Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

Я буду жить для тебя/часть 1

Я буду жить для тебя/часть 1
Часть 1.
Лучи солнца медленно и осторожно освещали владения земли, проникая в каждый темный уголок, отвоевывая свое законное пространство у ночи. Взошло солнце, заявляя свои права на отведенное природой время. Оно заставляло людей задуматься о наступлении нового неповторимого дня, когда так хочется отворить окно настежь и впустить свежий, бодрящий ветерок в комнату, и может быть именно сегодня, случится то, о чем грезилось и мечталось.
Автомобиль медленно подъехал к воротам, за которыми, утопая в зелени молодой листвы, стоял небольшой двухэтажный домик. Из машины вышел мужчина лет пятидесяти худощавого телосложения, провел рукой по волосам, взглянул на часы и прошел во двор дома. Отворил дверь и вошел. Гостиная встретила его тишиной.
- Значит, все еще спят, - тихо с улыбкой проговорил он и направился в кухню.
Включил плиту и стал варить кофе, потом достал из буфета небольшой поднос, поставил на него две кофейные чашки, в одну из них положил два кусочка рафинада. Помешав последний раз кофе, и взглянув на часы, выключил газ. Разлив только что сваренный кофе в приготовленную посуду, подхватил поднос и направился на второй этаж. Он прошел мимо двух дверей, остановился у третьей. Придерживая поднос одной рукой, мужчина негромко постучал в дверь. Спальня казалась воздушной, светлой и почти прозрачной. Посредине стояла кровать, на которой спала светловолосая женщина. Мужчина подошел к левой стороне кровати и поставил поднос на прикроватную тумбочку, роль которой выполнял небольшой комод. Еще раз взглянув на часы, он подошел к окну, которое занимало почти всю стену, отодвинул занавеску и открыл окно, впустив бодрящий ветерок в комнату, после чего взял одну чашку кофе и расположился в кресле-качалке, ожидая пробуждения спящей женщины. В комнате раздавались звуки раннего утра и тихий скрип кресла-качалки.
Елена потянулась на кровати и посильнее закуталась в одеяло, вдохнув полной грудью свежий воздух. «Ночью был дождь, - подумала женщина и улыбнулась. - Как приятен запах молодой листвы, омытой весенним дождиком. И этот божественный аромат сваренного кофе, который так необходим мне для того, чтобы проснуться. Ведь сегодня важный день – знакомство с родителями невесты моего сына».
- Кофе готов, пора вставать, соня, - мягко, на распев проговорил мужчина, увидев, как женщина на кровати сладко потянулась.
- Александр, - с улыбкой сказала Лена и открыла глаза, - только ты так умеешь разбудить женщину.
Снова потянувшись, она села на кровати и открыла глаза.
- Привет, как доехал? – поправив подушку и облокотившись на нее, Лена взяла вторую кружку кофе, закрыв глаза, вдохнула аромат и сделала первый глоток. – Восхитительно! Спасибо, милый, - Лена с улыбкой взглянула на мужчину. – Ты знаешь – как поднять меня на ноги и дать заряд бодрости на целый день.
- На ноги? – Саша встал, и кресло слегка заскрипело, подошел к кровати, поставив пустую чашку на поднос, присел на постель. – Что-то я не вижу, чтобы ты была уже на ногах, одета, обута, ну то есть в полной боевой готовности.
- Ну во-первых, я не собираюсь ни с кем воевать. Во-вторых, родители Настюши, по ее же словам, не против свадьбы. Меня просто беспокоит тот факт, что Диме всего двадцать два года, он еще слишком молод. Да Настя хорошая девочка, но они еще совсем не видели жизни, и вот так сразу, с бухты барахты, заводить семью. Сразу брать на себя такую ответственность, становиться родителями. Ребенок?! Господи, да ведь мы с тобой станем бабушкой и дедушкой, и это в нашем то возрасте?
- Лена, Лена, кто бы говорил, вспомни себя, ты вышла за меня замуж, когда тебе, еще не было и восемнадцати лет, а через семь месяцев нас уже было трое.
- Я понимаю, Саша, но это было так давно, было другое время, другая жизнь.
- Какая другая? Такие же люди, те же самые проблемы.
- Но наш мальчик еще учится, - Лена попыталась возразить.
- Он учится, скорее он уже отучился, так как летом получает диплом. В данный момент работает, и я могу сказать, что у него очень хорошая работа, достойная зарплата. И он уже давно не мальчик, поверь мне. Он взрослый мужчина, который хочет идти своей дорогой. Хочет создать свою семью. Хочет найти свое место в жизни. И я буду очень рад и спокоен, если с ним рядом, по жизни пойдет близкий человек.
- Так я тебе и поверила, - сказала Лена, поставив пустую чашку на поднос. – Делаешь вид, что спокоен, а внутри все сжимается от беспокойства. Ты хорошо себя чувствуешь? – Она провела рукой по седым вискам и голове, приглаживая его растрепанные волосы. – Зима оставила свои следы на твоих висках и припорошила голову, вот тут, тут и там. Как будто я забыла, что когда ты волнуешься, то беспокойно проводишь рукой по голове. Не надо, не грусти, этот снег тебе к лицу. Мне очень приятно, что сегодня вечером ты будешь рядом.
