Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала Руслёна в группе Завалинка.

Новый рассказ (повесть). Пока без названия. Придумаем вместе?

Новый рассказ (повесть). Пока без названия. Придумаем вместе?
Несколько историй из 90-ых

1 ГЛАВА

ЮЛЬКА.

ЧАСТЬ 1

Уже год Юлька живёт в Москве. Никогда и не мечтала... А тут...

Началась заваруха с этой перестройкой, будь она неладна и всё перевернулось. Сразу стало как-то голодно и неуютно. Тато и так был не дурак, прости Господи, выпить и погулять, а тут как с катушек съехал. Да, работать стало трудно, да и негде. Все предприятия стали закрываться, а мы же не лыком шиты, а парчовыми нитками, как сквозь слёзы шутила мама. Он и не искал её, работу. У него руки были золотые, мог с закрытыми глазами отремонтировать и отладить любую машину! И все к нему шли... Но только расплачивались не деньгами, хотя знали все, что у него дома трое детей и жинка болеет, а водкой. Редко, когда приносил деньги. Если приносил, то ходил гордый, хвастался, какой он молодец. Но домой не спешил нести. Всё почти с приятелями и пропивал. А раз Юлька шла со школы и заглянула в кафе. Денег не было особо, так, на пирожок... И увидела там большую компанию и тато с ними. Стол ломился от еды! У Юльки глаза, и так большие, стали ещё больше. Она, как загипнотизированная, подошла к нему и тронула за плечо:
-Тато...
Он, уже изрядно выпивший, поднял голову и... не узнал её.
-О, дивчина! Ты до мене? А чи не зарано тоби? Ты ж ще зовсим молодэнька!


До Юльки медленно, но дошёл смысл сказанного. Она охнула, закрыла рот ладошкой и опрометью выбежала оттуда. Маме не стала говорить. Она и так с давлением мучается то и дело. Но в тот раз он пришёл домой, хоть и поздно ночью, но принёс много еды. Объедки... Братики были утром так рады! Это же тато принёс!

А потом, через пару месяцев, он ушёл к одной дюже молодой и гарной крале. Крашенная, но блондинка, и здоровА... пить. Да, они пили вместе. По вечерам ходили под ручку мимо подъезда, она голову гордо поднимала, и смеялась, если видела Юльку или маму. Иногда он приходил ночью, шарил в кастрюлях и, если находил еду, то ел оттуда прямо руками. Юлька и это видела.

Не прошло и полгода такой жизни, как случилось то, что и должно было случиться- цирроз... Они все ходили к нему в больницу- и мама, и Юлька с братиками. А он лежал с раздутым животом, весь отёкший, и отворачивался от них. Стыдился своей слабости, болезни? Или просто стыдно было перед ними? Теперь этого и узнать...

Вроде, врач сказал, что дело пошло на поправку, но пришла его пассия и принесла "лекарство" от всех болезней- чекушку... Они втихаря выпили и он к утру умер, открылось кровотечение...
Остались они без тато в такое лихое время.

Юлька и так слыла гордячкой среди подруг, а тут от горя и вовсе сдвинула брови, сжала губы. Оставалось закончить десятый класс и она с почти красным аттестатом могла пойти куда угодно! Но куда?

Летом этот вопрос после выпускного встал остро. Юлька пошла в магазин, где они с девчатами проходили практику школьную и попросилась на работу. Её встретила замдиректора Оксана Петровна и, усадив за стол напротив себя, стала расспрашивать, что её привело к ним после успешно сданных экзаменов. Юлька рассказала о делах дома, что тато умер, жить не на что, маминой подработки не хватает на всех троих и о дальнейшей учёбе не идёт даже речь. Та повздыхала, и сказала, что пока может взять временно на летние месяцы, у неё две продавщицы собрались в отпуск с интервалом в неделю. Юлька согласилась и помчалась домой с радостной вестью.
Не сказать, чтобы мама была рада такому повороту событий, но денег на учёбу и правда не было. И Юлька пошла работать.

Работа ей нравилась, она выходила к прилавку всегда одетая в чистый, голубенький передник, с наколкой на волосах, старательно пряча под ней волосы. Уставала, конечно, но зато получала и зарплату, и паёк кое-какой им перепадал от директрисы. Она проработала весь июль и почти весь август, как случилось непредвиденное событие.

Придя вечером домой, Юлька с мамой сели на кухне повечерять и тут мамо ей сказала:
-А шо, йихала бы ты, доню, в Москву. Шукай там соби доли. Тут её нема. Вчора приходила мати Ниночки, твоей подружки, Дарина, так вона едет, и ты з нею едь. Все разом веселише.

Юлька страшно удивилась.
-Мамо, та вы що? Як я вас оставлю одних? Вы хвораете, а братики ще маленькие зовсим! Хто вас буде кормить?
- Та ты и будешь,- уверенно сказала мамо,-Знайдеш там роботу и будешь нам высылать гроши.

Они долго спорили, даже поругались, но мама настаивала на своём. Что на неё нашло? Уставшие и охрипшие от споров, они легли спать. А утром влетела Нина.
Они дружили с самого детсада. Потом в школе в одном классе. Они такие разные! Нина светленькая, голубоглазая, волосы кудряшками и довольно длинные, худенькая, по характеру очень лёгкая, весёлая и слегка легкомысленная, что ли. Ей всегда было весело, со всеми хорошо.
А Юлька полная противоположность-более справная, черноокая, чернобровая, с прямыми чёрными же волосами и очень строгая, как к себе, так и ко всем остальным. Исключение составляли мама с братиками, ну и Нина. На подругу она смотрела с лёгкой иронией и снисходительностью, и всё ей прощала.

-Ну ты как? Мама твоя вже говорила тебе? Ты как? Шо скажешь?
Юлька, только уснувшая к утру, была раздосадована таким ранним визитом подруги, но всё же потащилась с ней на кухню в чём была - в длинной белой сорочке. Она залезла на табурет с ногами и прикрыла их полностью подолом.
-Хочешь чаю - наливай сама. Я ещё не проснулась. Мы с мамой по твоей милости всю ночь ругались. Я только легла.

