Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала Руслёна в группе Завалинка.

ЮЛЬКА-2

ЮЛЬКА-2
ЧАСТЬ 3.

В общем, жизнь Юльки налаживалась потихоньку. Живя неподалёку от работы, она высыпалась и было время почитать книжки, которые она нашла на этажерке у хозяйки.
Иногда ходила гулять по Москве. Конечно, в выходные. Вставала пораньше, выбирала маршрут и просто ходила по городу, скверам, разглядывала витрины магазинов.
Как-то, уже в октябре, Светлана Юрьевна пригласила её в театр. Не в Большой и не в Малый, а в театр Станиславского на Тверской.

Юлька не была в театре ни разу, если не считать их кукольного театра. И очень давно, в садик когда ходила. Поэтому шла туда с внутренним трепетом в груди. Спектакль, на который они пошли, назывался "Лысый брюнет" с Петром Мамоновым. Она ходила по фойе, разинув рот. Такая красота кругом! Колонны! Лепнина! Старинное убранство. В зале тоже было красиво, но на её взгляд, тесновато для театра в Москве. Ей виделся театр в столице с очень большим залом, с огромными, свисающими чуть не до головы, люстрами! Наверное, так, как она видела это для себя, было в Большом театре, а этот, да, не очень большой. Она на этом успокоилась и они, усевшись, стали хлопать вместе со всеми.
Она наклонилась к Светлане Юрьевне:
-А чего все хлопают? Ещё же не началось даже.
-Ну... надеются, что раньше занавес откроют,- засмеялась женщина. Наконец, после третьего звонка, свет погас и медленно открылся занавес... Юлька забыла себя, вся отдавшись действию спектакля. Игра актёров, музыка, сама атмосфера! Она не могла понять, что больше её поразило, но то, что это было волшебно, она могла сказать с уверенностью. Она теперь даже могла где-то понять Нину, которая грезила театром, кино...

Ехала домой задумчивая и снова вспоминала Нину... Господи, как она, где? Она и правда, молилась за неё по вечерам, поставив перед собой иконку, которую ей дала мама в поезде.

Вечером следующего дня она отправилась звонить маме и та сообщила ей радостную новость:
-Юленька, звонил Петро Дорине и казав, шо воны з Ниной будут жениться. Когда, не казав. Казав, що приидут удвох, як решат вже. Живут у його на хате.
Юлька обрадовалась. Почувствовала, как сердце подпрыгнуло куда-то в голову и застучало в висках. Нашёл-таки он её! Вот молодец! Чуть вслух это не сказала, но вовремя прикусила язык. Мама ещё говорила и про себя, и про мальчишек, но у Юльки уже в голове стучало только одно- нашлась, нашлась, слава Богу!
Только придя домой, вспомнила, что не спросила, где же они живут. Пыталась вспомнить, не говорил ли ей при встрече Петро, где он купил квартиру, но так и не вспомнила. Очень ругала себя, что не спросила у него тогда. Теперь как искать их? Очень хотела увидеть Нину.

Так незаметно пролетела осень и наступили холода.

Девушка начинает свой день с открывания своего ларёчка, ничего не изменилось, кроме того, что с ноября она стала кормить бездомных. Не по своей инициативе, конечно.
Сейчас много бродяг и Камил почему-то их очень всех уважает. Откуда в нём это? Юлька не то, чтобы презирала их, всё же люди, как и все, но брезгливость присутствовала. Ну как можно докатиться до такой жизни?
По просьбе хозяина она каждое утро кипятит воду и наливает её в три больших термоса с помпой, открывает пакеты с хлебом и сосисками. Всё это каждый день он привозит для них специально.
Как только она заступает на вахту после Геннадия, они выстраиваются в очередь. Ей хочется заткнуть нос, так от них воняет. Да и руки... Мамо дорога! Как давать пищу в эти грязные руки? Но она, нахмурив брови, совала каждому в руки хлеб, сосиску и чай. Да, ещё чай был, не просто кипяток. Зимой горячим чаем они спасались, грелись.

Были разные. Одних она искренно жалела, другие вызывали недоумение. Ну а третьи... О них и вовсе думать не хотелось.
Вот Ира... у неё есть сынишка, кажется, Игорёк. Ему всего два года и все эти два года они на улице. Она, как слышала Юлька из разговоров в очереди, сбежала беременная от мужа и уехала в Москву. Сынишку любит, оберегает, как может. О возвращении не может быть и речи! Что там произошло, что она вот так, почти без ничего, сбежала, не говорит. Юлька их жалеет. Они тоже не очень... чистые, но тут другое. Для неё, по крайней мере. И она от себя добавляла Ире в её паёк то яблочко, то конфетки, то ещё что-то для малыша. И мыло раза два давала. У неё у самой в Полтаве остались два маленьких братика.
А вот Андрей... Чистый, опрятный всегда, очень вежливый, весёлый... Что он делает с ними? Вроде, подрабатывает где-то. Но живёт с ними в каком-то подвале. По слухам - москвич. Большинство-то приезжие. Андрей вызывает недоумение.
Были и старые, и молодые. Как они все оказались на улице, один Бог знает. Но что в это лихое время людей всех перетасовало и перемешало, было очевидно и к гадалке ходить не надо было.

Для удобства передачи продуктов Юлька придумала всё складывать в один пакет, чтобы хоть им нести было удобно, а то ведь ещё стаканчик с чаем...

Светлана Юрьевна хорошая хозяйка, прекрасная женщина. Она никогда не лезла к Юльке с расспросами. Если только та сама что расскажет про работу, про своих подопечных. Вот на днях они переругались из-за того, что Андрей попросил порцию еды для Иры с сыном, они заболели, кашляют, температура у обоих. И он вызвался принести им еду туда. Юлька сунула было ему пакет, а в очереди вдруг нашлись такие, что стали кричать и браниться, чтобы не давала тем, кого нет, а лучше отдать тем, кто стоит. Девушка сначала растерялась, а потом очень рассердилась. Она тут же закрыла окно и вышла к ним.

-Кто там такой умный?-поинтересовалась она, разглядывала их.-Что, еда ваша? Я ваше раздаю? Вы платили за это? Или боитесь, что вам не достанется? Так не бойтесь, всем достанется. А если будете кричать, не открою вообще,- и она ушла, хлопнув дверью. Ух, как она разозлилась! Надо же, какие жадины выискались! Чуть успокоившись, она снова открыла окно и сказала Андрею:
-Отойди в сторонку. Я тебе потом дам.
Он вообще ушёл. Юлька испугалась, что он обиделся и больше не придёт, но он вернулся, когда все уже всё получили и расползлись кто куда.
А Юлька, пока его не было, сбегала в аптеку через дорогу и купила там лекарства для них от кашля и температуры- сироп для Игорька, таблетки для Иры. Когда Андрей вернулся, она вручила ему и еду, и лекарство, добавив от себя свои котлеты и термос с горячим чаем. Ещё с полки сняла баночку с вареньем.
-На, отнеси им. Пусть выздоравливают. А завтра придёшь, я им тёплых вещей передам. Да термос принеси, я ещё налью для них горяченького.

