Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

Другая женщина, другой мужчина/Часть 11

Другая женщина, другой мужчина/Часть 11
Часть 1 https://www.asienda.ru/post/11925/
Часть 2 https://www.asienda.ru/post/11926/
Часть 3 https://www.asienda.ru/post/11927/
Часть 4 https://www.asienda.ru/post/11928/
Часть 5 https://www.asienda.ru/post/11929/
Часть 6 https://www.asienda.ru/post/11930/
Часть 7 https://www.asienda.ru/post/11932/
Часть 8 https://www.asienda.ru/post/11933/
Часть 9 https://www.asienda.ru/post/11934/
Часть 10 https://www.asienda.ru/post/11937/

Часть 11

Ася побледнела, отшатнулась и попыталась закрыть дверь:

- Я вас не знаю, - дрожащим голосом произнесла она.

Однако Филипп не дал закрыть ей дверь, он вставил ногу и толкнул на нее. Стелла вцепилась в его рукав, тянула назад:

- Филипп, остановись, не руби с плеча, нельзя же так, - она тянула его, а смотрела в глаза Тиграну, у которого весь мир рухнул, разбился в дребезги. – Прости, - прошептала она, понимая тщетность попытки увести Филипп.

- Ася, - Тигран шагнул к жене, - о чем он говорит? – потребовал он ответа.

- Он все врет, - Ася вцепилась в руки мужа, - это твой ребенок, твой.

- Мой сын, - Филипп подошел ближе к супружеской паре, - мой сын, умирая, признался, что вы ждете его ребенка.

Ася качала головой:

- Юра не мог умереть, - она толкнула Филиппа в грудь, - вы все врете, он живой, живой, - зарыдала она.

Тигран сделал шаг назад, все еще не понимая абсурдность ситуации. Филипп же взял Асю за руки и прижал к себе:

- Не убивайся ты так, - спокойно произнес он, - уже два месяца, верно ведь? – в его голосе слышалась теплота.

Стелла прижалась к стене, став немым свидетелем происходящего. Филипп же все свое внимание обратил на Асю, женщину, которая по его словам ждала ребенка от Юры, его сына. Она посмотрела на Тиграна. Тот развел руки в стороны, а потом резко ударил стену, еще раз.

- Тигран, - Стелла кинулась к нему, - тише, подожди, не надо, - просила она.

Филипп только сейчас взглянул на мужчину, но погруженный в свое горе, смешанное с надеждой, не узнавал его.

- Я все возьму на себя, - говорил Филипп, - это мой внук, мы вместе его воспитаем. Он будет хорошим человеком.

Стелла мысленно застонала. Она знала Филиппа, тот пойдет на пролом, тем более сейчас, когда потерял все, что было у него, все. Она слегка касалась спины Тиграна, боясь дотронуться, и мечтала утешить. Стелла понимала, каково ему сейчас. Два месяца беременности. Это точно не ребенок Тиграна, он тогда еще не был у врачей, не принимал препараты, она ведь тоже не смогла зачать от него, хотя может быть у нее в тот момент не вышла яйцеклетка. Как же все сложно, так сложно, что они все оказались во мраке, не видя света, дороги, куда идти, за что цепляться.

- Я замужем, - закричала Ася, отталкивая мужчину от себя. – Я вас не знаю, и знать не хочу, - выла женщина в голос, - Юра, - имя любовника срывалось с губ.

Тигран схватился за голову, теперь он многое понимал, многое, и ее нападки, ее раздраженность, она не любила его, она страдала по другому мужчине.

- О Боже, - выдохнул он, - за что? – он уперся лбом в стену.

- Я отец Юры, Филипп, - представился мужчина.

- Не хочу, не хочу вас знать, - рыдала Ася, - Юра, - закричала она и словно опомнилась, - Тигран, - она шагнула к мужу, отталкивая Стеллу. – Тигран, дорогой, это все не правда, мы просто дружили. Я стекло ему разбила, вот и познакомились, я, я…

Тигран обернулся и схватил жену за плечи. Стелла повисла у него на руке:

- Она беременна, - жестко произнесла она, - не трогай ее, не бери такой грех на душу, - ее ногти впились в ее кожу.

