Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

Лабиринты запретной любви/ Часть 14

Лабиринты запретной любви/ Часть 14
Пролог https://www.asienda.ru/post/26287/
Часть 1 https://www.asienda.ru/post/26289/
Часть 2 https://www.asienda.ru/post/26290/
Часть 3 https://www.asienda.ru/post/26291/
Часть 4 https://www.asienda.ru/post/26292/
Часть 5 https://www.asienda.ru/post/26294/
Часть 6 https://www.asienda.ru/post/26295/
Часть 7 https://www.asienda.ru/post/26296/
Часть 8 https://www.asienda.ru/post/26355/
Часть 9 https://www.asienda.ru/post/26356/
Часть 10 https://www.asienda.ru/post/26357/
Часть 11 https://www.asienda.ru/post/26358/
Часть 12 https://www.asienda.ru/post/26359/
Часть 13 https://www.asienda.ru/post/26362/


Часть 14


- Он не игрок. Ты дура, - Даша налетала на Светку, - ты наговариваешь на моего папу. Хорошо было, когда он содержал тебя, сидела, - она сжимала кулачки, готовая ринуться в бой, - и в ус не дула, а как сократили его – сразу выть стала.

Светка хмыкнула:

- Можешь орать, кричать сколько угодно – твой отец подсел, понимаешь ты это или нет, но это факт, - спокойно ответила она. – У меня уже руки опускаются, - произнесла она уставшим голосом.

Даша отступила, качая головой:

- Нет, мой папа хороший, он хороший, - шептала девочка, - ты специально, - она отвернулась и быстро юркнула в комнату.

Света вздохнула. Вот она правда жизни, только Даша не хотела слышать ее, не хотела понимать, она вообще не хотела ни о чем думать. Женщина толкнула дверь и зашла в комнату:

- Ты зачем приехала? – спросила она. – У нас уговор был, - напомнила она.

Даша лежала на диване, отвернувшись к стене:

- Мама родила наверное, а может и не родила, - тихо призналась она, понимая, что ей так хотелось бы сейчас оказаться дома, увидеть Татьяну, просто посидеть с ней рядом, пусть она и не понимала ее, но она же мама.

Светка удивилась:

- Танька беременна? – спросила она. – Вот уж не ожидала.

Даша резко повернулась на диване:

- Тебя не касается, - закричала она, за что тут же схлопотала пощечину. – Ой, - вскрикнула она, потирая щеку.

- Ты на меня рот не раскрывай, - одернула ее Светка. – Живешь за мой счет здесь, ешь на мои деньги.

- Ой объела я тебя прям, - кривляясь, произнесла девочка.

- Не объела, - согласилась с ней та, - но место свое знай.

- Что вы все меня учите жить, сначала этот, теперь ты, да еще мама с ума сошла, рожать от моего парня собралась, - Даша вскочила на ноги.

Светка толкнула ее на диван:

- Малая ты о женихах думать, да бегать за ними, если так и дальше пойдет, то в след за матерью пойдешь в роддом, - ответила женщина. – Ты взрослая деваха, а ведешь себя как маленькая шалавка, как сучка в течке.

- Что? – завопила девочка. – Да как ты смеешь меня так обзывать, сама в течке, сама ты, - она не договорила, как снова получила по губам.

- Заткнись, неблагодарная, - Света снова толкнула ее на диван. – Ото всех отосралась. Мать плохая, я плохая, отец никудышный.

- Не смей так папу называть, - закричала Даша, но встать не посмела, смотрела на Светку снизу вверх.

- Какой есть, таким и называю, - кивнула та.

- Так чего живешь с ним? – спросила Даша.

- По тому и живу, что мою квартиру просрал, а я дура, люблю его, сил моих нет, только какая эта любовь? – спросила она саму себя. – Ты подумай лучше, все тебе не в угоду, и папашка твой тебя содержать не сможет, куда пойдешь? К бабке? Которая и знать тебя не желает. Мать же у тебя изверг рода человеческого, измывается над тобой, батрачить заставляет с зари до зари? – Светка поставила руки в боки.

Даша молчала. Она смотрела на женщину и никак у нее не укладывалось в голове сказанное. Все так запуталось. Запуталось так, что она уже не понимала, где хорошо, где плохо, кто прав, кто виноват. Ее глаза наполнились слезами. Она вздрогнула и зарыдала.

- Папа, - всхлипывала она, - папочка.

