Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

Лабиринты запретной любви/ Часть 22

Лабиринты запретной любви/ Часть 22
Пролог https://www.asienda.ru/post/26287/
Часть 1 https://www.asienda.ru/post/26289/
Часть 2 https://www.asienda.ru/post/26290/
Часть 3 https://www.asienda.ru/post/26291/
Часть 4 https://www.asienda.ru/post/26292/
Часть 5 https://www.asienda.ru/post/26294/
Часть 6 https://www.asienda.ru/post/26295/
Часть 7 https://www.asienda.ru/post/26296/
Часть 8 https://www.asienda.ru/post/26355/
Часть 9 https://www.asienda.ru/post/26356/
Часть 10 https://www.asienda.ru/post/26357/
Часть 11 https://www.asienda.ru/post/26358/
Часть 12 https://www.asienda.ru/post/26359/
Часть 13 https://www.asienda.ru/post/26362/
Часть 14 https://www.asienda.ru/post/26363/
Часть 15 https://www.asienda.ru/post/26364/
Часть 16 https://www.asienda.ru/post/26365/
Часть 17 https://www.asienda.ru/post/26366/
Часть 18 https://www.asienda.ru/post/26367/
Часть 19 https://www.asienda.ru/post/26368/
Часть 20 https://www.asienda.ru/post/26369/
Часть 21 https://www.asienda.ru/post/26370/


Часть 22

- Мама? – Никита обеспокоено взглянул на нее.

- Что с тобой? – Миша сжал ее ладони.

Татьяна смотрела в их глаза, и ей стало так плохо. Тошнота подкатила к горлу. В глазах потемнела. Она убрала свои руки, словно боялась к ним прикоснуться. Молодой и взрослый. Почему она никогда не обращала на это внимания.

Татьяна медленно поднялась. Ее шатало из стороны в сторону. Миша хотел поддержать ее, но она шарахнулась от него в сторону. Никита коснулся ее руки, но Татьяна дернулась, убирая его руку. Женщина медленно шла в сторону комнаты.

Никита переглянулся с Мишей.

- Дядя Миша? – спросил он.

- Никита, - кивнул Михаил. – Ты так похож на маму.

Дядя Миша. Похож на маму. Татьяна хотела закрыть уши, чтобы не слушать, чтобы не слышать. Каждый хотел видеть то, что видел. Она видела черты Миши в сыне, а он увидел ее черты. Чей он сын? Как такое могло произойти? Она пережила 16 лет назад кошмар 9-ти месяцев – не зная, кто же отец. А потом Ваня признал ее детей, сказал, что Даша его дочь, а Никита – ее сын. Плохая кровь. Она всегда считала, что Ваня отец.

Татьяна застонала и закрыла за собой дверь спальни. Она стояла около стены, приподняв руку, словно отмахивалась. Разве такое могло быть, чтобы дети были о разных отцов? Она никогда об этом не слышала. Никогда. Так почему же сейчас сердце так тревожно сжималось, словно предчувствовало беду.

- Татьяна, - Миша постучал в дверь ее спальни, - с тобой все в порядке? Ты хорошо себя чувствуешь? – в его голосе слышалась забота.

Татьяна повернулась к стене и уперлась лбом в стену. Она не знала, что ему ответить. Она вообще ничего не знала. Что за насмешка судьбы постоянно ее испытывать. Что это? Если это правда, и Никита сын Миши, то. Женщина закрыла глаза. Что ей делать? Как выяснить? Как сделать так, чтобы никто не пострадал. Никита всегда хотел другого отца, но что скажет Миша, узнав? Он тогда ведь обвинил ее в распутстве. А теперь? Татьяна горько усмехнулась. Что теперь? Теперь он мог отвернуться от нее, мог лишить ее сына. Ведь Никита потянется к нему. Она это уже предвидела. А Миша очень непростой человек, понимала Татьяна, он мог наказать ее.

