Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

Любовь... я тебе не верю/часть 7

Любовь... я тебе не верю/часть 7
Часть 1 https://www.asienda.ru/post/26663/
Часть 2 https://www.asienda.ru/post/26664/
Часть 3 https://www.asienda.ru/post/26665/
Часть 4 https://www.asienda.ru/post/26666/
Часть 5 https://www.asienda.ru/post/26667/
Часть 6 https://www.asienda.ru/post/26668/

Часть 7

Все замерли. Доминиан поднял на нее глаза, медленно вытер лицо тыльной стороной ладони и с размаху залепил ей пощечину. Галя отлетела в сторону и упала, волосы рассыпались по ее плечам. Волосы. Женщина закрыла глаза, когда-то он их любил, а сейчас…его не возьмешь волосами. Она нужна ему самому, чтобы показать свое преимущество, посмеяться над ней.

Никто, ни одни человек не двинулся с места, чтобы помочь ей встать. Все смотрели на него. Он их Господин. Конечно, кто бы сомневался. Галя поднялась и посмотрела прямо ему в глаза:

- Лучше бы ты сдох, - прошептала она. – Лучше с одним из твоих сторожевых псов, чем с тобой…в одной комнате, - она сплюнула на его дорогой ковер.

Данька шагнул к ней. Его глаза горели огнем. Губы выпрямились в тонкую линию, на скулах ходили желваки, кулаки сжаты, он весь напрягся, как будто бы готовился к прыжку.

- Шлюха, - прошептал он, - шлюхой была, шлюхой и осталась. Увести, - он повернулся и вышел из комнаты.

Фатима тронула Галю за руку и пошла назад, откуда они пришли. Женщину трясло от нахлынувших эмоций. Как он смеет? Как он смеет смотреть ей в глаза? Как смеет разыгрывать тут комедию? Гарем? Пусть и упивается своими подстилками, она что-нибудь сделает с собой, но не допустит, чтобы он коснулся ее.

- Кто ты? – Фатима сняла цепочки с ее волос. – Кто ты? – она смотрела в ее глаза.

Галя отвернулась. Глаза стали красными, но она держалась, только бы не заплакать, только бы не показать, как ей горько, больно, обидно…. почему жизнь так несправедлива с ней. За что ей все это?

В комнату вбежала девушка, что-то шепнула Фатиме на ухо, взглянула на Галю и выбежала.

- Разозлила ты его, - она покачала головой. – Не к добру все это.

Она положила украшения на столик и вышла…Больше Галя ее не увидела., она думала, что Фатима вернется…сходит по делам и придет к ней, чтобы она могла выговориться, поплакаться…но Галю оставили одну.

Кожа горела огнем. Наверное, это все от их масел, кремов. Галя сорвала с себя тонкие одежды и бросилась в ванную комнату. Холодная вода заставляла зубы стучать, но она терла себя руками…как тогда 20-ть лет назад, после той ночи…когда он ее проиграл…как он мог? Слезы катились из ее глаз. Она шла к нему домой, растрепанная, потерянная, чтобы плюнуть ему в лицо, чтобы выцарапать глаза…но его родители сказали, что он умер, разбился.

- Так ему и надо, - крикнула Галя и убежала, слыша в след проклятия.


Рука задержалась на животе, коснувшись безобразного шрама от пупка к паху. Родителей уже не было в живых. А Оля отвернулась от нее, сказав, что сама виновата, что головой должна была думать…

- Наслаждаешься? – услышала она голос за своей спиной.

Галя вздрогнула и повернулась. Данька стоял в комнате. Отстраненный. Другой. Ей хотелось прикрыть свою наготу…рука дернулась к груди, но остановилась. Ей нечего стыдиться. Пусть смотрит, если хочет, пусть смотрит на то, что никогда не будет ему принадлежать. Он может купить любую женщину в мире…но она никогда не будет его.

- Отмываюсь от той грязи, в которой ты меня искупал, - Галя отвернулась от него и стала тереть себя мочалкой. Его глаза жгли ее спину.

- Ты сама себя опустила, ты сама себя продала, - он дернул ее за руку, разворачивая к себе, с жадностью рассматривая ее нагое тело. Взгляд задержался на животе. – Что же ты не родила от него? Стоило мне уйти, как ты прыгнула в койку к другому. Ты хоть знаешь – кто отец?

Он смахнул все пузырьки с полочки. Грохот и звон стекла заставили Гали вскрикнуть. Как же ему хотелось ее придушить, за все, что она сделала с ним, за то, что искалечила его душу.

Галя вцепилась в его лицо ногтями, царапая, визжа. Столько лет она ненавидела его и сейчас ей дали шанс, чтобы выплеснуть все то, что накопилось в ней. Данька, не ожидавший нападения, поскользнулся и упал, утягивая ее за собой. Она больно ударилась локтем. Стукнувшись головой, он потерял на мгновение сознание, рассекая кожу головы об осколки. Из раны хлынула кровища, смешиваясь с водой.