- Маму тебе звать надо, а не папу, дурочка ты маленькая, - Светке стало жаль девчонку.

Она присела с ней рядом и обняла ее. Даша толкнула ее локтем, а потом позволила обнять. Она плакала и плакала. Горечь обиды переросла в истерику, она так и не поняла, что от нее все хотели… она просто не понимала…

Пригород

Татьяна не понимала, как Ольга могла такое сотворить с дочерью. И была крайне удивлена, когда увидела сестру, сидящую около ее кровати.

- Проснулась? – услышала она ее голос. – Сладко спишь, видимо грехов у тебя нет.

Татьяна кашлянула, прочищая горло. Взяла стакан с водой и сделала глоток. А потом плеснула оставшуюся воду в лицо сестре. Та подскочила, но не закричала. Они были не одни в палате.

- С ума сошла? – зашептала Ольга, сорвав полотенце со спинки кровати, стала вытирать лицо, стараясь не испортить макияж.

- Это ты с ума сошла. Ты что творишь? – Татьяна медленно приподнялась и встала. Сидеть она пока не могла.

Ольга покрутила у виски:

- Постродовая депрессия у тебя? Совсем ту-ту? – кивнула она.

Татьяна схватила сестру за руку:

- Ты, - прошептала она, - как ты могла так с дочкой? – тихо зашептала она.

- Умер ребенок, поняла, все, тема закрыта, - отмахнулась Ольга.

Татьяна побледнела. Ольга говорила так обыденно, как будто бы пошла вынесла мусор вместе с ведром.

- Это ее жизнь, ты сломала ее. Она же еще ребенок, - не понимала Татьяна. – Как ты могла ее подложить под пьяного мужика? – наклонившись к сестре, прошептала она, больно сжимая ее запястье.

Ольга дернулась:

- Она много чего тебе расскажет, сказочница наша, - тут же парировала сестра. – Все виноваты, кроме нее самой. Ты ничего не знаешь, и не лезь в мою семью. Поняла? – Ольга слегка толкнула Татьяну, но придержала, чтобы та не упала.

- Уже влезла, - прошептала Татьяна. – Ты, - она качала головой, - если бы не больница, я бы, - она замолчала.

- Что? – вскинулась Ольга. – Что бы ты мне сделала? Ты вообще ничего не знаешь.

- Я знаю одно, ты не мать, такое мать не сделала бы со своим ребенком, ее изнасиловали, ты это осознаешь? – Татьяна с укором взглянула на сестру. – Как Миша мог допустить такое?

- Оставь моего мужа в покое, - тут же тихо рявкнула Ольга. – И дочь мою забудь. Все, - она махнула рукой, - нет ее, ничего не было, ты ее не знаешь, поняла? И меня не видела! - поставив точку в разговоре, Ольга отвернулась и быстро вышла из палаты.

Татьяна вздохнула и подошла к окну. Она и понимала и не понимала. Знала только одно, что она стала матерью внука своей сестры и ее мужа. Теперь у нее есть еще одна доченька – Юленька. Крохотное создание, которому нужна ласка и забота.

Она заботилась о Кате, заходя к ней в палату, пока ту не выписали, практически через три дня после тяжелых родов. Татьяна толкнула дверь палаты – привычно улыбаясь, но кровать была пуста. Выписали. Ольга даже не дала дочери зайти к ней. Просто забрала девочку и все.

Татьяна закрыла глаза. Она еще должна была оставаться в больнице. Юлю отключили от аппаратов, вытащили из инкубатора на четвертые сутки, и она впервые взяла ее на руки. Этот маленький, крохотный комочек с голубыми глазками. Голубые, как у ее бабушки. Татьяна со слезами на глазах рассматривала девочку, пересчитывала пальчики. Быть матерью – такое счастье. Она только сейчас поняла всю эту глубину.

Никита и Даша уже почти взрослые. Да они останутся для нее детьми навсегда, не важно сколько им будет лет, и когда они родились, она слишком сама была еще молода, неопытна, глупа. Теперь же все чувствовалось по другому. Иначе. Она не перестала любить Никиту и Дашу, просто все чувствовалось острее, полнее. Жизнь продолжалась. Татьяна не хотела думать, что будет и как. Она просто потихоньку восстанавливала свои силы, понимая, что здоровье важнее, ведь от нее зависят три человечка, она не в праве больше не думать о своем здоровье…

Город

- Жива, здорова, - Миша схватил дочь в охапку, приподнял, закружил. – Мой котенок, моя малышка, - шептал он, вдыхая ее запах. – Как же я скучал, - признался он.

