Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

Лабиринты запретной любви/ Часть 24

Лабиринты запретной любви/ Часть 24
Пролог https://www.asienda.ru/post/26287/
Часть 1 https://www.asienda.ru/post/26289/
Часть 2 https://www.asienda.ru/post/26290/
Часть 3 https://www.asienda.ru/post/26291/
Часть 4 https://www.asienda.ru/post/26292/
Часть 5 https://www.asienda.ru/post/26294/
Часть 6 https://www.asienda.ru/post/26295/
Часть 7 https://www.asienda.ru/post/26296/
Часть 8 https://www.asienda.ru/post/26355/
Часть 9 https://www.asienda.ru/post/26356/
Часть 10 https://www.asienda.ru/post/26357/
Часть 11 https://www.asienda.ru/post/26358/
Часть 12 https://www.asienda.ru/post/26359/
Часть 13 https://www.asienda.ru/post/26362/
Часть 14 https://www.asienda.ru/post/26363/
Часть 15 https://www.asienda.ru/post/26364/
Часть 16 https://www.asienda.ru/post/26365/
Часть 17 https://www.asienda.ru/post/26366/
Часть 18 https://www.asienda.ru/post/26367/
Часть 19 https://www.asienda.ru/post/26368/
Часть 20 https://www.asienda.ru/post/26369/
Часть 21 https://www.asienda.ru/post/26370/
Часть 22 https://www.asienda.ru/post/26418/
Часть 23 https://www.asienda.ru/post/26419/

Часть 24

Татьяна боялась пошевелиться, боялась что либо сделать. Она итак сказала самое главное – Никита возможно был его сыном. Женщина вздрогнула, невыплаканные слезы покатились по ее щекам. Мишино молчание убивало в ней ту маленькую каплю надежды, что теплилась в ней. Она так хотела, чтобы он понял ее.

- Я ужасная женщина, - хриплым шепотом произнесла она, - я плохая мать, если даже не знаю, кто отец моих детей, - призналась она, больше ей нечего было терять.

Когда-то мать задавала ей этот вопрос. Страшный, жестокий. Вера оказалась права – Татьяна не знала, кто отец ее детей.

- Я так запуталась, - шептала Татьяна, цепляясь за его руки, боясь, что он отпустит ее, оттолкнет, оскорбит. – Я и сейчас боюсь, я не знаю, Господи, я не знаю, кто отец. Я всегда считала, что это Ваня, молила бога, чтобы это был он, и Даша, по этому он и признал ее, она похожа на него, а Никита пошел в меня, - она всхлипнула, - в тебя. Я так испугалась, когда увидела вас вместе. Никита похож на тебя, молодого, - Татьяна говорила и говорила, боясь, что он остановит ее, а ей так надо было выговориться. – Но разве могут дети быть от разных мужчин? – она застонала, так горько ей было признаться в этом, - знаешь, могут, когда контакт в течение нескольких часов, если вышли две яйцеклетки. В Интернете прочитала. А тогда Ваня, - она вздрогнула, как от удара, вспомнив свой первый раз, - а потом ты, мне так, - она не договорила.

Миша убрал руку и закрыл ей рот ладонью. Он так крепко прижал ее к себе, уткнувшись в волосы. Она слышала его тяжелое дыхание. Он вздрагивал, не отпуская ее.

- Ты прости меня, пожалуйста, - попросила она. – Я сама не знала, вся моя жизнь сплошное недоразумение, как оступилась, так и пошло, и конца и краю этому нет.

- Тише, - попросил Миша, - тише, малыш, - он так крепко прижал ее к себе, что у нее хрустнули косточки.

Никто ее так не обнимал, никто не ласкал ее так. Он был единственным, который чувствовал ее. Тем самым, который сводил ее с ума. Она не переживет, если он сейчас обвинит ее. Не сможет.

- Ты ничего нам не должен, и я ничего не скажу, просто Никита, - она всхлипнула, - он, ради него, прошу тебя.

