Асиенда.ру
Перейти на неадаптивную версию сайта
Опубликовала natalia_lari в группе Завалинка.

В лабиринте молчания - Часть 1

В лабиринте молчания - Часть 1
Часть 1

Лохматые лапы сосен мелькали в слегка запотевшем окне. Верхушки заснеженных Альп скрывали тяжелые тучи. Они нависали, давя своей мощью. Шум двигателя и едва слышная музыка из радиоприемника нарушали тишину, воцарившуюся в машине с момента отъезда из аэропорта. Водитель такси оказался очень тактичным, не полез с расспросами – а вы надолго? Часто тут бываете? Почему одна? Во-первых, не одна, а с мужем, который где-то тут уже снял шале с камином, в котором они должны провести несколько дней. Плодотворных дней. Во-вторых, почему она должна была что-то кому-то объяснять. В-третьих, почему в Австрию – она и сама не понимала. Зачем было улетать из Мексики, теряя драгоценное время на полет, когда все это же можно было сделать в Акапулько, в их доме на пляже, недалеко от курортного центра.

Теплый Акапулько, тяжелый чемодан, полет в одиночестве, так как ее муж зачем-то улетел из Мехико на день раньше, не встретил ее и теперь этот ужасный мороз в Альпах, она скорее понимала, чем ощущала, что чем выше они поднимались в горы, тем становилось прохладнее.

Женщина средних лет, сняв перчатки, поправила пушистую шапку, убирая выбившийся локон черных волос со лба, вновь отвернулась к окну. Зеленые глаза без искры, без огня отмечали серо-белые оттенки, окружающие все вокруг. Эта серость не только была повсюду, ей казалось, что она проникала в самую душу, заставляя сердце тревожно биться, позволяя мыслям, как иголкам впиваться в израненную душу.

Глаза покраснели, в горле запершило, хотелось расплакаться, но она сдержалась, кусая губы, осознавая, что через пару минут отпустит. Гормоны, эти ее гормоны за последние несколько месяцев изрядно портили им обоим жизнь. Матео держался, веселил ее, обнимал, успокаивал, а она порой кричала, срываясь, за что потом ей становилось не по себе, ведь ее муж ни в чем не был виноват, он наоборот – был настолько понимающим, что порой это ее ужасно раздражало или это было следствием приема лекарств. Женщина устало потерла виски, теперь ей стало жарко, нажав на кнопочку, заставляя стекло поползти вниз, она впустила морозный воздух в теплую машину.

Водитель посмотрел на нее в зеркало заднего вида, но женщина не отреагировала на его взгляд, продолжала смотреть в окно, щеки раскраснелись, по спине покатилась противная струйка выступившего пота.

- Только простыть не хватало, - едва слышно прошептала она.

Водитель притормозил и свернул с дороги. Еще пока светло, но чувствовалось, что день близился к концу, едва заметная темнота подступала все ближе и ближе, готовясь проглотить все вокруг.

Сначала она увидела вдали белую пыль, поднявшуюся столбом вверх, а потом мрачный, гул, холодящий душу, достиг их, слегка качнув машину, сорвал с ее губ легкий вздох, она быстро нажала кнопочку и закрыла окно, словно это ее могло спасти, пальцы сжали ручку двери.
- Не волнуйтесь, - подал голос водитель. – Лавину спустили, - пояснил он.

Она встретила с его взглядом в зеркале.

- Привычное дело, - пожал плечами, - это не опасно, - пояснил он.

Регина смотрела на дорогу, ожидая поскорее увидеть признаки жизни, хоть кого-то, хоть что-то, так хотелось оказаться в надежных объятиях мужа.

- Погода портится, - снова подал голос водитель. – Вот и перестраховываются. Бурю обещают, - снова напомнил он о непогоде.

Регина вздохнула. Ее это особо не волновало. Кататься она не собиралась. Шале у них был заказан, ей бы главное добраться до мужа, оставалось совсем мало времени, потом уже все это было бы бесполезно. Она не стала устраивать ему скандал – спрашивать зачем, стараясь понять, что ему тоже нужна была передышка в их бесконечной попытке завести ребенка. Секс по расписанию, уже никто не говорил о любви, все стало условностью – тест, звонок, практически без прелюдии, иногда воздержание – они следовали всем рекомендациям врача, Регина понимала, что это убивало их отношения, 20 лет брака, ни одной беременности, и вот все силы брошены на то, чтобы забеременеть, у нее овуляция, проверка стала таким привычным вынужденным делом, что она не обращала внимания на детали – какой туалет и где он находился, забежала в туалет в аэропорту, сделала тест. Овуляция, драгоценное время уходило, а она тряслась в машине где-то у подножия Альп, в то время, как телефон мужа с момента прилета оставался недоступен. Снова предательски защипало в глазах. Обида захлестнула ее. Ей так хотелось его участия, а ее дорого Матео не было рядом.