- Как противно, - скривилась Ольга и прошла на кухню, цокая каблуками.

- Ты почему телефон не взяла? – Миша сыпал вопросами, рассматривая дочь. – Похудела. Там плохо кормили? – обеспокоено спросил он.

- Папа, - Катя выгнулась в его объятиях, отталкивая его, - пусти, - тихо попросила она, - шмыгнув носом.

Миша нахмурился. Он так обрадовался, увидев дочь, а она почему-то сторонилась его. Он отпустил ее, сунул руки в карманы, тревожно смотря на нее. Катя робко улыбнулась, опустила голову:

- Я к себе пойду, ладно? – сказала она и тут же шмыгнула в свою комнату.

Миша чуть повернул голову, не понимая поведения девочки. Он посмотрел в коридор, в сторону кухни. Они только что приехали.

- А вещи в машине? – спросил он у жены, зайдя на кухню.

Ольга налила себе в стакан коньяк и пила, стоя у окна.

- Да, потом принесем. Ты на работу ехать собрался, езжай, Катя дома, так что можешь теперь успокоиться, - сказала она.

Миша покачал головой и направился в комнату дочери. Он постучал и зашел. Катя лежала на кровати, свернувшись в комочек, и обводила пальчиком цветы на обоях.

- Малыш, - Миша присел на кровать и коснулся руки дочери.

Катя вздохнула и убрала руку:

- Папа, я устала, - прошептала она.

Миша вздрогнул. Сердце сжалось, что-то было не так. Он чувствовал это, но Катя молчала, молчала и Ольга. Он повернулся спиной к дочери и посмотрел в окно.

- Хорошо, - согласился он, - тебя не было почти две недели. Я очень скучал.

- И я скучала, - тихо отозвалась девочка.

- Почему ты мне не звонила? – спросил он.

Он почувствовал только легкое шевеление кровати, поняв, что дочь просто пожала плечиками.

- Дома так тихо, не привычно, - заметила девочка.

Миша опустил голову:

- Хочешь, пойдем с тобой в кафе? В кино? – предложил он. – Тут центр открылся недалеко. Есть боулинг, бильярд. Ролики.

- У тебя работа, - вздохнула Катя, поворачиваясь к отцу.

Она смотрела на большую спину, которая закрывала от нее окно. Катя даже протянула руку, чтобы коснуться отца, но опустила ее, не решившись.

- Я могу прогулять, - Миша хотел улыбнуться, но у него не получилось.

- Не надо, - отказалась Катя.

Миша вздохнул, сдаваясь. Давление не поможет, понимал он. Да и какая прогулка получится из-под палки? Он встал с кровати и подошел к окну, раздвинув шторы, приоткрыл створку, чтобы проверить комнату.

- Малыш, нам надо в школу съездить, - напомнил он дочери, облокотившись руками о подоконник.

- Да, поедем, потом, - сухо отозвалась девочка.

У Миши защемило сердце. В голосе девочки совсем не было жизни. Полное равнодушие.

- Папа, - услышал он и повернулся к ней.

Она смотрела на него своими огромными глазами. Миша хотел бы обнять ее, но понимал, что она не хотела этого…пока не хотела. Как же сложно давался им переходный возраст.

- Это правда, что у мамы тут сестра есть? – тихо спросила девочка, поглядывая на дверь, словно боялась, что их подслушают.

Миша побледнел:

- Малыш, кто тебе сказал? – спросил он, шагнув к дочери.

- Услышала, как мама с бабушкой говорили, - соврала девочка.

- Что ты еще слышала? – осторожно спросил Миша. – И когда вы успели встретиться с бабушкой? – в его душу закралось подозрение.

- Давно было, как приехали, - оживилась девочка. Ее глаза заблестели. – Значит правда есть? А кто она? Где живет? – она умело задавала вопросы.

- Есть, - признался Миша.

- Поедем к ней? – предложила девочка, чуть наклонив голову и смотря отцу в глаза. – Мне очень интересно.

У Миши пересохло во рту. Он не знал, что и ответить. Ольга конечно же будет против.

- Мы маме ничего не скажем, - продолжала девочка. – Она не поедет с нами.

- Малыш, - только и смог сказать Миша.