Филипп схватил Ася за руки и оттащил от мужа:

- Ася, - он слегка встряхнул ее, - не отрицай, ты ждешь ребенка от моего сына, - потребовал ответа Филипп.

Тигран хотел ударить его, ударить за все, за то, что он обижал Стеллу, за то, что его сын наследил с его женой, а потом его руки безвольно упали. А зачем? Зачем? Когда жене все равно, она бьется в истерике из-за любовника, а Стелла всегда с ним, что бы не случилось, как бы он ее не унижал, она всегда выбирала Филиппа.

Сердце Стеллы колотилось так сильно, что шумело в ушах. Них живота стал тянуть – она почти целый день на ногах. Ребенок. Стелла прижала руку к животу и посмотрела на Тиграна, а если она ему скажет, скажет прямо сейчас?

- Это мой внук? – Филипп прижал Асю к стене, он требовал ответ, одновременно пытаясь ее успокоить.

- Да, - закричала Ася, - да, это Юра, Юра, - она уткнулась в плечо Филиппа, рыдая, не имея больше сил сопротивляться, врать, оправдываться.

Тигран закрыл глаза и кивнул:

- Я развожусь с тобой, - спокойно произнес он и схватил куртку с вешалки.

- Тигран, - Стелла кинулась за ним, прижимая руку к животу, - подожди, не уходи, - кричала она ему в след. – Тигран.

- И что теперь? – Ася вытерла слезы, хотя ее еще немного трясло, - у меня был любовник, у моего мужа тоже была любовница, из-за этого не разводятся, - она подняла подбородок.

Филипп немного повернул голову, словно разминал шею, а потом сжал плечи Аси, надавливая сильнее и припирая ее к стенке:

- Знаешь, девушка, - жестко произнес он, - меня не касаются твои отношения с супругом, разведетесь вы или нет, ваша проблема, у тебя тут, - он коснулся ее живота, - мой внук, это все, что у меня осталось. Ты сохранишь его и родишь, и поверь, ты это сделаешь, чего бы мне это не стоило.

В его голосе звучали стальные нотки. Ася замерла. Что-то в Филиппе было от Юрки, вернее Юрка был похож на отца.

- Ты девушка гонористая, но со мной этот номер не пройдет, - хмыкнул Филипп. – Мной не повертишь, не поиграешь. Ты мать моего внука и точка, - он взял ее за руку и провел в комнату, усадил на диван, слегка пригладил свои волосы, - прекращай разыгрывать комедию и спокойно поговорим, - он придвинул стул и сел на него верхом, облокотившись на спинку стула.

Ася вытерла слезы и посмотрела на мужчину, она поняла, что теперь все изменится, вся ее жизнь. Она сделала глубокий вздох…

…Она хватала ртом воздух. Мороз щипал щеки. Стелла выбежала за Тиграном и быстрым шагом направилась к его машине. Тигран уже завел двигатель. Она бы догнала его, если бы не беспокоилась за ребенка, его ребенка, а он убегал от нее, от всех.

- Тигран, - закричала Стелла, согнувшись. Резкая боль пронзила ее тело. – О нет, Господи, - взмолилась она, опускаясь на колени и боясь пошевелиться. – Филипп, - закричала Стелла.

Тигран покачал головой и нажал газ. Мужчина больше не повернулся. Машина юзом сорвалась с места, и он выехал со двора.

- Господи, - у Стеллы потемнело в глазах, - нет, - шептали губы, - нет.

Она стала искать мобильный в кармане, но руки плохо слушались. Тигран уехал, Филипп был занят Асей, она осталась одна, ночью посреди незнакомого двора. Страх потерять ребенка парализовал ее.

- Помогите, - слезы покатились по ее щекам. Ей стало так холодно, горько, обидно.

Во двор зашла шумная толпа ряженый. Канун Рождества. Многие сейчас стоят службу в церкви, а она на коленях в чужом дворе.