Андрей поблагодарил и взял большой пакет.
-Ты не сердись на них. Голодные, живут, где попало, месяцами не моются, негде просто. Вот и злые.
Он ушёл. Надо же, ещё и оправдывает их... Юлька вздохнула. Придётся обойтись хлебом с сыром сегодня. Кипятка было полно. Да и чай в пакетиках тоже всегда в наличии.

... Юлька рассказывала об этом Светлане Юрьевне со слезами на глазах.
-Ну что за люди? Пусть там сидят больные, голодные, без горячего. О себе только думают. Я сейчас ей свитер свой уложу в пакет и носки. А вот Игорьку мне и дать нечего. Если только шарф. Он большой у меня.
-Я сейчас посмотрю, у меня от сына оставались маленькие вещи, свитерок со штанишками, рубашек штуки две.

Она полезла в кладовку и минут через десять принесла пакет с вещами. Вынула оттуда по очереди штанишки зелёные вязанные, свитерок такой же с мишкой на груди, три фланелевые рубашечки. Юлька так обрадовалась, что даже в ладоши захлопала.
-Здорово! Спасибо вам! -потом вдруг испугалась,-а вам не жалко?
Та махнула рукой:
-Да зачем они? Сын вырос, слава Богу, а детей у него нет. Да и будут ли... Ему уже самому под сорок.

Утром Юлька всё передала Андрею.
-Как они там? Держатся? Вы скажите только, если что ещё надо, я передам.
Андрей кивнул:
-Спасибо, Юля! Ты очень добрый и отзывчивый человечек! Всё передам обязательно!

Зима закручивала гайки. Стояли страшные морозы, до тридцати градусов и Юлька не раз слышала, что кто-то где-то замёрз насмерть или сгорел, греясь слишком близко у костра из шин... Девушка уже ждала "своих" с нетерпением и пересчитывала- все ли на месте. Ира с сыном с месяц походили и снова пропали. Андрей тоже через раз приходил, как-то сказал, что какие-то дела утрясает семейные. Но Ире с сыном продукты носил. Значит, просто болеют ещё или жалел их по морозам таскать.

Адреса Петра Юлька так и не смогла вытребовать ни от матери, ни от тётки Дарины. Петро не звал к себе никого и адреса не сообщал. И с Ниной дал поговорить только незадолго до Нового года. Тётка уже и этому была рада. Хоть живая, и голос услышала, поговорили. Ну не хочет Петро её видеть, ну и не надо. Ничего, это он просто зол на тётку Дарину за Нину. Отойдёт, приедут.
Юлька вздохнула. И чего было сердиться? Тем более, на тётку Дарину. Нина всё замутила, если честно. Конечно, тётка могла и воспротивиться, не отпускать. Ну уж получилось, что получилось."Могу себе представить, как он на меня злится! И повидаться не даст с ней, наверное!"-подумала Юлька, поежившись. Петра она побаивалась.

На Новый год Юлька отработала по-ударному, до десяти вечера. Геннадий уехал домой к своим ещё накануне. За ней заехал Камил. Забрал выручку, выдал зарплату, набрал два пакета еды с полок и они отправились к Светлане Юрьевне.
Женщина уже накрыла стол и только ждала их. Посреди стола стояли две бутылки- шампанское, вторая какое-то вино. Разносолов не было, обычная картошка с маслом и зеленью, краковская колбаса, ухваченная накануне в универсаме по случаю, парочка консервов со шпротами.
Юлька начала выкладывать то, что принесли с Камилом. Светлана Юрьевна только ахала:
-Сыр! Давай сюда, я нарежу его! О, конфеты! Замечательно! Масло- это хорошо, закончилось на картошке. А вот за зелёный горошек отдельное спасибо! Сделаю оливье, но уже завтра.

В общем, в начале двенадцатого они уселись, наконец, за стол и подняли по бокалу вина:
-За старый год, за уходящий!
-Был он для нас хорошим, чего уж там.
Они чокнулись и выпили. Юлька только пригубила и поставила бокал на стол, положила себе картошки и кусочек колбаски. Они весело переговаривались, вспоминая смешные случаи с работы, атмосфера была приподнятая, праздничная.
Незадолго до Нового года кто-то позвонил в дверь.
-Кто бы это мог быть? -удивилась Светлана Юрьевна и пошла открывать. Камил пошёл с ней, на всякий случай, мало ли...
Возгласы, радостные, как отметила Юлька, дали понять, что всё в порядке, кто-то свой. И, действительно, через минуты три появилась Светлана Юрьевна с мужчиной под руку.
-Знакомьтесь, это мой сын, Максим! Радость какая! Надо же, подгадал как, прямо на Новый год! Ой, уже скоро будут куранты бить! Максим, доставай бокал из серванта! Камил, наливай шампанское!
Все засуетились, подставляя свои бокалы под пенящееся вино и дружно закричали ура. Успели с последними ударами.
-Вот и Новый год наступил.
- Что ж, пусть будет ещё лучше, чем старый.
-Да, очень хотелось бы...
-Мама, может, представишь мне своих гостей?
Юлька и так уже сидела красная, а тут и вовсе смешалась.
Мужчина, как вошёл, не сводил с неё взгляда. Но Светлана Юрьевна так была счастлива, что не обратила на это внимания:
-Это Камил, а это Юля, они работают вместе.
-А... А я подумал, муж с женой.
-Нет, что ты! У Камила есть невеста дома, ждёт его.
-А у Юлечки есть жених?
Наконец, Светлана Юрьевна обратила внимание на Юлю.
-Господи, Максим, совсем засмущал девчонку. Отстань от неё.

В общем, хорошего праздника не получилось. Для Юльки, по крайней мере. Максим то и дело говорил всякие глупости и достал её до печёнок. Камил хмурился, но ничего не говорил, потому что он в гостях, замечания хозяевам делать нельзя. А Максим был здесь хозяином, как не крути.
Вконец расстроившись, девушка рано ушла спать. И в этот раз закрылась на крючок. Потом подумала и подставила тумбочку под дверь. Только после этого она легла спокойно спать.
И то, раздеваться толком не стала. Закуталась в покрывало и так и легла.

Утром она встала поздно. Выйдя на кухню, увидела Светлану Юрьевну и Камила. Спрашивать, где Максим, не стала. Нет, и слава Богу. Конечно, он мужчина симпатичный, но его взгляд... Он вчера просто прожигал дыры своими глазами в Юльке. Что ждать он него дальше, она даже боялась думать.