Наказать. За что ее наказывать? За что? Слезы покатились по ее щекам. Миша толкнул дверь, но она оказалась закрытой. Татьяна прижала руку ко рту, чтобы скрыть рыдания. Она просто не понимала, что ей делать. Для Никиты наверное это было бы лучше, а для нее самой? Что скажет Даша? Она итак сложный подросток со своими завихерями, а тут такое.

- Мама, тебе плохо? – Никита постучал в дверь. – Скорую вызвать? – с тревогой в голосе спросил он.

- Нет, - прошептала Татьяна себе под нос хриплым шепотом. – Нет, - уже более слышно добавила она. – Не надо. Я сейчас, - она вытерла слезы. – Я сейчас выйду. Накрывайте на стол, - произнесла она более твердым голосом.

Татьяна отвернулась к окну. Она старалась прийти в себя, отгоняя плохие мысли. Татьяна прижала руку к груди, вспомнив нож, приставленный Ваней. Одна мысль – а если бы он убил ее, может ей не было бы сейчас так плохо. Нет. Тут же прогнала она. Это не решение проблемы. Она ничего не исправила бы таким образом. У нее дети. У нее есть Юля, внучка Миши, дочь Кати, а они еще не знали об этом. У нее еще много дел в этом мире.

Татьяна присела на кровать, провела ладонью по покрывалу. Как же сложно порой все в жизни. С ней столько всего произошло, а это нелепое предположение сбило ее с ног. Может это просто ее разбушевавшаяся фантазия. Татьяна нахмурилась. Может она все себе придумала. Хватаясь за эту мысль, женщина привела себя в порядок, скрывая следы слез, и вышла из комнаты.

Миша и Никита ждали ее в коридоре. Она подняла голову и посмотрела на них. Сейчас они уже не казались ей такими похожими друг на друга, как при первом взгляде. Татьяне стало немного легче, но мысль, что Миша мог быть отцом ее детей, не выходила у нее из головы.

- Идемте, - она попыталась улыбнуться, - все хорошо, это просто нервы, - пояснила она. Я выпила пустырник, мне сейчас станет легче.

- Ты себя хорошо чувствуешь? – Миша сжал ее руку, чуть выше локтя.

Татьяна кивнула, смотря на Никиту, который хмурился почти как Миша. Нет. Нет, гнала она от себя эти мысли. Не надо думать об этом, иначе она просто сойдет с ума.

- Да, - она обняла сына и поцеловала его в макушку. – Все уже хорошо, - она сама пыталась в это верить. – Пора ужинать, у нас еще много дел.

Татьяна быстро дала всем задания. Даша занялась малюткой. Она уже не фыркала. Татьяна улыбнулась, все таки ее дочь не претворялась. Она действительно с интересом занималась малышкой, в то время, как Катя сунула себе наушники в уши и слушала музыку. Миша присел на стул, спросив – надо ли чем помочь. Татьяна покачала головой:

- Отдыхай, - она понимала, что он устал. Ну наверное устал, подумала она. День выдался не простой.

Поставив большую кастрюлю с водой, она накрыла на стол, нарезав всего. Миша и Никита увлеклись беседой. Татьяна старалась на них не смотреть, но не могла. Ее сын с удовольствием общался с мужчиной. Мужчиной, который мог быть его отцом, как и Даши? Татьяна остановилась, чуть не выронив тарелку. Даша была почти полной копией Вани. Ваня их отец. А Миша. Татьяна поставила тарелку на стол и опустилась на стул. Никита так же хмурился, как он. И ходил так же размашисто. Нет. Татьяна резко встала и подошла к плите.

Она гнала от себя мысли, так можно сойти с ума. Смотреть на них и думать, предполагать. Так нельзя. Все разговаривали, никто не спорил. Даша вообще боялась сказать слово поперек, поняв, что ей сразу же влетит от Миши. Она помнила, как он оставил ее на дороге, вернее чуть не оставил. По этому она держалась от него в стороне. Катя молчала, она кивала в такт музыки, игнорируя беседу. Миша сказал, чтобы она сняла наушники. Девочка вытащила один, оставив второй в ухе.

