен. С Мишей она была всего два раза, два раза ей почти понравилось, особенно во второй раз, но все так нелепо, наскоро, украдкой, а каково это быть с мужчиной всю ночь, наслаждаясь его объятиями, купаясь в его ласках. Краска прихлынула еще сильнее к ее щекам.

- Вы пугаете меня, с вами все порядке? – снова спросил Илья.

Татьяна помотала головой, прогоняя странное опустошение внутри себя, стараясь забыть эти запретные воспоминания, нелепые желания, невозможные.

- Да, - кивнула она, - со мной все в порядке, - Татьяна медленно поднялась и зашла в дом.

Она прислонилась спиной к двери. Почему на сердце такая тоска. Прости. Всего одно слово и больше ничего. А тот поцелуй на улице в темноте. Да что с ней такое? Татьяна прижала руку ко рту. Услышав в дальней комнате звук работающего пылесоса, улыбнулась. Даша начала уборку. Ей стало жарко, живот заныл. Между ног стало влажно. Татьяна бегом бросилась в ванную. Она успела добежать, чтобы Даша не увидела, что у нее снова началось кровотечение.

Татьяна сбросила всю одежду и встала под струи воды. Теплая вода снимала усталость, но не всю. Алые струйки воды стекали по ногам, исчезая в сливе. Ее замутило. Она прижала руку к округлившемуся животу. Как же все не во время, покачала она головой. Опухоль росла. Ей требовалась операция.

Татьяна вышла из душа, надев легкий сарафан, замотав голову полотенцем. Пылесос уже не работал. Татьяна нахмурилась, но девочка вышла из комнаты с ведром и шваброй.

- Ты купалась? – удивилась девочка.

- Да, я поставлю чайник, покушаем, - сказала Татьяна.

- Хорошо, а потом я в кино пойду? – спросила она.

Татьяна кивнула. Даша расплылась в улыбке.

- С Ильей, - обрадовалась она.

- Даша, - одернула ее Татьяна.

- Мама, ну не будь злюкой, это же просто кино, - Даша развела руки.

Татьяна приподняла бровь. Даша вздохнула:

- Инета нет, планшета нет, в кино не пускают – куда я попала? – возмущалась она. – Даже с парнем нельзя поговорить, - крикнула она громко из комнаты.

Татьяна улыбнулась. Она радовалась маленькому сдвигу в их отношениях… но как оказалось – рано радовалась. Они спокойно покушали, разошлись по комнатам. Потом Татьяна пошла проверить вечерний полив и новую рассаду, как Даша тут же воспользовалась ее отсутствием, и налетела на Илью у ворот.

- Илья, куда ты так спешишь? – спросила она, поведя плечиком и выставляя напоказ оголенный вырез на полной груди.

- Домой, поздно уже, - просто ответил парень, посматривая за ее плечо, в надежде увидеть Татьяну.

- А как же кино? – обиделась девушка.

- Даша, мы не пойдем в кино, - отказался он.

- Я купила билеты через телефон на последний ряд, - она шагнула к нему ближе, - места для поцелуев.

Илья пожал плечами, делая вид, что ему все равно.

- Ты еще думаешь? – Даша поджала губки, - знаешь, - она загадочно улыбнулась, - я знаю, как тебя переубедить, - она шагнула к нему ближе, - я тебя сейчас сама поцелую.

Брови Ильи поползли вверх. Он выставил руки вперед, пытаясь остановить девушку.

- Даша, - крикнула Татьяна, дернув дочь за руку, - что ты себе позволяешь? Никакого кина, быстро в дом, извини ее Илья, - попросила Татьяна прощения за поведение дочери.

Она уже готова была дочери дать поджопник за такое вольное поведение. Как Даша вывернулась, выдернув руку, на ее глазах навернулись слезы.

- Ты хотела меня ударить при Илье, - закричала она. – Ты сама хочешь с ним целоваться, а он смотрит на меня. Вот тебе и завидно, что ты уже старая, а он молодой, - кричала девочка.

- Даша, - Татьяна схватила дочь за руку и все таки умудрилась ударить ее попе, - никакого кино, ты никуда не идешь, ты наказана, - запыхавшись, сказала Татьяна.

Даша вытерла слезы:

- Я тебе этого никогда не прощу, - закричала она. – Я сама пойду в кино и поцелуюсь с тем, с кем захочу, и не нужен мне твой любовник, сама целуйся с ним, - Даша выбежала со двора.

- Даша, - закричала Татьяна, бледнея.

- Я ее догоню и приведу, - Илья бросился за девушкой следом, - не переживайте, Татьяна Юрьевна, - крикнул он, исчезая за калиткой.

Татьяна закрыла глаза и опустила голову, да что же это такое, что за кошмар. Что происходило с ее дочерью? Что за поведение? Ведь почти весь день она держалась, они даже почти мило беседовали. Договаривались. Даша даже помогла ей с уборкой в доме. А потом все в один момент перевернулось с ног на голову.

- Завела молодого любовника? – услышала она сбоку голос, который заставил ее похолодеть.

Таня так резко повернулась, что у нее закружилась голова, но она увидела его. Перед ней стоял Миша. Она узнала бы его из тысячи мужчин. Повзрослевший, статный… Миша…


продолжение тут https://www.asienda.ru/post/26356/
Рейтинг поста:  +16 Не понравилось Понравилось
natalia_lari
Садовод 3 уровня
Новороссийск
16 декабря 2015 года
170




Комментарии:

Написать комментарий

Курган
16 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
 

Воронеж
16 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
+1  


Оставить свой комментарий

B i "
Отправить