Нина шумно вздохнула и поставила чайник на газ. Пока он закипал, она начала излагать свой план:
-Мы приедем, устроимся на работу, обязательно снимем комнату! Это там легко сделать. Я уже навела справки.
-У кого? - нещадно зевая, спросила Юлька.
-Приехал Петро, рассказывал. Ты, шо, не видела его? Он уже и уехал вчора.
-Який такий Петро? Хвыдченко, что ли? Так тот ещё брехун.
-Ну он, да. Почему брехун? Он весь в це"почках приехал, на каждом пальце по перстню с вооот такенными камнями! - и Нина показала свой кулак. Юлька вяло фыркнула.
-Ну тебя, не це"почками, а цепо"чками. Это во-первых, а во-вторых, ты знаешь, где он всё это надыбал? Може, он вкрал. Ну или просто дешёвка, подделка.
Нина надула губы:
-Ты всегда всё испортишь своими словами. Никому не доверяешь. А он там работает! Не просто так, а именно ра-бо-та-ет! А ещё кожаная куртка на нём была!
-Ну, работает... А кем? Да и в такую жару ходить в кожанке... Выпендрёжник твой Петро.
Нина осталась с открытым ртом.
-Да, я об этом не спросила.
-Ну вот, видишь. Наливай чай, закипела вода, не слышишь, что ли?
Нина кинулась наливать чай по кружкам, а Юлька уставилась в окно. Само предложение было заманчивым, но как оставить мать с братьями? Павлику уже, правда, восемь, может и помогать вовсю, а Богданчик маленький совсем, три годика всего.
Кто будет присматривать за ними?
За окном жаркое лето. Оно всегда было щедрым в их краях на овощи, фрукты, ягоды. У них есть небольшой огородик и мама там высадила черешню, яблони, немного овощей. Будут ли они туда ходить? Далеко от дома. И не на автобусе, на него деньги нужны.
Нина грохнула перед ней кружкой с горячим чаем, плеснув на клеёнку. Юлька заглянула в неё и увидела, что чай с молоком.
-Ты, что ли, принесла?
-Ага, мамка передала хлопчикам. Она сказала, шо будет пригядывать за ними. Так шо, если ты переживаешь об этом, мама сказала, шо все будут под присмотром.

Не успела Юлька оглянуться и очухаться, как они уже сидели с Ниной в поезде. Обе мамы были с ними в вагоне. Мальчишек не взяли, они и так наревелись дома.
Все сидели молча, держась за руки.
Мамки смахивали слёзы то и дело. Вот и выросли дочки, уезжают... Что их ждёт? Юлькина мама перекрестила доню и сунула ей в руки что-то, завернутое в вышитый платочек. Она кивнула, догадываясь, что это, видимо, иконка. Та пусть будет, не жалко...
Вот объявили отправление, проводница носилась по вагону и кричала:
-Вси, хто проводжають! Немедленно покиньте вагон! Поезд видправляеться!
Мамы заторопились на выход, а девочки кинулись к окну, что выходил на перрон и стали им махать. Юлька почувствовала, как в носу засвербило, в глазах защипало, она быстро смахнула слезу и, крикнув маме последний раз-"Бережить себе, мамо!" отошла в глубь вагона. Она села на своё место и отвернулась к окну, чтобы никто не видел её слёз. Через минуту рядом плюхнулась Нина. Она была не сильно и расстроена, скорее, возбуждена предстоящими приключениями.
-Ну ты чего, Юлька! -толкнула она подругу, смахиваю кудряшку со лба,- не переживай! Лучше давай помечтаем, какая жизнь нас ожидает в Москве!
Юлька вздохнула, вытерла глаза и снова стала той Юлькой, которую все звали гордячкой и недоступной."Да, гордячки не плачут",-сказала себе Юлька. -"Пусть так и будет".
Нина всё строила планы, где и как они устроятся, кем будут работать.
-А, може, до кино рванём? Мы дюже гарны дивчины,-смеялась она.-Найдём самого главного режиссёра и скажем-"мы самые красивые, самые талантливые!"
Пока она мечтала вслух, в проходе появилась пышнотелая мадам, по другому не скажешь. Невероятно высокая причёска, видимо, начёс, ярко накрашенные глаза, губы..."Причём, не молоденькая ведь", -думала Юлька, глядя на неё. Ни мама, ни сама Юлька никогда не красили себе даже губы. От жары лицо её было красным и потным. А сама мадам была очень высокая и необъятная. Грудь её появилась первой. Она держала в одной руке саквояж и билеты, а другой рукой платком вытирала лицо и шею.
Остановившись напротив их мест, посмотрела на полки, на билет, на девочек, зацепившись взглядом за Юльку, что ей сильно не понравилось, и сказала весёлым, слегка с хрипотцой, голосом:
-Фу, Дева Мария, слава тебе! Нашла, наконец.
Кинув саквояж на третью полку, она шлёпнулась на нижнюю и спросила:
-Это чьё место? - похлопав при этом рядом с собой рукой, пальцы которой были точно все в перстнях. Куда там тому Петру! У Нины глаза загорелись. Вот дурында, любит всякие цацки. А Юлька была к ним равнодушна.
Поскольку место было Нинино, та и ответила:
-Моё, а шо?
-Да... вот, у меня верхняя, над твоей, может, поменяемся?
От женщины пахло смесью духов и пота и у Юльки подкатило к горлу. Она сказала:
-Давайте, я туда лягу, а вы на моё место.
Та обрадовалась:
-Вот спасибо! Такая красивая и такая добрая!
Юлька пожала плечами. Как будто красивые все злые и пакостливые.

Они дождались проводницу, которая проверила билеты, урегулировали обмен местами и стали стелить постели. Нина быстро управилась и, свернув постель в рулетик, уселась к столику, крикнув Юльке:
-Давай уже, иди, покушаем, шо там мамки наложили нам.
Юлька аккуратно расправила всё, что постелила, но заворачивать не стала, туда, кроме неё, никто не сядет и спрыгнула вниз. Поезд уже порядочно отъехал и тётка ушла в туалет "помыться", как она сказала, оставив после себя свой удушающий запах. Девочки разложили еду на столе - овощи, сало, колбаса. Ещё были яйца, вкусный хлеб, что испекла мама Юли. Он получился очень ароматным.

Они успели уже съесть всё, что в них влезло, как вернулась их попутчица. " Ну хоть не воняет больше,"-мелькнуло у Юльки в голове.
Увидев, что девочки уже поели и сворачивают свою еду в сумки, она вытащила свои пакеты. Набор путешественника, практически, один и тот же у всех. За исключением деталей. У тётки этой деталью был... чеснок. Юлька тут же залезла на верхнюю полку и отвернулась к стене. Всё понять можно, но есть чеснок в такую жару в таком маленьком помещении - было выше её понимания.
И тут же услышала, как тётка тихим голосом говорит Нине:
-Что-то подружка твоя... какая-то неразговорчивая.
Юлька вспыхнула. И это после того, как она ей уступила свою нижнюю полку! Но поворачиваться не стала, решила послушать, что же дальше она скажет.
-Красивая девочка...
Нина ответила ей, тоже снизив голос:
-Это она расстроена сильно. Первый раз едем, да ещё далеко, в Москву.
-Ты, я вижу, не сильно расстроилась,- заметила мадам.
-Да у неё мама одна остаётся с маленькими братиками, вот она и переживает.
"Надо будет этой Нине настучать завтра по макушке"- подумала Юлька,- "нечего трепать обо мне (да и о себе )налево-направо".
Разговор у них зашёл об их цели поездки в Москву.
-Поступать едете? Тебя как зовут?
-Нина. Не, мы работать.
-Что так? Такие красивые девочки и работать. Успеете ещё, наработаетесь! А подружку как зовут?
- Ну там видно будет, чем мы займёмся. Она Юля.
-А меня зовут Марго. Могу предложить непыльную работу. Я как раз набираю новую танцевальную группу. Будете ездить на гастроли, если хорошо выступите, то и за границу отправят.