- Папа, пожалуйста, я меняю кино, боулинг, кафе на поездку к тете. Мне интересно – а вдруг и ей будет интересно. А потом обещаю, что пойдем в школу, - улыбнулась Катя, впервые с момента приезда. Ее лицо озарилось, и Миша пропал.

- Хорошо, малыш, только не сегодня, - попросил он.

- Хорошо, - тут же согласилась девочка, - не сегодня, сегодня не надо, - оживилась она, глаза заблестели, она почувствовала, что отец на ее стороне, что он с ней заодно. Также девочка понимала, что сейчас ехать – нет смысла. Татьяна еще в больнице. – Через несколько дней, предложила она, - как ты свои дела подгонишь, - она широко улыбалась, смотря на отца.

Миша выдохнул с облегчением. У него есть несколько дней. Маленькая передышка. Он не был готов везти дочь к Татьяне, просто не был готов. Да он провел в доме родителей почти неделю, пока она была в больнице. Часто вспоминая то лето, когда они жили тут вместе.

Илья молча делал свою работу, не обращая на него внимания. Просто работал и все. Это больше всего выводило Мишу из себя. Как такой тихоня мог увлечь Татьяну? Как она могла им заинтересоваться? Хотя могла. Ваня бил ее. Он, сам Миша что-то требовал, не объясняя. Илья оказался тем оазисом, тихим, спокойным. Может у них даже что-то и получится, предполагал Миша, как бы больно ему не было.

Головой он понимал, что она заслужила счастья. А сердце разрывалось на кусочки, душа трескалась, надломленная, исковерканная жизнью. Татьяна. Даже Катя, Миша присел на кровать и протянул руки, и девочка сама обняла его. Он наконец-то смог поцеловать ее в макушку. Даже его дочь просила о встрече с Татьяной, которую не знала, но интуитивно чувствовала, что та не обидит ее.

Миша долго бы сидел так с Катей, если бы не вмешалась Ольга:

- Хватит тискать ее, - на повышенном тоне заявила она. - Ты на работу не опаздываешь? – спросила она, посматривая на часы.

Миша неохотно выпустил девочку из объятий. Катя сама оттолкнула его и отползла в угол, опустив голову, как нашкодивший ребенок.

- Тебе бы тоже следовало чаще обнимать дочь, - не выдержал Миша, сказав это Ольге прямо в лицо при девочке.

Глаза Ольги сузились:

- Потакаешь всем ее капризам, а она только этим и пользуется, - закричала его жена.

- Хватит, - жестко сказал Миша и встал с кровати. – Нечего скандал устраивать на пустом месте. Давно не ругалась? – он взял ее за запястье и вытолкнул в коридор. – Малыш, - он подмигнул дочери, - все будет хорошо. Наша мама, - у него стало виноватое выражение лица, он вздохнул, - до вечера, мой сладкий, - он послал ей воздушный поцелуй и закрыл дверь.

Ольга стояла рядом, и они практически столкнулись, стоило Мише только повернуться.

- Что она тебе наговорила? – зло зашипела она.

Миша схватил ее за руку и потянул на кухню:

- Хватит орать, кричать, устраивать скандалы, - рявкнул он, закрывая дверь. – Она наша дочь, она уже большая девочка.

- Вот именно большая, - хмыкнула Ольга.

- Слушай, - Миша шагнул к ней ближе, - иди работай, займись наконец чем-нибудь. Хватит цепляться ко мне, дочери. Просто сделай что-нибудь полезное, - по хорошему попросил он.

Ольга оттолкнула мужа и схватилась за бутылку, наливая себе очередную порцию коньяка. Миша забрал у нее стакан и кинул его в раковину, туда же вылил остатки спиртного.

- Хватит накидываться, словно это тебе поможет, - заявил он.

- Помогает, - кивнула она.

- Я последний раз тебя предупреждаю, - Миша поднял руку, выставив указательный палец. – Если только поднимешь голос, если только еще раз накричишь на Катю. Я просто заберу ее и уеду. Ты меня поняла?

- Тогда я всем расскажу, какой ты трус, - закричала Ольга.

Однако Миша быстро среагировал и зажал ее рот рукой. Он встряхнул ее:

- Кто из нас трус? – спросил он, сжимая ее запястье. – Ты, которая не решилась во время прервать беременность? Ты, которая отказываешься от нашего сына? Ты, которая прячешься за бутылкой, стаканом, гульками. Что твоя жизнь? – спрашивал он, встряхивая ее. – Что ты требуешь от дочери, если сама не можешь быть достойным примером для нее?

