Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

Лабиринты запретной любви/ Часть 16

Лабиринты запретной любви/ Часть 16
Пролог https://www.asienda.ru/post/26287/
Часть 1 https://www.asienda.ru/post/26289/
Часть 2 https://www.asienda.ru/post/26290/
Часть 3 https://www.asienda.ru/post/26291/
Часть 4 https://www.asienda.ru/post/26292/
Часть 5 https://www.asienda.ru/post/26294/
Часть 6 https://www.asienda.ru/post/26295/
Часть 7 https://www.asienda.ru/post/26296/
Часть 8 https://www.asienda.ru/post/26355/
Часть 9 https://www.asienda.ru/post/26356/
Часть 10 https://www.asienda.ru/post/26357/
Часть 11 https://www.asienda.ru/post/26358/
Часть 12 https://www.asienda.ru/post/26359/
Часть 13 https://www.asienda.ru/post/26362/
Часть 14 https://www.asienda.ru/post/26363/
Часть 15 https://www.asienda.ru/post/26364/


Часть 16

- Нет, - закричал Никита, его голос сорвался на сип, - нет, никогда. Даша, - он посмотрел н сестру с такой злостью.

Татьяна покачала головой. Счастье, что наполняло ее несколько часов, практически мгновенно рассеялось. Она цеплялась за него, не позволяя ему ускользнуть. Она не хотела падать снова в тот ужас горьких дней, одиночества, страха, непонимания, обиды.

- Тише, - прошептала Татьяна, прижимая ребенка к груди, успокаивая.

- Родила, - хмыкнул Ваня. – Даша права оказалась, - кивнул он, - родила, нагуляла и родила, - повторял он как заезженная пластинка.

Даша повернулась к отцу, показывая всем своим видом, она же говорила.

- Она родила от моего парня, - сообщила девочка, - от Ильи. Ни стыда, ни совести.

Татьяна опустила голову. Она не ожидала такого от дочери. Вот так прилюдно оскорблять ее, да было бы за что.

- Значит так, - Татьяна медленно подняла голову, - я не знаю, зачем вы сюда заявились всем своим семейством.

- К женушке приехал, - лыбился Ваня. – Дом у тебя большой. Места всем хватит. Так что будем жить так, как я тебе и говорил, все вместе - он прищурился.

Татьяна чуть наклонила голову. Он нисколько не изменился. Вот откуда гнилое влияние на ее дочь, вот виновник того, что она отбилась от рук. Как же она была слепа, позволяла ей видеться с ним, надо было тогда, 10 лет назад обрубить кровавую пуповину, дочь пережила бы, забыла бы… но прошлого не вернуть… и сложно сказать, что было бы и как, когда она вот стоит с ребенком на руках, словно на эшафоте и взгляды, как ружья.

- Мама, - Никита бросился к ней, - умоляю, не позволяй им тут оставаться, - просил он.

- Маменькин сосунок, - хмыкнул Ваня, подбоченившись, - как был слюнтяем был, слюнтяем и остался.

Никита резко развернулся, сжимая кулаки. Катя жалась к двери, прижимая к себе большого медведя. Снова скандал, крики, как у нее дома. Она испугалась. Миша и Оля скандалили, но чтобы вот так – никогда. Тут вот-вот могла разразиться драка. Даша же шмыгнула носиком и пожала плечиками, показывая всем своим видом, что она тут ни при чем.

- Катя, - Татьяна посмотрела на Мишину дочь, - пройди пожалуйста в комнату, - попросила она. – Даша, - девочка дернулась, но повернулась к матери, - иди вместе с Катей, - спокойно попросила ее Татьяна, внутри нее все клокотало, но она не собиралась разбираться при детях. – Никита, - она ласково взглянула на сына, - покажи Костику свою комнату, - попросила.

- Я никуда не пойду, - возразила Даша.

- Я не оставлю тебя одну, - стиснул зубы Никита.

- Я прошу тебя, Никита, - Татьяна строго взглянула на сына, - покажи Косте свою комнату, - жестко сказала Татьяна.

Никита вздернул подбородок, намереваясь перечить матери, но не посмел, встретив ее взгляд. Он хмуро посмотрел на отца и подошел к мальчику. Он не хотел с ним общаться, но ему пришлось.

- Идем, - буркнул Никита, он толкнул дверь в коридор.

Татьяна посмотрела на Светку, которая до сих пор не произнесла ни слова.

- Даша, быстро в мою комнату, - резко и на повышенном тоне приказала Татьяна, - я сказала, быстро, - Татьяна шагнула к ней с ребенком на руках, - мигом.