- У меня возможно есть сын, - прошептал Миша в ее волосы, - сын, о котором я ничего не знал. Дай мне время, понять это, - попросил он.

Татьяна замерла. Это первые слова, которые он сказал. Без злости, без оскорбления. Не оттолкнул ее. А если с его стороны это просто было увлечение, как бы хорошо им не было вместе, но он же женат, хоть и сказал, что ушел от Оли. Он даже привез сюда какие-то вещи.

Миша снова переплел с ней свои пальцы:

- Тебе не надо просить меня об этом, тебе не надо вымаливать у меня прощения, мы виноваты оба в произошедшем, - признался он. – Я даже в большей степени, ведь ты была такой наивной, а я слишком горд, чтобы понять это. Для меня тогда невинность и чистота заключалась в одном, - Миша вздохнул, - ты до сих пор осталась невинной, ты только сейчас открываешься, как женщина, - он горько усмехнулся, - я ведь и не понял бы тогда, чтобы ты мне не говорила. Это сейчас, - он вздохнул и обнял ее, поворачивая на спину, - и сейчас я хочу тебя, - прошептал он. – Хочу здесь и сейчас, а завтра, завтра мы решим, как и что сделаем, потому что я тоже хочу знать, - улыбнулся он.

Татьяна заплакала, уже не сдерживаясь, она уткнулась в его шею. Она никогда не представляла, что он так отнесется к этому. Они действительно изменились. Повзрослели. В глубине души в них сидели они молодые, были какие-то амбиции, эмоции, гонор, но в реальности рушились все каноны. Он был с ней в свою брачную ночь, женившись на ее сестре. Она была с ним, потеряв невинность, вернее ее у нее украли, грубо и жестко.

Миша целовал ее глаза, его руки ласкали ее. Она его женщина, понимал он. Его. Только его. Никто из них не знал, что будет завтра, сейчас у них была эта ночь. И пусть утром, она уйдет украдкой, чтобы никто из детей не увидел ее. И он не заснет до рассвета, ощущая аромат ее духов на подушке и лежа на смятых простынях. Миша растягивал удовольствие, наслаждаясь сам и даря наслаждение. Им еще о многом надо поговорить, многое сказать друг другу, но не сейчас, потом, слишком открыты еще были раны.

Мужчина и женщина с головой окунулись во власть запретной любви. Хоть она и была уже свободной. Вдовой, он был еще женат. Тайная любовь, украдкой, в темноте ночи. Он проводил ее до самой двери, крепко поцеловав на пороге, не желая размыкать объятия, но отпустил. Миша повернулся и сел на ступеньку.

Соседский петух прокукарекал уже второй раз. Рассвет окрасил небо вдалеке над лесом. Наступал новый день. День, который возможно принесет ему радость отцовства. Миша улыбнулся. Возможно Никита его сын. Сын. Грусть набежала на его лицо. У него еще есть сын. Микаэль. Сын, которого они скрывали с Ольгой. Сын, которого она стеснялась, отрицала.

Миша тяжко вздохнул и пошел в душ. Спать совершенно не хотелось. Выйдя из душа, он заметил, что в окне светится ночник. Татьяна не спала. Может быть проснулась малышка. Малышка. Илья. Ольга. Микаэль. Даша, Катя. Миша покачал головой. Как же все не просто. Если окажется правда, и он отец Никиты, то как же все объяснит детям. Самое сложное это будет рассказать Даше. Она всегда обвиняла мать со слов отца в измене.

Миша вздохнул, закинул полотенце на веревку, прицепив его прищепками. Достал косу из пристройки, повесил ее на плечо и направился в огород. Он бы с удовольствием бы порубил дрова, но все еще спали, и он не хотел никого будить…

Город

Он специально разбудил ее. Мурат нажал на звонок и держал, пока Ольга не проснулась и не открыла ему дверь. Она моргнула.

- Я уснула, пока тебя ждала, - хрипло произнесла она.

Мурат легко оттолкнул ее и зашел в квартиру. Он как был в обуви, так и пошел по комнатам.