- Молчи, - молила она, пытаясь закрыть уши руками. – Молчи, пожалуйста, - взмолилась она, зарыдав.

Миша отпустил ее. Она упала на колени и поползла к шкафу, качая головой:

- Это не моя жизнь, это просто сон, кошмарный сон, - бубнила она.

Мише стало противно, как же жалко выглядела сейчас его жена. Жена, мечтающая о красивой сказке, о принце.

- Принцев не бывает, от двоих зависит комфорт в доме, - он наклонился к ней. – Ты это можешь понять? Что ты делаешь? Остановись, пока не поздно, - попросил он.

- Поздно, - прошептала Ольга, смотря в одну точку. – Уже слишком поздно.

Миша покачал головой и запустил руку в волосы. Он не понимал, как они дошли до такого. Им надо развестись, иначе они просто искалечат души друг другу. Они не выносят друг друга.

- Давай разведемся, - попросил он. – Просто оставим друг друга.

- Нет, - Ольга тут же выпрямилась, как струна. – Нет. Я убью себя, но развода тебе не дам. Я оставлю записку, что это ты довел меня до этого, что ты виноват в том, что сын у нас такой. Тебя затаскают по судам, ты никогда не получишь свободу, ты никогда не достанешься ей, даже ценой моей жизни.

Миша отшатнулся. Она обвиняла, говорила и говорила, у него волосы встали дыбом от слов жены.

- Ты паразит, - признался он. – Ты присасываешься как пиявка, высасывая все хорошее, а потом губишь все, понимаешь, что сидишь на суку и пилишь его. Я сам расскажу все дочери, пусть она осудит меня, но это точка, возврата после которой нет и не будет, - сказав, Миша вышел из кухни.

Его шатало. Он так устал. Устал безумно. Пора остановиться и что-то решить, так больше жить нельзя. Просто нельзя, понимал он, нажимая на педаль газа, он уезжал подальше от дома…

Пригород

Она дома. Наконец-то она дома. Татьяна приехала на такси. Ее никто не встречал из роддома. Уехала в гинекологию, а выписалась из роддома. Все бывает на свете. Теперь она уже ничему не удивлялась.

Она любила свою девочку. Свою. Татьяна бережно занесла сверток. Игорь Валерьянович сунул ей бумажку. Цена вопроса. Это даже не обсуждалось. Татьяна понимала, что все в этом мире продавалось и покупалось. Она съездила домой, сняла со счета нужную сумму и передала врачу в конверте, и тот сразу же выписал их.

Свидетельство о рождении. Графа отец - прочерк. Вот так уж получилось. И отчество она поставила Ивановна, как и у ее детей, и та же фамилия. Илья кружил около нее, сбивчато рассказывая, как у них дела. Сказал, что ее знакомый ему помогал. Татьяна кивнула. Она понимала, что Миша просто заботился о земле родителей. На нее – ему было наплевать – он ни разу ее не навестил, не позвонил.

- Ребенок, - шептал он, - какая кроха.

- Даша? Никита? – спросила Татьяна.

Илья просто покачал головой. Временная передышка. Она так была нужна. Беглый осмотр участка. Нужные указания Илье. Поезд в магазин за кроваткой и детскими вещами, смесями. Татьяна крутилась, как белка в колесе. Она мама. Мама. И сердце наполнялось любовью, глаза сияли. Она справится со всем. Она мама.

- Мама, - голос ее сына заставил ее сердце биться сильнее.

- Никитушка, - воскликнула Татьяна и кинулась к сыну. – Приехал, как ты вырос, похудел, - она обнимала его, гладила его лицо.

- Это ты похудела, - Никита обнял Татьяну и легко приподнял ее над полом. – Как же я скучал. Где наша задавака? – спросил он. – Почему не встречает меня?

- У отца уже почти две недели живет, - вздохнула Татьяна.

- Опять поругались? – спросил Никита.

- Да не ругались мы, она просто обиделась, что, - Татьяна не договорила, как в комнате раздался плач.

Никита вздрогнул:

- Это кто? – не понял он.

- Мой ребенок, - прошептала Татьяна, пряча глаза.

Никита чуть повернул голову:

- Мама? – спросил он и пошел за ней следом.

Он внимательно смотрел, как она меняла пеленки, кормила с бутылочки. Никита присел рядом и сжал руку матери:

- А как так, что мы ничего не заметили? – спросил он. – Неужели это правда моя сестра?