Александр обнял Лену, на минутку закрыв глаза, и грустно вздохнул.
- Расскажи мне, как ты? – он заглянул в ее глаза, пытаясь найти следи печали, отголоски тоски и осколки боли. Но увидел только внимательный и добрый взгляд и ничего более. – У тебя точно все хорошо?
- Все действительно хорошо. – Она прижалась к его щеке, почувствовав такой знакомый запах, когда родной и близкий, который она узнала бы из тысячи разных запахов в целом мира. Но не сейчас. Тогда весь мир и все ее существование заключалось в этом человеке, в этом мужчине, который стал ей мужем и отцом ее ребенка. – У меня все в порядке. Мы так изменились, теперь все по другому. – Лена отодвинулась и откинулась на подушки. Мужчина неосознанно потянулся за ее ускользающей рукой, но промелькнувшая мысль, что все уже прошло, заставила опустить руку на постель и сжать простынь в руке.
- Да, наша жизнь круто изменилась, - усмехнулся он. – Ну кто бы мог подумать, что по истечении времени, мы будем снова сидеть в спальне и разговаривать, как старые добрые друзья.
- Да, и заметь, что спальня это моя, - Лена откинула простыню, взъерошила его волосы, встала с постели с другой стороны, накинув халат, повернулась к нему. – И в следующий раз я прошу тебя, пожалуйста, предупреждай, когда входишь, а то можешь увидеть то, чего совсем бы не ожидал увидеть.
- Хорошо. Я согласен, и в следующий раз я постараюсь, как можно больше шуметь, тогда ты проснешься и приготовишься встретить меня. Но знаешь, если честно, я действительно буду спокоен за тебя, когда ты совсем не заметить моего появления и вообще забудешь обо мне.
- А почему я должна о тебе забывать? – удивилась Лена, проведя расческой по волосам. – Ты отец моего сына. У меня всегда перед глазами живое твое живое напоминание, - она продолжала расчесываться, и, заметив, что мужчина не отвечает, повернулась к нему. А он в это время смотрел, как волны, одна за одной на бегают на берег, отступая и вновь подбираясь к суше. – Саша, не кори себя, что было, то прошло. Главное, что у нас с тобой есть взрослый сын, которому нужны мы оба. А вместе мы или врозь, это касается только нас, мы с тобой давно приняли это решение. Остались добрыми друзьями, не заставляем нашего мальчика метаться меж двух огней. Мы для него семья, такая как есть. Он знает, что может в любое время дня и ночи увидеться с тобой. Он уже был достаточно взрослым, когда мы с тобой разошлись, и я знаю, что вы оба приняли решение, что Дима останется со мной. Да, да и не смотри на меня так, думаешь, я не знаю, что вы устроили свой мужской разговор и все решили. Я рада, что все обошлось без скандалов, криков и неприятных сцен. И вот это главное. Я очень горжусь тем, что мы смогли все устроить именно так, а ведь в жизни рядом со мной столько примеров одиноких матерей и несчастных отцов. – Лена замолчала и улыбнулась своим мыслям. - Знаешь, чем ты меня поразил тогда – своим спокойствием, умением просто и легко идти по жизни. Ведь я никогда не слышала, чтобы ты повышал голос. А для Димки было достаточно одного твоего строгого взгляда.
Лена заглянула в глаза Александру и улыбнулась.
- Я знаю. И мне очень грустно от того, что я так и не сумел тебя разбудить.
- Разбудить? Ты меня просто к жизни вернул– только что сваренный кофе и принесенный в постель.
- Я не это …, - но он не успел договорить, так как в комнату вбежал худощавый юноша, с неким подобием усов и полоской двухдневной щетины по краю в будущем обещавшего стать упрямым мужским подбородка.
- Папа! А я думаю, с кем это мама разговаривает? – Это был Дима. Поцеловав мать в щеку, он протянул отцу руку и обнял его – Как я рад, что ты приехал, отец. Мне нужно столько тебе рассказать.
- Ну вот меня он только поцеловал, А тебя обнял и тут же хочет рассказать тебе что-то, - Лена сделала вид, что ревнует, но увидев, что оба мужчины: молодой, еще неоперенный и повидавший, познавший жизнь со многих ее сторон, удивленно на нее взглянули. – Я пошутила, - Лена приподняла руки, и сделала вид, что сдается. – А теперь, раз вы выразили желание уединиться, не могли бы вы так быть добры и оставить меня одну, чтобы я могла принять душ. Навести боевой окрас и быть готовой к военным действиям.
- Мама, - Дима встревожено посмотрел на Лену, его руки неосознанно уперлись в бока, - а с кем ты собралась воевать? И вообще, что ты имеешь в виду? – Брови сошлись на переносице, взгляд стал жестким и колючим.
- Ничего, просто твоей отец, желает видеть меня в боевом настроении, - она подошла к сыну, но он сделал шаг назад..
- В смысле? Я что-то не пойму, вы что против того, чтобы я женился? - Он весь взъерошился и начал отступать к двери, как будто бы первый раз увидел в жизни своих родителей. – Вы против меня?
