Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

Лабиринты запретной любви/ Часть 11

Лабиринты запретной любви/ Часть 11
Пролог https://www.asienda.ru/post/26287/
Часть 1 https://www.asienda.ru/post/26289/
Часть 2 https://www.asienda.ru/post/26290/
Часть 3 https://www.asienda.ru/post/26291/
Часть 4 https://www.asienda.ru/post/26292/
Часть 5 https://www.asienda.ru/post/26294/
Часть 6 https://www.asienda.ru/post/26295/
Часть 7 https://www.asienda.ru/post/26296/
Часть 8 https://www.asienda.ru/post/26355/
Часть 9 https://www.asienda.ru/post/26356/
Часть 10 https://www.asienda.ru/post/26357/

Часть 11

Татьяна, не знала, зачем она сюда пожаловала…сердце сжалось, в груди что-то сдавило, стало тяжело дышать.

Она пообещала Даше поездку в Турцию…а теперь Оля приехала, и она не знала, зачем она тут, может чтобы сказать, что их проживание тут закончилось, что пора и честь знать.

- Так и будем тут стоять или в дом пригласишь? – сухо спросила Ольга, оглядываясь.

Татьяна видела во взгляде сестры презрение.

- Это твой дом, - спокойно ответила она.

- Вот именно, мой, - Ольга ототкнула сестру и зашла во двор.

Быстро осмотрелась, не поворачиваясь, махнула рукой и зашла в дом. Татьяна нахмурилась и поспешила за сестрой.

- Ты мне должна, - сразу же налетела на нее Ольга, - ты столько мне должна, - она смотрела в ее глаза.

Татьяна схватила сестру за руки. Та могла ударить, столько ненависти, злости, обиды.

- Он ведь признался, что был с тобой, - Ольга не выдержала и оттолкнула сестру.

Татьяна устояла на ногах, лишь покачнулась.

- Был, - Ольга плюхнулась на стул и ударила кулачком по столу. – Столько лет скрывал, а тут признался, - она бросила дорогущие очки на стол, не заботясь, упадут они или нет, поцарапаются ли.

Татьяна молчала. Она не знала, зачем приехала ее сестра, что именно рассказал ей Миша, и вообще зачем сказал? Если молчал, то и дальше бы молчал.

- Он жил тут с тобой? – спросила Ольга. – Что молчишь? – закричала она, схватившись за крышку стола.

- Нет, он не жил со мной, - ответила Татьяна и подошла к столу.

- Врешь, - ее голос сорвался, - врешь, нагло врешь, смотря мне в глаза.

Татьяна вздохнула:

- Я не жила с ним, и вообще, - она пододвинула стул и присела напротив сестры, положив руки на стол, - сколько? – Татьяна вздохнула.

Ольга задохнулась от возмущения:

- Ты спрашиваешь – сколько тебе платить, чтобы спать с моим мужем? – она расхохоталась в голос. – Никогда мужика не продавала. А может стоило бы, - задумалась она. – Хотя, - она хмыкнула, - проблемы у него по этой части и очень большие.

Татьяна нахмурилась. Они не виделись с сестрой 15 лет, даже больше, но с той явно что-то было не так.

- Я не хочу знать о твоих проблемах, - спокойно ответила Татьяна, - это ваша жизнь, - она умудрилась не покраснеть, о каких проблемах говорила Ольга, когда она явно чувствовала, что Миша желает ее… и она все таки покраснела.

- Моя? – Ольга наклонилась в ее сторону, - моя? Какого лешего ты тогда встала между нами, да еще в нашу брачную ночь?

Татьяна моргнула:

- Я ни где и никуда не вставала, - она пыталась оставаться спокойной, но внутри нее все клокотало, ее бросило в дрожь, руки стали холодными.

- Три месяца он был тут, - Ольга чуть наклонила голову, - с тобой, в этом доме, и я тебе должна поверить, что у вас ничего не было, когда он сам сказал, что было.

- Я не знаю, что тебе сказал Миша, просто не знаю, - Татьяна пожала плечами, - и я не жила с ним, - она покачала головой.

- Ты знаешь, - Ольга откинулась на стуле, - а мне пох…й, - она махнула рукой, - жила ты с ним или нет, ты мне должна.