Татьяна положила руку на плечо Миши, без слов попросив не трогать дочь. Катя съела свои порцию и ушла на диван. Костик последовал ее примеру, убежав в комнату Никиты. Никита же хотел остановить его, сказав, что им надо поливать, но Татьяна попросила не трогать мальчика.

- Я помогу, - сказал Миша. – А ты отдохни, - он многозначительно посмотрел на Татьяну. – Девочки присмотрят за малышкой.

Катя поморщилась, а Даша скривила лицо – выражая свое недовольство:

- Как будто мы сами этого не сделали, - прошептала она.

- Что? – спросил Миша, повернувшись у порога и взглянув на девочку.

Даша вскинулась, встретив его взгляд темных глаз, и не посмела спорить:

- Хорошо, - кивнула она, показывая всем своим видом недовольство…

Пригород

Она была недовольна. Ольга брезгливо осматривала халупу, куда привез ее Мурат. Вернее он заставил ее сюда приехать. Женщина аккуратно переступила через порог.

- Здесь что никто не убирает? – спросила она, поморщившись.

Мурат обернулся и хмыкнул:

- Возьми тряпку и помой, раз такая чистюля, - он плюхнулся на старенький диван и развалился. – Налей мне пива, - попросил Мурат, причмокнув губами.

Ольга вздрогнула. Он попросил или приказал? Она судорожно сглотнула и подошла к замызганному холодильнику.

- Не привыкла к такому? – услышала она его смешок позади себя.

Ольга обернулась и взглянула на мужчину:

- Что ты хочешь? – спросила она, взявшись за дверцу холодильника.

Мурат оскалился:

- Должок у тебя, - напомнил он ей. – Срослось все у тебя, как вижу, за того, кого хотела замуж выскочила?

Ольга изменилась в лице. Она старалась никогда не вспоминать события молодости.

- И что? – надменно спросила она.

Мурат хмыкнул:

- А то, - он крутил ножик в руках, - пива неси, быстро, - рявкнул он.

Ольга осеклась. Она не привыкла к такому обращению. Внутри нее что-то оборвалось. Сердце гулко застучало. Как же давно это было. Ноги стали словно ватные. Дыхание участилось. Мурат внимательно смотрел на нее:

- Не забыла, - оскалился он, - ничего не забыла.

Ольга достала бутылку пива и открыла ее об стол привычным давно забытым методом. Пена полилась на пол, она шагнула к нему и подала. Мурат даже не приподнялся, заставив ее нагнуться к нему ближе. Глаза в глаза. Он с жадностью заглянул в открывшийся вырез на блузке.

Ножом провел по краю ворота, спустившись до самой ложбинки между грудями. Ее кожа покрылась мурашками. Женщину затрясло, как в ознобе:

- Любишь плохих мальчиков? – хохотнул он и дернул ее на себя.

Она распласталась на его крепком жилистом теле. Запах пота ударил ей в нос. Ольга поморщилась, но жаркое дыхание выдавало ее.

- Нравится тебе, не забыла, как я тебя объездил, - Мурат подмял ее под себя, поставив бутылку пива на подлокотник.

Ольга вскрикнула, схватившись за его плечи. Мускулистые, каменные.

- Пожалуйста, - прошептала она, облизнув губы.

- Не терпится? – Мурат потянулся за бутылкой и с жадностью сделал пару глотков.

Несколько капель упали ей на грудь. Ее дыхание стало прерывистым.

- Хочешь меня? - Мурат заставил ее раздвинуть ноги, полностью усмирив ее и подчинив себе.

Ольга смотрела в его глаза и молчала. Темные как сама ночь, она даже не различала в них зрачка. Он грубо задрал ее короткую юбку, порвал ажурные трусики.