В полдень Максим заглянул к ней в окошко ларька:
-Девушка, мне сигарет пачку.
Юлька только голос услышала, вся сжалась внутри.
-Какую... вам пачку?
-О как! Юлечка! Это вы тут хозяйничаете? Мне "Опал".
Юлька протянула сигареты. Максим тут же закурил и, облокотившись о прилавок, стал разглядывать девушку в упор. На нём была дублёнка, довольно дорогая на вид, и шапка из рыжего меха. Кажется, из ондатры.
Девушка не знала, куда деваться от смущения и не нашла ничего лучшего, как повернуться к нему спиной и сделать вид, что что-то перебирает и переставляет на полках. Потом с озабоченным видом вообще отошла вглубь и стала вытаскивать из ящика сосиски для своих "клиентов"и пересчитывать их.

-С твоими данными, по меньшей мере, надо быть актрисой,- сказал, наконец, Максим после очередной затяжки. Вот он себя чувствовал совершенно свободно от всякого смущения и вообще, кажется, забавлялся над создавшейся неловкой для девушки ситуацией. Юлька выпрямилась. Напоминание про "актёрскую" деятельность больно ударило по её воспоминаниям.

-Не приглашают. И слава Богу,- ответила она сухо.
-Почему? Что ты имеешь против этой интересной профессии?
-Ничего. Но, по мне, лучше стоять за прилавком, чем кривляться со сцены и развлекать жующих зрителей. Я и сцена- совершенно разные миры. Я стою с другой стороны, зрительской, и меня это вполне устраивает.
-Нуууу... есть ещё кино.
-Не вижу разницы.
Он засмеялся.
-Почему не видишь? Есть. Хотя бы в том, что нет зрителей, когда кино снимается.
Юлька не стала отвечать. Как раз подошла пара молодых людей, попросили пива с сухариками и она отвлеклась на них. Девушка надеялась, что он уйдёт. Но, когда молодые люди ушли, он снова появился откуда-то сбоку.
-Юля, ты меня боишься!
-С чего мне вас бояться?
-Ну что ты мне выкаешь? Мне даже неловко, чувствую себя стариком, а я ещё очень даже молодой и симпатичный,- мужчина засмеялся.
Если бы он сразу, на новый год, повёл себя по другому, по-простому, что ли, Юлька, вполне возможно, и заинтересовалась им, но у неё есть такая черта в характере- если кто-то ей не понравился с первого взгляда, всё... Пусть хоть в лепёшку расшибётся, ничего не выйдет. В лучшем случае будет просто терпеть. Но в данном случае ей и этого не хотелось. Она его и вправду побаивалась- его натиска, взгляда. До мурашек! А он как издевался! Кивнув ей, ушёл. Юлька расслабилась, наконец-то! Фу, какой же он... она даже не знала, какое слово подобрать. Подошли ещё покупатели, да с детьми, которые требовали каждый своё и она совсем забыла о мужчине. Носилась по узкому пространству, доставая детям - кому шоколадку, кому фанту, а эти требовали чупа-чупса... А раз этому чупа-чупс купили, то и другим надо! В общем, они простояли у прилавка добрых пол-часа, пока закупили всё, что хотели. Когда, наконец, ушли, Юлька вернулась к сосискам. Доставать их не было необходимости и она снова запихнула продукт в ящик обратно. Когда выпрямилась, увидела в оконном проёме большой букет розовых роз. Ну как большой... Пять точно было. Ей захотелось заплакать. Отстанет он от неё или нет?
-Юля, примите этот скромный подарок!
-Спасибо, но мне некуда их здесь даже поставить, места нет.

Кажется, он разозлился. Она увидела злой прищур глаз, но Максим тут же расплылся в улыбке.

-Ну ничего, скоро же домой, да? Ты до скольки работаешь?
Девушка вздохнула.
-До семи.
-Тэкс... а сейчас...- Максим стал задирать рукав дублёнки,- сейчас... половина третьего. Да, ещё не скоро. Ладно, я его домой унесу, сам поставлю в вазу. Тоже неплохой вариант. А ты как, не мёрзнешь здесь?
Даже если бы она замерзала насмерть, ни за что не призналась бы мужчине в этом. Ну не располагал он к откровению!
-Нет, здесь обогреватель есть,- вежливо ответила она, хотя хотелось уже и наорать, чтобы шёл и не путался под ногами. Он сбивал ей все мысли и она боялась ошибиться в подсчётах. Конечно, Камил не убьёт её за это, но из зарплаты всё равно высчитает.
-Ну что, до встречи? Может, встретить?
-Нет, спасибо,- быстро ответила девушка,- мне ещё зайти надо... до подружки.
Он внимательно посмотрел на неё и ушёл. Через пару минут Юлька осторожно выглянула из своего ларька и посмотрела по сторонам. Нету... Ушёл. Можно, действительно, расслабиться. Почему она соврала, она и сама не знала. Никакими подружками она до сих пор не обзавелась. Были приятные знакомства среди женщин, девушек, которые, если не было никого больше у прилавка, могли и поболтать с ней. Были и ухажёры, из местных любителей "по пивку" ударить. С этими она была строга и никакого повода никому не давала для дальнейшего флирта. Но и с Максимом идти она не хотела. Лучше одной.
Вечером, сдав Геннадию "пост", пошла домой. Сегодня ей туда идти не хотелось. Ноги не шли. Может, "погулять" по рынку? Свернула туда. Ей нравилось сюда ходить. Здесь была почти домашняя атмосфера, много продавщиц с Украины и их речь перемежалась с азербайджанской, создавая свой колорит этому месту. Здесь она могла поговорить на своём языке и как бы побывать дома. Всё-таки, она сильно скучала. Больше, конечно, здесь торговали одеждой и всяким другим барахлом, но она пошла в овощной отдел. Захотелось яблок. Вдруг есть?
Пройдя по правой стороне, свернула ещё раз направо и вдруг услышала Нинин голос. Она кому-то говорила :
-Ну шо, будэм це брать, чи ни?
Девушка рванула на голос, но никак не могла понять, кто говорил и где, слишком много народу было. Она металась по этому пятачку, пробегая и крутя головой во все стороны, но... так и не нашла её. Сразу расхотелось и яблок, и вообще... Слёзы сами навернулись на глаза. Неужели они так и не встретятся??? "Нина, Нина! Как же я соскучилась за тобой!"