- Сколько? – повторила свой вопрос Татьяна.

- Странная ты баба, - заметила ее сестра, - говоришь не жила, но признаешь, что была с мужем, - она стукнула ладошками по столу, - так ведь? – она чуть наклонила голову, смотря на сестру с прищуром.

- Я спрашиваю, сколько вы хотите за дом, землю? – спросила Татьяна.

Как же она сейчас ненавидела Мишу, за то, что он прислал Ольгу, а не сам приехал, не захотел решить с ней вопрос лично… или может быть это было к лучшему.

Ольга нахмурилась:

- Не продается, - отмахнулась она, - так расплачиваться будешь, поняла?

Татьяна побледнела. Она вообще ничего не понимала. Видно было, что Ольга нервничала, глаза бегали.

- Ты знаешь, я могу уехать, и разбирайтесь сами со всем этим. Это ваше право, - она встала, - так что, - она покачала головой. – Я не позволю себя оскорблять, я ни в чем перед тобой не виновата, что было, то было, сколько лет прошло, а ты все злобой заходишься, ты посмотри на себя, живи и радуйся!

Быстро сказав, Татьяна хотела уйти. Да, у них что-то было с Мишей, но это было так давно. Что-то проклюнулось 10 лет назад, но и это прошло. Ничего не осталось, кроме обиды, претензий, огорчений.

- Я еще не закончила, - завопила Ольга, подскакивая со стула. – Радуюсь уже, так радуюсь, что не знаю, куда счастье девать, сядь, я тебе сказала!

- А мне нечего больше сказать, знала, что когда вы вернетесь, то попросите меня съехать, знала, по этому была готова, - сорвала Татьяна, она не была готова уехать, но уехала бы, поняла только сейчас, что встала бы и уехала.

У нее была сумма на первое время, нашла бы адвоката и добилась бы проживания у матери. Это было неприятно, но если бы не осталось другого выхода, то она бы так поступила – стала бы судиться с матерью, и пусть бы все ее осудили. Татьяна вздохнула. Ей стало немного легче, но эти проблемы не казались уже такими сложными, как 10 лет назад. Теперь она взрослее, опытнее… и она чувствовала себя немного увереннее, чем тогда.

- Сядь, - приказала ей Оля. – Поговорить надо, - все в том же тоне продолжила она.

- Я ни в чем перед тобой не виновата, я тебе не служанка, чтобы ты так со мной разговаривала, чтобы так обращалась со мной, а тебе не бедная родственница, - твердо произнесла Татьяна.

Она всегда винила себя за то, что было, а сегодня вдруг поняла, что это было так давно, что стерлось из памяти. А если и было, то ни она одна виновата в этом.

- Ты разрушила мой брак, ты как тень, от тебя невозможно отделаться, оторвать, - призналась Ольга.

Татьяна удивленно посмотрела на сестру – ухоженная женщина, стройная, красивая, живи и радуйся. А она ищет повод, чтобы поругаться. Портит себе жизнь домыслами.

- Твоя проблема. Я в твою семью не вмешивалась, - ответила Татьяна. – Не стояла у вас на пути. Не делай меня виноватой, раз мужа удержать не можешь.

- Да как ты смеешь, нахалка, - Ольга подскочила, чтобы ударить сестру.

Однако Татьяна смотрела ей прямо в глаза, не отступая. Больше она не позволит обижать себя. Уже хватило на ее жизнь обидчиков, до сих пор прийти в себя с трудом получалось.

- Ты не посмеешь меня ударить, - спокойно сказала Татьяна, смотря сестре в глаза. – Я тебя не видела 15 лет. Ты 15 лет только и делала, что вспоминала то, что следовало бы забыть, как это сделала я.

- Ты забыла? – воскликнула Ольга. – Не смеши меня. Спишь и видишь, как бы к моему мужу залезть в штаны.

- Столько злобы, у тебя семья, твоя семья, так почему ты только и делаешь, что возвращаешься в прошлое? – спросила Татьяна. – Мы могли бы попытаться снова стать ближе.

Ольга расхохоталась:

- Ближе к кому? К моему мужу? – уточнила она.