- Дима, успокойся, - Лена перестала улыбаться. – Я сказала это просто, ни чего конкретного не имея в виду. Что ты так насторожился? Когда мы делали что-то против тебя? Мы с отцом всегда были твоей опорой и поддержкой в делах. Я понимаю, что накануне свадьбы ты весь на нервах, но сомневаться в своих родителях, а также в их действиях я просто не позволю тебе думать так. Отец бросил все дела, чтобы приехать и присутствовать на вечере знакомств, поддержать тебя. Так о каком сомнении может идти речь? Идите вниз. И Саша, я прошу тебя, поговори с ним и успокой, а то он мне последнее время истрепал все нервы по поводу того, что вдруг что-нибудь случится и свадьба не состоится. Что отец Насти такой знаменитый адвокат, что он что-нибудь может сделать и все пойдет не так как надо. Вот объясни мне, что он может сделать, чтобы не состоялась ваша свадьба?
- Не знаю, но может. Настя говорила, что он очень влиятельный человек. Он ее конечно любит. Я встречался с ним несколько раз. И у меня такое чувство, что он разбирает меня по косточкам и просвечивает словно рентгеном.
- Ну это ты конечно загнул, - выразился Александр, до этого слушавший диалог сына и Лены молча, - разбирать, а также собирать косточки это моя обязанность, но ни как твоего хваленного адвоката. А что касается рентгена, то это вообще из области фантастики. Когда делаешь снимок, то человек абсолютно ничего не чувствует. И зачем, скажи мне пожалуйста, ему просвечивать тебя рентгеном? Что такое он увидит на снимке? Я думаю, что данной специализации у него просто нет.
- Папа, - Димка сердито поджал губы, но не успел что-то еще сказать, как его перебила Лена.
- Загнул, - на этот раз удивилась она, - ну-ну, мне почему-то очень стало интересно и захотелось узнать, от кого это ты набрался таких выражений?
- Я пытаюсь говорить на языке молодежи, быть им понятным, - слегка пожал плечами мужчина.
- Да, - протянула Лена. – А ты не думал пойти работать психологом, - она пробежалась рукой по его плечам. - По моему у тебя просто великолепные задатки для этого, а также твои новые стремления и увлечения.
- Родители, прекратите пререкаться, - Дима нетерпеливо постукивал ногой, ему не нравилось то, что родители забыли на время о нем и о его проблемах. – Раз вы не против моей свадьбы, то мама, по-моему, ты хотела принять душ, - он взмахнул рукой в сторону ванной комнаты, и взяв отца за руку, - а отец я знаю очень хочет выпить кофе с дороги, ведь ты ехал всю ночь и не сомкнул глаз.
- Конечно, я просто жажду сделать глоток кофе, - согласился Александр, подмигивая Елене, - у меня не было ни глотка кофе с самого утра, а началось оно для меня довольно давно.
- Пошли, так и быть я тебе его сварю. Две ложки кофе, две чашки воды, сахар и готово, - Дима продолжал тянуть отца за рукав рубашки и ему удалось вытащить его в коридор.
- Я иду, но кофе позволь приготовить мне, - взмолился Саша. – Надеюсь, что Настя не любить пить кофе? Ты же его совершенно не умеешь готовить.
- Это я не умею? Да, Настя, говорит, что лучшего кофе в своей жизни она не пила. И сейчас.., - их голоса стали удаляться.
Лена засмеялась и закрыла дверь, так и не услышав что еще в свое оправдание говорит сын. Она прекрасно знала, что кофе Димка варить совершенно не умеет, и доверить ему можно было только разве что приготовление растворимого кофе, которое он умудрялся иногда тоже испортить. Она подошла к окну, отодвинув занавеску, посмотрела на новый, только что рожденный день. – Вот и еще один день наступил, который никогда больше не вернется. Что он готовит мне сегодня? Посмотрим, - сказала Лена и пошла принимать душ.

Александр попытался остановить Диму на кухне, сказав:
- Позволь мне приготовить кофе.
- О, папа, неужели ты думаешь, что я не могу сварить тебе кофе? Кстати как вы его пьете, совершенно ничего не понимаю в этом горьком, да еще к тому же горячем напитке, - Дима подошел к плите. – Папа, - он повернулся к Александру, - а что ты не садишься? Прям как в гостях. Настя наверно не спала всю ночь. Как и я и волновалась. Как ты думаешь, мы будем счастливы? У нас будет своя комната. Я готовлю ей сюрприз. Выбираю куда поехать – она не в курсе.
- Так, - Александр подошел к сыну, который пытался приготовить кофе, совсем не обращая внимания, что плита выключена, и перескакивал с одной темы разговора на другую, не замечая этого. – Сейчас ты сядешь и не будешь путаться у меня под ногами. Затем начнешь мне рассказывать все по порядку, а я тем временем приготовлю чай. Кофе я уже сегодня пил. Так чего она не в курсе? И по порядку.
- А что по порядку? Я ее очень люблю, мне плохо, когда ее нет рядом. Потом ее отец, он меня пугает. Он такой какой-то весь черный. И я хочу на наш медовый месяц уехать за границу.
- В смысле черный? - Александр поставил чайник на плиту и присел напротив Димки за стол. – Если он лицо кавказской национальности, то этим сейчас никого не удивишь.
- Нет. Ты не понял меня, - Димка подскочил и стал быстро ходить по кухне. – Он русский, но темный, - увидев, что у отца поползла верх одна бровь, взмахнул руками. – Ну подожди, вот всегда ты так. Я объясню тебе.