В комнату вбежали охранники. Они в одну секунду подняли женщину и отшвырнули ее в другой угол комнаты. Галя сжалась в комочек, тихо подвывая и раскачиваясь.

Данька тряхнул головой, капли крови полетели в разные стороны. Охранник хотел помочь ему подняться, но он отверг помощь. Взял лишь полотенце и прижал к ране. Один взгляд, и они покинули комнату.

- С каким бы удовольствием я тебя придушил бы, - прохрипел он.

- С каким удовольствием бы я тебя убила, - она смотрела на него из-под бровей.

- Но мы не доставим друг другу такого удовольствия, - кивнул он, - слишком просто и легко, - он направился к двери. – Гораздо приятнее другое, - он обернулся, окинув ее взглядом – жалкое же зрелище она вызывала - худая, со сбитыми коленями, мокрыми волосами, - и ложиться с тобой в постель, - его аж передернуло, - бррр, там столько побывало, я не подбираю объедки. И ты полностью в моей власти. Скажу спать, будешь спать, скажу прыгай – прыгнешь.

Он тихо вышел из комнаты. Галя даже не слышала его шагов. В ушах звучали его слова? Ты полностью в моей власти…ты в моей власти.

Ее стало трясти. В комнате было даже жарко, а она все не могла согреться. В комнате не было никакой другой одежды, кроме той, которую она сбросила с себя. Ее брюки и свитер унесли. Галя схватила покрывало с кровати и обернула его вокруг себя. Локоть ныл. Голова трещала, а сердце гулко билось в груди. В какой-то момент ей показалось, что она теряет сознание…но нет…ей только показалось.

Никто ее больше не беспокоил в это день. Даже Фатима не появлялась. Она осталась одна. Со своими грустными мыслями. Шлюха. Он назвал ее шлюхой. Да как он смеет? Он сам толкнул ее в постель к другому, а сейчас еще и обвиняет. Кто он? Он явно не в своем уме, сумасшедший.

В твоей постели столько побывало – ей хотелось кричать от этих слов…никто не был в ее постели, кроме того поддонка, его дружка, который слюни пускал при ее виде. Как только людям нравится секс? Что в нем такого притягательного? Галя запустила руки в волосы, пропуская их сквозь пальцы. Кроме боли, унижения и отвращения, она ничего не испытала. И столько крови вылилось из нее. Она навсегда зареклась близко подпускать к себе мужчин. Нет уж увольте…лучше на расстоянии, и вообще никак.

Ты хоть знаешь – кто отец ребенка? Знает. Она-то знает, а вот он что натворил? Семь месяцев. Она понимала, что не сможет сделать аборт, как только узнала. Это будет только ее ребенок. Вот тогда Ольга и покрутила у виска, назвав ее дурой.

Она наверное и есть дура. Самая настоящая, кто решится родить ребенка после такой ночи, да еще с кучей инфекций…которыми тот ее наградил... вот и выглядела она в женской консультации…как шалава, с пузом и целым букетом осложнений…из-за которых ее ребеночек и замер на сроке 7-ми месяцев. Она не знала, не понимала, почему он вдруг перестал шевелиться. Она гладила живот, плакала, говорила с ним…пока могла ходить, пока не потеряла сознание на лекции, тогда ее и увезла скорая…заражение крови. Месяц она была на грани жизни и смерти. Как он смеет ее обвинять – она ни в чем перед ним не виновата. Только он. Он один…

…Ира вышла на свежий воздух. Ей хотелось кричать и топать ногами. Никто не хотел с ней разговаривать. Молчание комнат угнетало ее общительную натуру. Пусть этот охранник скажет ей хотя бы пару слов, чтобы ей не было так тоскливо, так грустно. Она словно в золотой клетке, как птичка.

Охранник лишь молча следовал за ней по пятам. За пять дней она изучила этот сад, каждое дерево, цветочек.

- Принесите книгу, фильм. Что-нибудь. Дайте мне попереводить. Я же просто погибаю, - она резко повернулась и прокричала в лицо охраннику.

Тот никак не прореагировал.

- Хорошо, - Ира присела на скамью в беседке, с которой открывался шикарный вид на бухту, пляж. Как бы ей хотелось искупаться там. Вода наверное теплая, приятная. Никогда она не была заграницей, а тут такая красота…а ей ужасно хотелось домой…в холодную Россию.

- Я объявляю голодовку, пока ваш шеф не придет ко мне, - она скрестила руки на груди. В животе сразу же заурчало. Нет, надо было сначала покушать, а потом объявлять, вот ляпнет, не подумав. Девушка ругала саму себя, вглядываясь вдаль.

На пляже кто-то был. Жаль, что так далеко и не разобрать. Мужчина. Интересно. Ира привстала со скамьи. Значит, на острове еще кто-то есть. Значит, есть вероятность побега, надо только придумать, как добраться до берега.

- Голодовка отменяется, - она посмотрела на охранника, - если вы меня отведете на пляж. Я хочу купаться. И передайте вашему…Господину, - она передразнила его, - что я могла бы ему оказать кое какие услуги.