Нина закричала чуть ли не на весь вагон:
-Юль, Юль! Ты не спишь?
Та нехотя свесилась с полки:
-Ну что? Не, не сплю.
-Слышишь, что тётя Марго...
-Ой, ну что ты, деточка, просто Марго.
-... предлагает? Танцевальная группа! А деньги там платят?
-Платят, конечно. И прилично,- со значением подчеркнула она свои слова взглядом и бровями.
-О, Юль, смотри, будем танцевать и гроши получать! Давай, пойдём в группу эту?
Юлька покачала головой с сомнением:
-Не, я танцевать не умею. Да и петь тоже. Слуха нет.
-Ну ты будешь конферансье у нас. Нам такие красивые для выступления тоже нужны.
-Сказала-нет, значит, нет. Мы или едем в Москву, или возвращаемся домой. Был уговор, что передумывать, не доехав даже?
-Ну смотри, мы даже не знаем, где будем ночевать, как приедем, адрес есть, но мама сказала, что давно никто не писал оттуда, она звонила два раза вчера и сегодня, никто не ответил, так шо неизвестно ещё, как мы там устроимся. А тут уже работу предлагают!
-Соглашайтесь, Юлечка, не пожалеете! И жить есть где, сразу устрою вас.

Если бы тётка не встряла сейчас, Юлька бы и подумала ещё, но тут что-то как заклинило её:
-Нет. Нина, я пошла спать, утром Москва,- и она отвернулась от них.

Они ещё долго шушукались, а Юлька заснула. И снились ей неясные образы Москвы, мама с братиками, лица, Нина, снова лица... Вдруг она резко проснулась, как от толчка. Открыла глаза и увидела эту... мадам. Она стояла на нижней полке и смотрела на Юлю. От неожиданности Юлька вскрикнула, но спросила строго, как только она умела:
-Что вам надо?
-Ты стонала во сне, я хотела посмотреть, не надо тебе помочь,- невинным и даже где-то озабоченным голосом сказала она.
-Не надо, я здорова и мне помощь не нужна.
Голова тётки скрылась и Юлька слышала, как она, повозившись, вышла из вагона. Юлька пошарила под подушкой- документы лежали на месте. А деньги, как мама велела, она пришпилила к бюстгальтеру.
Девушка нагнулась посмотреть, что делает Нина, спит или как? Скорее, или как... Нина сидела, смотрела в окно и грызла ногти. Это значит, она думу думает.
-Нина, что этой тётке надо от нас? Чего она ко мне полезла? Я, знаешь, как испугалась!
-Ну ты, правда, чего-то сильно стонать начала. Ну она и полезла. Просила с тобой ещё поговорить.
-Нина, танцы и я - вещи несовместимые, вспомни, как меня учили в школе хотя бы вальс станцевать,- девочки обе фыркнули,- нет, я говорю - нет. Да и не верю я ей, какая-то она вся... ненастоящая.
- Вот почему ты людям не веришь? Людям верить надо! А ты как следователь, вся дотошная такая! То Петро врун, то теперь она!
-Смешная ты, Нина. Петра хотя бы мы знаем сто лет, ты с ним в одном подъезде живешь. А эту... мадам ты видишь в первый раз и - на тебе, уже доверяешь до того, что собралась с ней куда-то там танцевать. Она условия ставила?
-Да нет, только паспорт, сказала, шо возьмёт, она теперь будет, типа, за меня отвечать.
-Ты, что, отдала уже?
-Нет, тебя решила дождаться.
-Ну вот, дождалась, я - против. И документы свои никому не отдам ни за какие коврижки.
-Так я шо, одна с ней поеду?- растерялась Нина.- Мы же договаривались всё вместе.
-Ну да, вместе, но если ты решишь прыгнуть сейчас из вагона в окно, я тоже должна это сделать? Нет уж. Или вместе едем до Москвы, ищем работу, жильё, или я возвращаюсь домой.
-Едем, едем!- замахала руками Нина. На этом они расстались и Юлька улеглась снова досыпать.

Когда она проснулась утром и свесилась глянуть на свою неугомонную подружку, той на месте не было. Не было и мадам. И вещей не было. Юлька увидела, что полки убраны, ни матрацев, ни полотенчиков... Через час Москва! Она так растерялась, что не знала, что и думать. Неужели Нина всё же сбежала? Не может быть! Девушка спрыгнула вниз и увидела, наконец, на столике, прижатую стаканом в подстаканнике записку. Быстро схватив её, она прочитала:
" Юлечка, прости, прости! Не могла я упустить такой шанс! Ты красивая, всё у тебя всегда получается, а у меня всё не так, а тут шанс! Может, я стану великой актрисой! Ну или просто актрисой. С чего-то надо начинать. В общем, мы уходим с Марго. Маме не пиши, я сама напишу, как устроюсь. И ты пиши маме! Мама мне передаст! Пока, целую, Нина!"
Юля машинально перевернула бумажку и увидела адрес, написанный рукой мамы Нины. То есть, подружка отдала ей адрес своей какой-то там двоюродной тёти.
Девушка, не ожидавшая такого удара в спину, бессильно опустилась на полку. Сверху на неё глянул седой мужик с огромными бровями:
-Ты чего, дочка?
--Да нет, всё хорошо,- ответила Юлька, не зная, как реагировать на произошедшее.
Уже вовсю все сдавали бельё, а Юлька никак не могла собрать себя в кучу. Наконец, поднялась и полезла наверх. Всё свернула и слезла обратно. Здесь машинально всё разложила аккуратно по стопочкам и так, в стопочке, понесла проводнице.

Пришлось ещё и очередь отстоять. Когда подошла к проводнице, протянула бельё. Та, не глядя, забрала и распихала по мешкам, потом спросила:
-Билет надо?
-Да, давайте, Довженко Юлия... А вы не скажете... моя подружка со мной ехала, Нина Кравчук, она... где вышла?
-А, эта, шо с тобой была? Вышла с мадамой крашенной в Туле. Это последняя станция перед Москвой. Подозрительная какая-то эта мадама...
Юлька отошла и больше за всю дорогу не сказала ни слова.