- Вам плохо? – кто-то подошел к ней.

- Да, - кивнула Стелла, - мне надо в больницу, я беременна, - плакала она, - я боюсь потерять ребенка.

- Сейчас, - незнакомец вытащил телефон, стал набирать номер скорой.

- Вот, вот, - Стелла тянула ему свой мобильник, - Владислав Петрович, ему позвоните, он скажет, что делать, мой врач.

Мужчина взял ее телефон. Мир е без добрых людей, думала Стелла, когда ей помогли добраться до такси, и тот подвыпивший незнакомец сел вместе с ней и доехалд до клиники, где ее уже ждали.

- Все будет хорошо, - произнес кто-то, и Стелла поверила, она попала в заботливые руки медицинского персонала. Сегодня Рождество, она не могла потерять своего ребенка, тем более сейчас, это ребенок Тиграна, она должна была сказать ему…

…Сказать ему о ребенке, но она не знала как. Стелла очень хотела поговорить с ним, увидеть его, но его телефон был выключен. Дома его не было. Филипп, ей пришлось попросить Филиппа найти Тиграна, но тому было не до него. Похороны сына, заботы об Асе. Поездка в Германию к жене и еще он забрал Асю к себе, настояв на разводе.

Стелла понимала его, оправдывала. Она никогда не думала, что Филипп изменится, станет таким заботливым дедом, внимательным. Он всегда был внимательным, только никогда не был ее мужчиной. Скорее участником. Как бы печально это не звучало, но она должна была признать это.

Месяц. Самый долгий в ее жизни. Стелла тенью бродила по дому, медленно, как утка переваливаясь с одной ноги на другую. Постельный режим – сказал Владислав Петрович, когда они всю ночь откапывали ее. Ночь перед Рождеством. Все радовались, встречали праздник, а она молила бога, чтобы он защитил ее ребенка и отца ее ребенка.

Звонки с работы, встречи с замами. Порой Стелла выезжала на работу, чтобы присутствовать на совещании. Была благодарна Виктору, тот заботился о ней, как наседка о птенчике.

Денис звонил часто, рассказывал о Максиме, сообщил, что он впервые произнес слово – папа. Невнятно, но сказал. Стелла смахнула слезы, катившиеся по щекам, и смотрела на елку, которую они ставили тогда все вместе. Оля была все время под наблюдением, еженедельные анализы. Стелла изредка звонила ей, и они беседовали часами, делясь своими впечатлениями.

А еще был отец и мать. Как бы не хотела Стелла, но ей надо было встретиться с матерью, проверить, как она там. Что вообще с ней. Выбрав день, когда она чувствовала себя более менее хорошо, и живот не тянуло, она вызвала такси и поехала к матери.

Сложно ощущать себя ненужной, но именно это и преследовало Стеллу всю жизнь. Она стремилась стать для каждого кем-то, чтобы ее ценили, уважали, чтобы нуждались в ней. И вот когда она практически целые дни проводила в одиночестве, Стелла очень часто вспоминала Марию Андреевну. Пыталась понять, почему мать так поступила с ней? Почему она ее не любила. Ведь она девять месяцев носила ее под сердцем, кормила грудью. Все может быть, некоторые женщины становятся жертвами насилия и рожают деток, но любят их, холят и лелеют. Это ведь и их дети.

Что же такое произошло с матерью, почему она отказалась от нее, от своей родной дочери? Она уже хотела набрать 47 на домофоне, как дверь открылась, и оттуда вышел ее отец.

Домофон издавал привычные звуки при открытии двери, а они стояли и смотрели друг на друга. Игнат тут же поправил маску. Бледный, тусклые глаза, усталый вид. Стелла вздохнула и кивнула. Игнат кашлянул, привычно отворачиваясь. Стелла отвела взгляд и коснулась его руки. Шершавой, сухой, теплой. У Игната слезы выступили на глазах, он сжал ее пальцы.

- Не надо тебе к ней, - сиплым голосом произнес он.