- Как адвокат может быть «темным»? Всегда считал, что адвокатом может быть очень грамотный и начитанный человек. Одним словом – получивший соответствующее образование, - проговорил скорее себе Саша.
- Ну как ты не понимаешь, - тем временем продолжал Димка. – Мне он кажется злым что ли. Ну не знаю. Просто он всегда ходит в черном костюме. У него только темные рубашки. Носки и те темные, даже комнатные тапочки. Словно он сам чернота.
- Н-да-а, ну и дела. Дима, а ты ненароком не начитался чего-нибудь мистического, что тебе будущий тесть кажется дьяволом во плоти? Может мне стоит проверить, что ты смотришь по вечерам?
- Папа, по моему я вышел из того возраста, когда следовала проверять фильмотеку, что я смотрю.
- Хорошо, я согласен, но если это влияет на тебя соответствующим образом, то думаю, что мне стоит просмотреть твои записи и …
- Папа, я забыл, когда я смотрел кино, вернее мы ходим с Настей в кино, но ты же сам понимаешь, что нас мало интересует сюжет.
- Да? Я думал, что в кино ходят за тем, чтобы посмотреть фильм.
- Это было раньше, а сейчас мы, ну это, ты сам понимаешь.
- Что прямо в кино? Молодежь делает успехи.
- Молодежь, - Димка сел на стул и посмотрел на отца. – Не говори мне, что ты сам не водил маму в кино и вы там даже не целовались. – Он снова поднялся со стула и принялся ходить по кухне.
- Ну, - Александр демонстративно закатил глаза. – Раньше было строго с этими, как ты выразился поцелуями. Ну мы сейчас не об этом. А об отце Насти, я правильно сказал, - он посмотрел на сына, и получив утвердительный кивок головы продолжил. - Если мужчина одевает темный костюм, допустим, и ты его видел несколько раз именно в эти моменты, он оказывался в темных рубашках, это еще не значит, что он не имеет одежды других тонов. Просто, наверное, хочет соответствовать своему деловому стилю. Сейчас, ты знаешь, очень модно обращаться к стилисту, чтобы он выработал для тебя лично свой собственный стиль и образ.
- Ну ты тоже у нас являешься главным хирургом. Но ты же не ходишь все время в темной одежде. И не имеешь темных тапочек. И тем более не общаешься ни с какими стилистами.
- У меня есть черный костюм и в официальных случаях я его надеваю. А что на счет черных тапочек, то ничего предосудительного в этом не вижу. Вот ты, например, не любишь галстуки ни в каком виде.
- Да, но на свадьбу я же его надену.
- Наденешь, но я думаю, что после официальной части ты его снимешь. Так продолжим дальше.
- В официальных случаях, вот именно, но не каждый же день. Вот представь себе. Будет у меня ребенок. Я привезу его к ним. Да ребенок просто его испугается и с ревом убежит.
- Дима, послушай у тебя какой-то просто патологический страх перед этим человеком. Во-первых, сядь на стул, сядь я тебе сказал. Бегая у меня перед глазами, ты успокоиться не сможешь. Во-вторых, - Саша, дождался пока он сядет. Налил ему стакан сока. – Ты женишься на его дочери, а не на нем.
- Я знаю, но общаться-то нам придется. А я просто не знаю как с ним вести себя и о чем говорить? Настя очень переживает, она говорит, что он очень сложный человек. Такое впечатление, что когда он разговаривает, он не видит никого. Смотрит сквозь тебя. А ты в это время чувствуешь себя как кролик перед удавом. Я боюсь, что он мне откажет сегодня. Тогда мы уедем с Настей далеко. На край света.
- Договорились, - покачал головой Саша. – Послушай меня внимательно, еще никто на этой земле и в этом мире никогда не убегал от своих проблем. Ты не сможешь от них скрыться, они всегда будут настигать тебя, где бы ты не был. Во-первых, перед твоими глазами будет живое напоминание в виде твоей молодой жены, сможет ли она, вернее, я хочу сказать, захочет ли, или нет, просто в состоянии ли она, принять такое решение и прав ли будешь ты заставляя ее сделать выбор между родителями, налаженным ходом жизни и тобой. Я тебя прекрасно понимаю. Ты любишь и сейчас просто очень болезненно воспринимаешь любое препятствие. Поверь, нет ничего на свете такого, что нельзя было бы исправить, кроме смерти. Смерть – это единственное, когда уже ничего нельзя сделать. Тебе надо набраться терпения, усидчивости и желания, очень сильного желания и стремления быть со своей любимой рядом, тогда поверь и горы перед тобой падут, а океан расступится, пропуская и не задерживая вас. Ты взрослый, как ты уже выразился и не раз это говорил нам с матерью. Так вот теперь докажи. Будь мужчиной и пойми другого мужчину, который любил, холил и лелеял свою дочь, чтобы в один прекрасный момент пришел какой-то паренек и увел ее. Поставь себя на его место, представь, что у тебя и Насти есть дочь, что ты ее растишь и в момент становления твоей дочери женщиной отдаешь ее незнакомому тебе мужчине. Какие чувства тебя будут обуревать? Что ты должен будешь чувствовать?