ЧАСТЬ 2.

Вот и Москва. Девушка вышла с вокзала на улицу. Шум, машины туда-сюда, народу-тьма! Сдвинув брови, она стала искать, у кого бы спросить дорогу. Юлька решилась, всё же, доехать до той тёти, чей адрес оставила ей Нина. Увы, в записке не было названия метро... При воспоминании о подруге, у Юльки то и дело чесался нос и щипало в глазах, но она стеснялась на людях проявлять чувства, какими бы они ни были.
Пройдя направо вдоль вокзала, увидела букву М. Метро. Это понятно. Но в Полтаве метро нет, а дальше своего города она не ездила. Хотя была поездка в Киев. И там они спускались в метро, но она была тогда маленькая и толком ничего не запомнила. Ладно, не страшнее войны.
Спустившись с большой опаской на эскалаторе, подошла к женщине в красной шапочке и спросил:
- Вы не подскажете, мне на улицу Доброслободскую надо...
Та озадачено посмотрела на девушку и ответила с недоумением:
-А зачем вам метро? Тут в'ерхом удобнее, на автобусе.
Юлька вздохнула, поблагодарила и поднялась снова наверх. Куда тут идти? Где эта улица?
Она пошла искать автобусные остановки. Может, на них подскажут, какой автобус её довезёт. Неожиданно на неё налетел парень. Худой, какой-то весь дёрганный.
-Подвезти? Куда едем? Давай сумки.
Юля покрепче ухватила свои сумки и ответила довольно резко:
-Сама дойду, тут рядом, пять минут.
-Ну, как хочешь. Хотел доставить с шиком на машине.
-Обойдусь...
Но парень тащился следом, не отставая.
-Не, ну а чё.. Давай довезу. Всего 100 рублей!
Она отмахнулась.
-Нет у меня денег.
-Вот деревенщина! Понаедут тут!-с досадой процедил он и, наконец, отстал от неё.

Ого, да тут надо держать ухо востро! Уволокут среди бела дня! Юлька увидела впереди остановку и пошла быстрее. Всё же люди там стоят.
Спасибо им, объяснили, на какой автобус садиться и сколько ехать. Заодно рассказали, что можно было доехать на метро одну остановку и там пешком десять минут. Ну, едет и едет, слава Богу!

На нужной остановке Юлька вышла и очень быстро нашла дом. На лифте поднялась на четвёртый этаж и позвонила в дверь. Услышала шорох и воспрянула духом. Даже рот открыла, чтобы сразу рассказать, кто она и откуда. Но там пошуршали и дверь не открыли. Да... Не надо было ехать никуда, всё показывает на это...
Зато открылась дверь напротив. Оттуда высунулась старушка, вся как яблочко сморщенное, но глазки весёлые и улыбается во весь рот.
-Ты кто? К кому?
-Я вот по этому адресу,- Юлька сунула бабуле свой листочек.
-А, к Петровне... Так она в больнице вторую неделю. Сердце прихватило. Поеду завтрева к ей. А ты откелева?
Она сыпала словами, как горох рассыпала, да ещё такими смешными, что невольно Юлька тоже начала улыбаться.
-Я с Украины, с Полтавы.
-Дык ты это, как её, племянницы ейной, запамятовала, как её зовут... дочка!
Юлька согласно закивала головой:
-Да, да! Мама Дарина.
-Ну, точно! Давай, я как раз собиралась к ей зайтить, кота покормить. Пошли ужо, раз приехала. Ты надолго?
Пока она всё это говорила, достала ключи с полки у себя в коридоре и открыла дверь напротив.
Юлька зашла следом за бабулей.
-А вас как зовут?
-А баба Сима я. Серафима Кузминична, значит. Кыс, кыс, кыс! Где ты, окаянный, бродишь?

Но"окаянный" не отзывался.
-Это он тебя увидал и не выходит. Ну ничё, сейчас очухается и вылезет. Я его вчерась только кормила. Голодный, поди. А тебя-то как величать?
Юлька чуть не ляпнула своё имя, но вовремя спохватилась:
-Нина.
-Ну да, ну да...- рассеянно ответила баба Сима и прошла на кухню.
-Ты давай, сумки покидай, да иди хоть чаю попьём. Ванна вот она, направо. Умойся с дороги.
Юлька последовала её совету, кинула сумки в маленькой комнатке, по всей видимости, кладовке, и пошла в ванную. Там быстро умылась и вышла на кухню. Баба Сима уже и чайник поставила, и коту в мисочку еды наложила.
-Петровна ему еды, вона, полный холодильник оставила, так что голодным не останется у меня. А теперь и ты будешь подкармливать. Ты как к кошакам относисси? Любишь али как?
-Люблю, конечно,- Юлька вспомнила кошку Кнопку у Нины дома,-у нас своя есть, Кнопка.
-А ну и хорошо. Вона он, тащится, иди, иди, барин, еда-то в миске.
Кот, большой, серый, плюшевый совершенно, важно, неторопливо подошёл к миске, понюхал, подумал, вздохнул как-то по-человечески и начал есть. На Юльку он не смотрел.
Тем временем чай поспел и они сели пить. Юлька привезла разного угощенья, которое им напихала для тётки тётя Дарина.
Всё у Нины не поместилось. Варенья одного три банки. Огромный шмат сала, курица и арбуз небольшой, но свой. Баба Сима с любопытством разглядывала приношения.
-О, варенье! Какое? Вишнёвое? С косточками али без?- и уже вовсю откручивала крышку. Почему-то Юльке нравилось смотреть, как она хозяйничает. Смотрела и улыбалась. А баба Сима уже налила варенье в вазочку и приступила к чаепитию.
Ложечкой аккуратно зачерпнула варенья и положила в рот. Осторожно пожевала на предмет косточек и одобрительно закивала:
-Беж коштофек, хавафо!- и зажмурилась от удовольствия. Она долго не засиделась, выпила с Юлькой две кружки чая и ушла, а девушка пошла раскладывать вещи. Она не собиралась сидеть здесь и ждать Петровну. Кстати, как её зовут-то? И потом, надо откуда-то позвонить домой, сообщить матери, что приехала. Да и про Нину что-то придумать... Говорить, что Нина вышла, не доехав до Москвы с неизвестно какой тёткой, она не хотела. Пока она раздумывала над создавшимся положением, пришёл кот. Баба Сима не сказала, как его зовут и Юлька принялась гадать:
-Барсик! Серый!- но он и ухом не повёл. Солидно обошёл вокруг неё, понюхал ноги, и кажется - или ноги, или она - ему понравились, потому что он начал о них тереться мордочкой. Ну слава Богу, контакт налаживается. И тут зазвонил телефон! Да так резко, что Юлька подпрыгнула, а кот отлетел на подоконник. Она выскочила в коридор и заметалась в поисках аппарата. Увидела его на тумбочке и схватила трубку. Почему она думала, что это Нина?
-Алло, алло!
-Нина?-услышала она голос тёти Дарины и всё упало внутри.
-Тётя Дарина, здравствуйте! Мы доехали хорошо, тётю вашу положили в больницу и Нина к ней поехала,-на ходу придумала Юлька,-нам ключи дала соседка баба Сима.
-А, знаю её. Привет передавай. Как доехали?
-Нормально, всё хорошо.
-А шо там с тётей Клавой? Наверное, снова сердце. Было такое уже.
-Да, баба Сима сказала, сердце прихватило. Вы маме расскажите, что мы доехали.
-Ладно, скажу. А ты Нинке скажи, шоб позвонила, как придёт з больницы.
Юлька положила трубку. Фу... На этот раз пронесло. Что потом врать?