- Почему? – не поняла Стелла.

- Уже не надо, - он переступил порог и потянул ее за собой.

Они сели на скамейку квадратной песочницы. Игнат расположился напротив, сидя полубоком. Стелла поежилась.

- Не замерзнешь? – спросил мужчина.

- Нет, - Стелла слегка улыбнулась.

Она не знала этого человека, но он не сделал ей ничего плохого, только одарил подарками, шикарными и самыми дорогими в ее жизни.

- Это ведь ты уговорил Владислава Петровича? – спросила она.

Игнат молчал. Он взял палочку и ковырял мерзлый песок.

- Главное, что у тебя все получилось, - просто ответил он, искоса смотря на нее с жадностью, словно пытался запомнить.

- Просто скажи мне, этот ребенок от Тиграна? – задала она мучающий ее вопрос.

Одно дело предполагать, а другое знать точно. Игнат посмотрел ей в глаза:

- Почему ты выбрала этого мужчину? – спросил он. - У тебя был такой выбор, а ты взяла неподходящего кандидата.

Стелла вздохнула и шмыгнула носом, как маленькая, она обхватила себя руками:

- Почему ты считаешь его не подходящим? Думаешь, что твой внук или внучка будут недостойны твоего наследия? – насторожилась она.

- Нет, - встрепенулся Игнат, снова кашляя, отворачиваясь. – Что ты, твой ребенок – это мой внук, родной, кровинушка, все для тебя, для него, - он замолчал, потом добавил, - или нее. Глаза бы твои были у ребенка, большего мне и не надо. Счастливой чтобы ты была, здоровой.

У Стеллы защипало в глазах:

- Почему она меня так ненавидит? – спросила Стелла.

Игнат опустил голову, веточка хрустнула и сломалась:

- Из-за меня, потому что я никогда ее не любил, потому что она была вынуждена родить ребенка, чтобы, - он махнул рукой, - деньги, твоя мать всегда любила деньги.

- И никогда их не имела, - заметила Стелла.

Игнат пожал плечами:

- Я когда вышел из тюрьмы, хотел приехать к тебе, забрать тебя, но ты уже тогда выпорхнула из ее рук, - она чуть наклонил голову в сторону, - я смотрел на тебя со стороны и восхищался, как ты становилась, росла, добивалась всего в жизни. Если бы я мог, я бы от много избавил тебя, но мне надо было время все, - она замолчал.

Стелла поджала губы, понимая, что он имел ввиду. Он вышел из тюрьмы другим человеком, ему было больше лет, чем ей сейчас. У него практически вся жизнь прошла за решеткой, а теперь он сидел и смотрел на нее, не имея возможности обнять. Те прошлые события навсегда изменили его жизнь, жизнь его матери, ее самой.

- Ты знаешь, я не хочу больше об этом, - призналась Стелла, - ты правильно мне сказал, что я должна жить настоящим.

Игнат улыбнулся, пряча покрасневшие глаза. Он был так худ, болезнь пожирала его, забирая последние силы.

- И еще мне очень жаль, что у нас нет времени, - прошептала Стелла. – Я бы так хотела тебя узнать, - призналась она.

Игнат покачал головой, пряча глаза, но она успела заметить слезы, покатившиеся по его щекам. Он берег ее, берег от всего, как мог, как умел, на сколько хватало его сил. Он не пришел, потому что был болен, не беспокоил ее, понимая, что нельзя.

- Мне приятно, что ты так говоришь, - хрипло произнес мужчина.

Стелла встала, вздохнув. Она обошла песочницу и коснулась его плеча.

- Нельзя, - забеспокоился мужчина, - ты, ребенок.

- Я счастливая, - сквозь слезы, произнесла Стелла, - теперь я знаю, что бог наградил меня двумя замечательными отцами.

Она коснулась его редких, седых волос и отошла на расстояние, понимая, что он прав, что она могла заразиться, заразить ребенка.

- Ты не должна к ней идти, - произнес Игнат, у него не было сил встать, чтобы задержать ее.