- Только не в меня, - попросила она хриплым голосом.

Мурат хмыкнул:

- Таблеточку выпьешь, не обломишься, - заявил мужчина и оголил ее грудь, не раздевая ее, просто освободил от лифчика.

Ольгу трясло. Она сама не понимала, как допустила такое. Почему этот мужчина имел над ней такую власть, или она позволила все ему сама. А может просто боялась? Она не знала. Женщина хваталась за его плечи, уплывая в страну дурмана. Мурат крякнул и откатился. Он с жадностью допил пиво и потянулся за коробочкой. Сделав пару затяжек, протянул ей:

- Давай, как в старые добрые времена, - напомнил он.

Ольга потянулась, как кошка, которую немного потрепали. Она повернулась к нему:

- А что тут? – спросила она.

На лице Мурата появилось недовольство и тут же исчезло:

- Тебе хорошо будет, давай, - он протянул ей сигарету.

Ольга чуть повела головой и приоткрыла губы. Мурат протянул ей сигарету, заставив сделать несколько затяжек. Потом сам затянулся. В голове появился какой-то туман. Все мысли исчезли, истома разлилась по телу. Ольга прижалась к Мурату, на ее лице появилась блаженная улыбка.

Мурат лежал на спине, смотря в потолок. Взгляд задумчивый и серьезный. Его рука мяла ее грудь. Он повернулся и взглянул на нее. Ее глаза закатились. Она улетела в нирвану, изредка похихикивая. Мурат вытянулся на спине и удовлетворенно кивнул. Теперь он доведет дело до конца, тогда она сорвалась с его крючка, внезапно уехав заграницу, но теперь он ее не отпустит просто так…

Пригород

Как же все было не просто. Татьяна попросила у Никиты планшет.

- Зачем? – удивился Никита.

- Мне надо, - Татьяна зашла в его комнату.

Никита лежал на кровати, что-то рассматривая в планшете. А Костик увлеченно играл в компьютерную игру. Даша, приняв душ, надела шорты и майку. Татьяна облегченно вздохнула. При Мише она не решалась спрашивать об Илье, просто молчала, хотя ей ужасно хотелось ответить колкостью, но мужчина настораживал ее.

Юля сладко спала в кроватке. Даша заглянула в комнату:

- Мама, а они у нас вообще надолго? – недовольно спросила девочка.

Никита сидел в кресле. Он пришел вместе с Татьяной в ее комнату. Решив, что как только она посмотрит в планшете что-то, сразу же заберет его.

- Это их дом, - отозвалась Татьяна, присев на кровать, подальше от сына, чтобы он ненароком не заглянул.

- И что нам теперь терпеть их присутствие? – возмутилась она.

- Даша, это не мы, а они нам позволили здесь жить, - спокойно ответила Татьяна.

Она хотела почитать о том, о чем гнала мысли прочь, но дочь словно надумала ей мешать.

- И эта Скелетина теперь всегда будет с нами? – противилась Даша.

- Ее зовут Катя, и хватит давать всем прозвища, - категорично заявила Татьяна.

- Задолбала, - отозвался Никита.

- А ты вообще молчи, маменький сынок, - фыркнула девочка и убежала к себе в комнату.

Татьяна вздохнула. Стоило Мише только уйти, как Даша снова превратилась в маленькую негодницу, делая всем все на зло.

Татьяна взглянула на Никиту. Тот был задумчивый и молчаливый.

- С тобой все в порядке? – спросила Татьяна.

Никита нахмурился и повернулся к матери.

- Что? – спросил он.

- С тобой все в порядке? – повторила свой вопрос Татьяна.

Никита пожал плечами:

- А что может быть? – спросил Никита.

- Ты какой-то странный, - заметила Татьяна.

- Мама, - Никита поставил локти на колени, подперев лицо, - почему ты нам выбрала такого отца? – задал он свой вопрос.