Она собралась и вышла. Зайдя к бабе Симе, хотела передать ключи, но та не взяла, "пусть у тебя будут" и подсказала, где можно позвонить домой.

Юлька вышла на улицу. Москва... Думала ли она, что попадёт сюда? Нет, если только до Киева фантазии хватало.
Пошла вверх по улице и неожиданно вышла к метро.

Вот это да! Она вышла к "Бауманской" станции. Ну пока ей туда не нужно было. Девушка пошла искать почту и в ней переговорный пункт. Минут через десять наткнулась и на него. Народу было прилично. Заказала и села ждать. Пока сидела, чуть не уснула. Всё же треволнения сегодняшнего дня и прошедшей ночи давали себя знать. Навалилась усталость. Когда на некоторое время закрыла глаза, то сразу увидела Нину. Она стояла бледная и испуганная и кричала ей что-то. "Что? Что ты хочешь сказать?"
-Девушка, ваша очередь!- услышала она в самое ухо и вскочила, как ошпаренная. Кто-то хихикнул, кто-то просто улыбнулся, но Юлька не стала обращать внимания, хоть и чувствовала себя неловко, а влетела в кабинку и схватила трубку.
-Мамо, мамо! Привет! Я доихала! Всё в порядку. Мы у тётки Клавы. Она, правда, в ликарни лежить. Нина поихала до ней,- тут же поспешила она снова соврать. Девушка от досады закусила губу. Врать не любила, а тут просто не знала, что сказать.
Она с радостной грустью слушала голос мамы в трубке и слышно было, как кричат у неё под боком братики. Они ещё минут пять поговорили и она только успела крикнуть:
-Мамо, я ще позвоню вам. Привет хлопчикам! - как их разъединили.

Юлька вышла на улицу и побрела домой. Решила вернуться так же, как и приехала, чтобы не путаться. Примерещившаяся Нина не выходила из головы. "Видимо, там ей не сладко". Юлька боялась даже думать, в какую "группу танцевальную" попала подружка.
Надо устраиваться на работу или возвращаться домой. Но как без Нины вернуться? С какими глазами? Что делать? Искать работу или Нину?
Вот знак бы какой был за тот или второй вариант.
Пока шла к метро, проходила ряд киосков, думала купить что-то к чаю, вечером с бабой Симой повечерять. Остановилась у одного, стала разглядывать, что там есть. А было там всё- от чая, до спиртного. Ну и сладости. Рулетик вон есть со сгущёнкой, коробка конфет. Правда, коробка уже выцвела и брать такие конфеты ей не хотелось.
Заглянув внутрь, увидела в глубине молодого человека, явно не русской национальности. Хотела уйти, но потом, помявшись немного, решилась:
-Вы не могли бы помочь мне выбрать...
Он поднял голову и внимательно посмотрел на девушку. У продавца были очень большие и грустные глаза. Не сказать, чтобы красавец, но... нормальная мужская внешность. "Интересно, откуда он приехал",- мелькнуло в голове у Юльки. А парень уже спрашивает:
-Что вы выбрали?
Акцент есть, но мягкий и почти не коверкает слова. Видимо, давно в России.
-Ну.. я хотела конфет купить, а у вас вон только такие... Коробка не очень.
Как Юлька ни старалась говорить на "чисто русском", разумеется, у неё это слабо получалось. И парень сразу уловил акцент.
-Девушка, вы приезжая?
Юлька сдвинула брови.
-А вам какое дело?
-Ай, не сердись. Скажу честно, продавца ищу. Такой же киоск, только не здесь, другое метро.
Юлька удивилась. У неё на лице написано, что она работу ищет? Или это тот самый знак, о котором она думала?
-А... какие условия?
Он опять смотрит внимательно. Потом цокает языком явно с досадой:
-Опять красивая девушка! Снова выйдешь быстро замуж и уйдёшь!
Юлька рот разинула:
-Я не собираюсь замуж пока.
Он заулыбался.
-Ну ладно, смотри, метро будет в другом конце Москвы, на севере.
Девушка смущённо улыбнулась:
-Я первый день в Москве, всё равно не знаю пока Москву.
-Ничего, выучишь. Я быстро выучил. Есть где ночевать?
-У тёти.
-Где, далеко?
-Ну, здесь, недалеко от метро.
-А то есть там у меня одно место недалеко от работы. Смотри сама. Завтра встречаемся здесь. Ладно?
-Ээээ... Вы ничего не сказали об условиях работы.
-А, ну да. Ладно, давай пойдём в кафе посидим, поговорим.
Он закрыл киоск и минут через пять они уже шли к кафешке. Собственно, это заведение и кафе назвать было сложно. Так, забегаловка на пять, шесть столиков. Они сели в уголочке и парень, наконец, представился:
-Я Камил. Приехал из Таджикистана. А ты откуда?
-С Украины, с Полтавы.
-Хорошо. Сейчас расскажу, как работать будешь. Приезжать надо будет рано, я тебя на сутки ставить не буду,-он закатил глаза,-что я, сумасшедший? Тебя украдут вместе с ларьком! Будет Гена работать в ночь, но ты приезжай рано, к семи часам, а уходить будешь... ммм... давай, тоже в семь.
Камил посмотрел на девушку вопросительно. Они обсуждали график, зарплату, Камил проверял, как она - умеет работать на кассе или надо будет поучить, а Юлька параллельно недоумевала сама над собой - как она вот так сразу доверилась незнакомому человеку? Мадам не поверила, а этому парню поверила... Впрочем, вся ночь впереди. До утра она ещё может и передумать. Но что-то ей подсказывало, что нет, не передумает.
На прощанье Камил пожал ей осторожно руку и проводил до своего киоска. Там, открыв его, дал новой продавщице красивую коробку конфет, зефир и пачку чая.
-Если передумаешь и решишь жить ближе к работе, скажи, есть у меня одна бабушка.
Юлька кивнула и они, договорившись встретиться в половине седьмого назавтра, расстались.