- Ты зациклилась на том, чего нет и нету, - вздохнула Татьяна.

Ольга осеклась, побледнела, отвернулась:

- Ты должна мне, всегда теперь будешь должна, нечего было с моим мужем кувыркаться как кролики в ванной, тебе самой не противно? – спросила она.

Татьяна закрыла глаза и попыталась сглотнуть, но во рту все пересохло:

- Если ты хочешь об этом поговорить, то давай, - она подошла к столу и снова села, налив перед этим два стакана воды и поставив один около очков сестры. – Противно, - ответила Татьяна, допив воду, - а что делать?

- И ты призналась, - хлопнула в ладоши Ольга.

- Ты дура или как? – спросила ее Татьяна.

Ольга побледнела. Она схватила стакан и хотела было выплеснуть воду на сестру, но передумала и отпила немного. Она тяжело дышала, словно обдумывала, что хотела сказать:

- Должна ты мне, - снова повторила она.

Татьяна закатила глаза. Это должна Ольга повторила уже несколько раз.

- Должна, - она опустила голову и стала теребить душки очков, словно думала, стоило говорить или нет, а потом решилась, когда отломила душку, - в общем, Катьку я привезла, - буркнула она.

Татьяна нахмурилась. Катя – это их дочь. Почему? Зачем? Сразу родилось столько вопросов, но она молчала.

- Поживет она у тебя с неделю, - Ольга подняла голову и посмотрела сестре в глаза. – Пока я врача найду, - сквозь зубы процедила она.

- Что с девочкой? – осторожно спросила Татьяна, а у самой сердце заныло, понимая, что ничего хорошего Оля не скажет.

- Что? – вскинулась ее сестра. – Что? – она расхохоталась, потом хохот сошел на нет, закончившись всхлипом, - беременная она, вот что случилось! Поняла? Пузатая дочь моя, - Ольга откинулась на спинку стула. – Молчать будешь, поняла меня? Я все решу, - твердила она. – Ей в школу надо, а она с пузом и молчала ведь зараза мелкая, - прошипела Оля и кинула очки в сторону.

Татьяна боялась что-то сказать. Слова сестры огорошили так, что она не могла вздохнуть. Беременна. Господи. Ей ведь столько же, сколько Даше, на месяц-два старше. Она всегда предупреждала дочь, а тут ее полемянница.

- Что смотришь, как рыба глаза выпучила? – Ольга стиснула зубы, ее губы вытянулись в прямую линию. – Ты должна мне, поняла? Никто не узнает, найду, все исправят.

- Срок какой? – едва слышно спросила Татьяна.

- Какая разница, - отмахнулась Ольга, вставая.


Она нервно расхаживала по комнате, цокая каблуками. В доме было очень чисто, приятно, уютно. Окна открыты. Ветерок легонько трогал занавески. Женщина обхватила себя руками.

- С Мишкой в школу собрались, сходили, - фыркнула она. – Ну ничего, к сентябрю будет, как огурчик.

- Что ты хочешь делать? - в ужасе спросила Татьяна.

- А ты что бы делала? – вскинулась Ольга. – Преждевременные будут роды, буду договариваться.

- Она же еще такая маленькая, - Татьяна пыталась защитить племянницу. - А осложнения, а вдруг вообще не будет детей, ты об этом подумала?

- Больно ты грамотная нашлась тут, - покачала головой Ольга, - нет, ребенка не будет, как вырастет, как образование получит, себя научится содержать, вот тогда пусть и рожает, хоть десяток. А ты такая правильная, - она взмахнула руками, - посмотрела бы я, если бы твоя дочь в подоле принесла.

Татьяна поднялась со стула, покачнувшись, она схватилась за стол:

- Я бы, я бы, - Татьяна замолчала, не зная, что ответить, она действительно не знала.

- Вот то-то и оно, - повернулась к ней Оля, - ты мне должна, поняла, чтобы никто не узнал, она от нас скрывала пузо свое, и ты скроешь его неделю, - отчеканила Ольга.

- А Миша? – начала Татьяна.

Ольга быстро подскочила к сестре и схватила ее за плечи, встрянув:

- Он мой муж, - закричала она, - мой, оставь его в покое, хватит думать о нем, мечтать, он никогда не станет твоим, поняла меня? – она снова встряхнула ее.