- Не знаю, но я уж не буду ходит во всем черном и смотреть сквозь людей.
- Причем здесь цвет одежды? Послушай, священники тоже носят рясу темного цвета, но это же делает их посланниками тьмы, как ты выразился. Ты не знаешь, что будет с тобой, и как сложится твоя жизнь. Когда мы молоды – мы думаем, что все просто и легко. Есть камни, подводные течения и еще очень много непредсказуемого в реальной жизни.
- У меня все получится. Я не оставлю семью так, как это сделал ты.
Александр побледнел и пошатнулся от слов сына. Но в этот момент вошла Лена, которая слышала последние слова сына. Она подбежала к Димке и встряхнула его.
- Не смей. Слышишь, не смей никогда так говорить. Скажи мне, что изменилось в твоей жизни, когда твой отец ушел из этого дома? Ты перестал с ним общаться, он перестал участвовать в твоей жизни, он перестал ходить на твои собрания в школе и институте, он перестал интересоваться тобой и бежать к тебе по первому твоему звонку? Он всегда был с тобой рядом, когда это было необходимо. Какой ты все таки эгоист. Не думала я, что когда ты вырастишь, то станешь господином, которому все дозволено, и который в праве говорить все, что хочется, не задумываясь о других. И это моя вина, что я потакала тебе, как мать, давая слабину. Ты никогда не задумывался о том, что отец дни и ночи проводил в операционной, а вечером уставший и изможденный мчался к тебе, чтобы сходить с тобой на футбол или новую премьеру фильма, он ни разу тебе не отказал. А ты хоть раз задумывался о том, что у него своя жизнь и он тоже в праве быть счастливым. Что у него тоже есть свои желания и планы. И у него есть также своя семья, которая также требует его внимания и участия в жизни.
- Лена, перестань, он прав. Когда мы заводим детей, мы должны забыть о своей жизни, - он проговорил это тихо, опустил голову и как-то вжав ее в плечи.
- Почему? В чем тогда смысл? Почему мы должны отказаться от своей личной жизни? Как ты мог так поступить с отцом? – Лена подошла к Александру. – Не надо. Он просто еще мальчишка, ему наплевать на все и всех кроме своей Насти. Он не задумывается о том, что у него самого будут дети. И о том, как он будет их воспитывать. – Она взглянула на сына. – Что скажите, господин? Не ожидала я от тебя такого, честно, не ожидала.
Димка растеряно смотрел на своих родителей и не понимал, как это у него получилось. Ведь он никогда не хотел обидеть отца.
- Я не хотел, папа, - он протянул руку через стол. – Я честно никогда так не думал. Ты самый лучший отец на свете и мне не надо другого. Слышишь меня. Папа.
- Да, я слышу, только ты прав не получилось у меня быть хорошим отцом. – Он встал. – Я это, я покурю на улице, у вас ведь не курят, - он попытался улыбнуться.
- Папа, я не прав, я честно так не думаю, ну прости меня. Пожалуйста, - Димка рассеянно вертел бокал в руках. – Папа, скажи, что не обижаешься.
Александр рассеяно ему кивнул, только ему было стыдно поднять глаза и взглянуть на Лену. Он вышел в коридор, и вскоре хлопнула входная дверь.
- Дима, - Лена подошла к сыну, положила руку ему на плечи и запрокинула голову, чтобы взглянуть ему в глаза. – Ты сейчас был очень не прав. Ты настолько глубоко обидел отца, что я даже не знаю, чем ты сможешь искупить свою вину. Но зная отца, я могу сказать, что он простит тебя, так как ты его сын, но сможет ли забыть, это другое дело.
- Мам, я честно, просто сорвалось.
- Я пытаюсь понять, но не могу, притворюсь, что предстоящая свадьба так влияет на тебя.
- Я просто весь на нервах. Я пойду к папе. Ладно.
- Конечно, - Лена опустила руки, - Я приготовлю завтрак, а то вы здесь заболтались совсем и обо всем забыли.
Димка вышел в коридор. А Лена подумала о том, что в первые за десять лет, сын так грубо высказал свое мнение об их разводе. Но наверное, он действительно прав, все это нервы и его сложные отношения с отцом Насти, вернее которых просто нет. И он не может их построить. Чем закончится сегодняшний день? А начинался он так хорошо, и ничего не предвещало такую бурю.