Татьяна вздохнула:

- Никитушка, родненький, - прошептала она, - пожалуйста, просто не спрашивай меня, - попросила она.

- Мама, - прошептал Никита. – Кто? Как?

- Тише, сынок, спит Юленька. Это Юленька, - она говорила сквозь слезы, - твоя сестричка.

Никита покачал головой. Он не верил.

- Юленька, - Никита протянул и взял на руки сверток.

Он бережно отнес ее в кроватку и положил. Немного покачал и повернулся к матери.

- Даша знает? – спросил он, когда они вышли на кухню.

- Нет, - вздохнула Татьяна. – Она думает, что это ребенок Ильи, - призналась женщина.

- Ильи? – удивленно спросил парень. – А Илья тут при чем?

- Влюбилась она в него, проходу не давала, я ее в пансионат отправила, так она истерику устроила, - Татьяна присела за стол. – Никитушка, ты прости меня, но теперь нас четверо.

Никита протянул руку, может он не заметил. Татьяна похудела. У нее спал живот. Может просто он был невнимательным.

- Мам, ты жива, и если ты решилась, - вдруг сказал он, - то конечно мы полюбим нашу сестричку, - Никита присел рядом с ней. – Ты как? Почему ничего не сказала? – спросил он.

Татьяна молчала. Она уже не раз прокручивала в голове разговор с сыном, но на деле все пошло совсем не так. Никита и верил и не верил. Она видела по его глазам. Темным, внимательным.

- Так получилось, что сама не знала, - покраснев, соврала Татьяна. – Мне миому ставили, а я и значения не придала, - продолжала врать она.

- Мама, - Никита сжал ее руку, - не говори больше ничего, - попросил он. – Просто не говори.

Татьяна замолчала, кусая губу:

- У нее наша фамилия, и отчество как у вас, - призналась женщина.

- Хорошо, - кивнул Никита. – Пусть будет так. Я с тобой. Ты не должна передо мной отчитываться.

Татьяна всхлипнула и опустила голову на плечо сына. Она благодарила бога, что он понял ее, но понял ли? Ведь ему всего 16 лет. День рождения ее детей прошел, пока она была в больнице. Даша ниразу не появилась, и не подняла телефон, когда она звонила, чтобы поздравить ее. Пришлось звонить Ване, но тот просто напросто отшил ее.

- Мам, а отец в курсе, что у него еще ребенок есть? – спросил Никита.

Татьяна вздрогнула:

- Нет, - покачала она головой.

- Ты же еще замужем, - напомнил он ей.

- Да, - вздохнула она.

- Почему ты до сих пор не развелась с ним? – поинтересовался Никита.

- Кит, - начала Татьяна.

- Мам, просто пойди и подай документы, сколько тянуть можно? Нам не нужно ничего от него. Даше он итак помогает, чем может, а мне не надо, - гордо произнес парень. – Я сам справлюсь, - он улыбнулся матери. – Думаю, что пора тебе подумать о себе.

Никита нахмурился и подошел к окну:

- Теперь тебе больше надо отдыхать, - заметил он.

Татьяна вздохнула и кивнула:

- Я отдыхаю, - призналась она. – После обеда ложусь на часок, когда Юленька спит, и я с ней рядышком.

- Нас теперь четверо, - вздохнул парень.

- Ты против? – испугалась Татьяна. Она бы не вынесла, если бы сын сейчас отвернулся от нее.

- Ты знаешь, мама, я понимаю, - вдруг произнес Никита, - мы уже большие, а тебе просто не о ком заботиться. Да? Ты по этому завела ребенка? – спросил он.

Татьяна побледнела – завела. Звучало так грубо, неестественно. Нет, она не завела его, она просто его купила. Она спасла Юлю, внучку Миши и Оли. Если бы она могла сказать Никите, что это его племянница, если бы только могла.

- Я не могла иначе, - просто ответила Татьяна. – Я не могла по другому.

- Хорошо, - Никита улыбнулся. – Может это пойдет на пользу Даше с ее выкрутасами.

- Ой не знаю, Никита, - посетовала Татьяна, - она совсем отбилась от рук.

- Ничего, мама, я с тобой, - Никита подошел к матери и присел перед ней на корточки, - я с тобой, а вместе мы справимся с ней, - подмигнул он ей.

- Как же мне хочется в это верить, - вздохнула Татьяна и обняла сына, целуя его в макушку.