Стелла остановилась и посмотрела на отца:

- Почему? – не понимала она.

- Она больна, - кивнул Игнат, - так уж получилось, что я вернул ей свой долг, - спокойно произнес мужчина.

Стелла покачнулась и чуть не упала, но ее поддержал Денис.

- Привет, что случилось? – он поцеловал сестру в щеку. – Вы мне звонили? – спросил он Игната.

- Да, - Игнат поднялся, - я позвонил, чтобы ты попрощался с матерью, я увезу ее, больше она не причинит вам вреда. Ты иди к ней, а тебе, - он взглянул на Стеллу, - тебя не пущу.

Денис моргнул. Он все еще не простил ее, но новость, что мать уезжает, уезжает навсегда, странно подействовала на него.

- Она, - Денис нахмурился. – А вы?

- Это мой отец, - ответила за него Стелла.

- Тот самый? – брови Дениса поползли вверх. Он протянул ему руку.

- Я бы этого не делал, у вас дети, - спокойно произнес Игнат. – И ты руки вымой, дочка.

Стелле дико было слышать такие слова, она закусила губу.

- Платком нос прикрой и иди, руки потом вымой хорошо, - предупредил Дениса Игнат. – А ты, дочка, езжай домой, я бы отвез тебя, да тебе лучше уехать на такси.

Однако Стелла не послушала отца. Она осталась стоять внизу. Денис было уже пошел наверх, но не решился подняться. Тогда Игнат отдал распоряжение, и через некоторое время Марию Андреевну вынесли на носилках. Денис крепко сжал плечи сестры.

- Иди попрощайся с ней, - попросила Стелла, не замечая, что плачет, - она тебе была матерью, а меня просто родила.

- Я постараюсь запомнить все только лучшее, - тихо сказал Денис, уткнувшись в волосы сестры.

Игнат махнул рукой, носилки погрузили в скорую помощь. Он в последний раз взглянул на дочь и пошел к машине.

- Папа, - закричала Стелла, выронив сумку, она хотела побежать за ним, но Денис остановил ее.

- Я люблю тебя, дочка, - сиплым голосом произнес Игнат, - живи полной жизнью, - он махнул рукой, сгибаясь от очередного приступа кашля.

Стелла успела заметить, как окрасилась его маска. Она хотела отвернуться, но не могла, стояла и смотрела, как отец садится в машину и уезжает. Уезжает навсегда из ее жизни, появившись на мгновение, но какое это было мгновение, оно согрело ее, придало уверенности, наполнило смыслом, чтобы жить дальше…

…Живи полной жизнью. Стелла бросила сумку на полку, сняла ботинки и устало присела на диван. Поездка изрядно вымотала ее, живот снова начало тянуть, в груди стоял ком, желудок урчал, но при этом ее сильно тошнило. Она хотела встать, чтобы налить себе воды, но тут же села назад, почти упала, так как в глазах потемнело.

- Ой, - вдохнула она, - как же нехорошо, - Стелла закрыла глаза.

Снова одна, опять в тишине. Ей хотелось заплакать от отчаяния, что ее охватило. Вроде бы все есть, дом, работа, ребенок, но сердце болит и ноет, душа плачет, а все из-за того, что они не поговорили. Тигран, мысленно застонала Стелла.

Как же ей хотелось выпить душистого чая с корицей, кусочком яблока, чтобы его заботливые руки укрыли ее пледом, разожгли камин, чтобы он привычно присел на подлокотник дивана… Стелла покачала головой и открыла глаза, тишина и полумрак поглощали ее. Тишина? Стелла прижала руку к груди.

Звук молотка. Она встала и быстрым шагом пересекла гостиную. Распахнув дверь, прижалась к косяку. Тигран в светлой рубашке колошматил молотком по стенам, даже там, где уже успел начать выкладывать мозаику.

Она улыбнулась, прижав руку ко рту. Стояла, смотрела на него и молчала. Сердце радостно колотилось в груди. Он пришел, вернулся. Пусть выместит всю злость и обиду на жизнь, потом все равно все починит, главное, что он здесь, в ее доме… их доме.