Не сказать, чтобы Юлька была в восторге от своей новой работы и такого скоропостижного решения. Нет, конечно. Она всю дорогу, пока шла на квартиру к тёте Клаве, и так, и этак прокручивала весь разговор и решила всё же попробовать. Сидеть без дела нельзя, а вдруг там и неплохо будет.

Конечно, сразу пошла к бабе Симе, похвастаться о работе и угостить вкусняшками. Старушка очень обрадовалась. Всплеснула руками, выдала кучу разных слов и они, конечно, пошли к Юльке на "квартиру", попить чайку. Кот встретил на пороге, ходил тёрся о ноги, намекая, что пора накормить его.
-Баба Сима, а как кота зовут?
-Я зову кот-обормот,-засмеялась она, - а Клавдия зовёт Мурза. Сначала был просто Мурзик, но он такой важный, как падишах, вот и Мурза оттуда.
Юлька быстро разогрела на плите кусочек рыбки. Тощая какая-то и мелкая, килька, наверное... Но Мурзик ел и "нахваливал", громко урча от удовольствия.
-Правильно делаешь, сначала животинок надо накормить, потом и самим садиться за стол,-одобрила её баба Сима,-садись ужо сама, пить будем твой чай. "Обмоем" твою работу,-она подмигнула девушке. Юлька округлила глаза:
-Да я не пью!
-Ну так мы чаем и обмоем,- улыбнулась весёлая бабушка.
Они просидели часов до десяти вечера и Юлька вспомнила, что вставать надо очень рано, чтобы встретиться с "хозяином". Баба Сима попрощалась и ушла восвояси, а Юлька, закрыв за ней дверь, проверила все запоры - есть ли дополнительные. Из таковых была только цепочка. Она и на неё закрыла дверь. Улеглась только около двенадцати и тут пришло в голову - как она встанет, если нет будильника? Снова вскочила и пошла по квартире в его поисках. И нашла-таки! В тумбочке около кровати. Очень ей было боязно спать в чужой квартире совсем одной. Кот, конечно, живая душа, но всё же... С этими думами она и уснула.

Проснулась за десять минут до звонка. Прислушалась- в квартире стояла звенящая тишина. Все соседи ещё, видимо, спали, потому что не слышно было никакого шума ни сверху, ни снизу. Юлька помчалась в ванну, быстро опрокинула стаканчик чая и, засунув в рот оставшуюся с вечера зефиринку, хотела уже убежать, но Мурзик стоял на страже своих интересов и смотрел ей прямо в глаза умоляющим взглядом- "ты что, забыла про меня???"
Ох ты ж... И на самом деле, забыла! Пришлось ещё и котика накормить.
К метро она успела только-только, в самую тютельку. Камил уже стоял, ждал.
Увидев бегущую Юльку, обрадовался и сказал подошедшей девушке:
-Думал, что не придёшь.
-Да нет... что тут думать, всё, вроде, нормально.

Они долго ехали на метро, пришлось пересадку даже делать. Конечно, Юлька не запомнила ни саму дорогу, ни где пересаживаться... Пока доехали, голова загудела и от количества народа, и от самой дороги. Поезда в метро приезжали с таким рёвом, что с непривычки уши закладывало. А эскалатор? Камил её держал под руку, но всё равно она умудрилась споткнуться.
-Ничего, привыкнешь, -утешил он её,- я тоже, когда приехал сюда пять лет назад, тоже боялся. Но я же мужчина, показывать нельзя было,- и он засмеялся.
Наконец, они вышли на улицу. Слева находился рынок и сейчас, с утра, здесь было ещё немного народу, только подъезжали продавцы. Юлька была уверена, что будет работать здесь, но он потащил её дальше, мимо рынка в другую сторону. Шли минут пять, десять и вот на остановке она увидела киоск. Здесь и остановились. Будка киоска явно раньше была "Прессой", продавали здесь газеты и журналы... Камил постучал по двери и она тут же открылась. На пороге стоял мужчина лет сорока, заспанный и лохматый.
-Привет, Гена! Всё в порядке?- спросил его Камил.
-Да нормально, шеф,-зевая, ответил тот.-Это что, новенькая? Симпатичная.
-Смотри, глаз на неё не ложи, у тебя дома семья,- строго сказал Камил.
-Да ты что? Я ещё с малолетками не связывался,- он тут же повернулся к Юльке,-как зовут? Лет-то сколько? Есть уже восемнадцать?
Неожиданно она вспомнила, что у неё ведь скоро день рождения и даже очень скоро, двадцать девятого августа. А сегодня было, кажется, двадцать пятое.
-А какое сегодня число? -озабоченно спросила она,- меня Юлией зовут.
-Ух ты ж! Красиво! Камил, сегодня двадцать четвёртое или уже пятое?
-Двадцать четвёртое,-ответил тот, заходя сам и заводя девушку в киоск.-Сколько выручка у тебя на сегодня? Оставишь ей что-то?
-Конечно! Обижаете! - Геннадий достал из-под прилавка пачечку денег и показал начальству.
Камил забрал их, пересчитал и, располовинив, вторую часть дал Юльке. - С этим начнёшь работать. Я сегодня с тобой постою. А ты знакомься с товаром, что где лежит, сколько стоит.

И начался её первый рабочий день. К концу голова просто распухла от кучи цифр, покупателей, новой информации. В шесть вечера приехал Геннадий. Они договорились, что, если он вдруг не сможет прийти, то чтобы она закрывала киоск, а деньги забирала с собой. Они сдали ему товар и отправились домой.
В восемь Юлька была дома. Уставшая и обалдевшая. Закралась мысль- а оно ей надо было? Может, а ну его, плюнуть и уехать домой? Но вот гордость Юлькина подняла сразу голову:"Ты что? как вернёшься, с какими глазами? Что мама скажет? Слабачка Юлька, да?" Она только и сделала, что накормила кота и сразу уснула, как только голова нащупала подушку.

Так прошла неделя... День рождения она справила скромно, с бабой Симой, купив тортик. Жаль, что не было никого из близких, но на сегодняшний день именно она стала самым близким человеком.