- Неплохо устроилась, смотрю, - он развалился на диване, положив ноги на журнальный столик.

Ольга поморщилась – почему он ведет себя, как свинья.

- Ты принес? – спросила она.

Мурат хмыкнул и похлопал около себя:

- Иди сюда, погладь меня, удовлетвори, а потом уже спрашивай, так разве гостей встречают? – спросил он и посмотрел на нее с укором, - дорогих гостей, - уточнил он.

Ольга, как марионетка направилась к нему. Она понимала, что он манипулировал ею, но не могла отказать. Внутри нее что-то обрывалось. Что-то требовало такого грубого обращения, а с другой стороны – она была ему должна. Он был прав, она не рассчиталась с ним.

- Долг твой вырос, - словно прочитал ее мысли, напомнил Мурат, осматривая комнату прищуренными глазами, цепким взглядом, оценивая обстановку. – Хорошо живешь, - хмыкнул он.

- Только так кажется, - начала Ольга, но Мурат грубо одернул ее.

- Не плачься, королевна, ты посмотри на себя, посмотри вокруг, дерьма не хлебала лопатой, зажралась, - рубанул он правду матку.

Ольга побледнела. Миша никогда ей не грубил. Был холоден, но не грубил. Он даже в начале их семейной жизни уважал ее, считался с ее мнением, а потом все стало меняться. Она уже даже не помнила, что стало причиной. Ее злило его поведение, он раздражался по каждому поводу и без. Так что она уже и не знала, вытянула ли она тогда золотой билет или нет. Муж ушел вместе с дочерью.

Мысли крутились одна за одной. Ольга покачала головой:

- Дай, - попросила она, протянув руку, она не хотела думать.

Мурат приподнял брови и покачал головой:

- Сначала дело, потом расчет, - спокойно ответил он.

Ольга судорожно сглотнула и опустилась перед ним на колени. Она взялась за ремень на его джинсах. Мурат хмыкнул, разваливаясь еще больше. Он смотрел на нее с прищуром. Холодным, цепким взглядом. Ольга почти попалась на крючок, тогда так легко соскользнула, но теперь он не позволит. Она ему должна. Он поклялся, что отомстит.

Мурат коснулся ее волос, а потом сунул руку в карман, вытащил косячок и шприц. Ольга удивленно посмотрела на него. Две ампулы. Косячок. Мурат поджал губы и закурил. Он курил травку, выдыхая ей сладковатый дым прямо в лицо. Ольга с вожделением облизнула губы, зачарованно смотря на его пальцы. Она с нескрываемой тревогой наблюдала, как тает сигарета в его пальцах. Он отдал ей окурок, когда осталась только треть, наслаждаясь своим превосходством.

Она просто шваль, шалава. С такими только так. Мурат откупорил ампулу, набрал шприц, умелым движением перевязал себе ногу и вколол весь шприц. Ольга сидела у его ног, слегка покачиваясь. Ее сознание затуманилось, на губах появилась блаженная улыбка. Ей не хватало немного, всего чуть-чуть, чтобы улететь. Она посмотрела на него молящим взглядом.

Мурат пожал плечами, ему становилось хорошо. Он закатывал глаза:

- Только это, - сухо бросил он, показывая на использованный шприц и вторую ампулу.

Ольга нахмурилась. Остатки разума требовали, чтобы она опомнилась, но сладость и предвкушение экстаза перебороли.

- У тебя шприц есть? – все еще пытаясь сконцентрироваться, спросила она.

Мурат хмыкнул:

- Меня боишься? Давай, - рявкнул он, набирая в использованный шприц мутную жидкость.

Он сам затянул ей руку ремнем. С первого раза попал в вену. Ольга смотрела, как пустеет шприц. Ей стало жарко, тяжело дышать, а потом появилась легкость во всем теле. Она упала на ковер, широко раскрыв глаза.

Мурат выпрямился, внимательно наблюдая за ней. Это оказалось легко, что ему стало противно. Раньше она больше упиралась. Он задрал ее короткую сорочку и разместился между ее ног.