Татьяна взялась за ее руки и оттолкнула сестру:

- Я вообще не претендую на твоего мужа, - спокойно ответила она. – Где девочка?

Татьяна прижала руку к груди, на душе стало не спокойно.

- В машине, - Ольга поднялась и направилась к выходу, - ты мне должна, поняла? – она бросила взгляд на Татьяну, - ты сама в положении? Пузо то не скрыть? Кто отец-то в курсе?

Татьяна размахнулась и залепила сестре пощечину:

- Это тебя не касается, - жестко произнесла она.

Ольга потерла щеку, рука у сестры оказалась тяжелой, на лице остался отпечаток ее ладони.

- Главное, чтобы не от моего мужа, остальное мне все по барабану, - резко ответила Ольга.

Татьяна промолчала. Она не стала отвечать сестре, сейчас было важнее увидеть Катю, поговорить с ней. Ольга открыла дверь черного Мерседеса и, схватив дочь за руку, просто вытащила ее из машины. Татьяна даже не успела подбежать к ним.

- Вот, тетка твоя, - грубо сказала Ольга, - попробуй только выкинуть чего, - она пригрозила ей пальцем, - веди себя тихо, не слышно чтобы не было ни видно, - она повернулась к Татьяне, - а ты следи, глаз с нее не спускай. Я как только решу вопрос, приеду.

Она посмотрела на дочь, потом на сестру, села в машину и уехала, Девочка растерянно сжала ручки и боялась взглянуть на незнакомую тетю.

- Катюша? – Татьяна подошла ближе к девочке.

Девочка вздрогнула. Татьяна остановилась, она не хотела ее пугать. Как Оля могла не заметить? Она не понимала. Живот явно просматривался, хоть девочка и сутулилась, горбилась, пытаясь спрятать его, чтобы не видно было.

- Идем, моя хорошая, - ласково начала Татьяна. – Здесь жарко, душно, в доме прохладно.

Она шагнула к Кате. Девочка же сделала шаг назад. Она боялась. Она ее боялась. Татьяне стало нехорошо. Это как же надо было запугать дочь, чтобы та шарахалась в сторону от любого звука.

- Мы просто зайдем в дом, - тихо продолжила Татьяна. – Если хочешь, там поговорим, а не хочешь, приляжешь. Ты себя как чувствуешь, Катюша? – спросила она.

Девочка насторожилась. Чуть приподняла голову и взглянула на Татьяну. Быстро, всего одним глазком. Кровоподтек на лице. У Тани перехватило дыхание, кто ударил ее? Кто? Внутри нее все похолодело. Она осторожно протянула ей руку:

- Идем, Катюша, - говорила она, - у нас много интересного. Есть собачка, Шарик, правда он такой большой, сейчас на пасеке.

Она чуть было не добавила, что это твой папа его привез, но во время остановилась. Таня видела, что девочка запугана, словно зверек. Татьяна держала руку протянутой и говорила:

- А еще клубничка поспела почти, ты любишь клубнику? – спросила она и не дожидаясь ответа, продолжила, - соберем с тобой, вечером варенничков налепим, вкусно со сметанкой, тут баба Стеша живет недалеко, у нее своя корова, Зорькой ее зовут, я у нее сметанку беру, все лучше, чем в магазине.

Она говорила и говорила, все подряд, рассказывала, что полить надо огород, что посмотреть огурчики. А еще пчелы и Шарик. Огромная псина. Они стояли около калитки. Таня с протянутой рукой и девочка подросток в большой футболке и каких-то штанах. Оля не оставила ни одной вещи, просто схватила дочь и привезла ту в том, в чем она была. Ни белья, ничего. Катюша наконец-то подняла голову и посмотрела на эту странную женщину, у которой уже голос стал хриплым. Она робко коснулась ее ладони. Татьяна пожала ее и повела за собой.

Катя смотрела в пол. Волосенки, реденькие, собранные в пучок, даже не расчесанные. Татьяна не успела как следует ее рассмотреть, так как девочка не поднимала головы. Таня сказала ей присесть, она села. Дала воды, та попила. Поставила тарелку с супом, она немного поковыряла ложкой.