На выходных позвонила снова матери и она, поздравив свою доню с днём рождения, рассказала, что приезжал Петро, тот самый, Хвыдченко, до Нины и страшно ругался, зачем отпустили её одну. Даже то, что она поехала с Юлей, его не успокоило. Оказывается, он специально приехал за ней, чтобы забрать её с собой. Так что, чтобы ждали они его с Ниной на квартире, так как Дарина Остаповна дала ему их адрес.
Юлька пришла в ужас! Надо срочно что-то придумывать! Он же её прибьёт! Девушка вспомнила соседа Нины, огромного парня с кулаками, как кувалды, и зажмурилась даже. Потом пришла мысль- всё ему рассказать, может, он сможет её найти. С этим и уснула.

С Петром встретились через два дня. Она подходила к подъезду, когда со скамейки поднялся парень и направился к ней. Она струхнула, узнав Петра, но поздоровалась и кивком головы показала, чтобы шёл за ней.
-Привет, Юлька! А где Нина? Я за ней!- Петро крутил головой, явно не веря, что Юлька пришла одна и что Нина вот-вот примчится, догоняя подругу.
-Давай домой зайдём, там поговорим,- ответила девушка, а он сразу нахмурился и уже молча последовал за ней.

Юлька нарочно перед дверью громко вытирала ноги о коврик, зачем-то подёргала ручку, погремела ключами. Она знала, что любопытная соседка увидит их и непременно придёт минут через пятнадцать. Чего она и добивалась, собственно. После всех манипуляций она открыла, наконец, дверь и они вошли.
Мурзик вытаращил глаза, как истинный британец, и юркнул под кровать, а Юлька провела Петра на кухню, поставила чайник и села напротив него.

Она сразу рассказала всё, без утайки, и как Нина уговорила её поехать в Москву, мотивируя его рассказами и прикидом, как они сели в поезд и пристала к ним мутная тётка... Как Нина повелась на её россказни и ночью удрала с ней, выйдя в Туле.
Давно вскипел чайник, а они сидели молча друг против друга. А о чём говорить? Что Нина попала, как кур в ощип?
Наконец, Юлька увидела, что чайник вовсю кипит и вскочила налить себе и гостю. Петро сидел, сжав кулаки и положив их перед собой. Он упорно не поднимал взгляда, рассматривая свои руки. Потом медленно заговорил.

-Я уже пять лет в Москве. Работал с утра до вечера везде, где платили. Потом уговорил маму переехать ко мне, продали всё в Полтаве. Купили квартиру с мамой. И всё ради того, чтобы привезти Нину. Я люблю её чуть не с детства.
Он поднял глаза, наконец, на Юльку и она увидела, как боль и отчаяние плещутся в них.
- Куртка, цепочки, перстни- всё это были понты перед ней. Дурак!-скрипнул он зубами-Зачем??? Зачем она рванула? Чуть-чуть бы подождала и я бы приехал за ней... Что теперь делать? Где её искать? А я буду искать. Буду землю грызть, но найду её. Лишь бы она жива была! -Петро снова взглянул на Юльку,-ты молиться умеешь? Молись за неё! Чтобы она была жива! Только чтобы она была жива...

Когда пришла-таки баба Сима, Петро уже ушёл. Остался только не выпитый им чай. Юлька плакала, размазывая слёзы по лицу, шмыгая нещадно носом. Баба Сима никогда не видела девушку в таком состоянии и перепугалась не на шутку:
-Что он сделал? Ударил? Обидел? Только пусть придёт, ух, я его!-погрозила она сухоньким кулачком в сторону двери, но Юлька махнула рукой:
-Нет, не обидел. Это друг нашей с ним подруги, она пропала. А он... ищет её.
Баба Сима пригорюнилась.
-Как зовут подругу-то? Надо в церкви помолиться за неё.
Юлька застыла в замешательстве.

Она смотрела на бабулю полными слёз глазами и, наконец, выдавила из себя:
-Нина... тоже Нина.
Та удивилась:
-Надо же, как бывает. Две подружки и обе Нины? Ну что ж, за рабу Божию Нину помолимси завтрева.

Ночью Юлька не могла уснуть. Проворочалась почти до рассвета и решила спросить у Камила, свободна ли та квартира ещё, про которую он ей говорил. Во-первых, ближе к работе в разы, во-вторых... Почему ей так стыдно было и перед Петро, и перед бабой Симой? Ох, враньё до добра не доведёт!
С этим и встала.

Пока она была в статусе новенькой, Камил её курировал каждый день, помогал, если надо было, подсказывал, ну и сидел вместо неё, когда ей надо было отлучиться. Этот день не был исключением.
Камил был на месте и, увидев Юльку, сразу понял, что она плакала.
-Что случилось? - нахмурился он,- кто тебя обидел? Я могу помочь?
Юлька, не вдаваясь в подробности, сразу приступила к делу.
-Камил, вы помните, предлагали мне здесь где-то жить? Место это ещё пустует?
Он кивнул:
-Вчера разговаривал с бабушкой. Она спрашивала, есть ли кто. Скучно ей одной жить. Ты хочешь оттуда переехать?
-Да, хочу. Очень далеко, не высыпаюсь.
-Ладно, я сейчас схожу к ней, предупрежу. Работай пока.
Её объяснение его успокоило, мало ли, не выспалась, вот и глаза красные.

Вечером они сходили по новому адресу. Квартира была больше, чем у тёти Клавы. Три комнаты, но одна закрыта на ключ. Кивнув в сторону этой, закрытой комнаты, хозяйка сказала:
-Это комната сына. Он на заработках. Приезжает редко, но всё равно не занимаю её никем,- и повернулась к Юльке:
-Ну здравствуй. Как зовут? Я Светлана Юрьевна.
-Я Юля,-робко ответила девушка.
-Проходи, не бойся. Пьёшь, куришь?
-Нет,- Юлька хотела возмутиться, но смолчала. Наверное, Светлана Юрьевна, как хозяйка, имеет право поинтересоваться этими вопросами.
Они прошли в "переговорное место", на кухню.
-С работы?
Юлька кивнула.
-Есть будешь? А то давайте, садитесь, у меня ужин готов.
Камил принёс с собой два пакета с продуктами и выложил их на стул:
-Разбирайте, это вам на первое время.
Светлана Юрьевна не стала жеманиться и отказываться, поблагодарила и принялась всё вытаскивать и прибирать по местам. А Юлька села за стол, не зная, что ещё делать. Потом спросила:
-Можно, я умоюсь?
Женщина удивилась:
-Раз жить будешь здесь, то, конечно, можно! Иди. Найдёшь, не заблудишься?
Конечно, Юлька всё нашла и, когда вышла оттуда, Светлана Юрьевна спросила:
-А ты чего без вещей? Не нажила ещё, что ли?
-Они на другой квартире. Я завтра пораньше закончу на работе и съезжу за ними.
-А, ну ладно. Камил, хлеб нарежь,-попросила она парня. Тот охотно взялся за дело и вскоре они дружно ели, а женщина попутно спрашивала Юльку, кто она, откуда, надолго ли в Москву. Провокационных вопросов больше не было, но всё равно Юлька ждала чего-то, какого-то подвоха. Это не давало сидеть спокойно, не давало расслабиться. Камил тоже увидел её скованность и сказал весело:
-Юля, Светлана Юрьевна очень добрая женщина, не бойся ты так.
-Добрая,-кивнула та,- пока правила мои не нарушают.
-А какие... правила?- чуть не заикаясь, спросила девушка.
-Да простые- в квартире не пить, не курить и мужиков не водить.
Юлька чаем поперхнулась.
-Я не... что вы... никогда...
Они дружно рассмеялись.
-Ну что никогда, не завирайся, а что сейчас НЕ, могу поверить. Ладно, успокойся. Должна же я сказать, какие у меня правила. Теперь знаешь и соответственно им будешь вести себя, я надеюсь.
Юлька, всё ещё красная, как маков цвет, кивнула.