Девочка нахмурилась. Она повернулась к отцу, ища помощи, как обычно, когда на нее налетала Светка, Ваня всегда вступался.

- Даже не смей, - прошептала Татьяна, смотря своему мужу в глаза. – Быстро встала и пошла, - Татьяна схватила дочь за руку, держа Юлю одной рукой, и стащила дочь со стула, - в мою комнату, - повторила она и наклонила голову, выразительно смотря на дочь.

Даша хмыкнула, передернула плечами, но послушалась и ушла. Татьяна повернулась к Ване и Свете:

- А с вами я поговорю, как только накормлю дочь и уложу ее спать, - она не предложила им ни присесть, ни выпить чаю.

Просто ушла с ребенком на руках с гордо поднятой головой. Да у нее ребенок, но это их не касалось. У них у самих был ребенок. И мальчику уже 13 лет. Да, Ваня являлся ее мужем, но они 10 лет уже не жили вместе.

Татьяна зашла в комнату. Катя тут же вскочила с кровати, держа медведя. Она никак не решилась его отпустить. Даша стояла около стены, покачиваясь. Она улыбалась. Папа будет с ней жить и там, где она хотела. Татьяна не обратила внимания на дочь. Она положила Юленьку на кровать и распеленала ее.

Катя шмыгнула носиком и заглянула через плечо Татьяны.

- Такая кроха, - прошептала девочка.

Даша скривилась, губы поджала. Ей не понравилось, что в доме появилась еще какая-то девчонка.

- Кто ты? – спросила она ее, подходя к ней.

Катя вздрогнула. Они были почти одного роста, только Даша крупнее нее, плотнее, а Катя худенькая, личико маленькое.

- Твоя сестра, - отозвалась Татьяна, даже не смотря на дочь. – Принеси мне чайник с теплой водой, - жестко сказал Татьяна.

- А попросить? – вскинулась девочка.

- Ты не понимаешь по другому, - повернулась к ней Татьяна, не забывая о ребенке.

Даша хмыкнула:

- Я не пойду, теперь тут папа, он не даст меня в обиду, - улыбнулась девочка.

- Твой папа тут долго не задержится, - Татьяна чуть наклонила голову, - и ты кстати можешь пойти вместе с ним, больше не буду тебя упрашивать, зачем? – просто ответила Татьяна. – Ты взрослая девочка, сама решаешь. Вот ты и сделала свой выбор. Принеси чайник, пока ты еще в этом доме, - напомнила ей Татьяна.

Девочка передернула плечиком и вышла. Сестра. Она нахмурилась. Какая сестра? Та самая, о которой говорила мама. Мама, как она могла. Даша быстро включила чайник, налив туда воды.

- Катюша, положи медведя на кресло, - попросила Татьяна, - и садись, ты не пугайся. Громко у нас тут получилось, но ничего, бывает, будешь спать тут, - кивнула она.

- С вами? – спросила девочка, усадив медведя на кресло, она сама присела с другой стороны кровати.

- В этой комнате, - кивнула Татьяна. – Здесь.

Она протирала малышку, агукая с ней. Катя держалась настороженно.

- А почему вы ее Юлей назвали? – спросила девочка.

Татьяна подняла голову и встретила взгляд девочки, но ответить не успела. В спальню зашла Даша с чайником. Татьяна попросила ее принести тазик, сделать воду, проверив на градуснике нужную температуру. Даша хмурилась, но не противилась. И когда Татьяна перепроверила температуру, возмутилась:

- Ты что мне не доверяешь? – спросила она.

- Нет, - спокойно ответила Татьяна, - теперь нет. Я воспитывала тебя по другому, но ты выбрала себе другую жизнь. С отцом. С ним и пойдешь вместе.

- Ты не можешь его выгнать, - закричала девочка, - он твой муж.

-Тише, - в один голос воскликнули Татьяна и Катя.

Даша осеклась.

- Только на бумаге, - уточнила Татьяна. – Я не буду сейчас распинаться и в очередной раз бессмысленный рассказывать, что и как и почему получилось, ты не хочешь слушать и слышать.

Татьяна приготовила смесь и стала купать малышку. Даша сначала отвернулась, а потом с интересом стала наблюдать за матерью. Ее сестренка. И эта чудачка с большими глазами. Скелетина. Девочка улыбнулась, придумав прозвище сестре.

- А почему эта тут? – спросила она у Татьяны.

- Ее зовут Катя, а не эта, - ответила Татьяна, пеленая малышку, - и это ее дом, если ты забыла, она имеет полное право находиться тут.

Даша нахмурилась:

- Но это же наш дом, - начала она.