Домой девушка пришла в отвратительном настроении ближе к девяти вечера. И первое, что она услышала ещё стоя за дверью, как Максим кричал на мать, а она пыталась его успокоить, что-то возражая не менее горячо."Ого! Может, ещё пойти погулять? Или к Гене вернуться?" Вот Генку она не боялась. Он иногда, придя пораньше, развлекал девушку анекдотами, рассказывал о своих детях и Маришке, жене -красавице. Не успела додумать мысль, как дверь с треском распахнулась и они столкнулись нос к носу с обозлённым мужчиной. Зыркнув на неё, он пронёсся мимо и помчался по лестнице вниз. Юлька робко переступила порог.
-Светлана Юрьевна, это я, Юля, пришла,- сказала она, потихоньку закрыв дверь. Прислушалась- кажется, она была на кухне, оттуда слышались всхлипывания.
Девушка рванула туда.
-Что с вами? Что случилось?- она кинулась к плачущей женщине. Та махнула рукой. Вытерла слёзы тыльной стороной руки и, посмотрев Юльке в глаза, спросила:
-Юля, скажи, тебе нравится Максим?
Юлька растерялась, но ответила честно, без обиняков:
-Нет, не нравится. Вы извините, если я мешаю, я съеду. Скажу даже больше - я его боюсь.
Женщина вздохнула.
-Он меня обвиняет в том, что я мешаю ему жениться. Когда я мешала? Когда он привёл Машу, которая смолила одну за другой сигареты в квартире и всё провоняла ими? Я только и сказала, чтобы она не курила здесь. Так она так кричала! А Максиму сказала, что я её ещё и ударила. И в мыслях не было этого!- женщина махнула рукой.-Потом ещё... забыла, как её звали. Ночевала через день, а то и по неделе отсутствовала. Тоже, оказывается, я виновата. Предлагала ему разменять квартиру, пусть сам уже живёт, так нет, ему жалко эту терять. Сейчас кричал, что ты меня боишься, а то бы уже была с ним. Даже не знаю, что и делать с ним. Красивый, ладный, а вот ума...
-Давайте, я съеду и проблем не будет.
Та махнула рукой.
-Не пори горячку. Он скоро уедет. Нам бы день простоять и ночь продержаться,-Светлана Юрьевна невесело улыбнулась: -Он на неделю всего и приехал.
Максим вернулся ночью поздно и ожидавшей его на кухне матери сказал со злостью:
-Уеду завтра, не переживай, долго с вами не задержусь тут. Где Юля? Хочу ей сказать пару слов.
-Спит она. Завтра скажешь.
Максим скрипнул зубами и ушёл в свою комнату, хлопнув дверью.
Юлька не спала. Конечно, что-то услышала, что-то нет, но поняла одно- завтра он уедет. И слава Богу!
Ночью мужчина пытался к ней пройти, толкал дверь, стучал и даже шёпотом звал её, но она надёжно её закрыла и сама ещё, встав, упёрлась руками. Так и не открыв дверь, он с силой стукнул по ней кулаком и ушёл, снова громко хлопнув своей.

Утром его уже не было. Светлана Юрьевна, встретив, как обычно, девушку на кухне, сообщила ей эту радостную новость.
-Пусть остынет на своём Севере, а то что-то разгорячился не на шутку,-сказала она. Юлька, быстро заглотнув завтрак, помчалась на работу. Но не успела выйти, как, ожидавший её внизу Максим прижал девушку к стенке.
-Я уезжаю сегодня, но имей в виду, что приеду через три-четыре месяца и ты будешь моей, поняла?
И, не дожидаясь ответа, впился в её губы. Юлька думала, что он их оторвёт, так мужчина терзал их. Кое-как вырвавшись из его объятий, она рванула к своему киоску со всех ног. Но он и не гнался за ней. По крайней мере, не слышно было.
Когда ввалилась вся запыхавшаяся к Генке, он вытаращил глаза:
-Что с тобой?
Юлька тяжело дышала, белый пуховой платок сбился в сторону и волосы торчали в разные стороны, а из распухшей губы текла кровь.
Девушка заплакала, не в силах сдерживаться.
Кое как она рассказала Генке о происшедшем инциденте с сыном хозяйки и тот только присвистнул:
-Ну делааа... Что будешь делать?
-Не знаю. Он сказал, что сегодня уедет. А когда приедет обратно, то я буду его.
-Ищи квартиру, Юлька. Или он тебе нравится? Ну хоть чуть-чуть, а?
Девушка замотала в отчаянии головой:
-Нет, нет, нет! Нет, конечно!
-Тогда начинай квартиру искать. Иначе тебе труба,- и он заржал.
-Гена, вам смешно, а мне не до смеха,-обиделась Юлька.
-Не обращай внимания,-махнул он рукой,-я просто люблю посмеяться, особенно пожрать, меня и жена уже за это побила два раза.
Юлька невольно засмеялась:
-Как побила? Не верю! Разве такое может быть?
-Ещё как может! Прям по башке и настучала,-и он снова засмеялся,- ничего, я ей разрешаю, она не до смерти, силёнок всё равно не хватит.
Ещё посидев с ней с пол-часа и увидев, что девушка успокоилась и привела себя в порядок, Генка ушёл.
Но Юлька всё равно ещё долго шарахалась от каждого, кто заглядывал к ней неожиданно в окно. Губы болели нещадно. Даже пришлось намазать их губной помадой, которая осталась от предыдущей продавщицы. Всё равно ей казалось, что все видят и посмеиваются над ней.
Дома снова они разговаривали со Светланой Юрьевной. Она делала ей примочки на губы чайными пакетиками, плакала и просила прощения за сына. Юлька, конечно, на неё не сердилась, за что, собственно? А вот на Максима была зла и внутри всё кипело. Она ещё с неделю боялась, что он вернётся, что наврал им и вот-вот заявится или в киоск, или домой. Но прошла неделя, другая и девушка успокоилась.


ЧАСТЬ 4.


Дни шли за днями, месяц за месяцем. Вот и февраль подходил к концу. А Юлька так и не встретилась с Ниной. Она даже на рынок специально заходила после той встречи перед Новым годом, но больше ни разу не встретила никого хоть мало -мальски похожего на Нину или Петра.

... Каждый день начинался, как и всегда. Не успевала она открыться, как "голодающие с Поволжья", как называл себя всё тот же Андрей, уже начинали выстраиваться. У Юльки всё готово. Она быстро кидала в прозрачный пакет продукты, наливала в одноразовый стаканчик кипяток и отдавала этим бедолагам.
Она не была чёрствой, просто не довелось так жить и она очень радовалась этому.

Когда до неё дошло, что могла и сама так же оказаться на улице, то пришла в ужас! У кого-то украли паспорт и человек остался на улице не у дел- ни уехать, ни на работу устроиться. Кого-то обманули "чёрные" риэлторы, выгнали с квартиры. Хорошо, что хоть не убили, были же и такие случаи... а кого-то и родня выгнала на за ненадобностью...