Лена достала сковороду и поставила ее на плиту, выключила чайник. Достала яйца и молоко из холодильника, порезала хлеб на кусочки и стала готовить сладкие тосты на завтрак, так как знала, что ее мужчины очень любят это. Сама же она предпочитала выпить стакан свежевыжатого сока. Ее мужчины. Нет они не были ее мужчинами, Саша давно, вернее десять лет назад перестал быть ее мужем и ее мужчиной тоже, сейчас у него своя семья, есть даже ребенок, девочка. Дочка, которую он так хотел и которую так и не смогла родить ему Лена. Но не это стало причиной разрыва их отношений. Нет. Просто они были очень молоды, когда создавали семью и приняли увлечение за настоящее чувство. Может и была любовь, но она быстро прошла, в реальности быта и насущных проблемах, заботах. Осталась привычка совместного проживания, а если честно сказать, то просто существования, так как трудно жить с человеком не разделяя моменты радости. Нет, радость конечно же была, но все стало наигранным и привычным, превратившись в рутину. Жить, ходить, улыбаться, делать вид, что все хорошо. Они прекрасно понимали, что так продолжаться не может, что не могут они жить на одном дыхании, не могут заставить сердца биться в унисон. Тогда они приняли решение расстаться, Александру как раз предложили должность в другом городе. Возможность возглавить отделение, не раз ему предлагали стать руководителем лечебного городка, но он отказывался, так как хотел быть просто врачом, лечить и помогать людям, а не тонуть в быте административных проблем. Но он смог найти женщину, которую полюбил, полюбил по настоящему, той самой любовью, о которой слагают песни и говорится в легендах. Вот и Дима выпорхнул из гнезда, и она останется одна. Прав Александр, когда говорит, что он беспокоится о ней, но Лена знала, что она будет продолжать жить так дальше. Просто, тихо и легко. Вся ее жизнь – это одна ровная прямая полоса, без всплесков и зигзагов. Есть мужчина, друг, стоит ли его называть другом, так как это просто отношения, которые не перерастут ни во что большее. Они останутся такими как есть, редкие встречи после работы, холодные номера гостинец. Надо бы расстаться с Сергеем, да не хватает смелости, потому что все вокруг считают, что в жизни женщины должен быть мужчина. Но на данный момент Лену устраивали такие, ни к чему не обязывающие отношения.
Димка нашел отца под яблоней. Он стоял, устремив свой взор на море, на стаю чаек, что скользила в воздухе, изредка перекрикиваясь между собой.
- Па, - он тронул его за плечо. – Ты не бери в голову. Я ляпнул, не подумав. Ты замечательный. Ты самый лучший. Ты мой самый верный друг. Только с тобой я могу говорить обо всем, даже о таком, о чем мама и не догадывается. Я просто очень сильно нервничаю.
- Да я понимаю, - Александр посмотрел на сына. – Твой темный, просто черный тесть, - улыбнулся он. – Вечером разберемся, что к чему. И вот увидишь, что все встанет на свои места. Ты женишься и поедешь в свой медовый месяц. А вашего ребенка твой «темный» дед будет носить на руках. Как думаешь, мама уже сделала нам тосты?
- Ты думаешь, что я доверю ему своего ребенка? Только тебе. Ты первый возьмешь его на руки. Ты станешь его крестным отцом. Хорошо?
- Крестным? Своему внуку. Дим, а ты уверен, что хочешь этого? – Александр несколько раз моргнул, прогоняя слезу из глаза.
- Конечно. Еще спрашиваешь, - Дима уже вернулся в свое обычное состояние, забыв о том, что еще недавно очень сильно обидел отца. – Только тебе я смогу доверить его жизнь. Тебе и маме. Вы у меня самые близкие люди. Ну и Настя, конечно.
- Настя, - Саша положил руку на плечо сына, - это твое второе я, твоя вторая половина, ты теперь в ответе за нее.
- Я знаю. Я всегда буду с ней рядом. Что бы не случилось, где бы я ни был, всегда буду с ней.
- И не оставишь как я.
- Папа, не надо. Ты не оставил маму, вы просто разошлись. Это разные веши - бросить или разойтись. Думаю, что ты всегда будешь рядом, чтобы вовремя направить меня на путь истинный.
- Договорились, - рассмеялся Саша. Его радовало, что сын вырос, но в то же время и огорчало. Теперь c него и двойной спрос. За семью сына. За Лену. За свою семью. – Ну что пошли, я проголодался, а ты?
- Не знаю, у меня ком в горле, - они направились к дому плечом к плечу, - если бы я мог, так взял бы махнул рукой и остались бы мы одни на всей земле с Настей на несколько дней. Только она и я и больше никого. Это действительно так, папа? Это и есть любовь? Вот такая, когда мечешься и не находишь себе места только от того, что ее нет рядом. У меня желание быть всегда с ней, пусть она что-то делает, я буду просто смотреть на нее или наоборот, я работаю, а она возле меня, но самое главное рядом. Вместе.
- Да, сынок, это и есть любовь, - проговорил Саша, взглянув на сына умудренными жизнью глазами.
Они зашли в дом и прошли на кухню. Откуда разносились восхитительные запахи.
- Вы уже пришли, присаживайтесь, у меня уже все готово, - Лена подала Саше чашку с чаем, а сыну стакан с молоком, поставила на середину стола тарелку с горячими тостами. Сама же взяла стакан с соком и стала наблюдать, как бывший муж и сын поглощают тосты.
- Лена, а ты, - Саша, сделал глоток обжигающего чая. – Вкусно, - просто выразил он свое восхищение чаем как всегда, без лишнего проявления дополнительных эмоций.
- Я же не завтракаю.
- Сегодня долгий день.
- Мама готовит места на ужин, так как мы все идем в ресторан.
- Заботишься о фигуре? – уточнил Александр. – Не волнуйся, если надо будет, то я смогу отрезать все лишнее. Липоксация сейчас в моде.
- Спасибо не надо, - Лена подавилась соком и закашлялась. – Я лучше традиционными методами постараюсь себя держать в форме.
- Ну как хочешь, а то я всегда пожалуйста.