Безвольное тело, он отпрянул, вскрикнув. Противно и гадко. Ольга все еще билась в экстазе. Он сплюнул прямо ей на живот, вытерся ее сорочкой. Положил шприц и две ампулы себе в карман. Он цепким взглядом безошибочно угадал, где она хранит драгоценности и золото. Смел все себе в карман широких джинс.

Мурат заглянул в зал, где корчилась Ольга, слюни стекали с ее идеальных губ. Макияж размазался. Он хмыкнул. Она его ждала, даже не умылась, уснула так. Он вывернул все содержимое ее сумки. Дорогой кошелек из натуральной кожи. Несколько купюр в валюте, пачка пятитысячных.

Мурат все сунул себе в карман, бросив опустошенный кошелек рядом с женщиной. И она еще пыталась сказать, что плохо живет. Мурат щелкнул языком и вышел, захлопнув дверь за собой…

Город

Вера была довольна собой. Она закрыла дверь и вытащила клочок бумажки из сумочки. Обрывок чека, фамилия, имя, отчество. Она теперь знала, знала, как ее зовут. Она вытянула из мужчины эту информацию, одурманив его, почти соблазнив.

Вера целых два часа плела всякую чепуху, только бы расположить к себе Павла Андреевича, невысокого полненького мужчину с блестевшей лысиной. Тот еще вояка, любитель выпить и вкусно поесть.

Ангелина Поветкина. Медсестричка из санчасти. Вера улыбнулась, помахивая клочком бумажки на себя. Какая-то медсестричка вскружила голову ее Сергею. Умудрившаяся родить сына. Сын. Ему должно уже было быть лет 19-20 по словам Павла Андреевича.

Вера прошла на кухню и заварила себе зеленый чай. Она обязательно отыщет их, чтобы нанести удар в самое сердце, по его ребенку. Для нее уже ничего не осталось святого. Вера спокойно выпила чай. Ангелина Поветкина и Сергей. Она видимо очень сильно любила его, что даже сына назвала этим именем, как напоминание.

Вера поджала губы. Как же она ненавидела его. Ненавидела за то, что он так грубо посмеялся над ней. Женщина встала – смеется тот, кто смеется последний…

Пригород

Татьяна погладила последнюю пеленку и выключила утюг. Они с Мишей почти не пересекались целый день. Она волновалась. Он ведь больше ничего ей не сказал. Просто утром позавтракали, он забрал Никиту на пасеку, и они уехали. Ее сердце было не на месте.

Она волновалась. А вдруг Миша что-то скажет ее сыну, а если что-то сделает не то или не так. Она нервничала. Даша зашла в комнату взволнованная.

- Мама, я иду с Ильей в кино, ты же его отпустишь вечером? И не говори, что у тебя работа, - Даша поставила руки в боки.

Татьяна замерла с утюгом в руке. После обеда, на который не пришли ни Никита, ни Миша, она занялась разбором постиранного белья. Заодно распеленала малышку, положив ее на середину кровати. Татьяна посматривала на нее, порой подавая ей погремушку. Девочка забавно поднимала ручки и ножки. Она вообще была спокойным ребенком, Татьяна понимала, что потом Юленька возьмет свое, она сейчас просто набирала вес, силу, то, что не успела набрать в утробе матери.

- Кукусик, - Даша мгновенно сменила гнев на милость и присела на кроватку, агукая.

Татьяна улыбнулась. Как же менялась ее девочка в присутствии малютки.

- Мама, а у меня такой же малыш будет? – спросила Даша. – У нас красивые дети будут с Ильей?

Второй вопрос выбил Татьяну из равновесия.

- Дашенька, у тебя будут красивые дети, и почему ты решила, что их отцом должен стать Илья? – спросила Татьяна, присаживаясь с ней рядом.

В комнату заглянула Катя, услышав разговоры. Татьяна улыбнулась и кивнула, приглашая.