У неё всё было в порядке- и паспорт, и разрешение и на проживание, и на работу. Камил помог всё сделать.
Они очень подружились за это время, он ей много рассказывал о себе, о своём дедушке, что живёт на Памире, о невесте, Анко, что означает "сказочная птица". По его словам, она такая и была. Дедушка просватал её для него, когда он ещё только
собрался в Москву учиться в университете. Парень, оказывается, ещё и учился. Когда успевал, Юлька понять не могла, но, по его словам, учился хорошо. Недавно дедушка позвонил и сказал, что невесте исполнилось шестнадцать лет, пора её замуж отдавать, у него спрашивали, когда Камил приедет сыграть свадьбу? А то вдруг он там, в Москве, передумает, а она останется и её никто замуж не возьмёт.
-Вот что делать? Не знаю. Надо тогда квартиру покупать. Я не могу её привезти в квартиру, которая не моя. - Камил достал из портмоне фото и показал Юльке, сказав с гордостью:
-Смотри, какая она!
На девушку смотрела смеющаяся девчушка с кучей косичек и вышитой тюбетейкой на макушке. Судя по глазам, та ещё озорница и хохотушка.
-Красивая девушка и видно, что весёлая.
-Да,-радостно закивал Камил,-она такая. Надо ехать. Иначе её за другого отдадут. Дедушка говорит, что ему так и сказали. Только не пойму, почему. Дедушка же за неё много денег уже дал. Как думаешь, может, ещё хотят?- Камил помрачнел.- Сколько хотят? Уж сказали бы.
-А дедушка ваш что говорит по этому поводу?
-Да то и говорит- намекают, что есть ещё желающие её взять. Весной поеду. Так что одни останетесь на время. На месяц. Справитесь?
-Да, вроде, справляемся. Мы с Геннадием сработались,- и Юлька фыркнула,- он ночью, я днём.
Камил широко улыбнулся. Но грусть из глаз не ушла.

Поредели ряды "голодающих". Одни исчезли, другие пришли. Ира с Игорьком снова стали захаживать. И Юлька повеселела, было приятно видеть эту молодую женщину. Почему-то она ей очень нравилась. Ира коротко остригала свои волосы своими ножницами и у неё неплохо получалось. Сына тоже она стригла. Да и добрую половину "сотоварищей".
Девушки всегда приветливо улыбались друг дружке, а Игорьку обязательно перепадало от тёти Юли что-то вкусненькое. Он, подходя к окошку, подпрыгивал, пытаясь заглянуть, где там тётя Юля прячется и Андрей, который их всегда сопровождал, подхватывал малыша и тот радостно смеялся, показывая на неё пальцем:
-Тё Юя!
Но не было уже старика Егорыча и больше не появится. Сильно обморозился и умер в больнице. В очереди радовались за него, что он умер не под мостом где-то, а на кровати, на чистых простынях.
Так же ушли куда-то на Курский вокзал трое -Таисия со своим дружком Васькой и его приятель. Юлька не помнила всех по именам, но эту парочку запомнила. Таисия была самой скандальной из всех и всегда выражала недовольство то едой, которую им давали, то кем-то из своих товарищей по "общежитию". Её не любили за её склочный характер.
Бывший учитель литературы, Сергей Николаевич, стыдил её:
-Побойся Бога! Ты много видела, чтобы кормили бездомных?

Она весело и зло отвечала, в основном матом, отчего у Юльки уши краснели так, как будто это её обругали. После очередного скандала она заявила, что на Курском кормят лучше, что там горячая каша есть, а не холодные сосиски и что она уходит туда. Ей не поверили и пошёл с ними только долговязый Васькин дружок. Как уж они туда добирались и добрались ли вообще, история умалчивает.
А вот Марии повезло несказанно! Она оказалась на улице по собственной глупости, пила сильно и как раз её-то риэлторы "чёрные" на этом и подловили. Она рассказывала, что, когда очнулась на улице и ломанулась обратно домой, от её выставили наглым образом и показали документы, подписанные ею собственноручно. Она на время смирилась и вела вот такое жалкое существование. Но как-то встретились ей верующие из протестантской церкви. Они открыли на окраине Москвы приют для бездомных с разрешения правительства московского, но туда разрешили только москвичей заселять. Вот они ей и помогли с квартирой. Нашёлся адвокат-общественник, как и что он делал, тут уж история точно умалчивает, но Мария из приюта ушла жить в свою квартиру обратно и зареклась пить до конца жизни.

В середине марта Камил уехал. Юлька теперь боялась больше всего, чтобы не было накладок с деньгами. Больше всего боялась недостачи. Генка её успокаивал, что всё будет хорошо, он ей поможет, если что.
Чем становилось теплей, тем меньше была очередь за едой. Из её любимчиков сначала исчез Андрей, потом через три-четыре дня перестали приходить Ира с Игорьком. Собственно, и еды не осталось. С отъездом Камила некому было привозить. Юлька на свой страх и риск покупала хлеб и раздавала его с чаем, записывая всё в расходы. Генка посмеивался и обзывал её матерью Терезой.

В это утро прибежавшей на работу Юльке отдал ключи сидевший под дверью Сергей Николаевич. Он объяснил удивлённой девушке, что Геннадий срочно должен был уехать домой, там что-то случилось то ли с супругой, то ли с кем-то из детей, он не понял. Не дождался её буквально минут сорок. Очень ей это не понравилось. Гена знал, где она живёт, мог и добежать туда, отдать ключи лично. Зайдя в киоск, закрылась изнутри и первым делом посмотрела выручку. В их потайном месте, которое они придумали на всякий случай, лежала небольшая сумма и записка.
"Юля, я больше работать здесь не буду, нашёл другое место, там платят больше, а мне нужны деньги. Взял немного. Уж извини! Приду, как устроюсь, верну деньги и расскажу, может, и ты перейдёшь туда. Гена"
Это значит, что киоск не будет работать по ночам. Выручка будет меньше. Заместитель Камила, Казбек, азербайджанец, навряд ли кого-то поставит. Но сказать надо будет, когда привезёт товар.
Открыв окно, увидела перед окном только двоих- Сергея Николаевича и Гошу, парня лет двадцати пяти.
-Это все? Больше никто не придёт?
-Как бы да, Юлечка,-ответил Гоша, а Сергей Николаевич развёл руками:
-Разбежались, да...
-А где же Ира, Андрей? Их очень давно нет.
Оба мужчины почему-то засмущались. Наконец, Сергей Николаевич сказал, растягивая слова:
-Видите ли, Юля, Андрей ушёл по своим делам каким-то, то ли семейным, то ли квартирным, то ли ещё каким, он нам толком не объяснял. Сказал, что его нашёл участковый и срочно велел прийти к нему. И как ушёл, так и не вернулся больше, а Ирочка... осталась одна, без защитника. Мужчины всякие попадаются... Есть не очень хорошие, да... Как Андрей ушёл, один там... приставать начал к Ирочке. Она с ним вынуждена была подраться даже, ну и он её сильно побил. Мы вызвали скорую и их увезли с Игорьком. Они не хотели его брать, но мы уговорили, малыш пошёл бы в попрошайки. Не сам, конечно, но ей не раз это предлагали. В общем, уговорили, да... А куда увезли, мы и не знаем. А недавно зашёл вдруг Андрей. Чисто одетый, аккуратный. Такие ботинки были! Даже блестели, да... Увидел, что их нет, спросил, мы рассказали... Ну, больше того мужчину мы и не видели.
-Какого... мужчину? Андрея?- испуганно спросила Юлька.
-Да нет, деточка, что вы, того, что обидел Ирочку. Андрей тоже больше не приходит. Видимо, дела его пошли в гору, да. Ну и слава Богу. А Ирочку жаль... Жива ли...-развёл руками бывший учитель.