Их жизнь изменилась. Приходилось подстраиваться под режим, который задавала маленькая крохотная девочка. Татьяна несколько раз набирала номер телефона дочери, но та либо сбрасывала звонок, либо просто не отвечала. Она словно забыла, что у нее есть мама.

- Вы хорошая мама, - заметил Илья, наблюдая, как Татьяна выкатила коляску с ребенком во двор.

- Спасибо, - кивнула женщина, направляясь к калитке.

- Татьяна Юрьевна, я могу усыновить ее, - предложил парень.

- Удочерить, - поправила его Татьяна и улыбнулась. – Спасибо, Илья.

Илья смутился, шмыгнул носом. Он просто боготворил эту женщину, которая не побоялась и взяла на воспитание ребенка своей племянницы. Никто не знал об этом, только он. Даже Никита принял как факт, что Татьяна родила ее. Она всех ввела в заблуждение, ее болезнь сыграла ей на руку.

- Вы необыкновенная, - признался Илья. – Выходите за меня замуж, - вдруг предложил он.

- Илья, - смутилась Татьяна. – Я замужем уже, извини.

- Разведитесь, я схожу в армию и вернусь к вам, к Юле. Я люблю вас. Я буду воспитывать ее, как свою дочь и никому ничего не скажу, - он был взволнован, даже напуган.

Татьяна шагнула к нему и сжала его руку в знак признательности:

- Ты хороший парень, и ты обязательно встретишь свою любовь, - тихо произнесла она. – Ты заслуживаешь счастья.

- А вы? – нахмурился Илья. – Вы не заслуживаете?

- Я счастлива по своему, - попыталась она успокоить его. – У меня есть дети, это мое счастье. Это моя сила. И я верю, что Даша поймет и простит меня.

- Но Юля же не ваша дочь, - вырвалось у него.

Татьяна коснулась его губ рукой, прикрывая:

- Никогда этого не говори, она моя дочь. Она моя дочь, - еще раз повторила Татьяна.

- Я вас люблю, - прошептал парень, целуя ее ладонь.

Татьяна пригладила его волосы и посмотрела ласково, по матерински:

- Илюшенька, милый, ты еще так молод, - прошептала она, - у тебя вся жизнь впереди. Ты просто еще не видел жизни.

- Вы не верите, я вам докажу, - вскинулся парень.

- Нет, - покачала головой Татьяна, - мне не надо ничего доказывать. Я тебя уважаю, и я знаю, что у тебя все получится в жизни.

- Но не любите, - кивнул парень, услышав только это, - меня вы не любите, вы его любите, - с горечью произнес он, - его, а он вас даже не уважает, он не достоин вас.

Илья повернулся и пошел в огород. Татьяна вздохнула. Не уважает. Любит. Не достоин. Она понимала, что он сказал о Мише. Миша. Теперь он казался таким далеким. А еще Катя. Как она там? Татьяна выкатила коляску на дорогу и направилась к парку.

Она пошла гулять – гулять. То, чего не делала столько лет. Она вышла на прогулку с Юлей, доверив вечерний полив Никите и Илье. Она поняла, что могла это сделать, просто поручить что-то, а в это время насладиться погодой и приятным теплым летним вечером.

Набрав номер дочери, она услышала гудки. Длинные, долгие, пока вызов не оборвался. Татьяна вздохнула и написала сообщение – Я люблю тебя, доченька, возвращайся домой. Целую, мама.

Татьяна не считала, сколько она отправила таких сообщений, понимала, что рано или поздно Даша вернется домой. Она изменилась, изменилась и ее дочь. Все будет по другому. Никита принял новую ситуацию, примет и Даша, хотела она этого или нет, но так будет.

Достоин – не достоин. Татьяна катила коляску, задумавшись над словами Ильи. А кто знает, кто достоин, а кто нет. А она сама достойна ли чего-то? Женщина не смотрела по сторонам. Ей было все равно, что о ней подумают соседи. Родила и все. Посудачат и перестанут, понимала она.

Это в молодости все так близко и остро принималось. Сейчас же на все смотрелось по другому. Да, у них что-то было с Мишей, но это что-то ничтожно мало, где-то слишком больно и горько, а где-то сладко до приторности. Что такое любовь? Любила ли она его? Татьяна улыбнулась. Она не знала любви, и она поняла, что хотела бы узнать, просто хотела бы узнать, как это быть с любимым, желать его, и чтобы он хотел этого, чтобы все было взаимно.