- Мама, - протянула Даша гнусавым голосом. – Вот ты всегда все портишь. Дай помечтать, - попросила она.

- Дашуля, в твоем возрасте надо мечтать о чем-то другом, - заметила Татьяна. – А не о детях.

Катя поморщилась:

- И чего ты торопишься? – спросила она у сестры. – Чего тебе не хватает?

- Не лезь, Скелетина, - одернула сестру Даша. – Не твое дело, и не заглядывайся на моего Илью! – категорично произнесла она.

- Даша, - Татьяна строго взглянула на дочь, - перестань обзываться. Она твоя сестра и ничего плохого тебе не сказала.

- Ты всегда ее защищаешь, она что тебе дороже? – Даша смотрела на Татьяну с вызовом. – Папа умер и теперь меня некому защищать.

- Даша, - Татьяна встала и обняла девочку, прижимая ее к себе, - я всегда буду тебя защищать.

Она гладила ее по голове, зачесывая волосы за ушки. Ненароком заглянула и поцокала языком.

- Уши, моя красавица, когда последний раз чистила? – спросила она.

- Мама, - возмутилась Даша и покраснела.

- Иди сюда, - Татьяна присела на кровать и похлопала с собой рядом, - давай как в детстве, - предложила она. – Ты для меня всегда останешься моей маленькой девочкой.

Даша улыбнулась. Она фыркнула в сторону Кати, присела, положив голову на колени Татьяны. Катя вздохнула. Она отложила в сторону плеер с наушниками, смотря на эту картину. Юля дернулась и выронила соску. Татьяна заметила это, чистя уши Даши ватной палочкой. Даша закрыла глаза от удовольствия, умудрившись показать язык Кате.

- Катюш, дай соску Юле, - попросила Татьяна.

Катя нахмурилась, неохотно потянулась и сунула соску малышке.

- Аккуратно, - шикнула на нее Даша.

- Мамочка нашлась, - не осталась в долгу Катя.

Татьяна положила ватные палочки на салфетку. Даша хотела выбросить, но Татьяна остановила ее:

- Я сама, иди собирайся, - улыбнулась Татьяна.

- Вау, спасибо, - обрадовалась девочка.

- Надеюсь, что не ты Илью позвала? – уточнила Татьяна.

С одной стороны она была рада, что Даша оттаивала помаленьку, хоть она и вспоминала Ваню при каждом удобном случае, пытаясь манипулировать этим. Татьяна старалась не реагировать на это.

- Илья сам, - призналась Даша, - честно сам позвал.

Катя скорчила мину:

- Лучше бы со мной пошла, - недовольно сказала девочка.

Татьяна кивнула, но так же понимала, что заставь сейчас она дочь взять с собой Катю, дочь устроила бы скандал. Надо будет завтра отправить их утром вдвоем в кино, подумала женщина.

Никита постучал и заглянул в комнату:

- Что вы тут делаете? – спросил он, потягиваясь.

- Вернулись? – обрадовалась Татьяна.

Она завернула использованные палочки в салфетку и отложила ее в сторону.

- Устали, - сообщил Никита и плюхнулся на пол, рядом с кроватью.

Катя потянулась за наушником и вставила его себе в ухо, прислушиваясь вторым к разговору. Татьяна погладила волосы сына, приглаживая их.

- Сегодня улей один рассадили, - Никита закрыл глаза, положив голову на колени матери.

- Вы ему тоже уши почистите? – спросила Катя.

- О да, мам, почисти, - попросил Никита, - как в детстве.

Татьяна кивнула с облегчением. Она все думала, как так сделать это все, чтобы не вызвать подозрения у детей, а получилось все проще простого. Никита перевернулся на другую сторону.

Юля стала кукситься. Татьяна понимала, что надо уже покормить малышку и уложить спать. Ватные палочки Татьяна положила поверх салфетки. Она специально отодвинула подальше не тумбочке, чтобы не смахнуть, чтобы не перепутать.