Деревянные домики – словно игрушечные выстроились в ровную линию. Машина притормозила и остановилась. Водитель достал чемодан и поставил у ступенек в кафе. Телефон пикнул. Регина тут же достала и посмотрела на экран – всего лишь сообщение о списании денежных средств. Поджав губы, она зашла в кафе и утонула в гуле голосов возмущения, раздражения, плача детей.

Ей самой захотелось расплакаться. Она могла понять многое, кроме одного - она пошла ему на уступки, согласилась поехать, отдохнуть, совместить приятное с полезным, как он сказал, смена обстановки. Регина все понимала, кроме одного – что ей теперь было делать – лавина перекрыла дорогу к шале, вдобавок ко всему обрыв какой-то линия, что-то делали, чтобы все запустить.

- Как нельзя проехать в шале? – переспросила она, ноги задрожали, и ей пришлось присесть на стул у барной стойки.

- Предлагаем вам подождать тут, пока мы что-то не решим, - попытался успокоить ее администратор. – Вы не беспокойтесь, мы всех разместим.

Размещение без мужа ее не устраивало. Она уставилась на телефон – 15 декабря 18.45. У них оставалось совсем мало времени, чтобы успеть. Оглянувшись, она хотела было встать, но в глазах помутнело. Схватившись за стойку, она вновь присела. Во рту пересохло, сердце билось, с трудом проталкивая кровь. Неприятное ощущение в левой руке заставило ее сжимать пальцы и разжимать.

- Вы побледнели, - заметил мужчина, поставив около нее ее чемодан. – С вами все в порядке? У вас один чемодан? - он сыпал вопросами, приподняв шапку повыше на лоб. – Давайте я вас отведу за столик, там вам удобнее будет, а то вас тут сметут. Идемте, - он взял ее за руку, помогая пробираться сквозь толпу.

Регина молча шла за ним, ограждаемая его спиной от раздраженной толпы. Спорить совсем не хотелось, хотя внутри нее все бушевало. Все напрасно, они снова упустили момент, в прошлый раз из-за какой-то нелепости Матео опоздал во время, в этот раз он вообще пропал… пропал?!

Регина остановилась, как вкопанная:

- Где мой муж? Что с моим мужем? – прохрипела она, освобождая руку.

- Не паникуйте, - попросил спокойным тоном мужчина, ставя чемодан в углу рядом со столиком на двоих. Как ни странно тут не было людей, все толпились рядом со стойкой, толкаясь, пытаясь узнать информацию. Он взял ее за плечи и усадил в кресло. Присел напротив нее. – Не паникуйте. Ничего страшного не произошло. Никто не пострадал.

Она смотрела на него, стараясь понять, что он говорил. Вокруг них разносился гомон разных языков. Кто-то говорил о том, что хотел покинуть базу. Кто-то куда-то уехать. Волнение отдыхающих и вежливое спокойствие австрийцев в противовес общей панике. Действия работников, слаженные, уверенные, словно это было для них обычным делом. Может и обычным, Регина пожала плечами. Настроение от паники, беспокойства, раздражение мгновенно сменилось каким-то безразличием. Она положила руки на небольшой столик. Сняла шапку, расстегнула пуховик.

- Глинтвейн? – услужливо спросил мужчина, сидя напротив нее.

Регина покачала головой – какое спиртное – она хотела зачать ребенка. Скрепив руки так, что побелели костяшки, она спросила:

- Вообще нет возможности добраться до шале? Я заплачу, - Регина смотрела на мужчину. – Хорошо заплачу, довезите меня на чем угодно. У вас же есть транспорт?

- Вы не волнуйтесь, - снова произнес мужчина, расстегивая свою аляску.