Женщина вздохнула полной грудью, подняв голову, увидела листву, уже слегка побледневшую, но еще зеленую. Ей захотелось солнышка, теплого, чтобы берег реки, мостик, и ноги в речку. Просто побылтыхать ими, поднимая кучу брызг.

Она улыбнулась, вдруг понимая, что она созрела для любви. За плечами неудачный брак. Прав был Никита – пора поставить точку, надо подать на развод. Пора просто начать жить. Она катила коляску вперед, мечтая о мужчине. Обычным, простом, чтобы просто любил ее, а она бы любила его. Она устала быть одной. Татьяна больше не хотела цепляться за прошлое. Прошлое на то и прошлое, чтобы оставалось там, где было.

Надо просто позволить мужчине войти в ее жизнь. Татьяна тряхнула головой. Ее волосы рассыпались по плечам. Она шла по тропинке, всматриваясь в лица мужчин, думая о том, каким будет ее мужчина. Ей улыбались в ответ. Легкая уверенная походка, простой сарафан, сандалии на тонкой подошве и коляска. Татьяна была приятно удивлена, поняв, что на нее смотрят.

Она рассмеялась, легко, непринужденно. Она была счастлива, а проблемы, они всегда есть, были, будут, но надо жить здесь и сейчас, тогда и проблемы станут не таким острыми и насущными. Все возможно. Татьяна пыталась вспомнить, о чем же она мечтала в юности, чем бы хотела заниматься? Что интересовало ее.

Она вдруг поняла, что могла бы попробовать что-то. Что? Она задумалась, а чего бы она хотела? Так давно это было, когда она могла мечтать. Рукоделие? Книги? Кино? Татьяна рассмеялась – сколько же всего. Перед ней целый мир… мир… темные глаза и голубые смотрели на нее. Катя выпустила шарик, который держала. Миша тащил большого медведя.

Сердце, полной радости, тревожно сжалось. Татьяна смотрела на девочку, потом на Мишу. Прошлое… не так то просто было отделаться от прошлого, которое так внезапно снова настигло ее.

- Добрый вечер, - поздоровалась она.

- Добрый, - кивнул Миша, смотря на коляску.

Катя держалась около него:

- Папа, это кто? – спросила девочка, подмигнув Татьяне.

- Это твоя тетя Таня, сестра твоей мамы, - ответил Миша, не в состоянии отвести взгляда от коляски.

- Тетя Таня, - Катя улыбнулась и шагнула к женщине.

Татьяну слегка трясло. Она пыталась ухватиться за теплые мечты, но голубые глаза и темные здесь и сейчас.

- Я Катя, - представилась она, протягивая ей ручку.

Татьяна пожала ее. Девочка выдохнула:

- А мы тут с папой гуляем, вот в тире выиграли медведя, - она поставила ударение на последний слог. - А у вас малыш, кто? – она заглянула в коляску.

- Дочка, - прошептала Татьяна.

Она думала, что у нее сейчас остановится сердце. Катя первый раз смотрела на свою девочку и не знала об этом. Миша стоял чуть позади дочери, молча наблюдая.

- А как назвали? – глаза Катерины сияли, они приехали, она все таки уговорила отца всеми правдами и неправдами.

Миша шагнул к дочери и обнял ее:

- Ну что ты так налетела, дай отдышаться тете Тане, - произнес он, внимательно смотря на нее.

- Таня, - прошептала Татьяна, - просто Таня.

Девочка нахмурилась:
- Вы дочь назвали своим именем, - не поняла она.

Татьяна сглотнула ком, вставший в горле, медленно подняла глаза и посмотрела на Мишу:

- Юля, я назвала ее Юленька, - призналась она.

- Юля? – прошептала девочка и отступила к отцу, пока не уперлась в него спиной. - Юля?


продолжение тут https://www.asienda.ru/post/26364/
Рейтинг поста:  +18 Не понравилось Понравилось
natalia_lari
Садовод 3 уровня
Новороссийск
16 декабря 2015 года
158




Комментарии:

Написать комментарий

Курган
16 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
 

Москва
16 декабря 2015 года
+1  
Не могу оторваться. Спасибо Вам.

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
 

рада, что нравится

Воронеж
17 декабря 2015 года
+1  
Спасибо!

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
17 декабря 2015 года
+1  


Оставить свой комментарий

B i "
Отправить