Татьяна изменилась в лице. Дыхание перехватило. Сердце сжалось в груди. Она не знала, что ответить. Она смотрела на сына и молчала.

- Ладно, прости, - Никита нахмурился, - прости, забудь, - попросил он и откинулся на спинку кресла.

Татьяна вздохнула. Как же все страшно. Она набрала в поисковике то, что так мучило ее… планшет чуть не вывал из ее рук. Миша мог быть отцом Никиты. Он мог быть его отцом, в то время как у Даши отцом мог быть Ваня. Ей стало нехорошо. Она побледнела. Вероятность маленькая, но была. Татьяна чуть не расхохоталась в голос со слезами на глазах. Она не знала, толи ей радоваться, толи плакать.

Ее сын мечтал о другом отце и скорее всего это так и было, а что ей делать? Как ей все объяснить, но сначала надо проверить. Татьяну трясло, когда она набирала в поисковике тест ДНК и какие методы проверки. Как сделать так, чтобы никто ничего не узнал.

- Никита, - Татьяна стрела историю своего поиска.

Парень открыл глаза и взглянул на мать:

- Да? – он вздохнул.

- Иди сюда, - позвала его Татьяна.

Она обняла сына и прижалась к нему. Ей так нужна была поддержка, участие. Впервые ей стало так страшно, что она не знала, что ей со всем этим делать. А еще Юленька. У нее голова шла кругом. Татьяна понимала, что ей надо решать все эти вопросы. Надо. Нельзя тянуть, как она тянула ранее.

- У тебя что-то болит? – спросил Никита, чувствуя, как дрожит Татьяна.

- Нет, - прошептала она, хотя ее душа разрывалась на части. – Нет, мой хороший, - она поцеловала его в голову.

- Я тебя люблю, мама,- признался Никита.

- Я тебя тоже, сынок, очень сильно люблю, - ответила Татьяна, прижимая к себе взрослого сына.

Она смотрела в темное окно. Уже почти наступила ночь. Татьяна гладила спину сына, понимая, что сама почти бродит в темноте, пытаясь найти выход из сложившейся ситуации…

…Он понимал, что ему надо рассказать о ситуации, той самой, в которой они пришли. Миша запустил руку в волосы, приглаживая их. Катя сидела на скамейке и болтала ногами. Миша улыбнулся, по крайней мере его девочка не пугалась каждого шороха. Ей было здесь комфортно, хоть Даша и гонористая, но Катя не оставалась в долгу, возможно поддержка Татьяны сказывалась.

- Папа, - Катя надула пузырь, потом щелкнула его, и стала жевать жвачку, - а давай тут школу найдем, - попросила она.

Миша чуть не поперхнулся. Он вот уже минут 15 пытался начать разговор о том, что они с Ольгой расстались. Вернее он ушел от ее мамы. А его дочь как будто прочитала его мысли.

- Тут? – переспросил он, понимая, что в сложившейся ситуации – это лучший вариант.

- Да, - Катя снова надула пузырь и лопнула его, - здесь Даша, - пожала плечами она, - с ней почти интересно.

Миша улыбнулся. Даша бойкая девочка, с характером.

- Давай посмотрим, - согласился Миша.

- А можно я тогда буду жить у тети Тани? – Катя пошла ва-банк.

Миша осекся:

- Как тут? – не понял он.

- Ну это же наш дом? – спросила Катя. – Вот тут и буду жить с тетей Таней.

- Катюш, котенок, - Миша присел с ней рядом. – У тети Тани своя семья, - пытался объяснить мужчина.

- А мы не ее семья разве? – нахмурилась Катя. – Она же моя тетя.

- Наша, - согласился Миша.

- Значит все в порядке, - пожала плечиками девочка.

Миша покачал головой. С одной стороны конечно все было бы в порядке, но у Татьяны полно своих проблем и забот, чтобы вешать на нее еще и свою дочь. Миша обнял Катюшу за плечи.