Тигран замахнулся молотком и остановился, увидев Стеллу, он медленно опустил молоток.

- Ты спишь с отцом, моя жена спала с его сыном, теперь она спит с отцом, мир перевернулся, - сухо произнес он.

Стелла нахмурилась:

- Ты ошибаешься, - начала она, - Филипп просто забрал Асю к себе.

- Ненавижу ее, - закричал Тигран, роняя молоток, - она живет с ним. Я видел, они целовались, - желваки ходили на его щеках.

Стелла побледнела:

- Не может этого быть, они, - она замолчала, понимая, что какой смысл ей оправдывать Филиппа, Асю, ей бы со своей жизнь разобраться.

- Отец спит с бывшей девкой своего сына, и она ждет от него ребенка, - рявкнул Тигран, у него в голове это никак не укладывалось.

Стелла шагнула к бассейну:

- Ты ее ревнуешь? - упавшим голосом спросила она.

- Он к тебе до сих пор приходит? – Тигран словно не слышал ее. – Ну конечно, он купил тебе дом, ты теперь ему должна, - он тяжело дышал, смотря на нее снизу вверх.

- Он мне не покупал дом, - пожала плечами Стелла.

- Браво, - Тигран зааплодировал, - так у тебя есть еще один, другой любовник? Это ты от него ждешь ребенка? – слова, острые как бритва, причиняли ей дикую боль. Она понимала, что он в отчаянии, но она, она тут при чем.

- Как ты можешь? – Стелла сделала шаг назад. – Что ты такое говоришь? Ты сам был рядом, видел, - она зажала рот рукой, чтобы не заплакать.

- Я видел, и я тебя ненавижу, тебя и твоего Филиппа, вы исковеркали мою жизнь. Я ненавижу твоего ребенка, - выкрикнул Тигран ей в лицо. – Я молю бога, чтобы ты его потеряла, чтобы поняла, что это такое, - он взялся за поручень, вылезая из бассейна.

У Стеллы потемнело в глазах, она раскинула руки, пытаясь найти опору. Его ненависть волной захлестнула ее, заставив покачнуться, выбив почву из-под ног. Тошнота подкатила к горлу. Низ живота скрутило так, что она согнулась, застонав.

- Нет, - прошептала она, делая шаг назад, наступая на кусок плитки, поскользнулась и кубарем полетела вниз со ступенек в бассейн. – Нет, - истошный крик, заставил Тиграна повернуться.

Он побледнел и кинулся к ней, слегка приподнимая ее.

- Нет, - кричала Стелла, прижимая руку к животу, - это твой ребенок, - обреченно прошептала Стелла, закрывая глаза, - твой, - повторила она, - и о боже, я люблю тебя, - призналась Стелла, застонав.

Тигран подхватил ее на руки. Он слышал ее, слышал и не верил. Перед глазами стоял Филипп, Филипп без рубашки, Филипп в халате, Филипп застегивающий ремень. Филипп целующий Асю.

Он положил ее на диван и уставился на свой рукав. Стелла открыла глаза и, увидев кровь на его рукаве, зажала рот рукой и отвернулась, не желая его видеть.

- Ты проклял своего ребенка, - упавшим голосом произнесла она, подтягивая ноги к гриди, - ты отказался от своего ребенка, - Стелла свернулась калачиком, чувствуя полное опустошение…

... эпилог тут https://www.asienda.ru/post/11939/

Рейтинг поста:  +3 Не понравилось Понравилось
Новороссийск
13 февраля 2015 года
69




Последние читатели:



Комментарии:

Написать комментарий

13 февраля 2015 года
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
13 февраля 2015 года
+1  

Курган
19 февраля 2015 года
+1  
Ну и дела

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
19 февраля 2015 года
 
не просто все, ой как не просто

Воронеж
15 января 2016 года
+1  
Вот это поворот........

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
15 января 2016 года
+1  
да уж...


Оставить свой комментарий