- Хватит мне повторять одно и тоже, - резко ответила она. – Я волнуюсь, и это нормальная реакция здорового человека. Мой муж в шале, я не могу до него дозвониться, его телефон вне зоны. Вы говорите там нет света. Вдруг там что-то случилось? Вы не можете быть уверены в том, что все будет в порядке! – отчеканила она. – Вы видели людей, проживающих в шале? – спросила Регина. – Вы знаете, что с ними все в порядке? Никто не пострадал? – она осеклась. - И вообще, - она кашлянула, прочищая горло, - у вас что нет генераторов?

Мужчина смотрел на нее, не моргая.

- А трассы? – спросила она, запрокинув голову. – Трассы? Матео мог кататься, - спохватилась она, готовая вскочить с кресла.

Кататься?! Она на мгновение закрыла глаза. Он мог кататься, пока она ехала по направлению к горам, он мог кататься, не теряя зря времени. Она плюхнулась на кресло.
- Я хочу глинтвейн! – вдруг выпалила Регина, выдохнув.

- Хорошее решение! – улыбнулся незнакомец, приподняв палец. – Я сейчас.

Он поднялся с кресла и пробрался сквозь толпу. Статный блондин, короткая стрижка, широкая спина. Молод, слишком молод, никакого сходства с мужем, - подумала Регина и прижала руки к вспыхнувшим щекам. О чем она только думала. Она не имела права. Нет. У нее есть муж, а она засматривалась на другого мужчину, думая о нем, как о варианте, запасном варианте.

Регина посмотрела на часы и отвернулась к окну, время шло вперед, беспощадно пожирая ее возможность. Похожий. Глаза стали грустными. Горький вздох сорвался с губ, ей лучше не думать, не думать о нем. Никогда не вспоминать, пусть прошлое останется в прошлом. Насмешка судьбы – Матео – словно клеймо в ее жизни, навсегда.

- Глинтвейн, - незнакомец улыбнулся.

- А вам не нужно заниматься всеми этим людьми? – уточнила Регина, забыв поблагодарить незнакомца.

Мужчина обернулся и внимательно посмотрел на толпу людей, кто-то из более проворных, сообразив, что дело не быстрое, стали занимать столики. А кто-то еще пытался уехать, требуя доставить им их вещи.

- Без меня справятся, - отмахнулся мужчина.

- Вас не уволят? – спросила Регина, делая глоток, решив, что от бокала теплого вина ничего не будет, ей сейчас необходимо было расслабиться.

Незнакомец внимательно смотрел на нее. Регина знала этот оценивающий взгляд мужчин, ни раз она в своей жизни подвергалась такому вниманию, порой это ей досаждало, порой она не обращала внимания. Вот и сейчас ей было абсолютно безразлично внимание незнакомца.

- Вы точно уверены, что люди из шале, что те, кто был на трассе – не пострадали? – уточнила она.
- Абсолютно, - кивнул мужчина. – Мне уже сообщили.

Брови Регины слегка приподнялись:

- Сообщили? – переспросила она, слегка наклоняя голову.

Незнакомец улыбнулся. Вот теперь она заинтересовалась им. Он привлек ее внимание.

- Да, я в курсе всего, - уклончиво ответил он. – Через несколько часов дорогу расчистят и возможно можно будет добраться до шале, - он слегка прищурил один глаз.

Регина тут же подалась к нему:

- Добраться? – тихо спросила она. – Как? На чем? Сколько именно часов потребуется на расчистку?

- Вам настолько неприятно мое общество, что вы считаете часы? – переспросил мужчина.

Регина хмыкнула и откинулась на спинку кресла:

- Сейчас меня гораздо больше интересует общество моего мужа, - призналась она. – И время работает против меня, - ее взгляд снова потускнел.

Думала ли она когда-нибудь, что все так сложится в ее жизни. Сначала они с Матео откладывали беременность, ссылаясь на молодость, потом им хотелось путешествовать, всегда что-то было важнее, чем ребенок. А потом родители Матео, ее родители стали постоянно задавать вопрос о ребенке, они прекратили предохраняться и ничего. Три года ни единого намека на беременность, ни одной задержки, ее организм работал, как часы. Полностью здорова и ничего.

- Вы так любите своего мужа? – прямо спросил мужчина.

Регина повернулась к незнакомцу. Голубые глаза, настоящий австриец. Он говорил прямо, предлагая себя. Регина смотрела на него и молчала. Мужчина частенько предлагали себя на курортах, и горнолыжный не стал исключением. Любила ли она Матео. Она старалась не задавать себе этот вопрос. Гораздо проще было прошептать на его люблю, тоже люблю, чмокнуть привычно в щеку, получить обратный поцелуй.