Юлька была в шоке. Накормив их и отпустив, она долго сидела в глубокой задумчивости. Потом вдруг сказала вслух:
-Господи, помоги им! Помоги всем тем, кто нуждается, кто болен!
И заплакала. Наверное, она никогда столько не плакала, как в Москве.
Закрылась чуть позже, собрала всю выручку, так как оставлять её было некому, и пошла домой. Уже почти дошла, осталось завернуть за угол, как кто-то налетел на неё, с силой толкнул в одну сторону, сумку рванул в другую и скрылся так же неожиданно, как и появился. Она даже не успела увидеть, кто это был. Домой пришла перепуганная, в слезах. Руки тряслись, ноги тоже не держали. Зайдя, прислонилась к стене и сползла на пол в коридоре, силы оставили её.
-Кто там? Юлечка, это ты? -не получив ответа, Светлана Юрьевна вышла из комнаты и увидела Юльку на полу.
-Господи, что случилось? Тебя кто-то обидел? Юля, вставай, не сиди в коридоре, пойдём, я тебя чаем напою, пойдём, дорогая,-она помогла девушке встать и кое как довела до табурета. Налила девушке чай, и та, захлёбываясь и стуча зубами по краю кружки, пила его, с трудом успокаиваясь. Наконец, смогла что-то сказать членораздельное:
-Иры нет, её хотели убить... Гена уехал... а меня ограбили только что, отобрали сумку возле дома,- и заплакала.
Светлана Юрьевна всплеснула руками:
-Да что ты! - из всего сказанного она выделила только последнее,- украли деньги! Всю выручку? Боже мой! Вот беда-то! Что ты теперь делать будешь?
Светлана Юрьевна быстро достала из навесного шкафчика пузырёк валерьянки и накапала в рюмочку.
-На, выпей!

Внезапно Юлька начала смеяться. Она смеялась и хлопала себя по груди, что-то хотела сказать, но, видимо, накатила на неё истерика и надо было и отплакаться, и отсмеяться. Светлана Юрьевна набрала в рот воды и брызнула девушке в лицо пару раз. Это помогло. Юлька вытерлась, замолчала. Выпила предложенную валерьянку и сказала, наконец:
-Деньги у меня с собой, я их в лифчик приколола. А в сумке была регистрация и паспорт, да и те отксерокопированные. Ну и так, по мелочи, ключи вот от квартиры. Надо замки поменять, наверное.
-А я думаю, зачем ты всё скопировала,- улыбнулась Светлана Юрьевна,-теперь всё понятно! На всякий случай, а случаи всякие бывают. Слава Богу, что не прибили, а то могли и по глове шарахнуть,- испугалась она задним числом,-тьфу, тьфу, тьфу!
Об этом и Юлька уже подумала. Видимо, мама молится за неё очень горячо.
Она ушла в ванну и встала под душ. Тёплая вода очень хорошо её успокаивала. Сделав её холодной, окатила себя полностью и только тогда вышла на кухню.
-Ну вот, даже щёчки порозовели,-улыбнулась ей женщина, -садись уже поешь.
-Нет, спасибо, что-то не хочется. Пойду я спать.


С отъездом Камила всё как-то пошло на перекосяк. Деньги Юлька боялась оставлять, забирала с собой, товара стало меньше вразы, так как ей так и не давали напарника.
Как-то Казбек приехал с товаром и с ним какой-то пожилой и тоже не русский, но, видимо, не азербайджанец, потому что говорили они по-русски друг с другом. Говорили тихо, в полголоса, но Юлька не раз слышала -Камил... Камила... Камилу..." Она пыталась вслушаться, но никак не получалось- то товар пересчитывала, то покупателей отпускала. Что-то в голосе пожилого ей не понравилось, да и во взглядах на неё, которые он то и дело кидал, но что, понять пока не могла. От него исходила какая-то угроза. Он несколько раз мазнул по ней сальным взглядом, но ничего не сказал ни разу, сел в машину, а Казбек подошёл к ней и сказал:
-Видишь, напарника нет, выручки мало стало, палатка стала совсем плохая. Может, поработаешь сутки? Нет никого -спи. Пришёл кто- отпусти.
Юлька посмотрела на него удивлённо:
- Мы так не договаривались с Камилом. Если нет напарника, ищите, я не буду работать по ночам. Пьяных много ходит и днём, а ночью и подавно. Я боюсь.
Он помялся, что-то хотел ещё сказать, но наткнувшись на её глаза, глядящие в упор, смешался и, махнув рукой, ушёл. Юлька проследила взглядом, как машина тронулась и уехала. Тот, что приезжал с Казбеком, сидел сзади. Проезжая мимо Юльки, снова осмотрел её всю.

На весь оставшийся день остался неприятный осадок. Вспомнила, как мамо ещё раньше, когда всё хорошо было и бабушка жива была, говорила, хвастаясь:"Яка гарна дивчынка росте у нас, мамо!" А та качала головой: "Не народися красивою, а народися щасливою". Девушка вздохнула- права бабуля. Что та красота дала матери или ей? Ничего.

День закончился и Юлька быстро всё закрыла, по привычке забрав деньги. Вспомнила неприятного мужчину и забрала зачем-то и документы на товар. Зашла в магазинчик, чтобы купить что-то к ужину и столкнулась со Светланой Юрьевной. Женщина слегка смутилась, но уже через минуту улыбалась:
-Привет, Юля! Ты уже с работы? Вот удачно, вместе пойдём домой.
-Добрый вечер. Что-то... случилось? - у Юльки от неприятностей уже голова кругом шла и она сразу решила, что и тут какой-то подвох.
-Да нет, не сильно чтобы очень... Письмо получила от Максима. Пишет, что приедет через пару недель. Привет тебе передаёт.
"Вот они, неприятности! Никогда одна не приходит",-Юлька вздохнула. Ничего. две недели- много, найдёт ещё что-то. Жить с Максимом под одной крышей она не собиралась.