- Мы просто тут живем на птичьих правах, ты это прекрасно знаешь, - ответила Татьяна.

- И что? – Даша поставила руки в боки. – Куда мы теперь?

- Ты с отцом, а я Никита и Юленька, - Татьяна пожала плечами, - мы справимся, как справились раньше, справимся и сейчас. Даша будет в гости к нам приезжать, - Татьяна посмотрела на дочь Миши.

Даша нахмурилась:

- Ты от меня отказываешься? – не верила она. – Ты же моя мама. Ты.

- Ты сама об этом забыла, сама отказалась от меня, - напомнила ей Татьяна. – Тебе было все равно, что со мной. Ты ни разу не позвонила мне в больницу, не спросила как я. Кто я тебе? Чужая тетя, - Татьяна посмотрела на дочь, - так почему ты пришла ко мне, и еще и папу привела?

- Ты не чужая, - осеклась Даша.

- Если бы была родной, то тебя бы волновало, как я, - Татьяна говорила спокойно, стараясь не показать виду, как ей было больно и горько от этих слов. – Ты на две недели вычеркнула меня из своей жизни в трудный для меня момент.

- Но мама, ты сама, ты и Илья, - начала Даша.

- Я не твоя мама, - спокойно ответила Татьяна. – У тебя есть только папа. Так и будь с ним, зачем я тебе? Тебе плохо с папой? – спросила она, посмотрев на дочь.

- Вот ты дурная, - подала голос Катя, - у тебя такая мама, а ты бесишься, ты мою не видела.

- А ты молчи, - завизжала Даша.

- Не повышай голос, - ледяным тоном произнесла Татьяна.

У Даши на глазах навернулись слезы:

- Мама, - прошептала она, глотая слезы, весь ее гонор куда-то делся.

Она никогда не думала, что Татьяна вот так с ней поступит. Она смотрела, как ее мама ласково погладила другую девочку по головке, как нежно качала малышку. Она уделяла внимания всем, кроме нее.

Татьяна положила Юлю в кроватку и посмотрела на девочек:

- Разбирайте постель и ложитесь, поздно уже, - сказала она и взялась за ручку двери.

- Мама, ты куда? – Даша шагнула к ней, однако Татьяна даже не посмотрела на нее.

- Катюша, ты знаешь, где все лежит, возьму пижаму, и ложитесь, я потом заберу малышку, - произнесла Татьяна.

- Мама, - Даша кинулась к ней. – Мама, да посмотри на меня, я тут! - Даша нервничала.

Татьяна медленно повернулась и посмотрела на дочь:

- Я не поступлю так, как сделали твой отец и Светка, я не выгоню вас всех на ночь глядя, но завтра утром, покушаете и поедете, - ответила она и вышла из спальни.

Даша не верила. Она смотрела на закрытую дверь. Катя сидела на кровати. Юля спала в кроватке. Девочка повернулась к ним, своим сестрам. Она теперь не одна. Есть другие, которые претендуют на ее маму. Волна ревности и обиды захлестнула ее.

- Она моя мама, - прошептала Даша, - она моя мама.

- Ты обидела ее, так разве можно говорить с мамой? – ответила ей Катя. – Я Катя, - представилась девочка.

- Ты Скелетина, ты не моя сестра, и она не моя сестра, вы обе иждивенки, приживалки, - бормотала Даша, глотая слезы. – И не смотри на меня, - Даша отвернулась к стене, вытирая слезы.

- Я в своем доме, так папа сказал, что это наш дом, - пожала плечиком девочка. – А ты у нас в гостях получается, - она улыбнулась, - точно, ты у меня в гостях.

Даша осеклась. Она жила здесь 10 лет, она считала это своим домом, а теперь заявилась какая-то Скелетина, и говорит, что это ее дом. А как же она? Как она? Даша села на кровать, отвернувшись от сестры. Она молча вытирала катившиеся слезы. Она так ждала, что мама ее обнимет, пожалеет, пожурит в конце концов, мама все простит. Она так думала. А тут холодное равнодушие… и что страшно, мама сказала, что она должна пойти с Ваней. А куда? Куда она пойдет?

- Куда вы пришли? – Татьяна стояла у порога, смотря на Ваню и Светку.

- Я к своей женке, забыла? Ты и спиногрыза на меня записала? – рявкнул он. – Я легко докажу, что он не мой ребенок.

- Она, - поправила Татьяна, - она, это девочка. Юля.

- Да плевать я хотел, кто там у тебя, поняла? – рычал Ваня.

- Ты не повышай голос в этом доме, - попросила его Татьяна.