- Здесь так тихо, - Катя болтала ногами, - хорошо, сверчки поют. Мне тут нравится.

Миша задумался. Катя провела всего один день, а вела себя так, словно уже была здесь. Он не понимал такой перемены в дочери.

- Ты куда пойдешь? – спросила Катя.

Миша посмотрел на дочь, не понимая.

- Где ты спать будешь? Домой поедешь? Поздно уже, - она обняла отца за талию. – Тебе переодеться не мешало бы.

Миша хмыкнул. Да, вид у него тот еще. Грязные брюки, несвежая рубашка. А весь его гардероб остался дома.

- В кухне переночую, - потянулся Миша.

- А завтра уедешь? – насторожилась девочка.

Миша пожал плечами, вопрос повис в воздухе…

Пригород

Воздух становился тяжелым, как перед дождем. Светка и Ваня вышли из кафе. Оба покачивались. Ваня выиграл пару тысяч в игральном автомате, и они почти все оставили в кафе, выпив бутылку водки и заказав шашлык.

- И где ночевать будем сегодня? – икнула Светка.

Она не любила пить, но сказались события последних дней. Ваня почесал затылок.

- К Таньке не сунешься, хмырь там этот блатной засел, ждать надо, чтобы уехал, - буркнул он.

- Охамела в конец, - сетовала Светка, - выгнать из дома, а Костик там остался.

- Пацана не прогнала, а то я бы ей зубы все выбил, - Ваня сжал кулак.

- Мало ты колотил ее, - Светка запнулась, но удержалась на ногах.

Ваня заржал:

- Растянулась бы сейчас как квашня, - он икнул и стал озираться.

- Денег у нас почти не осталось, - заметила Света.

- Ничего, - Ваня обнял ее, - выпадет мне еще козырной туз.

Светка больно толкнула его в бок. Ваня ойкнул.

- Хватит играть, - чуть ли не закричала она.

- А ты чего мне указываешь? – Ваня остановился. – А кто тебя накормил сегодня? – он прищурился.

Светка хмыкнула:

- А кто тебе дал на разбег? – не отставала она от него.

Ваня дернул плечом и поднял руку, останавливая машину.

- Ты чего? – Светка пыталась опустить его руку. – Чем расплачиваться будем? – зашептала она.

- Натурой, - заржал Ваня и вытащил нож, показывая ей. – Сам довезет, как миленький.

Светка нахмурилась. В крови плескалась изрядная доза алкоголя. Сначала она испугалась, а потом ей стало интересно. Около них остановился паренек на шестерке.

- До города подбросишь? – Ваня, качаясь на ногах, заглянул в окно машины.

- Двести, - попросил парень, держась за руль двумя руками.

Ваня кивнул и посмотрел на Светку. Он галантно распахнул ей дверь, придержал, изображая кавалера. Светка хохотала, никогда он так не поступал с ней. Она смотрела на то, что происходило дальше, как будто бы на экран телевизора. Ваня приставил нож к горлу парня, приказав ему выйти. Парень, заикаясь, выпустил руль, и быстро ретировался.

Ваня уселся за руль, посмотрел на Светку и надавил педаль газа, отпуская сцепление.

- Ты и рулить умеешь? – удивленно распахнула глаза женщина.

- Сейчас покатаю, - ржал Ваня, прибавляя газа…

Пригород

Татьяна выключила газ, отставляя кастрюлю с бульоном в сторону. Завтра утром надо будет сварить суп. Семья большая. Теперь еще больше. Она точно увеличивалась в геометрической прогрессии.

Катя радостно сообщила, что папа остался ночевать. Татьяна уложила всех спать. Для нее теперь тоже нашлось место. Даша ушла в свою комнату.