Буквально через пару дней приехал Камил. Она рассказала ему про Генку, что он уехал домой, взяв денег на дорогу.
Камил повздыхал, но глаза его были веселы, не смотря на побег продавца с деньгами. Так как он зашёл к ней вечером, то при закрытии киоска помог ей и сказал тоном, не терпящим возражений:
-А сейчас поехали ко мне!
Юлька вытаращила глаза.
-Зачем?
-Как зачем? Эээ... С женой познакомлю!
Юлька засмеялась радостно.
-На самом деле, даже не спросила, как и что у вас там. Чем всё закончилось. А у вас свадьбой закончилось! Поздравляю!
-Там поздравишь.
И они поехали к нему на новую его квартиру. Да, Камил купил-таки квартиру, однокомнатную, у стариков, которые решили переехать в деревню обратно. Он сам их и перевёз туда. Пока ехали с Юлькой на новую квартиру шефа, он рассказывал, как увёз свою любимую из-под носа разъярённого отца.
-Там что-то совсем непонятно было, всё плохо. Дедушка отдал им половину отары баранов. Всё было обговорено. Что там произошло в доме у Анки? Почему они решили её отдать другому? Дедушка прислал молнию, чтобы я срочно приехал. Не успел я приехать, поднялся к деду в горы, а он мне говорит:" У меня сидят Анка и Надежда Ивановна. Быстро их забирай и уезжай!" Мы даже не посидели с ним. Я только и успел его обнять крепко.
-Там что-то случилось?
-Да до сих пор не знаю,-с досадой ответил Камил. -Они обе молчат, как партизанки. Только улыбаются. У Надежды Ивановны когда-то погиб муж на границе, он пограничник был, осталась, хотела найти его, чтобы похоронить, но где там на Памире в ущельях найдёшь...- он махнул рукой.-Но дедушка сказал, чтоб срочно увозил обеих. А из него никогда ничего не вытрясти, он, как эти горы, кремень!

Они вышли из машины в тихом дворике, очень уютном. Юлька с любопытством осматривалась по сторонам, но где это- даже приблизительно не могла догадаться. Дом был пятиэтажный из серии "хрущёвок".

Поднялись на 5 этаж и он своими ключами открыл дверь. Навстречу выпорхнула молоденькая, можно даже сказать, юная совсем девушка и прильнула к нему с радостной улыбкой.
Она что-то ему говорила, щебетала, как птичка и весело смеялась. Вдруг увидела Юльку и отшатнулась от Камила, закрыв лицо руками.
-Не бойся, мой рахат-лукумчик, -засмеялся Камил,- это Юля, помнишь, я тебе рассказывал про неё. Моя продавщица и хороший друг-товарищ.
Анке отлепила локти, которыми закрывалась, от лица и с любопытством рассматривала Юльку во все глаза.

Они прошли, наконец, из прихожей в комнату и Юлька рассмотрела Анке повнимательней. Шаровары, сверху платье бордовое, обшитое золотыми нитками, на голове всё та же тюбетейка, как на фотографии, а на ногах расшитые туфли.
На лице лучезарная улыбка, а когда она смотрит на Камила, глаза просто сияют.
К приходу мужа Анке накрыла стол и они сразу уселись за него. Шашлыков не было, но был плов, манты, лепёшки, много овощей и зелени. Камил сходил на кухню и принёс бутылку вина.
-Давай отметим с тобой мою свадьбу,- улыбнулся он. Юлька заметила, что у него очень красивая улыбка, когда он не озабочен ничем. До этого она и не видела, как он улыбается, ни разу.
Анке подала два больших красивых бокала и Камил налил в них вино густого красного цвета.
-Дедушка делал,- похвастался он. Юлька спросила:
-А Анке твоя не пьёт?
-Нет, конечно, она ещё маленькая,-засмеялся он,- ей 17 будет только через месяц.
-Ой! как же вас поженили?
-Так мы по своим законам женились. Там это можно. А тут ещё раз поженимся через год.
-Понятно,-хмыкнула Юлька,- ну тогда- за вас!
Юлька пригубила от своего бокала и поставила его обратно. Они болтали, смеялись, Камил рассказывал, как они тайно, ночью, пробирались через горные тропинки в ближайший город, буквально выкрав невесту.
-Не думал, что так будет сложно,- покачал он головой.-Что они там себе придумали, не знаю. О том, что я имею этот небольшой бизнес, никто не знал, только дедушка, но они, наверное, прознали и стали требовать денег и много. У меня столько и нет! Было, конечно, но я откладывал на свадьбу, на квартиру вот эту. А они дедушку трясли просто-дай, дай, дай! Он и позвонил. Я приехал ночью, хорошо хоть дорогу знаю до его дома в горах. Пришёл, а она уже там! Но он прятал её, выкрал и прятал. Откуда они узнали? Дедушка мне не раз присылал на учёбу, а я откладывал, подрабатывал. Голодал, но ничего, зато были деньги. Теперь осталось мало, но ничего, наторгуем ещё, правда, Юля?
Та кивнула. Слушала его с широко раскрытыми глазами. Что за нравы? Неужели такое возможно?
- Там ещё женщина была, Надежда Ивановна, она учителем была для девочек. Мальчиков тоже учила, грамоте, потом их муаллим забирал, а девочки у неё учились дальше - рукоделию разному, вышивке, вязанию. У неё муж там служил на границе. Погиб. Вернее, пропал без вести, а она не захотела уезжать, любила очень. Так и осталась. Почему она тоже решила уехать, мне не сказали, но дедушка быстро запряг ослика и мы отправились кружным путём в город. Там сели на кукурузник и в Душанбе. Оттуда уже в Москву.
Анке сидела, подперев голову ладошками и смотрела поочерёдно то на Камила, то на Юльку. Но в разговор не вступала.
Камил наклонился и поцеловал Анке в щёку, отчего та смутилась, прыснула и убежала на кухню.
Камил улыбнулся:
-Совсем, как дикая козочка она у меня.
Глянув на часы, Юлька всполошилась, было уже почти одиннадцать вечера и заторопилась домой. Камил тут же собрался и отвёз её к Светлане Юрьевне.
По дороге она вспомнила про странного посетителя и рассказала Камилу о нём и о том, что Казбек хотел поставить её в ночь.
Тот даже машину остановил. Резко повернулся к ней и спросил:
- Хотел в ночь поставить? Как это? Он же знает, что я не разрешил это делать.
-Не знаю, что-то там говорил, что не нашёл никого вместо Геннадия.
-Как не нашёл? Я сам привёл к нему мужчину! Что там творится? И что за мужчина приезжал с ним? Как выглядит?
-Ну... пожилой такой. Солидный.
-Толстый, что ли?
-Ну как толстый... с животом, -засмеялась Юлька. -Разглядывал меня во все глаза. Мне даже показалось на минуточку, что Казбека он попросил.
Камил совсем нахмурился. Помолчал немного. Потом сказал.
-Не бойся, я разберусь.

Вернувшись к Светлане Юрьевне, Юлька долго не могла заснуть. Не выходила из головы и история Камила с его женитьбой, и её собственная история, со странной просьбой Казбека. Наконец, усталость взяла своё и она уснула...

Ей уже давно не снилась Нина, а сегодня приснилась. Вернее, не сама, а её голос, который её звал:"Юлька! Юлька!" Она обернулась и проснулась. Надо же, куда звала, зачем? Больше так и не уснув, девушка включила настольную лампу и взяла с полки книжку. Так с ней и просидела до утра.