- Что хочу, то и делаю, ты моя жена, - Ваня стукнул кулаком по столу.

- Я тебе еще раз спрашиваю, что вы тут делаете? – она посмотрела на Светку.

- Чего вылупилась, будем жить вместе, - хмыкнула она, - сбылась мечта идиота. Дети общие, вот и поместимся как-то.

Татьяна опешила. Они вели себя тут, как хозяева. Как будто бы имели какие-то права.

- Я развожусь с тобой, немедленно, - прошептала Татьяна.

Ваня скрутил дулю:

- Ни фига, ты моя жена, пока имущество не поделим, никаких бумажек я подписывать не буду, - довольно сообщил он. – Земли много, так что, - он расплылся в улыбке.

Светка покачала головой:

- Разводитесь, делите все, а потом ты женишься на мне и все на меня перепишешь, чтобы больше ничего не смог проиграть, понял? – она смотрела на Ваню.

- Проиграть? – переспросила Татьяна. – Ты проиграл квартиру?

- И что с того? Девку на меня спихнула, а сама в хоромах живешь, а мы вчетвером в двушке должны ютиться? – нагло спросил Ваня.

- Ты знаешь, меня больше волновала дочь, но она, - Татьяна тяжко вздохнула, опустив голову, - я наверное ее должна отпустить, - печально сказала она.

- Нет, - тут же закричала Светка, - не надо, - она замахала руками. Твоя дочь, ты ее и воспитывай. Хамка и нахалка.

- Светка, она моя дочь, - встрял Ваня.

Татьяна покачала головой:

- У тебя есть еще и сын, - напомнила она. – Но мне очень жаль, что ты их отец, если бы только знал, как я сожалею об этом.

- Он твоя кровь, гнилая, - Ваня шагнул к ней.

- Ты меня не ударишь, - прошептала Татьяна. – Я не поступлю так, как вы в свое время, я не выгоню вас ночь, но завтра утром, чтобы вас тут не было. Ребенка можете оставить, - добавила Татьяна, - он не виноват, хотя, у тебя есть родители, может пожить у них, чем у чужой тети.

- Да как ты смеешь? – заорал Ваня. – Я твой муж!

- Ты давно уже мне не муж, - спокойно ответила Татьяна.

- Я твоя жена, - вмешалась Светка. – Я твоя жена, разведитесь наконец-то, только дом поделите, - улыбнулась она.

- А где твоя квартира, что ты чужую приперлась делить? – резко спросила Татьяна.

Светка осеклась и отвернулась. Татьяна опустила голову:

- Свою просрала, ну так это и понятно, - она взглянула на Ваню.

Тот покраснел, глаза сузились, руки сжал в кулаки. Он готов был накинуться на Татьяну:

- Ты чего это рот разинула, подстилка чертова? – заорал он так, что стены затряслись в доме.

Катя, услышав крики, сжалась в комочек, закрыв уши руками. Даша раскачивалась на кровати. Впервые она слышала, чтобы родители ругались, да еще такими словами, ей стало безумно страшно. Никита стоял около двери, прижавшись лбом, а Костик шмыгнул носом, присев на кресло около стола.

- Ненавижу, - прошептал Никита, - как же я его ненавижу.

Он не смотрел на Костика. Он его брат, понимал парень, но не мог. Не мог переступить через себя, его отец любил одного, а другого совсем не принимал.

Татьяна размахнулась и залепила Ване пощечину:

- Не смей меня оскорблять, - закричала она. – Не смей! Никогда больше не смей!

Татьяна тяжело дышала. Она никогда и ни на кого не смотрела все эти годы, в то время, как он в свое удовольствие. Это его проблема, что он проиграл свою квартиру. Татьяну это совершенно не касалось. Ее волновала только ее дочь, сын. Катя. Еще может быть Костик, но у него были нормальные бабушка и дедушка. Ребенку было, где остановиться. А за Светку и Ваню она не несла никакой ответственности.

Татьяну шатало. Слишком эмоционально, слишком гадко и противно было ей находиться в этой комнате с этой алчной парочкой, думающей только о самих себе.

- Там дети, ваши, мои, прекратите, - попросила она. – Вы сегодня переночуете, а потом, чтобы духу вашего здесь не было.

- Я твой муж, - напомнил ей Ваня, и я пришел к жене.

- Это временно, я завтра же подам на развод, тем более в нашем случае, у тебя уже своя семья, у меня другая, никаких проблем не будет, - ответила Татьяна.

- Пока не поделим дом и землю, никакого развода, а еще алименты, нет уж, - Ваня скрутил фигу, - я не намерен тратиться на них, - он показал в сторону комнат.