Татьяна долго еще сидела на кухне, все никак не решаясь пойти к Мише. Она раз за разом прокручивала в голове события тех дней. Как получила записку, как встретилась с Ваней, как потом увидела Мишу в коридоре. Она пыталась подсчитать часы, и все получилось. Вероятность была, как бы она не противилась.

Она уже выпила пустырник, но он не помогал. Нервная дрожь, холодные руки и растерянный взгляд в темной комнате. Татьяна покормила Юлю, перепеленала ее и положила в кроватку. Катя даже не проснулась.

Татьяна покачала кроватку, поправила соску и вышла. Она взяла с собой кастрюлю и поставила ее на улице охлаждаться. Цикады и сверчки пели свои серенады. Где-то в лесу ухнула сова. Тяжелый воздух давил на грудь. Небо опустилось. Где-то вдали сверкнула молния. Татьяна вздохнула, Никита, Илья и Миша так старательно все полили, и похоже, что дождь собрался.

Всего пять шагов. Она стояла и смотрела на дверь, все не решаясь повернуть ручку. У них не получались разговоры. Вот близость удавалась на славу. Ее щеки покрыл румянец, а как поговорить? Татьяна отвыкла с кем-то вести душевные разговоры. Последний раз так она разговаривала с сестрой, а это было очень давно в деревне у бабушки.

Тяжело, сердце гулко стучало в груди, казалось, что оно сейчас выпрыгнет, когда Татьяна повернула ручку и зашла в кухню. Миша тут же сел на кровати. Он не спросил, сразу же поняв, кто пришел. Они смотрели друг на друга в темноте, и каждый думал о своем. Татьяна пыталась подобрать нужные слова, а он хмурился.

- Продолжим начатое? – хрипло произнес он.

Татьяна вздрогнула как от удара. Вот почему он так всегда? Почему грубит ей?

- Возможно, - прошептала она и включила свет, заставив его зажмуриться.

Он тряхнул головой, сбрасывая сонливость. Татьяна стояла посреди комнаты, обхватив себя руками.

- Странная ты, - заметил Миша.

Татьяна посмотрела на него.

- Мужчинам можно все, - начала она.

- Они мужчины, - парировал Миша.

Татьяна разозлилась, она отвернулась от него, пытаясь успокоиться, чтобы не ответить ему колкостью. Им надо поговорить, понимала она, и никак не могла подобрать слова. В конце концов, Татьяна сглотнула ком, вставший в горле, ведь не она одна виновата во случившемся.

- Ты наверное подумаешь, что я шлюха, - произнесла Татьяна, поворачиваясь к нему.

Миша вздрогнул и нахмурился от ее слов:

- Не надо, - попросил он, подняв руку.

Он быстро встал и подошел к ней. Она пыталась увернуться, но он коснулся ее лица, заставив посмотреть на себя.

- Близость – это не плохо, нас тянет друг к другу, - признался он.

Татьяна закрыла глаза и уткнулась в его грудь. Она чувствовала его желание, она уже готова была ответить ему. Миша поцеловал ее в шею:

- Не получается у нас говорить, зато это получается очень хорошо, - он сжал ее в своих объятиях, заставив ее охнуть от эмоций, охвативших ее.

На его губах появилась довольная улыбка. Он не хотел спрашивать, зачем она пришла. Он просто хотел утонуть в ее взгляде, в кольце ее мягких объятий. Татьяна закрыла глаза и застонала:

- Нет, - прошептала она, отталкивая его, - не надо, не сейчас, - по ее щекам покатились слезы.

Миша нахмурился и обнял ее, не давая ей ускользнуть. Он гладил ее волосы, спины, целовал щеки, целуя ее слезы. Шептал ласковые слова, поняв, что у нее настоящая истерика. Она держалась все это время, ходила, улыбалась, что-то делала. Пришла к нему, а он начал грубить, а ведь ему бы следовало просто пожалеть ее.

- Ты меня возненавидишь, - прошептала Татьяна и выбралась из его объятий.