- Вы интересная женщина, - незнакомец снял аляску и повесил ее на спинку кресла.

- Регина, - представилась она, протянув ему ладошку.

- Михаэль, - улыбнулся он, ее ладошка утонула в его ладони. – Так значит Рейна? – уточнил он. – Королева?

Хрупкая маленькая, не смотря на резкие слова, она вызывала желание защитить ее.

- Михаэль, - повторила она, - и чем вы тут занимаетесь? – она не обратила внимание на перевод ее имени. Да и какая королева? Королевой она никогда не была, отец и… любили ее так называть, но это было так давно, словно этого и не было совсем.

- Пытаюсь соблазнить понравившуюся мне женщину, - снова прямо и довольно откровенно заявил он.

Регина вспыхнула и рассмеялась:

- Вы так уверены в своей привлекательности? – уточнила она. – Вы знаете, что у меня есть муж, однако не оставляете попытки, - она запнулась, может ей следовало не упускать этой возможности. И время то самое, когда она могла зачать… а что делать потом. Ребенок? Она хотела просто ребенка или ребенка от мужа? А если ребенок не будет похож? Что хотела она сама?

- Что вы хотите? – словно прочитав ее мысли, спросил Михаэль

- Честно? – спросила Регина, добивая теплое вино.

- Хотелось бы откровенности, - мужчина откинулся на спинку кресла, взгляд остановился на линии груди. – Знаете, почему именно горнолыжный курорт. Тут намного интереснее. А пляж, - он пожал плечами, - слишком скучно, все открыто, все на виду, никакой интриги, - также откровенно произнес он. – Мы взрослые люди. И потом, - он наклонился к ней, - муж ли вас ждет в шале?

Регина усмехнулась:

- Хотите знать, есть ли у меня любовник? Любовники? – улыбнулась Регина, ему все таки удалось отвлечь ее от грустных мыслей.

- Довольно любопытно, - признался он, заметив, что ее бокал опустел, предложил, - как на счет более серьезных напитков?

Регина поставила пустой бокал на стол и взглянула на часы. Сомнения грызли ее душу. Податься искушению и провести приятно время в компании молодого австрийца или съедать себя тем, что время уходило, и ее яйцеклетка оставалась не оплодотворенной. Она пропила третий курс гормонов, стимулируя свой организм и неужели все было зря?

- Я сейчас, - она решительно поднялась из-за стола.

Он лишь приподнял брови, выразительно смотря на нее. Она вспыхнула и покачала головой, прихватила небольшую сумочку с собой. Неужели он мог подумать, что она согласиться на интрижку в общественном туалете? А могла ли? Регина осмотрелась и двинулась в сторону указателей. Закрыв дверь, достала пакетик, стаканчик. Выполняя все механически, привычно, без эмоций. Овуляция в самом разгаре. Они могли бы успеть с Матео, могли бы. Регина посмотрела на себя в зеркало. Она была уверена, что ее муж не поехал ее встречать, выбрав катание на лыжах. Обидно ли ей это было осознание или нет, она не могла ответить. Он выбрал развлечение? Что выбрать ей: пытаться ждать время, вдруг расчистят дорогу, и она доберется до шале четы Сантос, или расслабиться в компании приятного Михаэля?

- Виски с колой, - Регина слегка повела головой, присаживаясь в кресло.

- Со льдом? – вопросом на вопрос ответил Михаэль.

Регина взяла бокал, рассматривая янтарную жидкость, оставляющую маслянистые следы на толстых стенках стакана, говорящие о качественном напитке.

- Льда здесь и так достаточно, - покачала головой Регина.

Она могла выпить. Просто выпить и добраться до мужа. Ей хотелось забыть об овуляции, бесконечных тестах, о времени, о тщетных попытках забеременеть. Забыть обо всем, побыть просто женщиной, которая нравилась мужчине.

- Настоящий сыр, - Михаэль пододвинул тарелочку с аккуратными ломтиками к ней поближе, - рекомендую вам попробовать, - он улыбнулся. - Вы голодны?

Регина сделала глоток, наслаждаясь теплом, медленно обволакивающим ее горло, спускающимся ниже. Голодна ли она – возможно, но он не в силах утолить ее голод.

- Так как на счет транспорта? – Регина поставила стакан на столик, взяла кусочек сыра.