- Это дети, - прошептала Татьяна. – И это не мой дом, я живу здесь временно. Это не мой дом. Этот дом той девочки, которая стояла с медведем, ее родителей, я к этому дому не имею никакого отношения, понятно? – закричала Татьяна, срываясь в голосе.

Ваня и Светка открыли рты. Они не знали, что это не дом Татьяны. Они даже не предполагали.

- Ты здесь живешь давно, - начала Светка, - все ты врешь, документы покажи.

- Даже и не подумаю, ты мне кто вообще? – спросила она ее. – Я больше не намерена вас слушать и так далее, вторая комната справа. Комната Даши, вы там переночуете, а потом, - она покачала головой, - выметайтесь, чтобы я вас тут не видела.

- Нам некуда идти, - призналась Светка. – Ты мне мстишь да? – сузив глаза, спросила она.

Татьяна хмыкнула и покачала головой:

- Я не мстительный человек, и если бы это было так, я бы уже давно вызвала полицию, и вас бы выпроводили от сюда, - произнесла она.

- Ее бы да, - Ваня уселся на стул, - а по закону ты моя жена, где ты, там и я, - спокойно ответил он. – Деньжата у тебя есть, так что прокормишь меня, разводиться я с тобой не намерен.

- Ваня? – Светка обернулась к нему. – Как ты можешь? – закричала она. – А я? Костик?

- Ну Костик тоже останется, сын как никак, - вздохнул он, - ну а ты, как мать, - он взглянул на Татьяну, - без вариантов.

Татьяна готова была схватиться за голову. Почему она не развелась с ним раньше, почему она об этом не подумала. Как же она могла упустить такой момент, точно также как со здоровьем, но тогда у нее хотя бы осталась девочка, малышка.

- Только ночь, а потом, - она покачала головой, - там без вариантов, - ответила она. – и я не твоя жена, уже давно не твоя.

Татьяна выбежала из комнаты и остановилась около двери сына. Ей надо зайти и успокоить его, потом выдержать сложный разговор с дочерью. Счастье, она хваталась за него, как утопающий. Пыталась вспомнить вкус поцелуя, чтобы вернуть себе силы, чтобы выстоять, она другая теперь, она не позволит себя унижать, оскорблять. Татьяна повернула ручку и зашла в комнату сына.

Костик играл в компьютер. Никита стоял у двери. Бледный с трясущимися руками:

- Я его убью, - прошептал он.

Татьяна обняла сына и прижала к себе, гладя по спину, успокаивая:

- Все будет хорошо, пожалуйста, поверь мне, посмотри в мои глаза, - просила она.

- Как он так с тобой? За что? Дашка, прибью маленькую скотинку такую, - шептал Никита, тяжело дыша.

- Милый, родной, - Татьяна чуть не плакала. – Надо выдержать одну ночь, только одну, завтра они уедут.

- Почему ты не развелась? – Никита посмотрел ей в глаза. – Почему?

Татьяна вздохнула. У нее не было ответа на этот вопрос. Все теперь казалось таким нелепым, все ее отговорки, как и со здоровьем.

- Разведусь, - пообещала она, - завтра же займусь, - она попыталась улыбнуться.

- Завтра? – спросил Никита. – Завтра?

- Завтра, - кивнула Татьяна, - завтра, - прошептала она.

Никита обнял ее, уткнувшись в ее волосы. Костик играл в компьютерную игру и даже не повернулся к ним. Он был спокоен. Татьяна закрыла глаза, хоть кто-то спокоен в эту минуту…

Пригород

Прошла целая минута, как Нина спросила Сергея о том, чтобы он нашел водопроводчика. Она сказала, что у сестры кран побежал.

- Ты слышишь? – Нина сидела на диване. – Она затопит соседей.

- И что? – Сергей повернулся к жене, оторвав взгляд от телевизора. – Что я должен сделать, бросить все и бежать чинить кран твоей сестре? – спросил он.

Нина пожала плечами:

- Я не говорю, чтобы прямо сейчас, я просто говорю о том, что надо починить, - сказала она.

Сергей покачал головой:

- Ты достала меня уже своей Веркой, в печенках уже обе сидите, - взорвался мужчина. – Что же ты не пеклась так о ней, пока мы тут не жили, все хорошо было? А теперь тебе чего не хватает? – спросил он, вставая.

Нина подняла голову:

- Спивается она, а она же сестра, - промямлила она.

- Господи, да задолбала уже, у нее есть дочь, пусть матерью займется сама, - отмахнулся Сергей.

- Они не общаются, - прошептала Нина.