Миша стиснул зубы. Он не хотел говорить. Он готов был обнимать ее всю ночь, даже мог не прикасаться к ней. Не получались у них разговоры, они срывались на обвинения, скрывая давние обиды.

- Ваня, - Татьяна отвернулась от него.

Миша опустил голову и сжал кулаки. Он готов был удушить его своими собственными руками. Хотел бы стукнуть его хорошенько, отбить бы все его мужского хозяйство, чтобы не повадно было, но также понимал, что он в ответе за дочь, в ответе за Татьяну, не мог позволить, чтобы Ваня воспользовался его слабостью.

Миша шагнул к ней и поднял руку, чтобы сжать ее плечо, но ее слова остановили его.

- Он заставил меня в тот день, грубо сломал мою целку, - Татьяна хмыкнула, сдерживая слезы и подняв голову к потолку, - так ведь говорят у вас у мужиков, - уточнила она и продолжила, - на столе в казарме, вытерся майкой и хвастался перед пацанами, что он мужик.

Признавшись, она застонала и согнулась, поняв, как же ей больно, что с ней поступили так. Она впервые сказала об этом вслух. Миша побледнел. Он опустил руки, глядя на нее. Сердце защемило. Чем он хуже Вани? Чем? Когда он точно также поступил с ней?

- Дурой я была, что позволила, - продолжила Татьяна, выпрямившись. – Больно было, гадко, не понимала я, - она посмотрела в его глаза. – Мама ничего мне не говорила, не объясняла.

Миша покачал головой и шагнул к ней, а она отшатнулась от него, упершись в стол.

- Пожалуйста, - попросила она, выставив руки впереди себя. – Пожалуйста, - она покачала головой.

Миша остановился. Татьяна горько вздохнула.

- И потом я, - начала она и замолчала.

Она смотрела в пол, боясь вновь посмотреть на него. Звонок телефона заставил ее вздрогнуть. Она схватилась за него, желая отклонить вызов. Если она сейчас не скажет, то когда потом наберется храбрости. Когда?

- Кто? – спросил Миша, взяв ее телефон.

Света – удивился он, нажав на принятие вызова. Он был очень зол. И сейчас вряд ли бы его что-то остановило. Он мечтал увидеть Ваню, чтобы врезать ему по самое «нехочу».

- Да? – ответил он, смотря на Татьяну.

Татьяна держалась обеими руками за стол. Она не понимала, зачем он забрал у нее телефон. Им надо поговорить. Очень надо, пока она набралась смелости, пока она решилась.

- Нам надо разбудить детей, - ответил Миша, смотря в ее глаза.

- Что? – не поняла Татьяна.

- Ваня и Светка попали в аварию. Ваня вылетел в лобовое, - тихо говорил он. – Женщина просит, чтобы мы привезли детей, чтобы попрощались с ним.

Татьяна побледнела. Она чуть не упала. Миша помог ей присесть на стул. Татьяна смотрела в его глаза:

- Что? – снова повторила она свой вопрос.

- Он умирает, - Миша сжал пальцы ее рук, - мы должны поднять детей, твой муж умирает…


продолжение тут https://www.asienda.ru/post/26419/
Рейтинг поста:  +18 Не понравилось Понравилось
natalia_lari
Садовод 3 уровня
Новороссийск
17 декабря 2015 года
175




Комментарии:

Написать комментарий

17 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
17 декабря 2015 года
+1  

Курган
17 декабря 2015 года
+1  
НЕЛЬЗЯ ТАК ГОВОРИТЬ_НО НАВЕРНОЕ ЭТО И К ЛУЧШЕМУ
natalia_lari пишет:
Он умирает, - твой муж умирает…

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
17 декабря 2015 года
 
но это так и есть... хоть и жестоко

Москва
17 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
17 декабря 2015 года
 

Воронеж
17 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
17 декабря 2015 года
+1  


Оставить свой комментарий

B i "
Отправить