Михаэль отпил виски и взглянул на нее поверх стакана.

- Вы твердо намерены попасть в шале к мужу? – спросил он.

- Конечно, я хочу к мужу в шале с камином и мягким ковром рядом с ним, - произнесла она, смотря ему в глаза.

Вот ведь правда, что с незнакомцами порой намного легче говорить обо всем, чем с самыми близкими и родными. Михаэль сделал большой глоток виски.

- Ковры там с большим ворсом, - мягким тоном произнес он.

- Так как мне нравится, - кивнула Регина.

Между ними возникло молчание. Он смотрел на нее, не моргая. Она спокойно выдержала его взгляд, прекрасно понимая, о чем думал, что представлял. Его право, почему нет? Она улыбнулась. Снова глоток, второй, кусочек сыра. Сыр таял во рту, оставляя послевкусие настоящего молока, давно она такой не ела, он оказался прав.

- Вы роскошная женщина, - зачем-то сказал Михаэль.

Брови Регины слегка дрогнули и приподнялись вверх:

- Вы просто так меня не отпустите? – улыбнулась она, делая глоток.

Он просто покачал головой.

- Даже если расчистят дорогу? – спросила она, допивая.

Он наполнил стаканы. Регина понимала, что ей следовало бы притормозить, легкое опьянение приятно расслабило тело. Мысли куда-то медленно отступили. Она улыбалась, щеки раскраснелись. Толстый свитер давил на шею, словно удавка, но снять его не представлялось возможным.

- Какой транспорт вам хотелось бы? – Михаэль вернулся с бутылкой виски.

Регина смотрела в окно. Фонари освещали округу, но дальше 10 метров стояла кромешная тьма. Как же там Матео в шале – без света, связи? Волновался ли он? Переживал?

- Ваш муж, - опять Михаэль интуитивно поймал ее мысли, - прекрасно понимает, что вы взрослый человек и позаботитесь о себе.

- Спать я люблю дома, - отмахнулась Регина.

Четвертый или пятый стакан виски вызвал дикое желание двигаться, не сидеть на месте. Михаэль слишком любезный, навязчивый, флирт с ним стал приедаться. Регина нахмурилась, люди угомонились, смирившись с положением, все, но не она.

- Рейна, - начал он.

- Регина, - механически поправила она его. – Так называть меня я вам не разрешала. – она даже не смотрела на него, ее взгляд замер на темноте, волнующей, пугающей, манящей.

- Я вашего разрешения не спрашивал, - парировал он. – А кому вы разрешали так себя называть? Муж? Любовник?

Регина выпрямилась. Она обернулась и посмотрела на Михаэля, но не видела его. Хриплый голос, огоньки в глазах, зеленовато-серых, не синих. Синие – австриец, молодой мужчина, не ее муж.

- Сеньора Сантос здесь? – громкий голос буквально выдернул ее из пелены ненужных воспоминаний.

Она повернулась и встала:

- Я тут! – ее слегка повело и ей пришлось схватиться за столик.

Михаэль мгновенно поднялся, придержал ее за талию и не убрал руку. Не убрала его руку и Регина. К ним тут же направился высокий мускулистый мужчина в красной аляске. Еще один мужчина – молодой, симпатичный, но совсем не тот. А кто? Кого хотела бы она в отцы своему ребенку, если бы это был не Матео? Вопрос, отозвавшийся молоточками в висках.

- Сеньора Сантос, ваш муж прислал меня за вами. Вы одна? – спросил он, осматриваясь.

- Да, я одна, - она судорожно сглотнула, осознавая, что едва стоит на ногах.

- Хорошо, - кивнул он. – Идемте. Вещи тут оставьте, - сказал он.

Регина посмотрела на чемодан.

- Куда, Мануэль? – голос Михаэля стал резким.

- Мы едем в шале, сеньор Михаэль, сеньор Сантос прислал меня за его супругой, - отрапортовал Мануэль. – На снегоходе можно проехать.

Регина улыбнулась – сеньор Михаэль. Почему-то сразу вспомнилось – вас не уволят? Конечно, не уволят, его не могли уволить. Уволить мог он сам. Снегоход. Ее глаза заблестели – это уже начинало ей нравиться. С мускулистым и молодым в ночь.

- Снегоход пройдет? – уточнил Михаэль, надевая аляску?