Топот ног в коридоре огласил, что Даша помчалась в кино с Ильей. Катя смотрела в полглаза за Татьяной. Никита почти засыпал, убаюканный прохладой комнаты.

- Катюша, поставь пожалуйста чайник и суп налей в маленькую кастрюльку. Надо покормить твоего папу и Никиту, - попросила Татьяна, укачивая малышку.

Катя кивнула и сразу же встала.

- Я не хочу кушать, - пробурчал Никита. – В душ и спать.

Татьяна взъерошила волосы сына одной рукой. Миша умотал ее сына… или их сына. Она вздохнула, укладывая малышку.

- Кит, вставай, иди в душ и покушаешь, потом отдохнешь, - Татьяна коснулась плеча сына.

- Угу, - Никита, не открывая глаз, поднялся.

Татьяна закрыла за ним дверь и сразу подошла к тумбочке. Она аккуратно положила палочки по пакетикам, написав, где чьи. Потом все положила в один пакет и сунула в сумку.

Катя уже порезала хлеб и накрыла на стол. Она также подогрела тефтели с картофельным пюре. Татьяна обняла девочку и поцеловала. Катя тоже обняла Татьяну. Она любила, когда они вот так оставались вдвоем. Никита ушел в душ.

- Лучше бы Даша со мной в кино бы пошла, - заметила Катя. – Дался ей этот Илья.

- Даша с Ильей ушла? – спросил Миша, показавшись на пороге.

Он вытирал голову полотенцем. У Татьяны перехватило дыхание. В свободных светлых брюках, в расстегнутой рубашке. Он просто притягивал ее взор.

- Да, - кивнула Татьяна.

Миша покачал головой и присел на стул. Катя уселась на диван, так как Татьяна сама занялась обедом.

Они перекинулись парой обычных фраз, касающихся хозяйства. Миша сказал, что ему надо будет поехать по делам. Никита посмотрел на него:

- Мне с вами? – уточнил он.

- Нет, отдыхай, - успокоил его Миша, понимая, что парню хочется просто полазить в Интернете, пообщаться со своими друзьями.

Возможно его сын. Миша смотрел и не верил в этом. Он искал свои черты на лице мальчика. Он то отрицал, то верил. Он просто хотел знать. Татьяна шепнула ему, что все готово, и Миша понял ее.

Они оба нервничали, когда поехали в центр, чтобы сдать анализы на получение результата ДНК. У Миши тоже взяли ушную серу, чтобы был один материал. Они не говорили. Вот странно, ночью вроде бы получалось все, а днем они оба прятали глаза, словно им было стыдно.

Взрослые люди, а рядом друг с другом чувствовали себя подростками. Куда-то девалась их уверенность. А еще малышка. Миша помог выйти Татьяне из машины, когда привез ее домой.

- Несколько дней, - произнес он, не смотря на нее.

Татьяна кивнула. Приятная погода располагала к прогулке.

- Мне по делам надо, - Миша потянулся к ней и остановился. – Я поехал, - он так и не поцеловал ее, смущенный своим порывом.

Татьяна опустила голову. Она сама не знала, к чему приведут их скрытые ото всех отношения. Сладкие и порочные одновременно. Она подождала, пока машина скроется из вида, только потом зашла.

Татьяна решила приготовить кушать. Фарш уже разморозился. Положив малютку в кроватку, Татьяна заглянула в комнату сына. Никита спал на животе, распластавшись на кровати. Она чуть задернула занавеску, чтобы солнце не светило сыну в лицо и вышла.

Женщина замесила тесто и стала раскатывать лепешки.

- А что вы делаете? – спросила Катя.

- Манты на ужин, - улыбнулась Татьяна. – Поможешь? – спросила она.

- Конечно, - Катя отложила плеер в сторону.

Девочка катала лепешки, а Татьяна лепила манты и складывала сразу в мантышницу по ярусам. Вечером останется только поставить на огонь и вкусный ужин будет готов.