- И ты не общайся, - развел руки в стороны Сергей. – В чем проблема?

- Она же сестра, - нудила Нина. – Помочь надо. Жалко.

- Жалко у пчелки и то на один раз, - кивнул Сергей.

- Как ты можешь быть таким бесчувственным? – воскликнула Нина, вставая.

Сергей покачал головой:

- Одна с жиру бесится, вторая с ума сходит, потому что мужик ее не топчет, вы бабы странные, ей богу странные, - он чертыхнулся и вышел из зала.

На кухне зажег сигарету и закурил. Как же ему все это надоело. Верка стала как заноза и вытащить ее невозможно. Он курил, смотря в темное окно, и думал …

Город

Он устал думать. Миша открыл дверь и зашел в квартиру. Они так хорошо провели время с дочерью, гуляя по парку. А потом встретили Татьяну. Он конечно не рассчитывал на это, просто хотел подойти к дому, зайти, показать дочери, а она пришла к ним сама, гуляя с ребенком.

Ребенок. Миша вздохнул. У Татьяны есть маленькая дочь и это юнец безусый. Шустрый малый. Миша включил чайник и насыпал в чашку кофе. А еще этот мужик. Наглец. Женщина с ребенком при мужчине, а он ей ручку подавал, да еще визитку свою дал. Деловой вопрос. Миша чертыхнулся. Знал он эти деловые вопросы, и к чему они приводили.

Миша открыл окно, вдыхая ночной воздух. Стоило ему закрыть глаза, как он почувствовал ее поцелуй. Она другая. Она незнакомая ему, но такая настоящая, женственная, теплая, чувственная. С его губ сорвался стон. Как же мало одного поцелуя. Он хотел большего, безумно хотел.

Миша сжал руками подоконник. Чайник закипел и выключился, а он стоял и смотрел в темноту ночи, мечтая об одном – оказаться в доме родителей, ворваться в ее комнату, сорвать с нее этот легкий сарафан и взять эту маленькую женщину, и никуда не отпускать, чтобы никто не смел даже думать о ней, не то что виды иметь.

- Что так плохо? – голос Ольги заставил его повернуться и взглянуть на свою жену.

Миша вздохнул и подошел к столу, налил кипятка в чашку и размешал. Он пил маленькими глотками, обжигая небо. Крепкий горьковатый вкус кофе.

- Почему один? Где Катя? – поинтересовалась она.

- Отдыхает, - ответил Миша. – Уехала на выходные к друзьям.

- Что? – Ольга скривилась. – Какие друзья? Ты куда ее дел?

- Дел? Я дел? – Миша поставил чашку на стол с громким стуком так, что кофе выплеснулось на стол. – Куда я могу деть дочь? Она не вещь, не игрушка, она живой человек!

Ольга пожала плечом:

- Ну и где живой человек? – спросила она, присаживаясь на стул.

- Отдыхает у друзей, - ответил Миша, сжимая зубы.

Как же она его бесила. Татьяна и Ольга. Небо и Земля. Две сестры, но какие же они были разные. Он желал одну, а вторую просто не переваривал, но был связан по рукам и ногам.

- Какие друзья? – спросила Ольга.

- Обыкновенные, она отпросилась, я разрешил, - Миша поставил руки на стол и нагнулся к жене, - какие-то проблемы? Ты же отвозила дочь в лагерь.

Ольгу перекосила. Она вскочила со стула, выпучив глаза:

- Да как ты смеешь так со мной разговаривать? – закричала она.

Миша легко ударил ее по щеке:

- Я тебя предупреждал, - предупредил он ее.

Ольга схватилась за щеку, ей было не больно, но унизительно:

- Да как ты смеешь? – не унималась она, нападая на него.

Миша снова легко ударил ее по щеке, приводя в чувство. Казалось, Ольге требовался один маленький щелчок, и она тут же устраивала истерику.

- Прекрати, - попросил ее Миша, - хватит, - жестко произнес он, легко встряхнув ее. – Я с тобой развожусь, поняла?

Он быстро вышел из комнаты и прошел в спальню. Схватил чемодан и стал складывать туда вещи, бросая все, что попадалось под руку. Рубашки, брюки. Ольга бегала рядом, вытаскивая из чемодана и кидая на пол, на кровать.

- Никуда ты не поедешь, никогда я не дам тебе развод, я уничтожу тебя, - кричала она.

- Ты уже все сделала, - Миша повернулся к ней, - все уничтожила, что могло бы быть. Все. Ничего больше нет, да и не было никогда.

- Если ты, - она выставила руку вперед, угрожая.