- Да, только снегоход и пройдет, - кивнул Мануэль. – Пока больше никак. Генератор умер, - уже более тихим голосом сообщил он.

- Хорошо, я сам отвезу сеньору, - Михаэль посмотрел на чемодан, - придется сеньора вам обойтись сегодня без ваших вещей. Надеюсь, что это не станет проблемой? Утром мы доставим вам все в целости и сохранности.

- Никаких проблем, - отмахнулась Регина. – Одежда мне сегодня точно не понадобится, - выпалила она и направилась к выходу, оставив мужчин пялиться на ее спину.

Внутри нее разгорался огонь. Мороз на улице, пожар внутри. Ей хотелось любви, просто любви, без условностей, без тестов, просто так, а не потому что это было нужно, чтобы зачать ребенка. Просто любви мужа.

- Вы всегда так прямолинейны? – Михаэль подошел к ней, на ходу застегивая аляску.

Регина подняла лицо к небу, пытаясь увидеть звезды.

- Их нет, сегодня нет, тучи все скрыли, - Михаэль держал ключи от снегохода, припаркованного у входа кафе.

- Какая жалость, говорят, что в горах звезды ближе, - прошептала она. – Она практически рядом.

- Вы знаете, что я совсем не хочу вас везти к мужу, - признался он.

- Придется, - улыбнулась Регина, смотря на него, - вы же не доверите меня своему работнику?

- Нет, королеву я доставлю лично! – Михаэль жестом пригласил ее к снегоходу. – Значит 13 шале.

- Везите меня к мужу, я соскучилась, - мороз слегка остудил ее пыл, позволяя немного протрезветь, и в тоже время беспокойство отступило. Кровь бежала быстрее. Губы расплылись в улыбке.

Снежные лапы сосен, где-то там в темноте верхушки заснеженных Альп, она словно в сказке, можно все. Можно просто жить. Она обняла Михаэля за талию.

- Держитесь крепко, - попросил он.

- А вы точно уверены в том, что довезете меня? – спросила Регина. – Вы ведь выпили, - напомнила она.

- Поверьте, - Михаэль завел двигатель, - нас не оштрафуют.

- Сейчас это меня совершенно не волнует, - рассмеялась Регина.

Приятный, но не очень парфюм. Ему бы нотки муската, убрать сладость.

- Вы пахнете приторно, - прокричала она, стараясь перекричать шум двигателя.

- Что? – снегоход слегка вильнул.

- Вам нужен другой парфюм, этот вам однозначно не подходит, - продолжила Регина.

- Никто еще не жаловался, - с какой-то обидой произнес Михаэль.

- Не волнуйтесь, - вернула она его слова, - это поправимо, - она похлопала его по плечу и чуть не упала.

- Держитесь! – закричал Михаэль,

Регина рассмеялась в голос, отклоняясь и держась за него. Шапка слетела, черные волосы рассыпались по плечам. Холод щипал щеки, морозная пыль колола глаза. Ямки, сугробы, повороты. Сердце колотилось в груди, во рту привкус виски. Тонкий луч фонаря вырывал из темноты лапы сосен. Она прижалась к нему ближе. Она позволила себе обнимать его. Прижиматься к нему. Почему нет? Сильный мужчина, правда совсем не в ее вкусе. Легкость. Как же давно она не чувствовала себя такой свободной, свободной от всех мыслей. Жизнь – так вот как она пахла, так вот какая она во всем своем вкусе, с легкой горчинкой, приправленная перчиком.

Она должна была бы протрезветь, должна была бы стать серьезнее, но она чувствовала легкость во всем теле, пропала тяжесть, так сжимающая голову. Исчезла грусть, съедающая ее изнутри.

Сколько они ехали, она не заметила, просто в какой-то момент вместо сосен появились домики, сначала один, потом второй, третий. Она считала про себя – тринадцатый.

- Вы на месте, - объявил Михаэль, заглушая двигатель.

Регина медленно разлепила руки и слезла со снегохода. Тут же упала назад, приземлившись на пятую точку. Михаэль не сделал попытки помочь ей. Просто смотрел на раскрасневшиеся щеки, святящиеся глаза, смотрел, как она зашлась в приступе смеха.

- Уходите, - взмолился он, - иначе я вас просто украду.

Регина смеясь, покачала головой:

- Не посмеете, - сквозь смех произнесла она и попыталась подняться, но ноги разъезжались, подошва ботинок скользила. Снова упала, зачерпнув снег ладонь, она бросила в него мягкую белую вату, которая не способна была долететь до Михаэля, рассыпалась между ними.