Татьяна пыталась разговорить девочку. Она хотела попросить ее поговорить с Мишей, но Катя либо молчала, либо переводила тему. А когда они закончили, девочка встала и сказала, что пойдет погуляет.

- Может вместе пойдем? – предложила Татьяна. – Я сейчас покормлю Юлю, переодену ее и в парк?

- Нет, - Катя покачала головой, - я сама хочу.

Татьяна не хотела отпускать девочку одну.

- Пусть идет, - Никита потянулся, выйдя из комнаты, - она уже большая.

Татьяна вздохнула. Психике Кате нанесена травма, она не скоро оправится от нее. Вроде бы и вела себя как обычный подросток, но что-то было не так. Мало ей проблем с Дашей, теперь еще и Катя замкнулась.

- Она просто ревнует Дашку к Илье, - Никита развалился на кровати, смотря, как Татьяна кормит малышку. – Она не любит Илью. Хороший парень, - пожал он плечам. – Она и меня сторонится. Я ее на рыбалку звал, чтобы утром пошли. Дядя Миша сказал, что Катя любит рыбачить, так она отказалась.

Татьяна кивнула. Она понимала, почему девочка сторонится мужчин, как же ей хотелось уберечь дочь Миши от всех невзгод. Как же Ольга могла так поступить со своей родной дочерью? Не понимала Татьяна.

- А ты дома будешь? – Никита вертел мобильный в руках.

- Нет, хочу немного пройтись по парку с Юлей, - ответила Татьяна.

Мальчик приподнял бровь:

- Давай я с ней посижу, а ты иди погуляй, - предложил он.

Татьяна улыбнулась и поцеловала сына:

- Спасибо, мой хороший, - она взяла малышку из кроватки, - я Юлю хочу погулять. Она потом спит лучше, не капризничает.

- Так она почти вообще не плачет, - заметил Никита.

- Ты дома будешь? – спросила Татьяна. – Присмотри за Дашей, когда они вернутся.

Никита закатил глаза:

- Дашке голову бы оторвать не мешало за ее выкрутасы, - пробурчал он.

- Она твоя сестра, - напомнила Татьяна.

- Знаешь, мама, - Никита сел на кровати, - обе сестры у меня того, ку-ку, - хмыкнул он.

Татьяна легонько ударила сына по плечу:

- Нельзя так говорить, - пожурила она сына.

- Я же шутя, - отозвался он. – Иди, я киношку гляну, зря ты мне козявку не оставляешь, я бы справился, - сказал он.

- Отдохни, вечером надо будет полить теплицы, - напомнила Татьяна.

- Ок, - кивнул Никита, - ты в парк? – снова уточнил он.

- Да, - Татьяна чмокнула сына и вышла на улицу.

Она положила малютку в коляску и выкатила ее со двора. На улице было жарковато, но стоило ей дойти до деревьев и попасть в их тень, как сразу же стало комфортно.

Татьяна катила коляску по тропинке, думая о том, что будет, когда они получат результаты. Как отреагирует Миша. Пока он никак не проявил себя. Он не был ни рад, ни грустен. Он или переживал это в глубине души, не показывая, либо ему было все равно.

Татьяна вздохнула. Как же ей не хотелось, чтобы ему было все равно. Если Никита окажется его сыном, то она надеялась хоть на небольшое участие в жизни сына, хоть и сказала ему, что он ничего им не должен, ни чем не обязан.

Миша сегодня взял Никиту на пасеку, на днях брал его с собой на работу. Он показывал ему что-то новое, учил его. Никита уважал Мишу. Это было заметно. Слушал его и слушался. Даже Даша прислушивалась к Мише, хоть и сторонилась его. Миша за несколько дней заработал авторитет у ее детей.

А еще Катя. Татьяна волновалась за девочку. Насилие никогда не проходит просто так. Оно оставляет глубокие раны, пусть даже девочка и не понимала многое. Или понимала? Татьяна уже так запуталась во всем, и этому не было конца и края.