Камил ушёл, а Светлана Юрьевна проводила девушку в её комнату. Кровать, сервант, стол со стулом и даже телевизор. Ещё в углу она рассмотрела этажерку с книгами. "Хорошо, почитаю на досуге",-подумала она.
-Располагайся, а я пошла. Тебе к семи?
-Да.
-Разбужу.
И вот она снова на новом месте. Подошла к этажерке. Полный набор классики. Она провела пальцем по корешкам. Достоевский, Толстой, Станюкевич. О, есть даже Тарас Шевченко! Дальше пошла фантастика: Жюль Верн, Герберт Уэллс, Рэй Брэдбери, Стругацкие, Александр Грин, Ефремов, Беляев... Очень даже неплохо! Есть, чем заняться, если снова будет бессонница. Из классиков, кроме Достоевского, был ещё Пушкин. Но это на вскидку, то, что стояло на виду.
Подошла к окну, что там? А там была ночь и ничего не видно, потому что всё заслоняли деревья...
Ей снова снилась Нина. Они весело болтали, куда-то ходили, Нина так смеялась заразительно, как только она и умела это делать. Юлька проснулась затемно, вся в слезах, а почему плакала, не могла вспомнить. Что-то во сне было, отчего она заплакала. Пролежав до будильника, который прозвенел в дальней комнате, она встала и, заправив кровать, пошла умываться.
Светлана Юрьевна была приятно удивлена, что девушка встала самостоятельно.
-Пойду чайник поставлю, -сказала она и ушла на кухню. Когда Юлька пришла на кухню, там был полноценный завтрак, она давно так не ела. Ну, как давно... с тех пор, как приехала в Москву. Она мысленно посчитала, сколько дней уже здесь и удивилась- всего-то чуть больше недели где-то, а было впечатление, что не меньше месяца!
-У меня был день рождения на днях. Может, отметим, когда я буду выходная?-неожиданно спросила она.
-Ну конечно! Какой разговор! Обязательно отметим! А сколько стукнуло?
-Восемнадцать.
-Ну! Совсем девчушка. Как мамка тебя отпустила? Ну ты давай, иди уже, время, а вечером приезжай с вещами. Буду ждать.

Голос у женщины потеплел и, кажется, она прониклась к Юльке симпатией.

После работы пришлось ехать на Бауманскую за вещами. Она всё собрала, позвав бабу Симу, чтобы та видела, что забирает Юлька. Сказала, что обязательно позвонит оттуда.
-Если приедет Петро, скажете ему мой новый адрес. Я вам его сообщу.
Та кивала, не понимая толком, почему "Ниночка" уезжает отсюда.
-Тебе не понравилось у Клавдии жить? Или я тебя сильно допекала?- пытала она девушку. Кое-как Юлька объяснила, что вставать каждый день в половине пятого ей тяжко, хочется утром немножко подольше поспать. Вроде, убедила.

Приехал на машине Камил и забрал Юльку. Она уехала, так и не взяв номер телефона в попыхах. Больше сюда она так и не вернётся. Ну, по крайней мере, в ближайшее время точно...



Продолжение: https://www.asienda.ru/post/53598/

© Copyright: Людмила Галактионова, 2019
Свидетельство о публикации №219051801305
Рейтинг поста:  +20 Не понравилось Понравилось
Москва
19 мая в 21:52
1
246




Последние читатели:



Комментарии:

Написать комментарий

19 мая в 22:43
+1  
Хорошо написано. Зацепило с первых строк. Прочла на одном дыхании.
Ох, Юлька, Юлька, что то ждет её впереди? Скоро ли найдется Нина? Когда же ждать продолжение?

Руслёна (автор поста)
Москва
19 мая в 23:09
+1  
Да можно и сейчас уже кинуть. Всё готово.

19 мая в 23:27
+1  
Тогда не стоит откладывать на завтра то, что можно прочесть сегодня.

Руслёна (автор поста)
Москва
19 мая в 23:29
+1  
Да уже всё выложила.

20 мая в 0:01
+1  

Киев
20 мая в 19:32
+2  
Спасибо! Прочитала на одном дыхании.

Руслёна (автор поста)
Москва
21 мая в 0:11
+1  
Спасибо! Рада, что понравилось!

Ларнака
20 мая в 20:16
+2  
Сильная вещь! Людмила ,ты талант имеешь большой. Не останавливайся на достигнутом!

Руслёна (автор поста)
Москва
21 мая в 0:11
+1  
Спасибо! ОЧень приятно!

Омск
21 мая в 6:14
+2  
Людмила, читается очень легко и интересно! Пошла читать продолжение. Уже представила куда "вляпалась" Нина.

Руслёна (автор поста)
Москва
21 мая в 9:50
+2  
Спасибо! Жду дальнейших комментов по поводу прочитанного)))

Омск
21 мая в 10:41
+2  
Обязательно поделюсь впечатлениями

21 мая в 14:15
+2  
А где читать продолжение?

Руслёна (автор поста)
Москва
21 мая в 15:49
+1  
НУ тут же, "ЗАвалинке" https://www.asienda.ru/post/53598/

Брест
22 мая в 14:35
+2  
а дальше будет продолжение или на этой радостной ноте точнее песне и закончилось? я так ждала, что сегодня можно будет продолжение почитать

Руслёна (автор поста)
Москва
25 мая в 14:45
 
Я в командировке. Уже чудо, что пишу вам ответ(( Вообще связи нет никакой, даже телефонной, толком.((

Брест
27 мая в 15:20
+1  
понятно. значит еще подождем


Оставить свой комментарий