- Идите, - низким голосом попросил он.

Регина вдохнула полной грудью. В волосах появились льдинки. Бедра кололи иголками – кровь бежала по венам, обжигая ледяную кожу.

- Сюда? – она указала на деревянные ступеньки и дверь.

Он просто кивнул, зачарованно смотря на нее.

- И не завидуйте моему мужу, - Регина отвернулась от него и встала, раскинув руки в стороны, побрела к ступенькам.

- Я завидую не только вашему мужу, - отозвался Михаэль.

Регина обернулась, приподняв бровь, и рассмеялась, оставив его без ответа. Пусть, что хочет, то и думает. Его право. А у нее есть свое – она безумно хотела любви. Любви без условностей, любви не по графику. Любви просто так, потому что бурлила кровь, потому что она испытывала обыкновенно желание. Она хотела мужчину.

- Матео, - позвала она, толкнув дверь, ступила в темную комнату.

Он ее не встречал, но она и не собиралась на него обижаться. Не время. Он хотел время для них двоих. Он оказался прав – они давно не позволяли себя просто побыть вдвоем. Она прошла по темному коридору, толкнула вторую дверь и зашла в комнату. Глаза уже привыкли к темноте. Луч света от прожектора снегохода мелькнул в окне, освещая комнату на какое-то мгновение и исчез, погрузив снова все в темноту. Ей хватило этого мгновения, чтобы разглядеть камин, приоткрытую дверь и разобранную кровать.

Матео спал. Регина улыбнулась. Имел право. Он тоже человек. Перчатки полетели на пол. Пальцы дернули пуговицы пуховика, и он упал едва слышно, глухой стук, и она почувствовала прохладу даже через теплые носки. Улыбка блуждала на ее губах, пока она освобождалась от одежды, кожа тут же покрывалась мурашками. Он согреет ее. Матео ее согреет, она была в этом уверена.

Шлепки босых ног, она остановилась около кровати, пытаясь рассмотреть мужа. Он спал, не укрывшись, полностью обнаженный, он ждал ее – улыбнулась Регина. Она наклонилась, волосы упали, коснувшись его груди. Там, куда упали волосы, тут же опустили ее губы, матрас слегка прогнулся, когда она встала коленями на кровать. Холодные пальцы, горячая кожа мужа. Она покрывала его тело поцелуями, опускаясь вниз.

- Ммм? - услышала она хриплое мычание, пальцы мужа запутались в ее волосах, одобряя ее.

Она ласкала его, он стал больше или ей просто показалось, мелькнула мысль и тут же утонула в мужском стоне. Он рывком поднял ее, опрокинул на кровать и тут же вошел, не намереваясь больше терпеть.

- Матео, - вскрикнула она, ахнув от неожиданности.

Он замер на мгновение. Она чувствовала, что он всматривался в нее, а она пыталась привыкнуть, он заполнил ее полностью. Легкие неприятные ощущения сменились пульсацией внизу живота, она впилась ноготочками в его плечи, запрокинула шею. Он все еще медлил, нависнув над ней. Он явно стал больше, или они просто не были давно, давно – это сколько? Две недели?

- Рейна, - едва слышно прошептал он.

Мурашки выступили на ее коже. Сердце кольнула острая боль. Ей просто показалось. В ушах зашумело. Показалось на мгновение.

- Матео, - она приподнялась, ища в темноте его губы, - Матео, - шептала она, желая забыться, желая стереть из памяти, - люби меня, - попросила она. – Просто люби. Забудь обо всем, - молила она.

Регина коснулась его сжатых губ. Щетина впилась в нежную кожу щек. Он не брился. Непохоже на него. Его пальцы впились в ее плечи, он вдавил ее в кровать и слегка отстранился. Она протестующее застонала, потянула его на себя.

- Матео? – она не понимала – почему он медлил. – Матео.

Он медленно опустился, зарываясь лицом в ее волосы.

- О Боже, - взмолилась она, наконец-то он стал пользоваться парфюмом, который она подарила ему. Как же вкусно он пах.

- Рейна, - снова этот хриплый шепот. – Рейна, - волна мурашек выступила на коже, внизу живота теплая волна кружила свой танец.