Ей то хотелось рассказать все Мише, то она останавливала себя, понимая, что девочка сама должна сказать отцу об этом или хотя начать разговор. А она уже потом расскажет и о малышке. Катя далеко не глупа. Она начитана, образована. То, что не знала, она сразу же находила в Интернете. А что не находила – спрашивала.

Сейчас она не спрашивала только потому, что у нее исчезла видимая проблема, но она осталась в глубине ее души. Тяжелая, кровоточащая. Татьяна как могла оберегала девочку, не выделяя ее.

И еще Катя сторонилась мужчин, признавая только отца. От Никиты и Ильи держалась на расстоянии. Неужели это не пройдет? Волновалась Татьяна. Неужели это так и останется на всю жизнь. Кате ведь уже 16 лет. Она сама вышла замуж в 18 с небольшим, не готовая к семейной жизни. Не знающая что и как. Татьяна тяжело вздохнула.

- И почему мы так тяжело вздыхаем? – услышала она знакомый голос.

Татьяна остановилась и повернулась. К ней шел Александр Владимирович с букетом цветов. Она ахнула, вспомнив о том, что совсем забыла о их встрече.

- Вы забыли обо мне, - улыбнулся мужчина, приподняв бровь. – И еще ко мне никогда не приходили на свидание с коляской.

Татьяна покачала головой. Он флиртовал с ней напропалую, не смущая ее.

- Простите меня, - извинилась она. – Мы с вами не на свидании, - уточнила она.

Александр Владимирович протянул ей букет.

- Спасибо, - поблагодарила Татьяна. Она вообще не помнила, чтобы кто-то дарил ей цветы.

Это было так приятно, необыкновенно, волнующе.

- Я в курсе, что у вас возникли определенные обстоятельства, - мужчина взял ее под руку, а второй покатил коляску.

Татьяне пришлось идти с ним в ногу, она не понимала, откуда он так осведомлен о ней, о ее жизни.

- Вы интригуете меня, - призналась она.

Мужчина бросил на нее веселый взгляд:

- Так это же интересно, - подмигнул он.

- Думаете? – покачала головой Татьяна, держа букет, как ребенка.

- Всегда должна быть загадка, тогда будет желание разгадать, а значит будет интерес, - пояснил мужчина.

Татьяна улыбнулась:

- Возможно вы правы, - согласилась она с ним, - вы меня заинтриговали, - призналась она. – Так какое у вас ко мне дело? – спросила она.

Александр Владимирович остановился и оглянулся:

- А кто говорит о делах на ходу, - спросил он, приподняв бровь. – Давайте присядем вон там, - он указал в сторону кафе.

Татьяна чуть повернула голову, желая отказаться.

- Идемте, - быстро сказал мужчина, пока она не успела воспротивиться.

Он взял ее под руку и покатил коляску вперед. Татьяна пошла с ним. Время у нее еще было, и она решила наконец выяснить, кто этот загадочный незнакомец, и что ему от нее нужно.

Пригород

Ему нужна была Катя. Он хотел поговорить с ней о школе. Миша обошел весь дом и не нашел дочь. Никита смотрел в комнате кино.

- А где все? – спросил Миша. – Где мама?

- Даша с Ильей в кино, Катя гуляет, а мама, - глаза Никиты блеснули, - а мама на свидании, - выдал он, широко улыбаясь.

- Что? – переспросил Миша, не веря в услышанное. – Где мама?

- Она пошла на свидание, - довольно сообщил Никита.


продолжение тут https://www.asienda.ru/post/26422/
Рейтинг поста:  +15 Не понравилось Понравилось
natalia_lari
Садовод 3 уровня
Новороссийск
17 декабря 2015 года
151






Комментарии:

Написать комментарий

17 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
17 декабря 2015 года
+1  

Курган
17 декабря 2015 года
+1  
Ох,Никита

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
17 декабря 2015 года
 
ну кто-то же должен был заняться ее судьбой

Москва
17 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
17 декабря 2015 года
 

Воронеж
17 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
17 декабря 2015 года
+1  


Оставить свой комментарий

B i "
Отправить