А когда пришла на работу, то увидела, что работать ей больше негде. От киоска остались одни головешки. Он сгорел полностью. Вокруг пахло (скорее, воняло!) смесью горелого кофе, хлеба, сигарет и спиртного. Эти запахи преобладали над остальными. По пепелищу лазали какие-то мужики, она даже разглядывать их не стала, повернулась и пошла обратно.

Светлана Юрьевна была очень удивлена, когда на звонок открыла дверь и увидела снова Юльку.
-Неужели ещё что-то случилось?
Та пожала как-то равнодушно плечами и "пошутила":
-По видимому, меня уволили. Киоска больше нет.
-Как это- нет?
-Да так,- девушка снова пожала плечами,- он сгорел. Дотла.

У Юльки началась самая настоящая депрессия. Она сидела в комнате и смотрела в одну точку и так могла сидеть часами. Хозяйка звала её поесть - она шла. Сидела над тарелкой и не видела, что там лежит, машинально ела, не более двух-трёх ложек, вставала и снова садилась на кровать.
На самом деле она думала. Да, мысли бродили в её голове. Она думала о том, знает уже Камил, что произошло или нет... где его новая квартира, она не знает... По всей видимости, надо искать другую работу, а не сидеть ждать Камила. Внезапно до неё дошло, что март закончился и со дня на день должен приехать Максим. И ей надо срочно съезжать. Она вскочила и начала быстро одеваться в прихожей. Вышедшая на шум Светлана Юрьевна увидела её уже одетую, открывающую дверь.
-Ты куда, Юлечка?
-Светлана Юрьевна, что же вы не скажете мне, чтобы я шла искать работу. Сижу тут, нюни распускаю который день. А надо искать и работу, и жильё.
-Как жильё? Ты хочешь от меня уйти? Юля, чем я тебя обидела?
-Ой, что вы, ничем, конечно! Я вас очень люблю! Но я ж не знаю, где найду работу. Может, очень далеко. Я так, на всякий случай говорю про жильё,- попыталась Юлька успокоить женщину.
Она открыла, наконец, дверь и столкнулась лоб в лоб с Максимом.
-Здравствуйте, дамы,- весело сказал он,-как вы тут без меня поживали? Мама, а я насовсем вернулся, надеюсь, моя комната свободна?
-Максим! Сынок! Я так рада, слава Богу! Насовсем, вот здорово! Конечно, свободна, я её никогда никому не сдавала, ты же знаешь.
Юлька попыталась проскользнуть мимо него в дверь, но он перегородил дорогу.
-Ну как, Юля, ты подумала о том, что я тебе говорил? Как жила без меня? Замуж не вышла?
Юлька молча стояла, опустив голову. Она сейчас боялась его ещё больше, чем тогда. Просто волны страха окатывали её с головы до ног.
-Ну что ты пристаёшь с порога к ней. У Юли дела, ей надо идти. Придёт, поговорите,-выручила девушку Светлана Юрьевна.
-Ну, дела, так дела. Юлечка, ты скоро? Может, с тобой сходить?
Девушка ни жива, ни мертва, бросила на него взгляд и прошмыгнула-таки в щель, захлопнув за собой дверь. Выскочив на улицу, в который раз похвалила себя за то, что всё взяла с собой- и документы, и деньги. Как знала... Скорее на автомате, но молодец, что и говорить.

Она спустилась в метро и поехала, решив выйти, отсчитав десять станций. Потом сбилась со счёта и вышла, совершенно не понимая уже, где находится. Теперь главное, не заблудиться и запомнить, где вышла- "Нагорная".
Она шла по заковыристой улице куда-то вверх и смотрела, где тут можно устроиться на работу. Были магазины, аптека, два банка, кафе штуки три... Как-то не густо. В конце концов, она устала бродить и решила зайти в кафе хоть что-то там перекусить. Сидя лицом к витрине, увидела напротив через дорогу парикмахерскую. Пришла в голову мысль- "А не пойти ли мне в парикмахеры?" А что? Она жевала какой-то салат и запивала его чаем, а сама всё никак не могла оторвать взгляд от этого салона напротив. Прочитала вывеску - "Салон-парикмахерская "ЮЛИЯ".
Хм, надо идти. Вывеска манила её и звала.
Подошёл официант:
-Рассчитать вас?
-Что? А, да, вот, я уже подсчитала, возьмите.
Девушка встала и пошла через дорогу. Дойдя до дверей, постояла минут пять, но вдруг резко повернула и пошла в обратную сторону. Она поняла, что никак не может заставить себя войти и спросить, а не нужен ли им парикмахер? Или маникюрщица... Только пришло в голову, что она не умеет ни стричь, ни красить ногти. Кому она там нужна? А вот на дверях кафе было объявление о наборе официантов. Почему бы и не пойти? Она слышала, что они очень хорошо зарабатывают. И Юлька решительно пошла через дорогу. Внезапно она услышала душераздирающий крик позади себя:
-Ююююльаааа! Юлькааа!


Продолжение: https://www.asienda.ru/post/53599/




© Copyright: Людмила Галактионова, 2019
Свидетельство о публикации №219051801305
Рейтинг поста:  +17 Не понравилось Понравилось
Москва
19 мая в 23:12
184




Последние читатели:



Комментарии:

Написать комментарий

Новосибирск
20 мая в 8:17
+1  
Прочитала на одном дыхании,пошла читать дальше! хороший лёгкий слог,интересный сюжет! Спасибо огромное что печатаете!!!

Руслёна (автор поста)
Москва
20 мая в 10:34
+1  
Спасибо, что читаете)))

Казань
20 мая в 11:12
+1  
Как я соскучилась по вашим рассказам!!! Спасибо, большое! С огромным удовольствием читаю.

Руслёна (автор поста)
Москва
20 мая в 11:57
 

Брест
20 мая в 16:57
+1  
Интересный рассказ. или это больше чем рассказ? много еще частей? а когда название можно придумывать будет?

Руслёна (автор поста)
Москва
21 мая в 0:14
 
Сейчас пост сделаю- в дневнике у себя. Туда всё и пишите. Потом выбирать будем.Спасибо, что дочитали)) Будет ещё про двух или трёх героев,как минимум.

Киев
20 мая в 19:56
+1  
Читаю дальше.....

Ларнака
20 мая в 21:45
+1  
Мне очень нравится. Вот только планшет глючит, не могу толком комментарий написать и страницы с трудом перемещаются. Не смотря на эти трудности, читаю с интересом.

Руслёна (автор поста)
Москва
21 мая в 0:14
 
Да уж вижу, что дочитали))

Йошкар-Ола
20 мая в 22:47
+1  
Благодарю за интересную историю, желаю чтобы вдохновение не покидало Вас!

Руслёна (автор поста)
Москва
21 мая в 0:15
 
Спасибо. Ждите, ещё как минимум, три серии))

Омск
21 мая в 11:04
 
Интрига в конце каждой части! Получаю удовольствие от чтения!


Оставить свой комментарий