Он был в ней и не двигался. Он просто вдыхал ее аромат, пальцы сжали бедро, не церемонясь, явно оставляя синяки, приподнял ее ногу, устраивая ее по удобнее, сначала едва заметное движение, сорвало с ее губ полувздох, она никак не могла привыкнуть. Да что же было не так – не понимала она. Ее муж. Ее Матео.

Его губы коснулись ее шеи. Он не поцеловал, он укусил, и тут же прижался губами, стирая след зубов.

- Матео, - воскликнула она. – Матео.

Он рыкнул и задвигался, унося ее в танец страсти, уже не церемонясь, впился в ее губы крепким поцелуем, он брал и отдавался весь, срывая с ее губ стоны. Дыхание вырывалось с трудом, кожа горела огнем, только что ей было холодно, а сейчас ее кожа плавилась под его ласками. Яростный выпад, она закатила глаза, слеза выступила на ресницах, скатилась по щеке. Он упал на нее, зарываясь лицом в ее волосы. С распухшие губ сорвался стон.

Она едва могла дышать, постепенно приходя в себя, смотрела в темный потолок. Такого она уже давно не испытывала. Может им почаще надо устраивать такой отдых? Она гладила его спину, проводила руками по волосам, испытывая невыносимое желание касаться. Она хотела любви – и получила ее. Он пошевелился и перевернулся вместе с ней, слегка приподнял и начал движения. Регина ахнула, она не ожидала второй порции так быстро, приноровившись к его движению, коснулась его рук, сжимающих ее бедра, помогающие ей, направляющие. Она наклонилась к нему, чтобы поцеловать, укутала их лица своими волосами. Коснувшись его губ, она позволила ему снова завладеть ситуацией, опрокинув ее на спину, он задвигался сильнее, яростнее, кровать заскрипела под ними. Стоны смешались, в этот раз он удержал своей вес на руках, давая ей возможность дышать.

- Матео, - Регина подняла руки и коснулась его волос. – Ты меня удивляешь, - призналась она.

- Ты тоже удивила меня, Рейна, - хриплый голос заставил ее руки упасть.

Она открыла рот, чтобы закричать, но ничего не получилось. Она просто беззвучно открывала рот и закрывала, пытаясь рассмотреть в темноте лицо. Сердце готово было выскочить из груди. Она уже не притягивала его к себе, просто держалась, чтобы не упасть… куда падать? Она лежала на кровати. Падать было некогда.

- Ма.. Матео? – прошептала она.

- Здравствуй, Рейна, - он скрипнул зубами. – Сюрприз удался на славу.

- Я, я, - она никак не могла сложить все кусочки пазла. – Я думала, - она запнулась, - я приехала к мужу, - она толкнула его в плечи, пытаясь освободиться.

Ему это однозначно не понравилось. Одним движением он пригвоздил ее к кровати.
- Ты забыла добавить к бывшему! – произнес он, склоняясь к ней. – И зачем я тебе понадобился? – спросил Матео, с шумом вдыхая ее аромат, шевеля ее волосы. – Я хочу знать, Регина Сантос! Я требую ответов!


продолжение тут https://www.asienda.ru/post/55229/
Рейтинг поста:  +19 Не понравилось Понравилось
Новороссийск
13 января в 12:17
1
314






Комментарии:

Написать комментарий

Йошкар-Ола
13 января в 18:40
+1  
Спасибо за интересный рассказ, с нетерпением жду продолжения

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
13 января в 23:06
 
Продолжение будет завтра

Ларнака
13 января в 23:06
+1  
Наташенька , здравствуй, моя хорошая. Как давно я не читала твои рассказы! И этот захватил меня с первых строк. Горю нетерпением что же дальше? Сама начинаю придумывать, мечтать, фантазировать что будет дальше. Если совпадет, будет буря чувств. С новым годом! Всего тебе самого лучшего.

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
14 января в 0:16
 
Здравствуйте, Любовь Александровна
Я к сожалению очень давно не писала ничего
Рада, что вам понравилось мое творение с первых слог очень-очень приятно
И вас с новым годом, всех благ
Все только начинается, будет более 20 частей так что с героями мы на долго

Нижневартовск
15 января в 5:36
+1  

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
15 января в 7:49
 

Москва
15 января в 18:31
+1  
Неожиданно... Кто же это там её встретил?

natalia_lari (автор поста)
Новороссийск
15 января в 21:15
+1  


Оставить свой комментарий

B i "
Отправить