- У тебя ребеночек будет, тебе кушать надо, - Татьяна присела с ней рядом.

- Мама сказала, что ребенка не будет, - прошептала девочка.

Татьяна закрыла глаза. Как же она хотела сейчас еще раз врезать Ольге по ее наглой физиономии. Вот как правильно воспитывать детей? У нее Даша от рук отбилась, выросшая в любви и заботе. И Катя – полная противоположность ее дочери. Тихая, скромная, забитый ребенок, на которого всем наплевать, и в первую очередь ее родителям. Они только кричали на нее, обвиняли, и никто не спросил, не поинтересовался. Они же родители. Ей же нужна была их помощь.

Поселок

- Надо бы помочь Вере, - начала сразу же Нина с порога. – Была я у нее сегодня, - она присела в кресло.

Сергей поднял голову от планшета и посмотрел на жену, пожав плечами.

- Ты понимаешь, Юры нет, а она чахнет, - посетовала женщина. – Жалко. У нее на кухне кран потек, может, - начала она, но Сергей тут же перебил ее.

- Нет, не пойду, она снова напьется, гадости наговорит, ты же знаешь ее, вечно злая, раздраженная, да и не умею я краны чинить, вот Юра умел, а я нет, - ответил он. – Хочет, пусть водопроводчика вызывает. Это сейчас не дорого.

Нина нахмурилась. В первый раз Сергей согласился с первого раза, ну побурчал чуток и пошел. А тут сразу категорично стал в позу.

- А если у нее проблемы с деньгами? – не унималась Нина.

- У нее есть дочь, вот пусть о матери и позаботится, - отмахнулся мужчина.

- Слушай, - Нина задумалась, - надо бы как-то к Тане съездить, где она живет? Попроведовать не мешало бы. В последний раз все так нехорошо получилось, - вздохнула она.

- Вот вы бабы с одного на другое прыгаете, - покачал головой Сергей. – Разругались в прошлый раз, дым коромыслом стоял, а теперь родственные связи налаживаешь, вот оно тебе надо?

- Сереж, ну слушай, сестра она мне, жалко ее, - нудила Нина, - ну что тебе прокладку заменил и все, пять минут делов-то. А Таня, как племянница. Что было, то было, - махнула она рукой.

- Вот именно, пять минут, а мне в часть надо, некогда, - пождал плечами мужчина, - инструктором берут, все добавка к пенсии.

- Может, хватит уже работать, давление у тебя скачет, - Нина устало откинулась на спинку кресла. – Всех денег не заработаешь, а нас с тобой на наш век хватит.

Сергей встал с кресла:

- А что дома делать-то? – спросил он. – Скучно.

- На дачу поедем, - оживилась женщина.

- Вот бери Верку и вдвоем на дачу строевым шагом, все веселее будет, а я лучше поработаю, с мужиками, - Сергей потянулся.

- Мужики ли? – уточнила Нина.

Мужчина тут же повернулся к ней:

- Что? – спросил он.

- Прекрасно слышал меня, - спокойно ответила Нина. – Все не угомонишься, до самой старости гулять будешь? – спросила она.

Сергей нахмурился:

- Ну было разок, - махнул он рукой.

- Разок ли? – Нина пристально смотрела на него.

- Хватит уже пилить меня, теперь всю жизнь попрекать меня будешь? – сухо спросил он.

- Опять к ней побежишь? – не унималась Нина.

- К кому? – Сергей нагнулся к жене и спросил, - ну к кому я побегу, оно мне надо с моим-то простатитом, - уточнил он.

- Бегать будешь, пока не отвалится, - кивнула Нина.

- Слушай, вот пристала, сказал же, что нет, - резко произнес он.

- И сына увидеть не хочешь? – вырвалось у Нины.

Сергей дернулся, побледнел. Так вот как Верка узнала, от Нины. Он предполагал, что слухи дошли до его жены, но та не подавала виду, а тут прорвало ее и все потому, что к сестре ее отказался пойти и помочь ей.

- Нет, я его не хотел, - пожал он плечами, - она сама его родила.

Нина опустила голову:

- Вот ты дурак, как она его сама сделала-то? – спросила она.