- Да, дожились, не думала, что тебе так хочется отрезать от меня что-нибудь, - Лена поставила стакан с недобитым соком на стол. Ей почему-то совсем расхотелось пить. Если честно, то вид крови ее пугал. И все разговоры о хирургическом вмешательстве тоже. Возможно в скором времени и придется лечь на стол к хирургу и попасть под его нож, но сейчас совсем не хотелось об этом думать. Александр уловил эту перемену в настроении Лены и поменял тему разговора, понимая, что Димка ни о чем не знает.
- Давайте распланируем, кто что сегодня будет делать и чем заниматься.
- Я хочу поехать на квартиру и посмотреть, что там сделали, – Дима откинулся на стул, его глаза приобрели мечтательный вид, и он продолжил мечтать. – Если на этой неделе закончат, то мы с Настей переберемся туда, и будем обживаться.
- Да? – бровь Александра казалось жила своей отдельной жизнью, так как она опять в очередной раз поползла вверх, тогда как другая оставалась на прежнем месте. – А это вы обговаривали с родителями новоиспеченной невесты? Лена, ты слышишь, он желает жить самостоятельно, еще не расписавшись.
- Папа, не строй из себя бюрократа. Ты как будто в первый раз видишь перед собой человека, который собирается пожить гражданским браком какое-то время. Тем более, что мы собираемся расписать в самое ближайшее время. А что до родителей, то пусть попробуют нам помешать.
- О, - Александр откинулся на спинку стула и неторопливо стал наслаждаться чаем. – А отец невесты, что думает по этому поводу. Или ты еще не разговаривал с ним на эту тему.
- Поговорю, как только все будет готово.
- Дима. – Лена присела на стул напротив сына. – Я понимаю, тебя страшит все это. Все настолько ново и незнакомо, что тебе страшно, но ты помни, что мы с отцом всегда будем рядом. Что ты всегда сможешь на нас положиться. И потом, я понимаю твое желание жить отдельно и самостоятельно, и не думай, что это только мое эгоистичное желание не отпускать, тебя, хотя, конечно же, его отголоски присутствуют, и ты навсегда в моем сердце останешься маленьким мальчиком. Просто будь собой, а я верю, что мы воспитали тебя достойным человеком.
- Спасибо, мама, - Димка смущенно улыбнулся Лене, взглянул на отца, - папа. Вы замечательные родители.
- Так хорошо. – Александр поставил пустую чашку на блюдце. – Мы разобрались, что Дмитрий посещает свою новую квартиру и готовит сюрприз для своей Насти. – Он обратил свое внимание на Лену. – А ты куда?
- Я думаю, что заеду на работу, потом предлагаю перекусить в центре.
- Ты меня приглашаешь на обед? – он сделал вид, что очень удивлен.
- Не только тебя. Я предлагаю всем вместе. Встретиться в центре. Я предлагаю поесть пиццу с легким салатом. Как вы смотрите на мое предложение?
- Я не против, - Александр пожал плечами. – А ты, - он посмотрел на сына?
- Я? Не знаю, - Димка взъерошил волосы на голове. – Я хотел встретиться с Настей. Успокоить ее перед вечером.
- Так приходите вдвоем, - предложила Лена. – Вот и познакомишь ее с отцом. Чтобы ему было не так страшно вечером в присутствии ее такого необычного папы.
- Мне страшно? – Александр в удивленно приподнял брови. – Когда это мне было страшно встречаться с человеком, о котором я столько всего наслушался и при том, что все сводится к одним прилагательным – темный, черный, непонятный. Я вот смотрю на вас и думаю, неужели все вас воспринимают такими простыми и не приписывают вам каких-либо причуд. Ведь наверняка в вашем окружении... Да-да, и не смотрите на меня такими удивленными глазами, найдутся люди, которые боятся вас.
- Меня боятся?! - Лена даже поднялась со стула от удивления. - Это ты пожалуй загнул.
- Загнул, - широкая улыбка осветила лицо Александра. – Ну, вот и ты так начала говорить, как подросток.
- С вами и не так начнешь выражаться, - Лена стала убирать со стола. Поставила чашки и стаканы в раковину, включила воду. – Значит договорились. Я еду на работу, Дима – на квартиру. А ты Саш, поднимайся к себе в комнату и ложись отдыхай. Дом сейчас опустеет и никто не будет тебе мешать. Ты после ночного дежурства провел восемь часов в пути. Думаю, что тебе стоит поспать.
- Ты как всегда права, - Саша встал, пододвинул стул к столу. – Сейчас перекурю и поднимусь наверх.
- Я поехал, пока. В общем, созвонимся. Я поговорю с Настей, что она скажет. Может она захочет это время провести со мной, - Димка вскочил со стула. Бегом поднялся на второй этаж. Взял там барсетку и ключи, сбежал вниз по лестнице, что-то напивая себе под нос. – Пока, родители, - крикнул он им из коридора, и хлопнул входной дверью. Вскоре раздался звук отъезжающего автомобиля.
- Любовь, - Лена покачала головой. – С ним сейчас просто невозможно разговаривать. Все сказанное – адресует в свой адрес. Буквально все воспринимает в серьез и шутить с ним в данное время не стоит. А ты, - женщина повернулась к застывшему у окна мужчине. - отправляйся спать. И попробуй что-нибудь сказать по поводу его поведения. Не вздумай, а то я отправлю его жить к тебе на все время до свадьбы и приеду посмотреть на тебя через неделю.