Миша схватил ее за руку, дернул на себя, а потом отбросил ее на кровать:

- Катя в надежных руках, и ты никогда и ничего ей больше не сможешь сделать, поняла?

Миша сбросил чемодан на пол и вышел из спальни. Он шел по коридору, схватив ключи от машины на ходу. Он уходил из дома, он уходил от своей жены, как был, в том и уходил. Он повернулся на ходу, смотря на стол, на чашку, лужицу кофе. Это не его дом, не его, понимал он, машинально обуваясь.

- Миша, - рыдала в спальне Ольга. – Что? Что она тебе наговорила? Это все неправда, это все ложь. Это она сама, - выла его жена.

Миша отмахнулся, не слушая и не вникая. Все кончено, понимал он. Хватит ломать комедию, притворяясь, играя. Он больше так не мог. Он всем расскажет, что у него сын, сын, которого они оставили в Германии. Сын, который никогда не сделает ни единого шага, сын, который никогда ничего не сможет.

Он сбежал со ступенек и сел в машину. Михаэль. Сынок. Слеза скатилась по его щеке.

- Прости меня, - прошептал Миша и склонился к рулю. – Прости…

Пригород

- Прости, - Татьяна поцеловала Никиту, помогла разобрать кресло-кравать для Костика. – Отдыхайте.

- Завтра, - Никита смотрел на нее.

- Завтра, - кивнула Татьяна.

Она вышла и закрыла за собой дверь. Она зашла в свою комнату. Катя прилегла в одежде слева. А Даша так и сидела на крою кровати. Она сразу посмотрела на мать, но Татьяна отвернулась от дочери.

- Мама, - Даша сразу же вскочила, - мама, - она подошла к ней.

Татьяна повернулась:

- Что? – устало спросила она.

- Почему я тут буду спать? – спросила Даша.

Весь ее гонор куда-то делся. А еще Татьяна. Взгляд напряженный, тяжелый. Она думала о чем-то. И Скелетина тут. Даша смущалась. Она хотела остаться один на один с Татьяной. Тогда было легче говорить, она бы обняла ее, и мама сразу бы простила.

- Твоя комната занята, - ответила Татьяна и отвернулась.

- А я? – удивилась девочка.

- А ты ляжешь здесь, привыкай, как переедешь с отцом в деревню, не разбежишься, взрослой хотела быть, становись, - резко ответила Татьяна.

- Почему в деревню? – шмыгнула носом девочка.

- А куда? – пожала плечами Татьяна. – Кто вас и где ждет? Ты бросишь школу, учиться то некогда будет, - продолжила Татьяна, доставая из шкафа короткую сорочку и тонкий халат.

- Почему брошу? – голос Даши стал тише.

- Потому что школа будет далеко, а это рано вставать, а ваше величество не привыкла, но что уж поделаешь, за своей ленью, останешься неучем, но меня это не волнует, ты же папина дочь, - строго говорила Татьяна. – Утром принесешь воды, нагреешь, чтобы умыться, потом все это вынесешь на улицу. Да и туалет на улице.

- Почему? В доме же тоже есть, вот у нас, - не верила девочка.

- Это у нас, все провели, - согласилась Татьяна.

- И там, - ответила девочка.

- А там надо еще будет сделать, а на это потребуются деньги, а у отца денег нет, как я поняла, но ничего, ты же у него есть, взрослая, - она повернулась и взглянула на дочь. – А что, уже совсем взрослая, раз он квартиру свою проиграл, в следующий раз он и тебя проиграет какому-то подонку, прости меня Катюша, - обернувшись к дочери Мише, прошептала Татьяна, она помнила ее историю, но сейчас не могла остановиться, чтобы хоть как-то отрезвить дочь и поставить ее на место.

- Мама, - губы Даши задрожали.

- А что мама? – Татьяна пожала плечами, - я для тебя чужая и плохая. Маме можно не звонить, на маму можно кричать. А папа хороший, когда выгнал нас, когда руку на меня поднял, это хорошо и правильно было, когда Костика родил с соседкой, вам тогда два года было, это тоже правильно. Папа святой, - взмахнула руками Татьяна. - Зато маме можно говорить все, что вздумается.

- Мама, не надо, - глаза девочки наполнились слезами, - это неправда, папа не продаст меня дядьке.

- Почему не продаст? – удивилась Татьяна. – Он же квартиру проиграл? Проиграл, - кивнула она. – Он о вас подумал? Тебе, Косте, Свете. Я о Никите молчу, хотя он твой брат и его сын, но это тоже тебя не волнует, главное ты, - она развела руки в сторону, - наша краса и гордость. Как же это Илья не обратил на тебя внимания?