Сергей нервно провел рукой по волосам. Отвернулся от жены, обдумывая:

- Я тебя не понимаю, ты хочешь, чтобы я его домой привел? – спросил он. – Ну живем же, живем, нет надо докопаться, - психанул он. – Молчала столько лет и дальше бы молчала.

- Надоел ты мне со своими гульками, ну сколько можно? – раздраженно спросила Нина. – Прошу же, давай на дачу поедем, тихо, спокойно.

- Да нужна мне твоя дача, спину гнуть, - взорвался Сергей. – Надо вскопать, ты скажи, я тебе солдатиков дам, быстро вскопают, что надо – все сделают, а еще, - он подошел к Нине, - надо и Верку твою потопчут, злая то она от того, что мужика у нее нет.

- Да как ты смеешь? – Нина хотела встать с кресла, но Сергей толкнул ее назад.

- Хватит, я сказал, хватит меня доставать, поняла, я твой муж, дома все есть, нечего меня за зря пилить, а что было, то было, прожито уже, поняла? – рявкнув, он вышел из комнаты и закрылся в душе.

Нина сидела в кресле, хлопая глазами, смотрела в одну точку. Сергей редко грубил ей, только когда она выводила его из себя, но что-то нашло на нее сегодня. Может так вид сестры повлиял. Она никогда не видела, чтобы Вера выпивала. Тогда в кафе позволила себе пару бокалов. А сегодня… сегодня она увидела ее с заплывшим лицом, с перегаром, вся квартира прокурена. Она похудела еще больше, кашляла. Нина уложила ее спать, проветрила квартиру, сварила бульон. Посидела у кровати. Даже умудрилась влить в сестру стаканчик бульона, а потом Вера снова уснула.

Вера в кафе и сегодняшняя Вера два разных человека. Нина вздохнула. И чего Сергей так противился пойти к Вере? Еще гадость такую предложил. Ее аж передернуло. И на дачу отказывался теперь ехать, снова весь в работе, а она снова одна, Нина опустила голову и сжала руки. Всегда одна…

Город

Один. Он один дома. Миша обошел все комнаты, но ни дочери, ни Ольги не было. Он набрал номер Кати, телефон заиграл в ее комнате. Она ушла без телефона? Миша нахмурился. Куда она могла уйти, они ведь договорились, что поедут сегодня в школу. Он специально отложил все дела. Только съездил с утра в банк и все.

Он включил чайник. Вчера забил холодильник под завязку. С утра даже забросил в мультиварку мясо, картошку и грибы с луком и морковью. Он проверил, что она уже отключилась и стояла просто на подогреве. Горячее. Миша наложил в тарелку и сел кушать.

- Ешь? – Ольга материализовалась в проеме с пакетом в руке.

Миша покачал головой. Тут и гадать не надо было – спиртное, длинный тонкий пакет. Оля прошла и вытащила бутылку дорогого коньяка:

- Выпить хочу, - сообщила она.

Миша бросил взгляд на часы – первый час.

- Не рано ли? – спросил он. – Где Катерина?

Оля отвернулась от него, схватила бокал, попыталась откупорить бутылку, но у нее никак не получилось. Она даже сломала ноготь, и уже хотела с досады кинуть бутылку на пол, как Миша встал и забрал у нее бутылку. Сам открыл и налил ей в бокал коньяка. Оля держалась за стол, смотря на скатерть. Она залпом выпила налитое и поставила бокал на стол.

- Где Катя? – спросил Миша, усаживаясь на стул.

- Она в лагерь решила поехать, с ребятами пообщаться, - придумала Оля. – Я не была против, отвезла.

Миша нахмурился:

- Она вчера не собиралась, - он отложил ложку в сторону и отодвинул тарелку, не доев.

- Вчера не собиралась, а сегодня решила, - Оля не смотрела на него, - взяла бутылку, рука тряслась, но она налила себе порцию и снова выпила ее залпом.

- Положи горячего, - предложил Миша, - ты сейчас накидаешься.

- И что? – она вскинулась, бледная, потерянная. – И что с того? Тебе какое дело? – закричала она.

- Не кричи, нашла манеру глоткой всем рот затыкать, я итак тебя прекрасно слышу, - рявкнул Миша.