Ну надо же, охранник прореагировал, его брови чуть дернулись. Только вот он дурак. Она имеет совсем другое.

- Я очень хорошо знаю язык и могла бы что-нибудь делать. Я не могу сидеть просто так. Ну дайте мне хоть что-нибудь посмотреть, - она подпрыгнула на месте от раздражения.

Закатив глаза, Ира прошла мимо него. Как же ей хотелось удариться головой о стену. Ну вот зачем он ее сюда привез. Это же просто невыносимо сидеть тут в полной тишине, в одиночестве.

Ира плюхнулась на кровать и закрыла глаза. Она все таки объявила голодовку или нет? На столике стоял поднос с едой. В животе урчало. Она открыла глаза и села, уставившись на охранника, который протягивал ей пульт от телевизора.

- И что мне с ним делать? – Ира взяла пульт в руки. – Где телевизор?

На его лице скользнула улыбка. Он повернулся и подошел к стене. Нажал какую-то кнопочку, и зеркало скрылось в стене, а на его место выехал плазменная панель.

Ира тяжело вздохнула – а вот сразу показать было трудно. Смеется от тут. Она хотела выразить ему свое недовольство, но охранника уже не было.

Девушка улыбнулась. Лед тронулся. Она сможет добраться до пляжа…до того незнакомца…

…Галя ходила из угла в угол. Два дня в одиночестве, правда охранники за окном напоминали о себе мрачными тенями. Девушка тихо приносила еду и также тихо удалялась. Галя пробовала ее что-то спросить, но она мотала головой, показывая, что не понимает ее. Как же ругала себя женщина, что не учила язык. Все знают, а она…Сейчас такое время, что без языка никуда. Да, она поселилась в деревне, а вот что ей делать сейчас. Знала бы язык, может смогла бы уже договориться. Предпринять что-нибудь.

Как же ей не хватало Фатимы. Она знала ее всего один день, но чувствовала в ней какую-то уверенность, поддержку. Она бы многое отдала, чтобы поговорить с ней. Как Данька стал таким богатым? Как он оказался здесь? Почему в России его считают погибшим? Столько вопросов и ни на один у нее нет ответа.

Три женщины вошли в комнату. Галя замерла. Те же самые, что и в первый день, когда они готовили ее… Неужели опять? Он не появлялся эти дни, а тут решил напомнить о себе. С чего бы это?

В этот раз она даже не сопротивлялась. Фатимы не было, а больше никто ее не понимал. Она не хотела, чтобы девушки позвали охранников. В этот раз все было по другому. Не было ванны, не было масел и кремов. Ей просто уложили волосы, дали лиф, расшитый изумрудами и шаровары с заниженной талией. Припудрили ее шов, затонировали и повели по коридору.

Сейчас уже не было страха. Сейчас она знала, куда шла, знала, что ее ждет там…знала, да не предполагала. В комнате был только он один и еще одна девушка. Оба лежали на ковре, облокачиваясь на подушки. Девушка гладила его обнаженную грудь. На Даньке были свободные штаны босые ноги. Зеленые глаза горели огнем. Сколько же ненависти было в них.

- Танцуй, - приказал он, махнув рукой, тут же полилась музыка.

20 лет она не танцевала. 20 лет. Практически целую жизнь. А Данька в полвзгляда наблюдал за ней. Как же они его зовут? Имя Данька с его новым образом совершенно не вязалось. Галя не шевелилась, сердце казалось выскочит из груди, когда она увидела, как он наклоняется и целует девушку, по настоящему.

Она почувствовала себя девчонкой, наивной, доверчивой. Почему так больно было смотреть, как он ласкает другую? Почему так горько видеть руки другой на его теле.

- Танцуй, - прошептал он, и в голосе послышалась хрипотца. Он наслаждался своей властью.

Галя стояла, опустив руки, и не могла оторвать глаз от открывшейся ей картины. Данька с другой на постели.

- Танцуй, - требовал он, и в голосе был такой холод, что дрожь пробежала по ее телу, и она покачнулась… в такт музыки.

Как она любила танцевать. В молодости, кружилась под любую мелодию. А он смотрел на нее своим влюбленными глазами. Что же с ними стало? Галя двигалась, не понимая, почему она это делает, а он смотрел, поглощая ее.

Девушка потянулась и коснулась его губ.

Сердце кольнуло в груди, в глазах потемнело, и Галя потеряла сознания. Она не выдержала, события последних дней истощили ее…

продолжение тут https://www.asienda.ru/post/26670/
Рейтинг поста:  +8 Не понравилось Понравилось
Новороссийск
22 декабря 2015 года
66




Последние читатели:



Комментарии:

Написать комментарий

22 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
22 декабря 2015 года
+1  

Москва
22 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
22 декабря 2015 года
 

Курган
23 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
23 декабря 2015 года
 

Воронеж
24 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
24 декабря 2015 года
+1  


Оставить свой комментарий