Александр поднял руки к верху.
- Сдаюсь. Я конечно же буду очень рад, если он приедет ко мне погостить. Лиза будет очень рада, да и Томочка не против, ты же знаешь.
- Знаю, но хватит. Мне надо ехать на работу, а тебе пора спать, - Лена взяла его под руку, - пойдем я провожу тебя, а заодно возьму сумку и документы.
- Вот так всегда, - он покорно пошел рядом. – на самом интересном месте меня отправляют спать.
- Конечно, мой маленький, тебе пора баиньки. Слушайся тетю. А то она споет тебе песенку, чтобы ты быстрее уснул.
- О нет, только не колыбельную. Ты совершенно не умеешь петь.
- Я это знаю, поэтому и предлагаю.
- Понятно, желаешь побыстрее от меня избавиться.
- Ну не избавиться. Это ты слишком уж грубо сказал, - они остановились возле средней двери, той, что была как раз напротив двери Лены. – Просто я знаю, как ты устал. Я вижу это по твоим глазам. От меня не скроишь. Вижу, что ты едва стоишь на ногах. А еще, твоя рука слегка дрожала, когда ты пил чай.
- Ну это, просто я очень трепетно отношусь к хорошей чашке чая.
- Да так я тебе и поверила. В отпуске рекомендую съездит в Англию.
- А что я там забыл?
- Ты забыл, когда у тебя был отпуск. И насколько я понимаю, Англия – страна, где сохранились все традиции чаепития. Так что вперед. Сначала надо выспаться, потом дать первый бой нашему будущему такому очень уж страшному по словам сына тестю, потом его женить.
- Кого, тестя что ли?
- Ты от усталости совсем не следишь за моей мыслью. Сына. Женить надо нашего с тобой сына. Его зовут Дима. Надеюсь, это ты помнишь?
- Это помню. И никогда не забывал, - Саша устало потер висок.
- Вот и хорошо. А потом ты возьмешь отпуск и поедешь в Англию
- Конечно, как скажешь, - он широко улыбнулся. Открыл дверь в свою комнату, - До встречи.
- Пока, - Лена закрыла дверь его комнаты и зашла к себе в спальню. Она взяла сумку и папку с эскизами и проектами. Все это надо было завести и отдать Светлане, чтобы та запустила макеты в работу. Взяла ключи от машины и направилась вниз.
В гараже завела машину, свой Ситроен серебристого цвета, открыла боковые передние окна, включила радио и выехала из гаража. Закрыв гаражную дверь, направилась к себе на работу. Работала Лена в типографии. Она несколько лет назад открыла свою собственную фирму. Сначала конечно это была небольшая комната, снятая в аренду в гостинице, руководство которой, чтобы остаться на плаву финансовой реки, и не потонуть в океане бизнеса приняло решение о сдаче помещений в аренду. Много всего было, и провалы, падения, но и взлеты и взятая высота всегда тянула дальше, не давая опустить руки и побуждая двигаться вперед. Конечно же временами Лена впадала в уныние, казалось, что весь белый свет обрушивался на нее, давя своей мощью и желанием отпугнуть, отступить. И такое желание возникало не раз. Хотелось все бросить и послать ко всем чертям. И приняв такое решение не раз, Лена ложилась спать, но утром находились новые силы, звавшие вперед, и не дававшие отступать. Теперь она была руководителем своей собственной фирмы. Под ее руководством работало несколько человек. Она сотрудничала со многими фирмами. Выискивали неординарных людей, которые могли бы предложить что-то необыкновенное, навеянное только им в своих порой диких и безумных фантазиях. Сейчас она думала о дополнительном спекторе услуг.
Так Лена думала, когда ехала к себе на работу. Не сразу она заметила мужчину, а его просто было невозможно не заметить – он сразу же бросался в глаза. Его мощная фигура, облаченная в серый костюм, который идеально сидел на нем, практически бросилась под ее машину. Елена резко нажала тормоз и ударилась носом о руль. Слава богу, что не выскочила подушка безопасности. Мужчина уже открывал дверь. Мельком осмотрев ее, он практически заслонил весь свет.
- С вами все будет в порядке, - выпалил он, сунул ей свой носовой платок, Елена сразу почувствовала запах мужского парфюма Фарингейт. Как же она любила этот аромат. – Моя машина сломалась. Моя жена рожает.
Он помог Елене пересесть на пассажирское сидение, принес молодую девушку из своего джипа стального цвета, с трудом впихнулся на ее водительское сиденье и объявил:
- Мы едем в роддом…


продолжение тут https://www.asienda.ru/post/26618/
Рейтинг поста:  +10 Не понравилось Понравилось
Новороссийск
21 декабря 2015 года
3
174






Комментарии:

Написать комментарий

Воронеж
21 декабря 2015 года
+1  
Спасибо!!!

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
21 декабря 2015 года
+1  

Курган
21 декабря 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
21 декабря 2015 года
 

Ларнака
21 декабря 2015 года
+1  
Класс! Читаю с удовольствием!

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
21 декабря 2015 года
 


Оставить свой комментарий

B i "
Отправить