Ольга тяжело дышала, но смолчала.

- Где Катя? Куда отвезла? Какие друзья? – спрашивал Миша.

- Пусть от нас отдохнет, - отмахнулась Оля. – Через неделю, две вернется, она взрослая, чего так печешься?

Желваки заходили на его скулах:

- Ты что избавилась от дочери, чтобы она под ногами не путалась? – сорвался он.

- Она просто отдыхает, - спокойно произнесла Оля. – Почему ты видишь плохое в том, что она поехала в лагерь? – она пожала плечами, сохраняя видимое спокойствие. – Выпить не хочешь? Все равно с работы ушел, ну же? – она пододвинула к нему бутылку.

Миша стиснул зубы:

- Не хочу, - ответил он.

- Слабак, - усмехнулась Оля, - ты слабак, - она передернула плечами.

Миша побледнел. Его глаза сузились. Он схватил бутылку и налил коньяка, выпил, потом вторую, третью порцию подряд. Ольга победно улыбалась.

- Ну что, желание не проснулось? – она заглянула ему в глаза.

Миша стиснул зубы:

- Как же все меня достало, - признался он.

- А меня? – Ольга опустилась на стул, - меня не достало? – она потянулась за бокалом и налила себе коньяка.

Они сидели на кухне и пили, пока не опустошили бутылку. Миша давно не пил, очень давно, и снова, снова все повторялось. Он упал на кровать. Голова кружилась. Ольга возилась с его штанами, он слабо пытался сопротивляться, не желая, не хотя, но она добралась... а потом он перевернулся, подмял ее под себя, вглядываясь в ее глаза, но видя другие карие.

- Таня, - прошептал он.

Ольга ахнула, закричала, колотила его по спине, ей удалось скинуть его с себя, она била его, толкала, пока он не упал на пол, где и остался лежать, уткнувшись носом в рубашку.

Женщина обхватила себя руками. Ее трясло. Она всю жизнь боролась с призраком своей сестры, сколько это могло продолжаться, слезы побежали по ее щекам. Он не хотел на ней жениться, никогда не хотел, она опоила его, сама споила, потому что выбрала его. Видный, симпатичный и от него всегда так приятно пахло.

Ольга рыдала, стоя на коленях на кровати, рыдала, проклиная свою жизнь, сестру, Мишу, дочь. Дочь, которая опозорила ее, опозорила…

Пригород

- Мама сказал, что я ее опозорила, - прошептала Катя, съев порцию Варенников с клубникой. – Очень вкусно, спасибо.

Татьяна улыбнулась. Ей удавалось порой вытащить из девочки несколько слов. Она искупала ее, хоть девочка и отнекивалась, но потом смирилась. Теперь ее волосы рассыпались по плечам, русого цвета, голубые глаза, яркие, такие большие на ее худеньком лице.
- Ну что ты малыш, - Татьяна вытерла руки и присела на стул, рядом с девочкой.

- Так меня папа называет, - девочка закусила губу.

- Катюша, - Татьяна сейчас вообще не хотела говорить ни о Мише, ни об Оле, - а сколько уже? Когда у тебя последний раз были месячные? – спросила она.

Катя пожала плечами:

- В октябре, - призналась она. – Если вы спрашиваете о сроке, то уже семь месяцев есть, - вздохнула девочка. – Я столько читала в инете, таскала тяжести, бегала, прыгала, не помогло.

Татьяна придвинулась к девочке ближе и обняла ее. Она боялась, что та оттолкнет ее, но нет, девочка вздрогнула и прижалась к ней ближе:

- Семь месяцев, это уже же живой ребенок, жизнеспособный, - прошептала девочка, - они его убьют? – задала она вопрос.

Татьяна онемела. Илья замер в дверях, услышав их разговор.

- Семь месяцев, - повторила за ней Татьяна.

- Они ее убьют, - кивнула Катя, - убьют.

- Ее? – спросила Таня. – Ты знаешь, что у тебя девочка?

Катя пожала плечами, смотря в пол:

- Я просто посчитала, вроде девочка получается, я не знаю, - она вздохнула. – Я ее Юля называю.

Татьяна закрыла рот рукой, чтобы не расплакаться. Махнула, чтобы Илья ушел.