- Я люблю его, - всхлипнула девочка.

- Какая такая любовь, и сиська сбоку, - передразнила ее Татьяна. – Ты прилипла к нему как банный лист к заднице.

- А ты ребенка родила, - закричала Даша шепотом.

Татьяна тут же ударила ее по губам:

- Не твое дело, - резко произнесла она. – От кого захотела, от того и родила. Ты наблюдаешь тут мужчину? – спросила она у дочери.

Даша покачала головой. Татьяну вздохнула:

- Ты хотя бы головой своей подумала, где Илья, где я, - произнесла Татьяна.

- Он тебя целовал, - обиженно произнесла она.

- И что? – спросила Татьяна. – Что с того? Ты не понимаешь, что ты неинтересна парню, но продолжаешь перед ним унижаться.

- Я не унижалась, - всхлипнула Даша.

- А как твое ребячество можно было бы назвать? Размалеванная, на каблуках, в мини юбке, открытой блузке, тебе сколько лет? – спросила ее Татьяна.

- Ты знаешь, - ответила Даша.

- Сколько тебе лет? – повторила свой вопрос Татьяна.

- 16, - опустив голову, сказала Даша.

- 16, а что, уже взрослая, ребенка родишь такими темпами, какая учеба, так что прекрасная перспектива, - она поцеловала Дашу в голову, расправив ее волосики, - так что зачем тебе мама, сама скоро станешь, папа же хороший, на него одна надежда, - сказав, она вышла из спальни.

Татьяна чуть не упала, стоило ей только закрыть дверь. Мысли путались. Ей было очень тяжело так откровенно говорить с дочерью, но она не видела другого варранта. Она просто не видела.

Татьяна вышла в гостиную, чтобы посидеть немного в темноте, в одиночестве и подумать. Удивительно, что Юленька спала при таких склоках, разборках. Ее дом превратился в место битвы. Ее, Татьяна опустила голову. Совсем не ее, это дом Миши… Миши и его семьи.

Она похолодела, почувствовав пальцы на своей шее. Татьяна хотела подняться, но ее отбросили назад. Она схватилась за стол, тяжело дыша. Сердце билось в груди, в ушах зашумело. Ей стало страшно, она сразу же узнала хватку мужа.

- Нет, - прошептала она.

- Я тебя усмирю, - зашептал Ваня ей на ухо, - ты у меня быстро покладистой станешь, - он размахнулся и ударил ее по щеке.

Голова Татьяны откинулась назад, во рту появился солоноватый вкус крови. Она так растерялась, что даже не сопротивлялась. Ваня схватил ее и бросил на пол. В ушах зазвенело. Она хватала ртом воздух, пытаясь выбраться из-под него.

- Ты моя жена, я тебе сейчас покажу, выгнать меня захотела, - пыхтел Ваня, рванув ее сарафан. – Я быстро тебя усмирю.

Она так и не успела переодеться. Только достала одежду, бросив ее на кресло.

- Нет, - шептала Татьяна, колотя его по спине.

Она настолько была хрупкой по сравнению с Ваней, что впав в какой-то ступор, просто пыталась вылезти из-под него.

- Я быстро сломаю весь твой гонор, перечить мне захотела, - Ваня навалился на нее. – Все отдашь мне.

Татьяна подняла колено и ненароком заехала ему в пах, совсем не рассчитывая на это.

- С.. а, - завопил Ваня, окатываясь от нее.

Татьяна встала на колени и поползла к стене. Она нащупала выключатель и включила свет. Ваня, держась за пах, поднялся. Глаза налились кровью, он наступал на нее.

- Нет, - шептала Татьяна, - нет, - закричала она в голос.

Страх сковал все ее тело. Еще пять минут назад она была полна уверенности, а сейчас что-то надломилось в ней. Она смотрела с испугом на мужа, который приближался к ней. Топот босых ног, скрип двери. Татьяну трясло, она старалась прикрыться руками, закрывая голову.

- Молчи, - Ваня зажал ей рот рукой и наотмашь ударил ее по лицу.

В глазах потемнело, Татьяна, раскрыв рот, упала.

- Мама, - истошно закричала Даша.

- Убью, скотина, - завопил Никита, хватая нож…

продолжение тут https://www.asienda.ru/post/26366/
Рейтинг поста:  +18 Не понравилось Понравилось
natalia_lari
Садовод 3 уровня
Новороссийск
16 декабря 2015 года
147






Комментарии:

Написать комментарий

Курган
16 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
 

Москва
16 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
 

Воронеж
17 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
17 декабря 2015 года
+1  


Оставить свой комментарий

B i "
Отправить