- Мама убьет мою Юлю, - Катя вздрогнула и прижалась к Татьяне ближе. – А у вас есть инет?

Таня покачала головой и прошептала:

- Нет, - глотая слезы, и приподняв голову к потолку, чтобы девочка не увидела.

- Жалко, я бы посмотрела, что такое вызвать преждевременные роды, как это все будет происходить, будет ли Юленька мучиться, они мне ее ведь даже не покажут да, она уродливая будет? Какая? – девочка задавала вопросы, на которые не было ответов у Татьяны

Она сидела и прижимала дочь Миши и Оли к себе, глотая слезы, слушала девочку-подростка, которая забеременела в столь раннем периоде. Еще раньше, чем сама Татьяна. Где же была Оля, почему она так отдалилась от дочери? Почему та боялась к ней обратиться, подойти – спросить.

- Малыш, - Татьяна наконец-то справилась с собой, - а мальчик, он, ты, - она запнулась, - он знает?

Девочка напряглась, сжала пальчики. Татьяна тут же накрыла ее ладони своими, согревая, пытаясь успокоить.

- Это был дядя, мама отдала ему меня, когда папа был в командировке. Они вместе пришли ночью, я проснулась, вышла к ним в пижаме. Мама стала кричать на меня, чтобы я ушла.

Татьяна побледнела, слушая девочку. Она могла только обнимать ее, понимая, что девочка впервые вообще что-то говорит об этом.

- Ну а потом, они смеялись. Он спросил у мамы – можно уложить, мама согласилась. Она выпила и прошла на кухню. А дядя навалился, стал трогать меня, лапать, я закричала.

Татьяна содрогнулась. Ее саму затрясло от того, что она слышала.

- И мама тогда накричала на меня, приказала, чтобы я молчала, - прошептала девочка. – И я молчала, а мне было так больно и столько крови. И от него так воняло, - Катя скривилась. – Я не знаю, как его зовут, и мама, - она запнулась, - она утром поругала меня, что я снова не уследила с месячными, а месячных не должно было быть и это не месячные ведь были? – она подняла голову и посмотрела на Татьяну.

У той слезы бежали по щекам, она искусала губу в кровь. Она могла только покачать головой и прижать девочку к себе ближе. Ольга натворила дел, ее дочь изнасиловал какой-то ее пьяный дружок, а она даже не защитила дочь. Она на нее кричала.

- Я ненавижу мужчин, - вдруг призналась девочка, - я их ненавижу мальчиков, и мама знала это, и она меня отдала ему, сама отдала, - вдруг твердо произнесла девочка. – По этому, - ее голос смягчился, она погладила свой живот, впервые не стесняясь, никого не боясь, - у меня там Юлечка, девочка, девочки, они такие хорошие. Правда ведь? – спросила она.

Татьяна молча кивнула, обнимая девочку. Она почувствовала, что ребенок пошевелился, когда она случайно положила руку на ее живот.

- Расскажите, как это преждевременные роды, я не глупая, я пойму, мне просто надо объяснить, я хочу знать, - Катя подняла голову и посмотрела ей в глаза. – Я хочу знать, как будет умирать моя дочь, она ведь умрет? Юля умрет? Как долго будет мучиться? Сколько? – девочка требовала ответы на свои вопросы, а Татьяна молчала, лишь губы подрагивали… она не знала, что ей ответить… она просто не знала…


продолжение тут https://www.asienda.ru/post/26359/
Рейтинг поста:  +15 Не понравилось Понравилось
natalia_lari
Садовод 3 уровня
Новороссийск
16 декабря 2015 года
158




Комментарии:

Написать комментарий

Курган
16 декабря 2015 года
+1  
natalia_lari пишет:
мама отдала ему меня
какой ужас....тварь,а не мамаша...пропила всё на свете...вот они с тёткой-парочка....

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
 
.... ой... я даже не помню... о чем это

Курган
16 декабря 2015 года
+1  
Дочку под мужика какого то подложила....

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
 
Все... вспомнила. .. да совсем того

Москва
16 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
 
да не очень весело все

Воронеж
16 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
16 декабря 2015 года
+1  


Оставить свой комментарий

B i "
Отправить